научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/Dreja/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"Отныне мы обязаны относиться к попавшим в изоляцию космачам с предельным недоверием по умолчанию". Устные предания продолжают: "Мы совершили глупость, если не сказать подлость. Ничего не было на "Ключе", ради чего стоило терять одиннадцать человек, грузовоз и самого спасаемого. Нам следовало, сообразив ситуацию, оставить его в покое: он создал себе мир, он защитил его, и он заслужил его". Устные предания - значимая в Космосе штука. Мы им доверяем часто и больше, чем меморандумам администраций и методологической литературе, издаваемой в метрополии курам на смех (куры - это носители яиц).
Я задержался на балконе, не сразу начал отход. Не надо думать обо мне - тогдашнем - неправильно. Не играл я этакого индивидуала, озабоченного лишь претворением в жизнь высшего собственного мнения, искажаемого наличием недобросовестного к нему, мнению, отношения некомпетентных в ситуации окружающих. Провидение, в коее я теперь верю, безусловно, бросило свою дробинку на весы, но тогда-то я ничего такого и знать не мыслил. Я был космонавт на работе! Мьюком мало того что капитан, начальник экспедиции и будущий губернатор, так он ещё и прав был, и я намерен был подчиниться. Время операции резко увеличивалось, но риск, который возможно свести к стандартному значению, сводится неукоснительно и безоговорочно, иначе совершается преступление. Универсальный стыковочный агрегат бота позволял прямую стыковку "на корпус". Взять балок "на корпус", "обсосав" шлюзовую камеру целиком, не торопясь, под давлением вскрыть люк - для того механизмов у нас достаточно… Затем впрыскиваем в балок наркотик, и - в масках - вперёд. Классический абордаж. Почти безопасный - и для спасаемых, и для спасателей.
Причина моей задержки на балконе была весьма конкретная.
- Я Байно. Прими мой кривой автофайл 10.23.04.01 МТС, Кирилл. Я задерживаюсь. Для стыковки по предложенному варианту необходимо произвести расчистку на корпусе балка. Нужно срезать до десяти метров балконных конструкций и удалить РСМ-экран с корпуса.
- Чего два раза ходить? - спрашивает Кирилл понимающе.
- Вот именно.
- А как ты себя вообще чувствуешь, Марк? - спрашивает Кирилл. - Четыре часа тридцать две минуты на выходе ты.
- И мне предстоит ещё часов десять работ по расконсервации катера, - подхватываю я. - А шлюз никто за меня не расчистит. Значит, опять мне потом выходить, плавать, резать, толкать. Не отдохнув, не поспав даже для приличия. Смысл? Мы повторяемся, Кирилл.
- Да, раньше завтра внутрь не проникнуть… - говорит Кирилл несколько невпопад. Старший на борту в моё отсутствие, он не хотел брать на себя сверхмерной ответственности. Ему нужно было всё это тщательно проговорить в эфир под запись. Я его понимаю, но мне становится неприятно. Люди разные, но я никогда так не поступал.
- Будет плохо, если как раз на эти часы мы опоздаем. Правда? - заканчивает Кирилл.
- Злое шесть всем выпадает по-разному, - говорит Нота. - Но если они - или он - продержались столько…
- Флейм, - говорю я наконец. - Небесполезный для некоторых, но флейм. Как командир и серьёз я вас грубо прерываю. Нота, ты там как?
- А в чём дело?
- Я проголодался. Займись. Кирилл меня поводит один.
- А сколько тебе надо на расчистку?
- Час ориентировочно. Не больше. Беречь железо или электричество я не намерен. Я имею в виду - через час я уже буду дома.
- Стучу по крестику, - сообщает Кирилл. - А ты сплюнь.
- Какую-то глупость ты сказал, извини, Марк, - говорит Нота недоумённо. - Разогреть стандарт для тебя я успею ровно сорок три раза за час. Даже если ты захочешь съесть сразу сорок три порции, мне потребуется одиннадцать минут. С транспортировкой из ящика к автомату. И сервировкой на столике. Я тебя не поняла.
