научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/vodonagrevateli/uzkie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сквозь дурно пахнущее облако пара я увидел, что Шос не обмяк, среагировал, - начал лихорадочно рвать замок привязного ремня на животе. Я осторожно, не касаясь краёв Знака, просунулся в кабину - я хотел рассмотреть лицо землянина. Я хорошо рассмотрел его лицо, оно врезалось в мою память. Кривая ухмылка - прилипшая и засахарившаяся, когда раскололся и взорвался "Черняков". Кабина была вся уделана кровью четырёх человек. Пластиковые пакеты не дают гарантии от загрязнений.
- Покорми моего брата, - сказала Ночь.
Утро как бы и без моей помощи пришёл в мою левую руку и проснулся. Я был быстрый - слишком быстрый даже для собственного восприятия.
Утро был лимонно-жёлтый, с искристым сердцем в пяти сантиметрах от линзы излучателя. Я ввёл Утро в переносицу Ска Шоса. Голова Ска Шоса лопнула от жара буквально через мгновение - для меня, но Шос умирал полную тысячу лет.
Я вернулся на Эдем. Ночь закрыла занавес, Знак стАял. Облако пара рассеялось, выпалось из себя мелким серебром. Как я позабыл про Дейнеко! Но я позабыл.
- Доброе Утро, - сказал я ему и выключил его.
- Добрая Ночь, - сказал я ей и выключил её.
Ноги мои подкосились, и я упал на снег…
Френч Мучась, лучший бывший первый пилот на Трассе, на "Кругозоре" появился над трупом "ОК" и отыскал меня, когда я лежал без сознания. Я много видел в жизни и смерти, но вот управляемого с рук нисхождения из полуримана на грунт тяжёлой планеты тэкаэсом - я не видел. Без сознания я был.


put-out (attmpt 3)
Аб жалел об этом безмерно.
ПРИЛОЖЕНИЯ К 5.х
file 5a:
created: unknown
subject: unknown
author: unknown
txt: ходовые огни - в положении "капитан на мостике", а я полулежу напротив огней в "капюшоне". Девять лет назад я покинул подсудную мне планету. "Капюшон" отстоит от капитанской приборной колонки так, что голые ноги мои с полным удобством располагаются на подлокотнике правого сегмента пилотской консоли (градусов на тридцать севернее оси хода), а голой спине, голой заднице и мытой шее упруго и плотно - "капюшон" у меня всегда надут на полный ход; я на мостике, я капитан, и я курю, пуская дым поверх висящей у подбородка чашки, на треть наполненной степлившимся кофе со льдом; на животе у меня текст-программер, я бог всех волшебных ламп. Я мог бы диктовать, но спешить мне никогда некуда, и я печатаю пальцАми.
Мне, пожалуй, хорошо. Разве что локти упираются в над-локотники - из-за клавиатуры, - а регулировать "капюшон" девятый год уж как мне лень. Вероятно, именно такое времяпрепровождение и расположение голых и мытых членов в пространстве наиболее мне эндемично, и, выходит, желать превосходящего - означает - единственно и только - гневить бога всех миров. Мне действительно хорошо. Только локти упираются.
Слева от меня звезды, а правый экран я давно отключил от внешней оптики и смотрю по нему то кино, то старые телевизионные программы, а сейчас на нем белые на синем буквы, происходящие от текст-программера в старой доброй редакторской среде WORD-7. Помню, когда я регулировал комфорт рубки, оказалось, к моему удивлению, что ходовые экраны имеют жесткие прямые подключения, без возможности дистанционного редактирования, два раза я выходил наружу с ключами, лазерными паяльниками и мотками световодов, и, как матрос с кистями и ведёрками, свисал с кран-мачты над вскрытым пакетником, путаясь в схемах… Додумался неведомый конструктор неведомого КБ, как проводить провода… Поскольку удовольствия от ползания по борту звездолета в спецкостюме, да еще при постоянном ускорении ноль один один, я не получаю давным-давно (я, прямо скажем, не Юр-ковский Владимир Сергеевич покойный) - правый экран вряд ли в обозримом будущем заработает обратно, как ему по штатному расписанию полагается - вовне корпуса… Впрочем, я тут и расписание, и штатное, и я именно тот, кто его, расписание, расписывает, штатит и расчерчивает в таблицу на два листочка… Один я среди звёзд, Великий и Ужасный, и мне всё еще, девятый год как, хорошо. Звездолёт идёт себе, стелется мантией, ветрила давно остыли, рулевые пакеты приморозило к корме… когда там осенит меня ускориться или свернуть? - даже я сам не знаю… И по оси хода у меня хорошо - пусто, года на четыре вперёд пусто… покой и скорость, я иду без ста единица в направлении Краба, занимаю себя чтением, здоровьем и той сладчайшей жутью одиночества, что привлекает меня в мире пуще всего самого остального - стократно. Сегодня среда, ноябрь. Моя жизнь покойна и бессмысленна.
