научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/Aqwella/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Впрочем, бесплодно мыслить долго Ван-Келата не учили. Значимым был текущий предстарт, и кожа папки, разумеется, не равнялась содержанию, находящемуся в ней. Ван-Келат стал, вместе с компанией, глядеть на монитор. Нахав-Цац оставался неподвижным уже так давно, что две его странные косички по сторонам лица, расположившись в пространстве параллельно горизонту палубы, пребывали в абсолютном покое, деля для Ван-Келата монитор надвое, но шкипер всё же видел, что процесс перераспределения света в грузовом корпусе "ОК" под предложенную схему размещения груза завершался, лента индикатора досчитывала десятый десяток задания.
- Господа! Я не собираюсь… вообще не собираюсь вмешиваться в… установившиеся… как говорится, вмешиваться в установившиеся отношения и традиции колонии, - сказал вдруг землянин. - К местным обычаям я готов относиться с пониманием, скажем так. Они есть. У них есть смысл. Прошу не считать произошедшее, господа, инцидентом… так сказать… достойным запоминания… и какого бы то ни было разбирательства. И я прошу извинить… господин Ван-Келат, вы конкретно: я прошу извинить моих… сотрудников моей охраны за грубость, так сказать, как говорится… за некорректности прикосновений и общения… если таковые имели место. Господин Ван-Келат, это вам. Также приношу извинения и вам, господа, господин Пулеми, как свидетелю, и вам, господин мэр, как мэру.
- Мы всё понимаем, Ваше Превосходительство, - не медленно, но с достоинством, сказал Мьюком, полуобернувшись корпусом к землянину. - Ваши сотрудники делали свою работу. Извинения не требуются, поверьте. Служебные обязанности выполняются.
Землянин пошевелил длинным лицом. Ван-Келат и Мью-ком с обеих сторон смотрели на него с истовостью и всемерным уважением. Ван-Келату почудилась промелькнувшая в шевелении на лице землянина улыбка, но он решил её не замечать - мало ли, почудилось… Напряжённо сидящий Пу-леми тоже как будто смотрел на землянина - не оборачиваясь, бритым затылком.
- Да, они делали свою… работу, как говорится, - сказал землянин. - Но вы дома, господа. - Он изящно повёл рукой.- Вы вольны вести себя так, как будто я - гость, а вы хозяева. Что - так и… есть.
Эк-то! - подумали шкипер Ван-Келат и мэр Мьюком одновременно.
- Земля предполагает и приветствует в пионерах Космоса непоколебимое… достоинство, и даже, я бы сказал, как говорится, жёсткость, - продолжал землянин. - Мне, должен… заметить… не пришлось по душе поведение… вот ваше, господин Ван-Келат. В первую секунду… когда вы столь… рьяно ринулись по направлению к своему экипажу… к своим людям, как говорится… я счёл, что - на помощь. Сотрудники моей… службы безопасности могли принять… были! вправе принять и, как говорится… претворить в жизнь… вот именно - принять и претворить решения, могущие впоследствии квалифицироваться как необратимые. Вправе и могли, господа. Как заметил уважаемый мэр господин Мьюком, это их работа. Что же может быть естественнее, чем кинуться на выручку своему экипажу! Но далее вы меня немного разочаровали, господин Ван-Келат.
- Решения ситуации могли быть различными, сэр, - сказал Ван-Келат. Не удалось ему промолчать. - Я ведь тоже перебирал варианты. И я выбрал самый правильный вариант, Ваше Превосходительство.
- Вы продолжаете разочаровывать меня, - сказал землянин, скорбно чуть склонив голову. - После драки, как говорится… так говорят у нас на Земле: после драки кулаками не машут, господин Ван-Келат. Господин мэр.
- Ваше Превосходительство? - на вдохе отозвался Мьюком.
