научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/boksy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


subject: рабочее собеседование
участники: ххх
audio: -…и предположить не могли.
- Нет, Ганимед. Могли. И предполагали. Тебе надо освежить память. Я не поленюсь вспомнить и назвать тебе необходимые файлы.
- Стоп, Нераз. Стоп. Сообщение резидента тебя убеждает?
- Да, выглядит убедительным. Думаю, Ска Шоса необходимо будет немного почистить под гипнозом.
- Даже так ты считаешь? Возможно, действительно нужно… То есть убедительно у резидента получается. На Тройке - активные аномалы. Соглашаемся оба.
- Да. На Тройке - активные аномалы. Соглашаемся оба.
- Что мы знаем об аномалах?
- Они категорически не желают нашего контакта на Четвёрке.
- Да. И они знают, как нам помешать.
- Мы это предполагаем.
- Нет, Нераз, не так. Они знают как нам помешать, они желают нам помешать, они готовы нам помешать и они нам помешают, едва поймут, что мы пошли на контакт. Они ждут повода. Повод мы им даём. А что нам остаётся? Нельзя же пожарить картошку, её не выкопав. И я тебе скажу: не дадут они нам её выкопать… Вот так, как тут мы собрались в огород.
- Возможно, они и маги, но они не боги…
- Ты о чём?
- Время. Им ведь тоже надо собраться с мыслями, подготовить контроперацию…
- Предлагаешь разбомбить Тройку?
- Было бы славно! Но пороху не хватит. "Черняков" - не "Чайковский".
- Что нет, то нет… Так о чём ты?
- Меняем план десанта. Чего ты вылупился, не пугай меня. Меняем план десанта.
- По тому твоему безумному варианту что ли?!
- Да.
- Хм… Положение наше таково, что мне, раз ты вносишь предложение… официально, Нераз?
- Да. Абсолютно. Под запись. Помечаю.
- Пометил и я… Раз так, то я обязан рассмотреть предложение и поддержать-воспротивиться. И, если я против, - всё решает монетка.
- Я могу набело, под обстоятельства, аргументировать свою позицию.
- Слушаю тебя.
- Всякий раз, когда мы даём противнику время, - противник выигрывает. Он, противник, не делает ошибок, не боится крови, обладает аномальными возможностями. Наши мёртвые начинают убивать наших живых. Луна, база Хасбанд, проксима Центавра, Старая земля Марс-Второй. Покамест мы смогли выявить одну слабость противника. Он всегда играет чёрными. У нас всегда преимущество первого хода. И, на мой, тебе хорошо известный взгляд, мы всегда упускаем наше единственное преимущество. Потому что боимся рисковать. Вдруг, мол, мертвецы придут и за нами, руководителями. Осмелюсь напомнить, уважаемый Ганимед: длить Трассу - у Земли силёнок больше не хватит. Висим на волоске, Ганимед. Не пора ли перестать лелеять тонкие власы наших задниц, землянин? Да, можем здорово попалиться. Да, можем не улететь отсюда никогда. Но, Ганимед: история контакта не знает ни одной допущенной противником ошибки. Мы медлим - они выигрывают.
- Хорошо, под запись: твой план.
- Радикализация "Каплуна".
- Красиво! Продолжай.
- Средство доставки, грузовоз "ОК" в течение часа начнёт нисхождение из полуримана. Есть время и есть возможность отозвать программу полёта и заменить её другой. Первоначальная программа предполагает схождение грузовоза в район Четвёрки, выход на экваториальную орбиту, соединение с орбитальной станцией Птица-вторая, переход десанта на шаттл и - собственно десант. Я предлагаю произвести сброс марсианской группы на грунт Четвёрки грузовозом, подчёркиваю: грузовозом, космическим аппаратом "космос-космос". Потери: самый грузовоз, экипаж грузовоза. Выигрыш: время. Мы уроним грузовоз в атмосферу над зоной наземной цели, то есть над непосредственно ЭТАЦ. Реанимация десантников пройдёт уже на грунте. Они смогут обследовать комплекс и совершить контакт за, максимум, два-три часа.