- Мрия, по-моему, он пошутил, - говорит Кирилл. Я ухмыляюсь. Он знает, что я знаю, что он знает, что я знаю… В сём трёпе демонстрируя свою проницательность, я успел наметить себе порядок работ. Универсальный пистолет у меня полностью заряжен, в ранце достаточно тридцатиграммовых бустерков, чтобы потом элементы разрезанных конструкций от поля операции отдалить… Но прежде, пока балкон под ногами, надо срезать экран. Стропорез я уже сегодня благословил подобной работой.
- Начинаю резать эрэсэмку, - говорю я. - Ну, что же вы там замолчали, реябтки?
- А, - говорит Нота. - Байно в своём репертуаре. Я всё поняла. Знаешь, Кирилл, что имелось в виду? Не сидел бы ты над диспетчерской сиднем, а начинал бы ты пока осмотр адаптера. А я, увечная, останусь на связи. Понимаешь?
- Вот так вот, да? Слишком сложно для меня, - замечает Матулин. - Марк, она права? Тогда бы я попросил тебя: попроще ты со мной как-нибудь, Марк.
- Мне Нота всегда казалась сложной в общении, - говорю я. - Но на сей раз некое рацио она привнести пытается… Прорезал вертикальный правый. Дальше роста не хватает. Перехожу левей. А "Сердечник" как, на связи у нас, Нота?
- Да, а что?
- Молчаливые они какие-то… Опа-на!
- Что такое, не поняла?
- Спокойнее. Подожди. А!
- Отчёт к "ОК", Байно.
- Я снял ткань с обода шлюза, и под ней обнаружил пакетик аварийного сигнала. Впервые вижу такой. - Я поправляю камеру на плече и освещаю объект фонариком, поскольку он в моей тени. - Разглядели? Кирилл в рубке?
- Звать его?… А зачем это?
- Позови его, да. Значит, я Байно, докладываю. Это аварийный сигнал, Нота. На отказ радио, например. Вот кнопка. Я её нажимаю, в балке спичит; кто-то выходит и спасает меня, обессиленного. - Я вспомнил слова. - Дверной звонок! - И я нажимаю на кнопку. Нажимаю, и всё. А блок управления - левее сигнального пакетика - вспыхивает всеми индикаторными пластинами, перезагружаясь, в несколько коротких строк проводит тестинг, зеленеет, показывая полную готовность к работе.
- Внимание, всем, я Байно! - говорю я почти шёпотом. - После подачи аварийного сигнала с обнаруженного мной пакетика блок управления шлюзом проявил активность, перезагрузился и подал сигнал полной готовности.
- А-ам… а-ан… немедленно отступай, Марк! Здесь Матулин, немедленно отступай!
- Спокойнее, Матулин, - сказал я. - Глотни релаксанчика и Мьюкома мне вызови…
На большом дисплее блока управления включается режим оповещения и на него построчно выскакивает следующее:
приветхяхедухх
нахземлюхххххх
неподброситех
меняхвопросххх
мнехоченьххххх
нужнохбыстро
- Внимание, "ОК", "Сердечник", - говорю я. - Кто-то изнутри пытается связаться с нами через дисплей блока управления. Текст: "Привет, я еду на Землю, не подбросите меня? Мне очень нужно быстро". Я Байно, у шлюза балка, приём.
- Здесь капитан, повтори, Марк.
Я прилежно, с расстановкой, повторяю.
Я спокоен. Я никуда не спешу, ничего не предпринимаю, я готов к "немедленному отступлению", мне кажется, что я готов даже к стрельбе на поражение. Я инструмент, эффектор, робот БТ, если хотите…
- Жди, Марк, - сказал Мьюком.
- Роджер, - кротчайше ответил я.
- Здесь Иянго, - появился в эфире очередной женский голос. - Марк, оставайся на месте, ничего не предпринимай. Веди наблюдение. Мы анализируем ситуацию, вырабатываем рекомендации для тебя. Сообщай сразу, если что новое объявится.