- Не кажется ли вам, господин Мьюком… надеюсь, вы разубедите меня… но по-видимому, шкипер грузовоза, представленного администрацией колонии для выполнения сверхважного поручения Земли… по-видимому, шкипер господин Ван-Келат испытывает сейчас слишком серьёзный стресс… каюсь, возможно, что по вине… после соприкосновения с моими людьми… Чётко выполнившими свои обязанности. Нарушение же приказа подчинёнными господина Ван-Келата… произвело на меня впечатление… определённое. Не видите ли вы смысла, господин Мьюком, в замене экипажа грузовоза? Миссия предстоит ответственная, господин Мьюком.
С трудом дождавшийся конца периода, Мьюком очень твёрдо сказал:
- Ваше Превосходительство, я не вижу никаких резонов в замене экипажа господина Ван-Келата. Со всем уважением, сэр, но у меня нет и тени сомнения в дееспособности и профессиональном мастерстве моих людей. Это мой лучший экипаж, сэр!
- Я, в свою очередь, остаюсь в готовности выполнить любой приказ представителя Императора, сэр, и я ручаюсь за моих людей, - сказал Ван-Келат в тональности: этил я лошадь твою, на которой ты приехал, и тебя, приехавшего на эченной мной лошади! И тебя, кстати, Туман Мьюком… счастья желает тебе твой "лучший экипаж"…
- Господин Пулеми, позвольте мне закурить в диспетчерской, - сказал землянин, доставая портсигар.
- Сервис, пожарная вентиляция, четыре процента, пост первый, - сказал Пулеми. - Прошу вас, сэр, курите. Э… - Пу-леми огляделся и сделал движение привстать. - Сейчас я пылесос…
- Не беспокойтесь, прошу вас… господин Пулеми. Я курю картриджи, я знаю законы. Как у нас дела с вами, господин Пулеми? Всё идёт по расписанию? Простите, я не сведущ… в реального времени графиках и сводках.
- Так точно, сэр. Диспетчерская практически отработала свою фазу. Грузовик к приёму груза по представленной схеме освещения трюмов готов. Дальнейшая процедура требует присутствия на борту экипажа.
- Превосходно! Благодарю вас… господин Пулеми. Теперь, господа, если вы не возражаете… - Землянин сказал: - Господин Шос! Прошу вас.
- Я здесь, сэр.
Ван-Келат, Мьюком и Пулеми обернулись. Низкогласый человек очень свободно и очень прямо стоял чуть поодаль. Когда он успел подплыть и прицекаться, не услышал никто. Чёрный спецкостюм незнакомой модели без знаков отличия и идентификации, лишь лазоревая "Земля" на левом плече да серебристый крест на кирасе. Темнокожее лицо украшали тончайшие усики домиком, подбородок был надвое разведён коротким, очень глубоким шрамом. Кроме стандартного стро-пореза на сапоге, оружия на низкогласом не замечалось.
- Представляю вам, господа… Начальника моей службы безопасности генерал-майора ВКС Солнечной Империи господина Шоса, - с суровой торжественностью произнёс землянин. Господин Шос наклонил голову. - Господа. Внимание… Слушать мой приказ. Властью Земли я временно конфискую грузовое судно "ОК-ТМ", принадлежащее Молодой земле Палладина Дальняя, и передаю его… вместе, разумеется, с экипажем… под командование генерал-майора господина Шоса. Необходимые разъяснения гражданам… членам экипажа… привлекаемым к участию в предстоящей особо важной миссии… сделает он. Генерал-майор господин Шос. Все приказы генерал-майора господина Шоса есть приказы… есть приказы Земли, господа. Господин Ван-Келат. Желаю вам удачи… и ответственности. Господин Пулеми. Разрешите мне откланяться. С огромным удовольствием наблюдал вашу работу. Господин мэр, прошу вас сопровождать меня. У нас с вами много дел. Господин Ван-Келат, надеюсь всё… вами выше сказанное… есть правда, проистёкшая от сердца. Надеюсь на ваше сотрудничество и опыт. Господин Пулеми. Рад быть знакомым с вами. Прошу вас, верните мне диск-хран. Ещё раз разрешите поблагодарить… вас, господа. Прощайте. Господин Шос
- Да, сэр.