Осознание и полное приятие бессмысленности моей жизни - лучшее, что могло со мной произойти за все времена. "Люблю, ибо бессмысленно!" - старикашка, конечно, был прав; да чтоб я сдох, если есть и нужно нечто более того. Люблю - зачем? Но однажды я вдруг ответил на этот вопрос - хорошо ли, плохо, долго ли, коротко, - но ответил раз и надолго (уж не зарекусь - что навеки); не вижу, почему благородный дон не может совершать в покое и одиночестве творческий процесс низачем, не задумываясь, ни для кого, - в конце концов о людях пусть думают люди - от любви к, без зачем.
А у меня здесь и некому со мной спорить. Разве только ки-берпилот разговаривает, но он мой друг. Разве что призраки моих друзей и женщин, но им меня на спор не подбить, ибо каждому свое, "вы выбрали сытый бунт, благо вам, чего на меня-то набрасываться?" Да плевать мне! - эта змея иссохла: моё честолюбие, сколько бы его ни было, удовлетворено вполне и, похоже, на ближайшие века.
Ах ты, блин-малина-водолаз, что за хвилософ средь Млечного пути! Вот тебе кофе глоточек. Вот тебе свежая сигаретка. "Красиво, правда, Джо-Джим?" - "Что "красиво?" - "Звезды… Конечно. На душе от них лучше становится…"
Вот суточный отчёт прошёл на штурманский стол. Сутки у меня земные, средние. Я ни пса не понимаю в математике, но киберпилот у меня отменный, терпеливый и приучен настройкой показывать мне ситуацию на квадратной голограмме, то есть буквально как бы на пальцах… Впрочем, в ближайшие года два отчёт останется неизменным; впрочем, хватит уже Йона Тихого из себя строить… впрочем, почему - нет? раз пустой бочонок из-под кислорода - под рукой, и к тому же я очень люблю рассказывать всякие истории?
Слушайте, вот что раз было: (…)
конец цитаты
put-out (attmpt 4)
- Капитан! - услышал Аб. Аб выключил "персонал". Блэк-Блэк не входил в палатку, заглядывал в щёлочку, оттянув край мягкого люка.
- Капитан? - повторил он зов.
- Я с вами, мистер Хендс, - ответил Аб. - У вас всё в порядке? У Мегасопелла?
- ОК, капитан. Вы надолго ещё заняты?
- Нет. Я закончил. Следует провести рекогносцировку, мистер Хендс.
- Прикажете мне?…
- Разумеется пойдём все, мистер Хендс. "Чайковский" - большой корабль.
- Я снаружи, капитан.
- Подождите, мистер Хендс. Скоро будет тяга. Приготовьтесь. Момент на полчаса.
- Aye, капитан.