- Я выполню ваш приказ неукоснительно и тотчас, - сказал я.
ктотампривет
яхедуназемлюхх
неподброситех
докуданибудьхх
мненадосрочнх
Я зачитываю в эфир и это.
- Марк, попробуй поговорить с ним, - выступает наконец вперёд Иянго. - Рекомендую представиться и вызвать его на ответное представление. Как ты себя чувствуешь?
- Нормально. Предпринимаю попытку установления личности неизвестного бенганна, - говорю я. - Кирилл, прими автофайл 31.23.04 МТС. Открываю клавиатуру на блоке управления шлюзом.
Панель такты легко и штатно выдвигается за ушко. Я извлекаю из набора отвёртку, берусь за рукоять поудобнее и начинаю кончиком отвёртки нежно тыкать в клавиши.
приветххххххх
яххмаркхбайно
ххгрузовозхокхх
радхсхтобойх
поговоритьхх
кактебязовут
Ответ моментален - за две с половиной секунды набран!
приветмаркба
мнеоченьнужн
нахземлюххххх
неподбросишь
меняеслипопух
тиххххххххххх
Я зачитываю своё сообщение и ответ на него.
- Продолжай, Марк. Человек явно не в себе, но надо выяснить хоть, как его зовут, - говорит Иянго.
- Судя по показаниям прибора, я могу прямо сейчас запустить шлюзование и пройти в шлюз, - говорю я. - Имейте в виду.
- Понял тебя. Запрещаю. Нельзя, Байно. Человек не в себе, - говорит Мьюком. - Говори с ним.
Я бы пожал плечами, но не стал и пытаться: "Пеликан" на мне сидит правильно. Я повторяю:
яхмаркхбайнохх
Какхзватьхтебя
приёмххприёмхх
Он ответил, что ему нужно на Землю, и что был бы признателен, если бы я его подвёз хоть до поворота.
- Абонент некоммуникабелен, - говорю я. - И у меня нет воздуха на пинг-понг.
- Не понял тебя, - говорит Иянго.
- Мы теряем время, господин главный врач, - говорю я громко. - Абонент некоммуникабелен.
- Пробуй ещё!
- Пробую крайний раз.
- Решать будем мы, крайний раз, не закрайний. Набери следующий текст: сколько вас, как вас зовут, какая нужна помощь.
- Вызываю капитана Мьюкома, - говорю я, хотя Мьюком и так на связи.
- Марк, - говорит он. - Рискнём. Чую, это не джинн. Начинай шлюзование, парень. Господин главный врач отстранён от консультирования операции.
- Я пробую ещё раз задать вопрос, затем делаю попытку проникновения в балок, - говорю я. - "ОК", "Сердечник", подтвердите приём.
- Я Матулин, принял.
- Я Мьюком, принял, утверждаю решение Байно. Действуй, парень. Но осторожней. Считай операцию боевой. Оружие у тебя с собой? Мало ли что на уме у нашего бенганна.
- Обернётся джинном - рука не дрогнет, - говорю я, настукивая отвёрткой:
кактебязовут
давайхххххххх
поговоримхххх
с колькоутебях
кислородахххх
кактебязовут
Он повторяет, с каким-то бесконечным терпением, - но терпением ли? - что он направляется на Землю, что ему туда очень надо, дело у него там, важней не бывает, и если я, пилот грузовоза "ОК" Марк, кажется, Байно, буду так любезен взять в кабину хоть до поворота его, то это ОК.
Я закрываю панель такты, убираю в пояс отвёртку и запускаю первый цикл перепада. БУ реагирует на команды с запаздыванием, не переходящим границы приличий. Наверняка, он просто замёрз и заварился.
- Прошла команда на уравнивание давления, - читаю я показания датчиков. - Подтверждается команда, открылся клапан на шлюзе, травит остатки. Датчик "давление" показывает ОК. В камере вакуум. Прошла команда на открытие люка. Подтверждается. Начинает открываться люк… Сообщение изнутри на большом дисплее. Повторяет предыдущие, отличия несущественны, вопросов по поводу начала шлюзования не задаёт.