- Продолжайте операцию. Ни пуха ни пера.
- К чёрту, Ваше Превосходительство!
Сенатор, действительный тайный советник, кровный член Императорского Дома, Колониальный инспектор I степени сенатор Ермак Романов погасил окурок в пепельном клюзе портсигара, спрятал портсигар в карман, отправил следом пластиковую обойму диск-храна с динамическими и энергетическими спецификациями неведомого груза, поспешно протянутый ему Пулеми, коротко военно кивнул всем сразу, движением ступней отцекал подковки белых сапожек, оттолкнулся рукой от спинки диспетчерского кресла и грациозно поплыл в сторону выхода, пополнив по пути инерцию толчком от подвернувшегося релинга. Мьюком, не сказав ни слова, отправился сопровождать.
Теперь Пулеми и Ван-Келат смотрели на генерал-майора, а он смотрел на них. Когда пятно света в арке шлюза погасло, генерал-майор заговорил:
- Звания и церемонии не имеют значения. Меня зовут в Космосе Даймом, товарищи. Прошу вас, просто Дайм. Дайм - сленговое имя мелкой старой монетки в двадцать пять сотых доллара. Но я стою гораздо дороже.
Ван-Келат неожиданно для себя кивнул. Шос усмехнулся.
- У нас дело, товарищи. Отказаться от него нельзя. Сделать его нужно от и до. Я приказываю, вы выполняете. Миссия хорошо продумана и отработана. Дискуссии возможны, но лишь когда их начинаю я. Прошу вас, не нужно обижаться на меня. Время дорого, воздух золото. Не надо также никаких демонстраций. Я уважаю вас, пионеры, и покончим на этом. Ещё одно. Важное. Предстоящая миссия - военная. Саботаж карается соответственно. Я понят, господа? Шкипер?
Ван-Келат замедлился.
- У меня, как у начальника портовых служб Форта, нет вопросов, - сказал Пулеми и, отвернувшись, наконец, к своему пульту, начал яростно, с громким сухим шуршанием растирать затёкшую шею.
- Шкипер? - повторил генерал-майор, едва заметно нажав.
- Роджер, Дайм, - сказал Ван-Келат. - Вы поняты. Куда мне идти, позволено будет знать?
- Сейчас, для начала, проследуем на грузовик. Там поговорим.
- Слушаюсь, сэр. Прошу вас.
Никого не встретив по пути, они добрались до бытовки причала 2. То ли генерал-майор прекрасно знал стандартную архитектуру Форта… то есть - Города, то ли блестяще владел искусством упреждения действий проводника, но двигался он по смутно видимым утренним портовым коридорам уверенно, вровень со шкипером. Дорогой молчали.
В бытовке динамика и соператора "ОК" не было. Ван-Келат прямо не поверил. Помянул зубом чёрта на ангеле, но сделал вид. Внутренний шлюз был наддут. Не запрашивая информатор (зачем? несомнительно: добры молодцы порешили жить высоко и независимо, и поднялись на борт, жрите, мол, начальнички!), Ван-Келат ухватился за штурвал люка: автоматика шлюзового адаптера не работала, сколько шкипер жил в системе Палладина.
- Я допустил промах, - сказал генерал-майор. - Мне следовало выставить у грузовика пост. - Он не упускал ничего.
- Такие вещи не в правилах Трассы и не нужны, - едва ли не огрызнулся Ван-Келат. Генерал-майор был прав на все вообразимые проценты. Несколько минут шкипер проверял и уточнял позиции фейдеров на пульте ручного управления камеры перепада, и Шос не отвечал ему, не мешая. Жёлтый стал зелёным, и Шос сказал сразу:
- Я хорошо понимаю правила. Нигде в правилах, сколь бы неписаны они не были, нет правила, допускающего неисполнения приказа, отданного капитаном в пространстве. Но ничего. Мы и об этом поговорим с вашими людьми, товарищ Ван-Келат.