Через полчаса, в вернувшейся невесомости, Аб протёр тело несколькими салфетками, надел новое бельё, вскрыв пакет, и надел мундир. Мундир хранился все годы под спальным мешком. Сохранились даже строчки на рукавах кителя. Только дурацкая эполетина на левом плече почти оторвалась. Но сохранить её стоило и здесь, под проксимой Центавра, хотя бы в память о Расе. Аб подклеил эполетину скотчем - на какое-то время. Влез в портупею, проверил флинт. А где пилотка? Он не помнил. Пилотка отыскалась в сундуке, под первой пачкой рукописей Судьи. На правое плечо пилотку, под погончик. Аб достал из сундука кофр с мечами. Открыл его. Огладил рукояти. Бархат внутренней обивки кофра совсем уже истёрся, надо бы заменить… - не впервые подумал Аб. Утро Аб подвесил к поясному ремню, как всегда. Ночь осмотрел тщательней, попробовал пальцем предохранитель. К сердцу Ночь, под мундир. Потом Аб повесил на шею печать, к голой коже, под мундир же, печать коснулась шрама против сердца, почувствовала Ночь - и запела. Камень. Аб сунул указательный палец в оправу, поглядел сквозь камень на догорающий люминофор, вставил камень его в оправу. Закрыл сундук, запер его и выбрался из плащ-палатки в наркобокс.
Блэк-Блэк занимался Мегасопеллом. Мегасопелл весело сопротивлялся. Аб поспешил на помощь и силы сравнялись: на стороне Мегасопелла была невесомость. Наконец удалось вставить контакты в затылочные клеммы. Блэк-Блэк держал Лема, облапив его, как паук муху, а Аб включил оконечник. Мегасопелл начал сопротивляться невесело, всерьёз. Но две минуты настройки кончились, пришедший в себя лейтенант сам помог повесить оконечник в сумке к себе за спину, а "звучки" - прикрепить к нагрудному карману.
- Привет всем, - сказал он детским голоском, опробуя войс. - Привет, Хендс, старина, здравия желаю, сэр! - сказал он воркующим женским голосом.
- Мы тоже рады вас видеть, мистер Мегасопелл, - сказал Аб, вытирая пот. - Сегодня ваш мертвец был в ударе.
- Он соскучился по игре, - сказал Мегасопелл. - Хендс, он тебе нос разбил.
Блэк-Блэк как раз закончил затыкать себе ноздрю одним тампоном и тыкал другим в пульсирующие в воздухе капельки крови, собирая их.
- Иди ты… в неё… - сказал он. - Оба вы.
- Не примет ли капитан твои слова на свой счёт! - с укоризной проговорил Мегасопелл.
- Посерьёзней, лейтенант, - сказал Аб. - Посерьёзней. Нас ждёт не очень приятная работа. Вы нам поможете? Или лучше…
- С вашего позволения, сэр, - "или лучше", - сказал Ме-гасопелл. - Понимаете…
- Мистер Хендс, - сказал Аб, кивнув Мегасопеллу: "ОК, лейтенант". - Надо идти.
- Сэр, - попросил Мегасопелл. - На "Чайковском" сейчас почти три тысячи тел. Многие - активны. Не лучше ли будет… э-э… проветрить шипоносец. Мы легко можем потратить пару танков аргона. Наддуем до без четверти один и разинем огра-ничники - хотя бы в жилом корпусе.
- С удовольствием согласился бы с вами, - сказал Аб. - Но, во-первых, мы теряем уже имеющуюся атмосферу, и, во-вторых, процедура есть процедура. Поверьте… поверьте нам с Блэк-Блэком: нам видней.
- Что ж… - сказал Мегасопелл. - Тогда я вам посвечу. - И он поплыл к унимодулю, завис над ним, бросил с пояса к пайоле стропу, пулемётно затарахтел тактой. - Готов сопровождать вас, капитан, Хендс.
- Проверьте оружие, мистер Хендс.
- Готов, капитан.
- И всё же, - настойчиво повторил Аб, снова проверяя флинт, проверяя, как ходит в ножнах стропорез. Разбудил Утро. Меч запел. Мегасопелл сразу обернулся. Аб сделал салют, расслабил локоть, чтобы по отдаче от клинка почувствовать, насколько Утро сегодня жив. С благодарностью выключил светлый меч, разбудил Ночь. Ночь, хоть и была сыта, - но сразу же покосилась в сторону Блэк-Блэка. "Добрая Ночь, добрая!" - шептал Аб, прогуливая Ночь в салюте, промахивая Ночь начертанием Знака в пространстве, стиранием Знака - лаская Ночь…
- Мурашки по коже, - сказал Мегасопелл. Блэк-Блэк, держась от Ночи подальше, аж из-за купола дальней "кормушки" звучно на весь отсек сглотнул.