- Слушаем тебя, Марк, - напоминает Кирилл. - Мы тут.
- Спасибо. Люк открыт наполовину. Теряю контакт с блоком управления. Камера шлюза замусорена, мусор выходит. Люк открыт полностью. Начинаю осмотр камеры.
Камера квадратного сечения, на одного проходящего, в пять кубов. Освещение действует, незначительно помаргивая, так что я даже выключаю свои фонари. Я на срезе люка, гляжу внутрь, отмахиваясь от медленно плывущих мне в лицо кусочков кабеля, клочков эрэсэмки; пластиковую папку с тиснённым на покоробленной обложке "GMG. Архитектурная и электрическая схема САП "Микробус" ловлю, отправляю обратно. Можно входить.
- Прохожу в камеру, - сообщаю я и берусь рукой за внутренний релинг шлюзового кольца.
- Осторожней, Марк, - хором говорят все. И вдруг у меня закладывает уши и нос. Я останавливаюсь, прислушиваюсь к себе. Пробую прочистить нос, резко выдыхая. В ушах свистит.
- Что у тебя? - спрашивает Нота. - Что за звук?
- Да ничего такого, - отвечаю я. Даже самому мне слышно, как вдруг изменился мой голос.
- Марк, у тебя искажения. Отчитайся, - предлагает Кирилл.
- У меня всё в порядке, - совершаю тягчайшее преступление я, крепко держа себя в руках. Что со мной?
"Ты забыл про Щ-11, космач. Но Щ-11 про тебя - нет!" - говорит мне… говорю себе…
Операцию надо прекратить. Доложить о себе. Немедленно. У меня начинает дёргаться лицо. Хватает сознания порадоваться, что спецкостюм у меня устарелый, без внутришлемной камеры. Но чему я радуюсь? - хватает сознания спросить себя. Назад, серьёз, иначе - какой же ты серьёз?
Полчаса. Не меньше. Полчаса сложнейших - сейчас - для меня - пространственных эволюций между исследуемым объектом и грузовозом. Что-то происходит со зрением. Всё, что находится у меня в шлеме: части воротникового фланца, датчики, гарнитуру, - я продолжаю видеть отчётливо. Но то, что за стеклом, смазывается, словно по стеклу начинает течь вода. Я хлопаю перчаткой по стеклу, пытаясь протереть его. Бесполезно. Я понимаю, что злое моё шесть настигает меня. Сколько у меня времени? Точно, что на отчёт его нет. Руки меня слушаются. Я нащупываю над собой и сбоку себя релинг, рву себя вперёд, в камеру. Я помню (уже ничего не видно за стеклом), где внутренний дублёр БУ шлюза. Кнопка "продолжить процесс" должна быть активна. Она в самом центре БУ, она большая и её можно опознать даже вслепую, даже в перчатке. Я определяю её и нажимаю. Я вижу красное пятно, мигает медленней, чем белое общее освещение: это подсветка кнопки. Ватная тишина окружает мою голову. Странное ощущение, потому что зубной скрип, подщёлкива-ние языком, мычание - всё, что происходит внутри головы, я слышу превосходно… Плевать! Я сосредоточиваюсь только на красном, всё шибче мигающем, пятне. Оно должно поменять цвет на зелёный. Зелёный цвет открывает мне дорогу. Пусть оно скорей поменяет цвет. Растущее давление я должен чувствовать. Спецкостюм должен сообщить мне. Датчики же я под подбородком вижу! Боковым зрением… О Господи, все Твои Имена, что со мной, я умираю. Зелёный
Моя рука бьёт меня по виску шлема царапается нащупывая барабанчик открывания лицевой пластины я чувствую толчки отдельно головой отдельно рукой смазь вместе со стеклом поднимается запахов нет лицо обжигает мороз но всего несколько секунд это значимо дышу я или нет я не понимаю я мой мозг уже не понимает сигналов с сетчатки глаз изображение совсем как режимы биноктара переключаются становится то ребристым то оранжевым то я вижу перед собой крупно-часто исписанный лист то видение становится цифровым но в один из промежутков я имею в виду одну из мельчайших секунд перемены режима я успеваю заметить прямо впереди грязное-человеческое-заросшее-белым-волосом-лицо-с-горя-щими-ярко-синими-глазами-в-обрамлении-блестящего-как-зеркалоободаоткрытоговнутреннеголюка.