- Мы любим Землю, колыбель человечества… - пробормотал Ван-Келат неизвестно в который раз за долгое утро этой пятницы. Слух генерал-майора получил куклу.
- С меня довольно будет беспрекословного подчинения на фоне профессионального исполнения обязанностей по штатному расписанию, шкипер. Я не бог, не дьявол, я не хочу спасать ничьи души, и куда девать мне их?
- Наденьте респиратор, сэр. В шкафчике должна быть коробка. В шахте пыль. Дефицит фильтров у нас, сэр.
- Бывает, господин Ван-Келат. У меня есть свой респиратор. Но он мне не понадобится.
- Как угодно.
- Зовите меня Даймом, шкипер.
- Беспрекословное подчинение и обращение впросте, сэр, плохо сочетаются друг с другом, - сказал Ван-Келат, отваливая люк.
Он решил, что уел он генерал-майора: генерал-майор промолчал. Ну вот, а я уж подумал, что меньше трёх слов на одно моё с тебя не приходится, подумал шкипер, ныряя в мерко освещаемый тоннель. Пыль - ладно, а вот морозцу, пожалуй, хлебни-ка, землянин. Пар смешался с пылью, закружились льдинки. Землянин несколько разочаровал озверелого шкипера, чихнув только раз. Однако настоящие ледяные цветочки ждали в переходнике над люком "ОК".
Под четырёхугольный входной люк грузовоза в своё время пришлось вручную адаптировать переходник; сервисное оборудование тогда сняли, назад сначала не поставили, а потом оно потребовалось куда-то ещё, коротко говоря, обморозить горло в переходнике стоило копейки. Ван-Келат привычно задержал дыхание, сощурился и, работая локтем, набрал на клавиатуре замка личный код и поднырнул под едва начавшую уходить в паз плиту. Освещение зажглось, осветив клубы мгновенно вспухшего в шлюзовой камере грузовоза пара. Ван-Келат развернулся, собираясь предложить генерал-майору помощь, но в переходнике генерал-майора уже не было.
- Закрывайте, закрывайте, дует… - услышал изумлённый шкипер за спиной голос, а потом генерал-майор негромко откашлялся. - Холодновато у вас в прихожей, да. Обморозиться недолго. Неужели так тяжело с оборудованием?
Ван-Келат закрыл люк, овладевая удивлением. Генерал недаром выслужил своего майора, тут, пожалуй, не поспоришь. И спокойный к тому же хомо - землянин Шос. Возможно, и зря я на него крышусь? - подумал Ван-Келат.
- С оборудованием тяжело, - подтвердил он. - Здорово тяжело, сэр. Износ-то ладно, где подкрутишь, где подкрасишь, - у нас по умолчанию дефицит, сэр. Изначальный. Нельзя починить то, чего не было… - Ван-Келат говорил, испытывая усиливающееся беспокойство… неудовольствие! И землянин тут был ни при чём. Внезапно Ван-Келат понял. С точки зрения сервисов грузовоза, он, шкипер, находился на борту корабля уже целую вечность, пройдя идентификацию на входе. Но команда по громкой связи "Капитан на борту! Внимание!" не проходила. Ван-Келат мгновенно вспотел и, сразу же забыв о присутствии Шоса, ринулся к колонке ситуационного комбайна, вделанного в фальшь-панель между двумя шкафами-стойками. Ван-Келат занёс длани над клавиатурой, но оторопел и клавиш даже не коснулся. Дисплей светился досель невиданной сиреневой патокой. Слои её маслянисто обтекали значок JAM прямо посередине дисплея. Тянулись секунды. Очень издалека до Ван-Келата донёсся голос Шоса.
- Уважаемый шкипер. Бортовая вычислительная станция грузовоза под контролем соператора "Чернякова". Извините. Я сам космонавт, мне очень неприятно. Но так обстоят дела, товарищ Ван-Келат.
- Мой корабль!… - произнёс Ван-Келат.