- Добрая Ночь, - сказал наконец Аб. Чёрный клинок погас. - Форвард, мистер Хендс?
- Форвард, сэр. Надеюсь, Ночь нам не понадобится.
- Кто знает.
Мегасопелл открыл им входной шлюз. Блэк-Блэк вышел в коридор, и тут же в грудь ему вцепилась обсля в форме младшего офицера. Аб заметил, что передние зубы у неё раздроблены - что-то стальное она пыталась перегрызть, какую-то магистраль, наверное. Дверь шлюза моментально завалилась: Мегасопелл, знавший многих и многих на "Чайковском", берёг нервы. Правильно, подумал Аб. Должен же быть у меня кто-то, никогда никому низачем не резавший головы. Блэк-Блэк тем временем переломил убитой руки, просунул их в ближайший поручень и оттянул, замыкая обслю в капкан.
- Чёрт возьми, мистер Хендс! - сказал Аб. - Этак все три тысячи побарывать…
- Не думаю, сэр. Тихо, тихо, моя, сейчас я тебе, голуба, помогу… Шейку прямо держи… Не больно, не…
- Мистер Хендс! - сказал Аб резко.
- Я, сэр.
- Посерьёзней. Она была человек.
- Copy, sir.
- Мегасопелл.
- Здесь… Вы уже всё с Еленой?
- Вы знали её, да, лейтенант? Мне жаль. Держите себя в руках. Вы проверили датчики движения?
- Думаю, меньше пятой экипажа шевелится, сэр. В центральных диспетчерских - вообще никого, хотя тел много. Думаю, многие просыЄпались, сэр. Надеюсь.
- ОК, я тоже надеюсь. Нас не ждите, реанимируйте шипо-носец. Когда-то я умел реанимировать звездолёты… И гляньте в Космос - вот сейчас - Форта не видно?
- Видно. Я не успел сказать. Две и одна единицы от нас.
- Холодный Форт?
- Не понял, сэр.
- Радио, теле, НРС?
- Извините, сэр, я так быстро не могу с унимодуля сделать всё на свете, - сказал Мегасопелл надменно. - Со всем уважением, но.
- ОК. На связи. Посвечивайте нам. Идём в центральные диспетчерские. Работайте. Простите, что напоминаю вам, Мегасопелл, - но не прикасайтесь к моему кресту и не заходите в плащ-палатку. Хоть вы и не женщина, но я - самый настоящий Синяя Борода.
- Капитан, я смещён, но не безумен. Вы мне сегодня уже показывали Ночь. Спасибо. Я совершенно проснулся.
- Рад за вас, лейтенант. Хендс, может, сразу запустим десятку БТ в отсеки? Пусть просыпавшихся собирают.
Хендс, привязывая ещё кривящую гримасы голову к поясу обезглавленного тела (чтобы не ловить её потом), пожал плечами.
- Я не возражаю. Хотя предпочёл бы лично и просыЄпавшихся потыкать.
- У вас будет возможность. Форвард, мистер Хендс.
И они отправились в страшную экспедицию по захваченному ими способом страшным ("ужасным" - сказал бы Мерсшайр) шипоносцу "Пётр Чайковский", меньше пяти средних часов назад сошедшему в риман системы проксимы Центавра - всего в четырёх световых годах от Солнца. Сегодня мы не закончили чтение мемуара капитана Хобо Аба вполне, но вы уже немного знаете меня, а я уже немного знаю вас, и я обязательно дам вам возможность закончить чтение истории, прерванную старшиной Блэк-Блэком точно на середине; теперь, когда мы познакомились, я не могу заставить вас ждать долго; поверьте, не успеют капитан Байно и старшина мистер Хендс очистить звездолёт от "посмертно активных", - мы снова встретимся с вами и побеседуем, и почитаем, как нестарые, но - знакомые.
ЛПК-2 - Москва - ЛПК-2
2005
put-out





1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 https://decanter.ru/champagne/white-semi-sweet 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я