file in file 1.5.1
created: 12.04.06.01 МТС
subject: расшифровка НРС-контакта 000973 "ОК" - "Сердечник"
txt: "ОК", МЕЛАНИ-ПО:…отключена телеметрия. Не похоже на повреждение. Выглядит, как обычное штатное отключение. Прошу разрешить мне выход в космос без поддержки.
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Продолжайте наблюдение за балком с борта, Мелани-По. Матулин, к связи.
"ОК", МАТУЛИН: Здесь Матулин.
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Время окончания работ по расконсервации катера.
"ОК", МАТУЛИН: Опережаю график на час. Управлюсь к шести тридцати утра.
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Работай, парень…
file in file 1.5.2
created: 26.06.06.01 МТС
subject: расшифровка НРС-контакта 001007 "ОК" - "Сердечник"
txt: "СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ:…хотя бы приблизительно. Прости, что отрываю от работы.
"ОК", МАТУЛИН: Товарищ капитан, я оцениваю готовность стройплощадки к приёму "Сердечника" как достаточную. Я говорил с самого начала. Рэк в штатном положении. Байно был со мной согласен. Это есть в отчёте.
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Мы решаем вопрос о перемещении титана к вам. Как у тебя дела с катером, Матулин?
"ОК", МАТУЛИН: Расконсервацию закончил. Стыкую адаптер с катером. Три часа. Три часа до готовности к стыковке.
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Понял тебя. Мелани-По.
"ОК", МЕЛАНИ-ПО: Здесь Мелани-По.
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Без изменений?
"ОК", МЕЛАНИ-ПО: Без изменений, товарищ капитан. Продолжаю вызывать Байно. Прошу разрешить мне выход в космос без поддержки…
file in file 1.5.3
created: 14.09.06.01 МТС
subject: расшифровка НРС-контакта 001041 "ОК" - "Сердечник"
txt: "ОК", МАТУЛИН:…не готов!
"ОК", МЕЛАНИ-ПО: Кирилл, ты подумай, ты сообрази, да что ж такое!…
"ОК", МАТУЛИН: Да я соображаю! Я-то уж соображаю!
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Сколько тебе нужно на закрытие перечисленных замечаний и отказов? Ты справишься?
"ОК", МАТУЛИН: Я не готов ответить, товарищ капитан. Отказ комплексный. Проще и быстрей поменять всю подвеску. Но…
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Ясно. Бросай там всё, как есть, ложись спать. Я начинаю подъём титана к вам завтра. Буду через неделю. Ничего не предпринимать, вам ясно, на "ОК"? Не слышу!
"ОК", МЕЛАНИ-ПО: Товарищ капитан, у меня есть предложение. Разрешите…
"СЕРДЕЧНИК", МЬЮКОМ: Девственница, закрой свой ротик, оставайся на вахте. Матулину пять часов сна, затем он тебя сменит. Из грузовоза ни шагу. Вот что: я приказываю передать управление грузовозом ко мне в ЦУП. Немедленно.