- Боюсь, шкипер, что на какое-то время - не ваш. Вы слышали приказ сенатора Романова. Корабль мой.
Перед Ван-Келатом шли помехи.
- Никто не имеет права заваривать исправную БВС корабля с разгерметизированным твиндеком, заправленного к миссии, стоящего в предстарте у пирса, господин генерал-майор! - чудом сводя рвущийся рёв к тону, обычно называемому "повышенным", сказал Ван-Келат. - Это грубейшее нарушение устава! Это неэтично, но чёрт бы с этикой! Вы ставите под риск Порт, весь Форт! Немедленно развареньте машину, сэр!
- Нет, господин Ван-Келат.
- Я буду вынужден… - "…применить силу!"
- Шкипер, пройдёмте в рубку.
- Вы…
- Прошу вас, господин Ван-Келат.
- Я отказываюсь с вами сотрудничать, сэр!
- Вы не можете. В любом случае, я вооружён и выстрелю в вас без колебаний, шкипер. Мы поговорим в рубке. Dad-gummit, прошу вас, шкипер! Нам необходимо договориться. Не стрелять же в вас, в самом деле.
Шкипер просто подчинился. Он просто не знал, как ему поступить. Его просто взяли под конвой и препроводили в рубку.
Где ждали Ниткус и Марков. Оба курили под центральным кулером, живописно освещённые полным стояночным. Увидев в раме входного люка шкипера, Ниткус, как заправский младой, взял сигару к виску и заорал диким голосом:
- "ОК", внимание! Капитан на борту! Будь я проклят, да капитан уже на мостике! Йо-хо-хо! Экипаж, к отчёту!
- Здесь динамик! - заорал Марков эхом. - Динамическая ситуация корабля динамику неизвестна! Динамик счастлив!
- Здесь соператор! - заорал Ниткус. - Сеть заварена! Машина под внешним контролем! Квалифицирую ситуацию как фатальную! Я счастлив!
- Пасти закройте, космачи, - сказал Ван-Келат. - Сигары на отбой, задницы по постам. Нас почтили присутствием.
- А пошли бы такие дела на самую на Землю, Джон, вот так я тебе скажу! - сказал Ниткус, закусывая сигару, что она встала чуть ли не в зенит угольком. - В штаны идут такие дела. Я схожу на берег. Премиальные - отдайте детям.
- Позвольте войти, господин Ван-Келат, - сказал где-то в районе каблуков Ван-Келата генерал-майор.
Ван-Келат поджался и подвесил себя над входом, закинув локти за круговой релинг. Шос проплыл в рубку, уцепился за спинку "капюшона" центрального поста управления. Марков всё же стал тушить сигару. Ниткус - нет. Поплыло молчание по рубке, вперемешку с табачным дымом, сворачиваясь винтом к центральному кулеру. Ван-Келат понимал, что землянин ждёт представления, но язык как приклеился к нёбу кислым клеем.
- Познакомьте меня с экипажем, господин Ван-Келат, - резко сказал генерал-майор, повернув к шкиперу лицо в профиль. - Нет времени на паузы.
- Экипаж, внимание, - нехотя сказал Ван-Келат, не двигаясь с места. - Генерал-майор Шос. Именем Земли грузовоз конфискован и…
- Я прерву вас, господин Ван-Келат, извините. Я попросил познакомить меня с экипажем.
- Соператор и вторпилот Саулюс "Куба" Ниткус. Тот, что курит. Динамик Денис "Очкарик" Марков.
- Спасибо, шкипер. Товарищи космонавты! Я предпочёл бы переговорить с вами в кают-компании, по-людски, но некогда, на перемещения и приличия нет времени совершенно. Да и ситуация не так критична, как эмоциональна. Господин Ван-Келат, займите положение как-нибудь фронтальнее ко мне, прошу вас.
Ван-Келат переместился, как было вежливо прошено, отобрал у Ниткуса сигару, затянулся несколько раз и, загасив её, вернул окурок хозяину. Ниткус сунул окурок в складку шапочки. Шос заговорил.