- ОК, но тогда мы оставляем их без телеспутника. Ведь сводим грузовоз в атмосферу.
- Рискуем. У них два ПРО - один точно достанет до Города с грунта.
- ОК, а как мы потом хобо снимем с грунта?
- Немедленно "Черняковым" идём к Четвёрке, Птицу-Вторую берём под контроль. Там есть адаптированный к работе с Четвёркой шаттл, "Нелюбов". Шос после второго своего отображения будет не в форме, но мы с тобой неплохие пилоты. Соприкосновение с грунтом минимальное - выдержим. У меня часовой резерв, у тебя - почти трёхчасовой.
- Так… Возможно, играет. Но. Нам нельзя выходить с десантом на связь…
- Понял тебя. Да. Нельзя. До контакта - нельзя. Здесь у нас основной риск изменения регламента миссии. Но, ё-моё, они должны сообразить ситуацию. У меня неплохие впечатления от общения с Рукинштейном и… этот… историк-диссидент…
- Мерсшайр.
- У него с мозгами тоже неплохо. Не забывай: там остался активизированный полутанк… Надо только намекнуть. Загоним поправку в их блики. Прямо сейчас. И не забыть бы про DTL, который прики повесили над ЭТАЦ… Повредить его - хоть временно.
- Зачем? Подвесили, я имею в виду?
- Товарищество. Ждут своих десантников - месяц. Глупо, но у них так заведено.
- Месяц?! У десантников же устойчивости - по двадцати часов было на брата!
- У них так заведено.
- Ага… Угу… Неплохо-то неплохо, Нераз, намекнуть-то намекнуть, но по твоему варианту их здорово стукнет о грунт.
- Садки с десантниками вынесут даже катастрофическую посадку. Почитай спецификации. Постараемся выбросить грузовоз пониже над планетой. Десять-двадцать километров. MD-система грузовозов "ТМ" с высот до тридцати - спасает и экипаж, и груз. Прецеденты могу показать в Ллойде, если хочешь. Не исключено, что могут спастись и космачи, тем более что они тоже будут ещё в наркауте.
- Ну, они-то в любом случае гибнут…
- Если Рукинштейн и задержится у грузовоза - только на время их похорон. Чтобы не восстали.
- Слишком много "если", Нераз.
- В случае обнаружения аномалами подготовки контакта с Пороховым, Ганимед, никаких "если" не будет. Они не дадут нам его подобрать. Ни его, ни собственность Императора. И палится ещё одна Запрещённая планета. Кстати, крайняя. Все наши предыдущие неудачи: от лунной, девяносто лет назад, до неудачи на Марсе-Втором, тридцати лет, - все наши неудачи связаны с боязнью риска. Хотели как верней - не получили ничего. Как там у нашего Судьи в записках? Не по корове корона выходит.
- Император…
- Да бох с ним уже, Ганимед, с Императором!
- Тоже под запись, Нераз.
- Победители неподсудны. Я стремлюсь к победе. Некогда подбирать слова.
- Где твой вариант программы для грузовоза?
- А вон он, на твоём дисплее, с краюшку… О, гляди! Местный глава администрации прибыл к нам на "Чернякова"! Что это с ним? Гляди, прик в обморок упал.