"ОК", МЕЛАНИ-ПО: Есть передать управление грузовозом на ЦУП "Сердечник-16"… Управление передано 45.11.06.01 МТС…
file in file 1.5.4
created: 11.21.07.01 МТС
subject: расшифровка НРС-контакта 001041 "ОК" - "Сердечник" (синхронная трансляция)
txt: "ОК", МЕЛАНИ-ПО: "ОК" вызывает Байно. Марк, откликнись…
file in file 1.5.5
created: 32.00.08.01 МТС
subject: расшифровка НРС-контакта 001115 "ОК" - "Сердечник" (синхронная трансляция)
txt: "ОК", МАТУЛИН: "ОК", я Матулин, к Байно. Приём…
file in file 1.5.6
created: 01.11.09.01 МТС
subject: расшифровка НРС-контакта 001167 "ОК" - "Сердечник" (синхронная трансляция)
txt: "ОК", МЕЛАНИ-ПО: Марк, Марк, я Нота, отзовись…135
ПРИЛОЖЕНИЯ К 1.х
file 1a
subject: re-mark Байно
created: 16.09.124 UTC
current music: G. B. Pergolesi: "Stabat Mater"
txt: я-то отозвался. Когда смог: когда воскрес. 13-х суток по времени миссии. 26 апреля 121 года UTC. "Сердечник" подошёл к рэку через сутки, 27. Ещё через неделю мы узнали имя нашего бенганна.
Нортон "Краб" Кротик был он. Впрочем, обретение им настоящего имени помочь опоздало: бенганн получил в личку (кажется Мьюком и прозвал, в первый же день) прозвище Хич-Хайк, и так и остался Хич-Хайком, и многие даже и не интересовались, что, мол, Хич-Хайка ещё и зовут как-то по-человечески. Он сам не узнавал свою фамилию, а вот на прозвище реагировал почему-то - оно ему сразу понравилось.
Неделя на идентификацию личности Хайка ушла потому, что знавших его в Преторнианской в экипаже не нашлось (бывает), а файл-массив, содержащий табель пропавшего "Форварда", каким-то чудом оказался у нас в библиотеке забаженный, и фотографии к досье извлечь удалось ценой неимоверных усилий Мрии Мелани-По, ощущавшей свою ответственность и причастность чрезвычайно остро, если учесть, что раскопки повреждённой базы ей приходилось производить в нечастое свободное время. Выяснилось, что Нортон Кротик занимал в форвардной команде должность мастер-инженера по коммуникациям. Физика для бенганна была у него на удивление хорошей, полуторагодичное "минимальное питание" (кислородом он был обеспечен штатно, СОЖ балка сработала великолепно, хотя демонтировавший балок Кирилл Матулин и утверждал, что Хич-Хайк к настройкам и контролю СОЖ не прикасался; может быть, она и сработала великолепно, потому что не прикасался) словно бы вообще его никак не повредило. Авитаминоз средней степени, серьёзная кальциевая недостаточность, но ничего фатального в физике. Необратимое же повреждение сознания Хайка очень напоминало контузию от удара паразитной перегрузкой, как если бы во время схода из надримана Хайк не был защищён ни наркаутом, ни, скажем, моей злой знакомой Щ-11. Причина повреждения обильно дискутировалась врачами. Но они так и не пришли ни к какому сообщему выводу. Да и дел было невпроворот. Хич-Хайку полечили сому, откормили, он потолстел. Расспрашивать его о судьбе людей Марты Кигориу было бесполезно. БВС стройки, развёрнутая, действительно, во взятом с боем и нервами балке, полезной информации не содержала. Стандартный дневник просто обрывался на полуслове. Как дневники и орбитеров, и Башни. Марта Кигориу и девяносто три человека пропали вместе с двенадцатитысячником "Форвардом" бесследно. Всего пионерами на Императорскую ушло девяносто семь человек.
Два женских тела, обнаруженные в наглухо запертой изнутри дальней секции балка, принадлежали инженерам-монтажникам Рине Поповой и Ксаве Лидии Найскит (с Найскит были знакомы многие наши, и я её знавал на том конце Тринадцатой). Обе покончили жизнь самоубийством полтора года назад, отравились цианином из бортовой аптечки, предварительно запрограммировав отсечный климатизатор на перекачку атмосферы в ёмкости соседней секции. Мьюком распорядился провести расследование обстоятельств их гибели. Специально разморозили в помощь Макаровой префекта Генри Маяму. (Шкаб уже наладил поточную транспортировку кислорода с Башни; Башню Шкаб исследовал и запустил моментально, проникнув в орбитальную секцию без никаких приключений, постройка была завершена полностью, все механизмы работали, а приёмник кислородной пушки, когда Шкаб его впервые открыл, заполнял готовый к транспортировке твёрдый воздух; информации о судьбе Кигориу, как я уже сказал, не отыскалось и в памятном массиве БВС Башни - обрыв и невозобновление телеметрии и автофайлов на полуслове ранним утром четыреста девятнадцатых суток от начала миссии "Форварда"… Словом, обрат атмосферы на титане мы запустили через два месяца по финишу.) Префект Маяма очень убедительно и предметно, настоящим серьёзом, на специально собранном заседании клуба, доказал непричастность Хич-Хайка к смерти женщин. Хич-Хайка уже успели полюбить, оправдательный вердикт восприняли с большим облегчением. Не думаю, что Маяма подтасовывал факты. То есть, что значит - не думаю? Он не подтасовывал.