- Я - Ска Шос, товарищи. В пространстве меня называют Даймом. Дайм - четверть старой денежной единицы. Я военный лётчик-космонавт, генерал-майор ВКС Солнечной Империи, стратег-мастер. Мастер-пилот. Специализация - низкие орбиты, атмосферный бой, бомбометание, доставка, прикрытие и амбаркация десанта.
- Очень приятно, - пробормотал Марков.
- "ОК" с экипажем привлечены Землёй к миссии особого значения. Сейчас с "Чернякова" грузовоз загрузят секретным оборудованием. Оборудование надлежит доставить на орбиту планеты Четвёртая. Дальнейшие распоряжения вы получите по финишу над Четвёртой. Приказ есть, вы его слышали, космачи. Я не должен перед вами извиняться за нарушения устава, за перехват управления, за вторжение в сеть корабля… Не должен, но полагаю необходимым, и делаю это тотчас. Простите, коллеги. В особенности вы, товарищ Ниткус. Заверяю вас, что спецы, контролирующие сейчас БВС, есть люди скромные, профессиональные и аккуратно выполняющие свои обязанности. Авторитарность опроса и редактирования основных баз данных, конечно, временно отменена, администрирование по вашей личке отозвано, но ось системы не затрагивается. Вы проверите сами, товарищ Ниткус, спустя лишь небольшое время. Перепрограммируется только внешняя среда и краткая память. Инсталляция программного продукта с техзаданием миссии ведётся в отдельный отграниченный массив Q. Возможности как автоматического, так и управляемого удаления - к вящему спокойствию товарища Ниткуса - предусмотрены в корне инсталлируемого продукта. Впрочем, конечно, соблюдены также и интересы секретности. Для несанкционированного чтения наши файлы не откроются, а будут, наоборот, срабатывать минные поля. Ключ на удаление будет передан лично вам, товарищ Ниткус, сразу по окончании миссии.
Вы должны признать, что, нарушая правила, мы сделали всё возможное, чтобы сократить размер возможного ущерба.
- Да ясно, - сказал Ниткус зло. - Обратимое изнасилование. В том смысле, что девушка просто забудет, что такое девственность и зачем она была нужна. Как будто так и было. Удаление опухоли в мозгу через анальное отверстие.
Ска Шос наклонил голову вправо и сказал:
- Да, что-то так.
Ниткус взорвался. Ван-Келат не бросился останавливать и затем прерывать соператора. Ему было любопытно, чем же ответит Кубе Ниткусу, сознающему полную свою правоту и обладающему весьма ядовитым языком, землянин, атмосферный как-никак лётчик.
Трезвый человек и серьёз Ван-Келат успокоился уже, насколько мог, расслабился и пытался получить удовольствие.
Клин был вышиблен клином в тот момент, когда Ниткус, повторившись в запале, остановился, ища синоним очередному (…). Но клином гораздо более шершавым, более тупым и толстым, такожде и ничем влажным не смазанным. Бесстрастность отповеди несколько снижала её эффективность, но Ниткус, уловив слабину, попытался раз отвякнуться, - и бесстрастность куда-то делась. Около трёх минут генерал-майор-землянин говорил исключительно соло, а космачи исключительно внимали, преисполняясь помимо воли чувством признания исключительных прав метрополии, рождающей и воспитывающей сыновей, способных так красиво общаться, на любые нарушения уставов, самой же ей, метрополией, писанных.
После заключительной паузы Ска Шос спросил:
- Убедительно?
- Где-то даже и чересчур, - сказал Ниткус и сдержался, чтобы не поаплодировать. - Что ж, братцы, - космач?
- Не без того, - согласился Марков. - Не то чтобы стало радостно и согласно, но понимание пришло.
- Ладно, Дайм, извините за истерику, - сказал (а что было?) Ван-Келат. - Командуйте этим кораблём.
- Благодарю вас, господин Ван-Келат.
- Да оставьте вы "господина". Блеск меня зовут. Или Джон.