file 3с:
subject: re-mark Байно
audio: мне очень досадно сейчас, и всегда было, но в качестве источника достоверной информации о миссии "Чернякова", о субординации на его борту, об операции "Каплун" дневник сенатора Ермака Романова, конечно, ничтожен. Жаль. Но сенатор (бывший сенатор) знал свою роль - и только. Да, о многом догадывался, кое с чем столкнулся впрямую (всё-таки "Черняков", как не будь роскошен, но - космический корабль, ограниченный объём, и даже самые тайные секреты никуда с него не деться не могли, проявляясь вдруг среди рутины бытовых сценок и случайно услышанных слов, а сенатор был человек остро наблюдательный). Но изучение дневника "начальника экспедиции, Колониального инспектора, члена Императорского Дома и Солнечного сенатора" не позволяет даже въедливому и увлечённому исследователю вычислить, а потом коротко и однозначно сформулировать: "Черняков" был спешно собран и отправлен в Палладину для того-то вот и для вот того-то…
Тем не менее записи Романова (сам он категорически ничего не рассказывал) произвели на меня впечатление огромное, хотя и поэтическое. Лишь ознакомившись с ними, а потом многажды внимательно прочитав, я осознал, насколько как и сколь когда Земля стала для космачей Трассы чужой и враждебной планетой. Да, жаль, что конкретики почти не было, ведь "персонал"-модуль сенатора, в котором я пишу уже четвёртые сутки не прерываясь, попал ко мне если не на заре событий, то уж до десяти часов утра их - точно, и я отчётливо помню, как листал его впервые: наскоро, жадно, уверенный, что вот-вот, следующий файл откроет мне все секреты и все тайны, я пойму всё и начну стрелять в землян с чувством более осмысленным, нежели месть… Дневник - лишь косвенное доказательство, правда, очень уместное. Объём дневника невелик, сенатору (бывшему сенатору) разрешили вести его в сибирской тюрьме, куда угодил он за месяц или два (записи не датированы, добиться чего, кстати, Романову удалось не без труда, хотя он и неплохо разбирался в компьютерной грамоте) до старта "Чернякова" к ЕН-5355. Но я не собираюсь присоединять записи Романова к моим записям целиком. Я использую несколько отрывков, а здесь и сейчас сделаю краткий пересказ и сошлюсь на один только оригинальный файл, предпоследний и краткий, созданный и заполненный в утро, когда беднягу Мьюкома услаждали вкусным коньяком и мощными депрессантами в запертой каюте на борту землянина.
Романову было пятьдесят три года, как и Мерсшайру (коий непременно объявится ниже). Удивительный для любого на Трассе возраст. Тридцатилетний Нахав-Цац Пулеми мне с пеной доказывал (мы сидели с ним за баррикадой в осевой потерне "Будапешта", ждали атаки, и Пулеми, к какому-то слову пришлось, доказывал мне), что сенатор его ровесник как максимум. Романов тогда криво посмеялся… Вся Трасса, все двенадцать и наша колонии были старше сенатора всего на среднее десятилетие. Невероятно знать, ведь мы тут в Космосе по умолчанию психологически воспринимаем свой мир, Трассу то есть, как нечто немыслимо древнее, начавшееся чуть ли не в 1957 году. Мой дедушка Борис Байно родился на Земле. Факт непреложный. Родился в городе Пермь, близко от мест заключения сенатора Романова. Но, оставаясь фактом, странным образом не противоречит моей совершенной убеждённости в космическом происхождении деда: не мог он родиться на Земле, в городе Пермь, ведь не Мафусаил же он хвалёный, в самом деле. "Черняков" взял всю Трассу ровно за одни сутки среднего времени (около двух месяцев по личному времени Романова, Шоса и ублюдка Мусохранова). Это был второй или третий опыт "длинного транзита", когда по Трассе заранее проходит стафет общий с оповещением о времени старта и приказом завести в установленное время и на установленный срок маяки и