Хич-Хайк поселился со мной, я установил в личнике второй этаж на койке и спал сверху. Он ухаживал за собой в ассенизационном смысле самостоятельно, рефлексы, ничего не поделаешь, я только напоминал ему менять бельё и есть витамины. Он не храпел совершенно.
Он почти не отходил от меня. С того самого момента, как вытащил меня, мучительно агонизирующего, из скафандра в зловонную атмосферу балка. Он был со мной все моменты моей первой смерти, он был тем крайним, что я запомнил перед вспышкой мёртвой тьмы, и был он тем первым, с кислородной маской наготове, когда я очнулся. Двигаться я не мог долго, вот эту-то неделю, и он поил меня зелёной, плохо витаминизированной кашей и дышал меня кислородом из своего единственного баллона, а мой скафандр он демобилизовывать не стал. Он непрерывно разговаривал со мной - единственной своей фразой "Мне нужно на Землю, не подбросите?" Как только я начал соображать, а не эмоционировать, я вызвал "ОК". Мне были рады, а я и не надеялся. Но идти за мной Кириллу по-прежнему было не в чем, катер он не смог починить, Хич-Хайк помог мне облачиться, - и поистине неимоверные усилия я затратил, убеждая его отпустить меня хотя бы на пару часов. Я не обманул его. Через два часа я вернулся. Принёс аптечку, еду и скафандр по размеру. Перейти на "ОК" вдвоём нам удалось без приключений. Мьюком страшно ругался, но на свой корабль со своего выхода я вернулся самостоятельно. Как серьёз.
Хич-Хайк был добрый парень, хотя больше всего на свете ему надо было на Землю. Мне нечем объяснить его ко мне привязанность, ведь я не мог (тогда (но тогда)) помочь ему с Землёй. Не то чтобы он смирился, не то чтобы он понял и смирился… Мне кажется, казалось мне, что он отложил своё путешествие из-за меня. Ведь мне-то на Землю не надо было…
Диагноз мне поставили: скоротечный кафар высокой степени. Повезло мне, сочли врачи: мог бы и не выйти из комы. Иянго повадился называть меня "Лаки". Отдохнув, я приступил к работе. Прозвище не прижилось. Все медчеки проходил штатно, на палец. Дьяк вернулся к работе в первых числах июня. Я знаю, обо мне он говорил - с Иянго: Иянго вызвал меня и мучил тестами дольше обычного - снявши меня с очередного рейса и уложивши на три дня обратно в госпиталь. Щ-11 обнаружить у меня, конечно, удалось - то есть ея следы. Ну, ведь естественно, что удалось. Точно такие же следы, как и у самого Дьяка. Как у Ивана Купышты, у Астрицкого, у Ноты.
Скорее всего, Дьяку решили не верить, а он отступился, сообразив, не поверили почему. Как можно было в такое поверить? Настойчивость же могла повредить самому Дьяку. Потом Иянго сняли с главврачей. Встречаясь с Дьяком в коридорах, мы прилежно здоровались. Но наблюдался я только у Захарова.
file 1b:
subject: сопроводительная записка к отчёту "02 - Мьюком,
Палладина - Главному Колониальному Управлению, Земля"
от 16.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 вино besini kindzmarauli 2017 0.75 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я