- Ну наконец-то. Благодарю вас, Джон, Куба и Очкарик. Скажу в утешение, что надоедать вам лично буду очень недолго, - сказал Шос. - Я загружу "ОК" и сойду с борта. Контроль миссии будет удалённым. Землян на борту не будет. Вы несёте груз, сваливаете его и отбоите. Отсюда действуете свободно.
- Сваливаем груз куда? - спросил Ниткус.
- На орбите Четвёртой узнаете. БВС выбросит задание.
- Как скажете, Дайм. Командуйте.
- Занять посты по расписанию, экипаж.
Без единого больше слова экипаж разлетелся направо, налево и прямо и закинулся по постам. Ска Шос умело расшпилил пассажирский "капюшон" в центре рубки, закинулся в нём, посмотрел на ручной таймер и продолжал:
- Куба, я ожидаю завершение залива полётного задания на БВС от "Чернякова" в течение ближайших минут, к без четверти семь среднего. Детализируйте по линкам.
- Приём как раз закончен, сэр.
- Даже? ОК. Соператор, введите в плинтус петушиное слово на отзыв полномочий внешнего администрирования БВС "ОК". Расклад кириллица, кегль девять, слово по буквам: эм, ти-шифт, си, кей-шифт, ти, ай, эр, си-шифт.
- Петух прошёл. Так, имею доступ. Я соператор, первому: готов к работе.
- Здесь первый, управление доступно. Контроль на столе.
- Динамик, ситуация на массах корабля управляема.
- Первый - командиру. Корабль готов к управлению.
- Роджер. Командир - первому, Джон, ведите корабль к "Чернякову". Диспетчерское взаимодействие - с ходовой рубкой. Название миссии - "Каплун". Первая фаза - приём груза.
- Понял, первый. "ОК" к "Чернякову". По "Каплуну", готов к выполнению первой фазы. Диспетчера миссии прошу к связи.
- Здесь "Черняков", диспетчер по "Каплуну", готов к взаимодействию.
- Очкарик, выход.
- Я динамик к Порту, расстыковка по стандарту.
- Я Порт-Грузовой, ваш зелёный. Удачи.
- Роджер, "ОК" - Порту. Я первый, автоматический режим. БВС, навскид.
- ГОТОВНОСТЬ К РАБОТЕ ПО ПЛАНУ.
- Я первый, руки с пультов! Грузовоз готов к расстыковке, при полном бюджете жизнеобеспечения и полном контроле динамических масс, твиндек открыт, на борту четверо. Дайм, сэр.
- Стартуйте, Джон.
- БВС, я первый, - старт.
- СТАРТ ПО НУЛЮ. ПЯТЬ, ЧЕТЫРЕ, ТРИ, ДВА, ОДИН. НОЛЬ.
"Всё сдвинулось".
- КОРАБЛЬ В КОСМОСЕ.


ГЛАВА 11. БЕЗ НАЗВАНИЯ

Пол Мьюком работал (aka проводил основное время своей жизни) за обычным менеджерским столом-пультом в главном офисе Управления бытконтроля комплекса Форт. Стол находился в выгородке из пластиковых жалюзи на рамах напротив стола комиссара Макаровой и в нескольких шагах от автобара. Такое расположение рабочего места весьма способствовало моментальному доступу капитана (простите - мэра, уже - мэра!) к основным потокам информации, включая сплетни и слухи, нередко куда как более существенные, чем рапорты и доклады от административных подразделений. Безо всякой задней мысли, Мьюком повёл сенатора именно сюда, тихонько позвонивши по пути на терминал Генерального дежурного по Форту и предупредив его о скором явлении. Управление находилось в MEDIUM-бубле Форта, где поддерживалась центробежная в шесть десятых, каковая и позволила супрефекту Цандеру, дежурившему этого сентября, совершить в арке ограничника, связывающего секцию Управления с побортным коридором, великолепный "на караул" при виде процессии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 вино cincinnato 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я