приёмно-подающие контуры Колодцев. Но как уложить в голове, что от Палладины до Перми всего сутки ходу? 191 парсек, товарищи. Да, "Черняков" - уникальный корабль. То есть был им. Но вот взять мой "Чайковский". Не надо никаких оповещений, плевать на "длинный транзит" - всего год пути "сам на себе" "Чайковскому" до Солнца. Год пути, это факт, и я не могу в него поверить, как не верю в "место рождения" деда. Фернану Магеллану потребовалось три года для обплытия кругом Земли один-единственный раз. Понимаете, к чему я? Прогресс, реябта. Война. Мы живём, как ни повернись, в удивительные времена, этит все их колбы с песком и пылью. Ермак Рудольф Романов, сенатор, являлся рядовым участником некоего заговора против Александра Галактики. Заговор раскрыли. Тех, кто стоял в иерархии путчистов ниже Романова, казнили, тех, кто стоял выше, - сослали на Марс, что гораздо хуже, ну а Романов сел в земную тюрьму в Сибири (но не в Перми). Сыграла ли тут роль принадлежность Романова к семье Императора (нет никаких подробностей ни в дневнике, ни в административном профиле "персонала", но Александра Романов неоднократно называет "кузеном")? Может быть, даже наверное, родственник же. Но во время миссии - я верю свидетельствам Романова - именно из-за его происхождения фанатики вроде Шоса или адмирала Мауса относились к нему очень жестоко. "Чего тебе, сука, недоставало, что полез в заговор?! А если полез - то почему, сука, попался?!" - так спросила однажды у своего принципала-подконвойного кошка Дейнеко, пассия Ска Шоса. Романов дважды возвращается к её словам в дневнике, и оба раза цитирует их полностью. За Дейнеко Романов охотился свирепо… Потом (вдруг) Романова вытащили из Сибири, дали необходимо-достаточные инструкции и посадили в "Чернякова", под опеку Ска Шоса и адмирала Мауса, и выстрелили в Трассу, а на Земле в заложниках осталась его семья - трое сыновей, дочь и брат-близнец. О матери своих детей он не поминает ни разу, умудряясь, однако, каким-то стилистическим ухищрением умолчания выразить свою к ней бешеную ненависть. Само собой возникает предположение о роли госпожи сенаторши в провале заговора, "слишком долго и слишком тщательно готовившегося".
Романов - писатель дневника - страшится смерти, много пишет о ней, с болезненным постоянством цитирует огромными кусками некий "Рассказ о семи повешенных" (почему-то в библиотечном архиве "персонала" Романова литературного произведения с таким названием нет, наверное, знал наизусть, как стихотворение). Романов чувствует, что приговорён, предполагает, что живёт со своими палачами бок о бок; страх неизбежной погибели отождествляется им с окончанием миссии "Каплун" - и сдерживается лишь гораздо более мощным страхом за жизнь детей и брата.
Ему разрешалось с ними общаться по НРС-каналу ежедневно. Судя по всему, Романов верил "кузену", что его дети останутся в живых и целыми, исполни он свою роль как полагается. Конечно, ему видней. Но и выбора у него не было.
Так вот, Романов знал свою роль. Её, и только. Он готов был отдать официальный приказ об уничтожении населения Палладины при возникновении определённых обстоятельств, которые возникнуть должны были - наверняка. Поскольку Палладина уже вошла в сеть Трассы, скрыть факт уничтожения шестисот человек было, наоборот, невозможно. Затем и требовался в эпицентре событий Кровавый Сенатор, великодушно прощённый заговорщик, инспектор, сошедший с ума и отдавший Преступный Приказ, а затем схваченный и казнённый Не Успевшими Предотвратить Отвратительную Бойню Хорошими Землянами. Император, потрясённый злодеянием родственничка, кается перед Трассой, признаёт свою трагическую кадровую ошибку, и Трасса, хочешь не хочешь, работает на него ещё несколько лет безропотно. А потом… А потом - потом.
Душевные страдания Романова по поводу массового убийства нас, должного остаться в веках как "Злодеяние Ермака Романова", составляют основную часть текста. Романов многословно размышляет (с позиций, тьма-ть, Члена Императорского Дома как-никак!) о соотношении "человеческого" (судьба детей и брата) к "историческому" ("Кровавый Сенатор") в его, Романова, судьбе, но каждый раз срывается в истерику и материт "кузена". Он понимает бессмысленность своей писанины вообще, он адресует её в никуда, его бдения над тактой "персонала" есть лишь способ рассеять бессонницу (один из файлов в 237 знаков объёмом создавался почти десять часов), имитация деятельности, имеющей мало-малейший смысл… гальванизация начавшего уже гнить трупа свободной воли, каковой, несомненно, сенатор Ермак Романов когда-то обладал.
Мне его жаль? Нет, мне не жаль его. Но у нас с ним были общие враги, в нас целились и убили нас из одного и того же флинта, да и любимыми, попавшими в пасть к Императору, мы не обделены. У меня в залог попало больше родных, чем терял Романов, но он терял - детей, что, по-видимому, как я предполагаю, нас с ним уравнивает совершенно.
file 3d:
subject: отрывок из дневника сенатора Е. Романова
txt: никто не знает, что там произошло. И никто не узнает. Как? Даже твой адмирал Мышь со мной, осуждённым, всегда безмолвно соглашался - на "Чернякове" должен был быть собственный планетолёт! Зачем тебе понадобилось вступать в контакт с космачами, кузен? Они живут себе, и живут. Если бы ты видел, в каком дерьме, в какой нищете они живут, кузен! Но ты никогда не умел чувствовать свой долг, никогда не платил по счетам - мы за тебя платили, будь ты проклят, Император! Хорошо, что ты никогда не прочтёшь мои записки, а жаль, кто тебе будет отчитываться? Шос? Ха! Мышь? Два часа назад на диспетчера от "ОК-ТМ" пришёл сигнал бедствия. Сразу же по нисхождению планетолёта в риман пошёл с него MD. "Несанкционированный вход в атмосферу, перехват управления, баллистический спуск, ручная посадка". Я не знаю наверняка, бомбы ты хотел доставить на Четвёртую или десант, я не знаю зачем, я не знаю, слава богу, я не знаю! Но только твоя скупость, Александр, причина провала миссии "Каплун". А ведь это провал! Явно провал. Как забегали твои шавки, кузен! Жаль, что тебя здесь нет. Мне было бы приятно посмотреть, как бы забегал ты, исполнитель предначертаний. Что теперь сделают с тобой твои близкие! Теперь ты убьёшь моих детей, сволочь, но не я провалил план, а ты, ты, скупец, и ты теперь будешь платить по счетам, по всем счетам, высокомерная сволочь! Господи, один планетолёт, у тебя же их четыре!
Запомни, кузен, если хоть один волос упадёт с головы моих детей и моего брата - я отомщу. Я сам или кто-то по моему слову. Вот и Дейнеко. Наверное, она за мной. Не убивай мою семью, Галактика, сволочь!
end of file
ввести код
38374
код принят

!!!_ВНИМАНИЕ_!!!
сценарий 3: конец
такта: блок снят

!!!_С МОМЕНТА СЕЙЧАС МИКРОЗАРЯД ДЕМОБИЛИЗОВАН!!!_
ВЫХОД ИЗ РЕЖИМА "ЧТЕНИЕ" ВОЗМОЖЕН!!!_
ВЫХОД ИЗ ПРОГРАММЫ ВОЗМОЖЕН!!!_
ДУМАЮ МАРК ТЫ МЕНЯ УЖЕ ПРОСТО ТАК ПОНИМАЕШЬ

продолжение -?
выход -?
отзовись, плз
продолжение -
file 4.0
created: 20.09.124 UTC
subject: "свидетельские показания особого рода"
current music: SAZHA: "Machine Of Desires Live"; Angelo Badalametni: "Twin Peaks: 50 Years After"; "Dead Diamonds Of Blues: All Stevie Ray Vaughan"; Ella: "Ella At Duke"s Place"; Валентин Фара и "Русский Ортодоксальный Оркестр": "Весь Гендель"; Ella: "Digital III At Montreux (with Count Basie and Joe Pass)"; LucasArts Orchestra: "Rebel's Symphony N 6"; SAZHA: "2010"; Derryl Joao de Fanco: "P.I.TCH.: Nutcracker for Guitar"; Stevie Ray Vaughan: "In Step"; "Forum-2014", Ian Verac "The Hyperion Cantos"
txt: (")



* ЧАСТЬ 4. СПАСТИ И УНИЧТОЖИТЬ

- Плевать на Бена Ганна! Живой он или мёртвый, не всё ли равно?
subfile 4.1
subject: свидетельство Байно
audio-txt:



ГЛАВА 17. СМЕРТЕЛЬНАЯ БОРЬБА С НЕВЕДОМЫМ

Небывалое - или забытое? - предчувствие разбудило меня. На запутанных пересечениях яви и сна я ещё понимал взбудоражившее меня и старался понимание запомнить, но обретший объём плеск речной воды в борт дома с перерябью отсветов на потолке пополам вдруг объявили меня реальности, а я не тот человек, что бежит столкновений, и я двинулся навстречу, но, сделавши шаг, в очередной раз убедился - все попытки запомнить для дальнейшего использования тексты сна, смыслы сонных обретений, - тщетны, блёклы, несущественны, и наверное остаётся лишь крупный ледяной пот по всему телу да неприятное сознание, что никогда мне не узнать будущего заранее.
Голый поверх покрывала я лежал и меня бил озноб, да такой, что стучали зубы, и неритмичность зубной чечётки мешала мыслям собраться в единой точке, получить вектор в виде команды к действию, и следовательно, - не получалось у меня прийти в сознание вполне, как подобает опытному речнику и рыбобору. Наверно похожее испытывают малые твари в ночь перед катаклизмом. Необъяснимая дрожь, зуд в лапах и - включается ужас, ужасный и множественный, стадный, и только и единственно бегство опрометью прочь представляется возможным, только и единственно; бегство как таковое, без отношения к внешним подробностям и, главное, без малейших рефлексий - как ты там, мол, драпающий, выглядишь со стороны. Однако способность выстраивать слова в порядок, языковое мышление, убеждающее (меня самого) в корректности ориентации сознания к предоставленной лично мне временной оси, проводящей вдоль себя ощущаемую мной реальность, восстановилась полностью за немногие минуты умствования антропоцентрика меня о сущностях малых сих. Я сел на кровати и дотянулся до сервиса на тумбочке в изголовье.
Полуоткрытые на ночь жалюзи открылись совершенно. Они занимали почти половину площади трёх стен спальной, выходящих на реку. Целую вечность жизни моей эти жалюзи, их происхождение и механизм связи их с сервисом представляли для меня неразрешимую загадку. Дом на плоту построил я своими руками, топором и лазером, но нет в моей памяти ни минуты, потраченной на покупку (или изготовление) и установку сложной системы горизонтальных тростниковых планок; я рисовал проект дома на песке пляжа, оставшегося тераметры назад (помню), и не помещал я (помню) в проект решительно никаких двигающихся планочек или реечек; притом сервис у меня двухкнопочный, "освещение - кондиционирование", и что жалюзи работают при нажатии обеих кнопок одновременно, я выяснил случайно; впрочем, загадка жалюзи отнимает у меня несколько секунд по утрам и вечерам; а о вмешательстве Кого-то или, пуще того, Неких Сил в подготовку моего путешествия я думать отказываюсь, тем более что оно (вмешательство) только лишь (по всему выходит) обеспечением удобства регулировки естественного освещения спальной и ограничилось. Ужасно я замёрз нынче… Всё-таки, означает ли принципиальная невспоминаемость конкретного события, об имении места коего свидетельствует неопровержимая реальность, что между "волей и решимостью к" и "результатом" не происходило никаких физических усилий и перемещений, и "результат" воплотился в натуре как бы сам собой, то есть произошло чудо?
Тьфу. Удобная вещь - жалюзи, но хватит о них - ужасно холодно мне, выстудило реку за ночь, мне только насморка недостаёт… То ли я его включил случайно, давя на кнопки, то ли комнатный обогреватель сообразил мой дискомфорт самостоятельно, но вдруг из-под подоконника начал с гудением вываливаться сквозь решётку осязаемыми комками тёплый - почти горячий - воздух. Я скатился с кровати, растянулся на циновчатом полу, и тепло стало попадать мне на грудь, сильно теребить сомкнутые ресницы и, отталкиваясь от кончиков волос по всему телу, плавно взмывать к потолку, уступая место новой порции себя. Через три минуты и пятьдесят секунд я согрелся. Поднялся на ноги и, потирая исколотые циновкой плечи и задницу, взял с полки кружку и вышел на веранду напиться.
В моём кресле-качалке сидел Хич-Хайк и ждал меня.
Я узнал его моментально, хотя он очень изменился внешне. Как не узнать сапиенса, вылечившего тебя от смерти? У кого как, но над моей благодарностью время не властно.
- На реке тебя зовут Ваарл, действительно? - спросил Хич-Хайк приветственным тоном.
- Меня всегда зовут Ваарл, дружище Хич-Хайк, - возразил я. - Что река? Полоска в мире.
Он улыбнулся и кивнул, и похлопал по подлокотникам кресла.
- Я тут покатался на твоём, - сказал он.
- Вэлкам, спаситель, - сказал я. - Могу ещё предложить тебе выпить воды.
- А я выпью, да, - сказал он. - Хочется пить.
В отличие от меня, он был одет. В нечто, вызывавшее на язык смутное слово "скафандр". Катая шёпотом смутное слово на языке, я нацедил водички из кувшина-влагососа, свисающего со стены на плетёном шнурке, и протянул кружку Хич-Хайку, и он, начав пить и запрокинув голову, стукнулся затылком об обод сдвинутого назад головного убора из стекла и железных полос, и пил подаренную воду до дна кружки, держась за ушибленное место.
За ночь дом, судя по марке на измерительном шесте, на очередной сантиметр осел. Хич-Хайк вернул мне кружку и поблагодарил, а я вернул ему его благодарность. Я нацедил водички на свою долю и длинными глотками, подолгу задерживая каждый во рту, выпил утреннюю норму.
- Сны, - сказал Хич-Хайк, дождавшись, когда я поставлю кружку на перила веранды. - Сны. Засыпаем мы, а просыпаемся… кто? Я пошутил. Мы - просыпаемся и засыпаем. Сны начинаются сразу при пробуждении. Никто не знает, когда мы спим. Вдруг мы никогда не спим? - Он помолчал. - Не интересная мысль?
- Я люблю тебя, но ничего не слышал в жизни банальней.
- Банально? Не уверен. Хотя и пусть. Есть так, как каждый сам знает. Но плохо, если банально. Нет ничего банальней дыхания. Но перестаёт быть банальным, когда кончается кислород, не так ли?
- Река, - сказал я. - Кислорода здесь вволю.
- Оттого и банально, что вволю. Но вот ты живёшь на реке, а воду собираешь кувшином.
Я пожал плечами.
- Так заведено.
Он поднялся и стал со мною рядом у перил.
- К тебе никто никогда не приходит, Ваарл?
- Одинокое место… Ты не закончил про сны, спаситель.
- А! Тебе стало любопытно? Одно и то же встречает тебя всякий раз, когда… как только ты просыпаешься. Одно и то же… и ты включаешься в навязанную модель модели и подчиняешься ей, и это стало привычкой и банальностью… Делаешь одно и то же. Снова и снова. Банальность за банальностью… Одинаковое поведение, одинаковые поступки, одинаковые свершения… подвиги - и те одинаковые. Смотри, все деревья на берегу разные.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 белое вино венеция джулия 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я