научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Все для ванной, ценник обалденный 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

!!ПРИГОТОВИТЬСЯ К СТОЛКНОВЕНИЮ!!!
0
0
0
0
0
!!!СТОЛКНОВЕНИЕ!!!
subfile 4.4
subject: свидетельство Байно
audio-txt: я оказался почти совершенно цел, но выяснял это довольно долго, медленно возвращаясь из звенящей отстранённости ото всего. Контузия была значительной, всё-таки в где-то мне пришлось и до двадцати джи на позвоночник. Но основные повреждения я получил - до столкновения с грунтом. Из нового я узнал о себе, что зверски ободрал ладонь (предполагаю, когда вырывал из захвата флинт). У меня текла носом кровь. Невыносимо ломила косточка на лодыжке - это когда я открывал рубочный шлюз и чуть не сорвался. Головная боль - ну, это контузия, понятно. Из одежды на мне был врезавшийся в тело АСИУ, каковой я нечувствительно использовал во время катастрофы неоднократно. Но кости мои переломов и трещин не получили, и череп был целёхонек, внутренние органы двигались, содрогались и пульсировали в режиме "приблизительно здоров". Пульс частил, а как вы думаете. Но я отдышался. А потом начал бороться с моим спасителем-капюшоном, одержал победу и выглянул наружу, в рубку.
"ОК" за последним разом корпусом был молодец. Разрушений переборок, как и трещин наружу, не было. И свет шёл, и почти полный. Столкновение смяло пену, пол ей был завален по колено. Корпус А лежал, видимо, на брюхе, гравитация шла вертикально к горизонту настила, с небольшим креном на бакборт. Было очень жарко. В углу искрило. Воняло пеной и мной. Оборудование не работало никакое. Я выбрался из потерявшего форму обделанного "капюшона", съехал на заднице по колени в пену. Ноги держали, удивив меня. Фокус сознания был по центру. Панику я держал в узде крепко. Загребая ногами пену, я подошёл к зачехлённому радиокомплексу, открыл его и попытался завести. Безрезультатно. "ОК-ТМ" был мёртв. Становилось жарче. Тишина нарастала вместе с жарой. Я откашлялся. Кашель прозвучал жалко. Тогда я выругался. Помогло. Я принялся соображать, сколько прошло времени, сколько длился блэкаут. Часов не было, а мои внутренние сбились. Но минут двадцать цирковых я пережил наверняка. И на грунте - минут десять был как точно. Я никогда не проходил тренировки на грунт. Вообще, как пилот обязан был, но не получалось - занятий у нас, пилотов, в нищей безлюдной Палладине Дальней находилось много больше, чем времени для их исполнений. Когда-то давно мой личный индекс SOC определялся как отрицательный плюс, а адаптивность - средняя с каким-то невысоким положительным значением. При необходимо-достаточном индексе здоровья я мог продержаться на грунте планеты геогруппы до двух часов. Однако я, как-никак, однажды недавно умирал, может быть, что-то и тут изменилось? Стало же мне плевать на постнарком? "Не бойся паразитной перегрузки!" Откуда это? Сон… Неправ ты, Хич-Хайк из наркаута: вот сейчас я точно знаю, что не сплю. "Не бойся паразитной перегрузки!" Мечтать не вредно, а вот что вредно, так это стоять столбом, подумал я начальственным голосом.
Первое: экипаж и Хич-Хайк. Второе: телецентр. Третье: спасательные "лифты". Я достал из шкафа салфетки, почистил себя, как сумел, надел свежий АСИУ. Обратил внимание на вкус атмосферы. Плевать на мои личные миазмы. Горелый запах, всегда остающийся после использованной пены. Мимо. Привкус озона. Замыкания. Кислород. Достаточен. И ещё что-то. Ага. Соль и влажность. Так, значит, у нас пахнет Четвёрка. Корпус потерял-таки герметичность. Неудивительно.
БВС-ГЛАВНАЯ за несколько секунд до падения вышибла направленными зарядами все без исключения люки во внутренних шлюзах. Рубочный люк перекосило поперёк шахты, но подлезть под его линзой был возможно. Я уже присел и скрючился, но тут вспомнил кое о чём и вернулся к командирскому посту. Флинт я, конечно, не нашёл в пене. Но я хорошо знал товарища моего Очкарика. Его пистолет, вообще-то нелегально имеемый, прятался в складках фальшь-панели за его пультом. Я проверил пистолет, предохранил его и сунул его за отворот АСИУ. Затем я взял из ниши кислородную маску, прицепил её к затылку. Фонарика не нашлось, но я надеялся на автономные источники аварийного освещения. Мы упали тяжело, но парашюты вышли и раскрылись, и бустеры системы крайней надежды отработали - обе обоймы - мы не разбились насмерть, определённые надежды у меня теплились… нет, надежды уже горели в жаре, охватившей рубку!
От соли Четвёрки уже свербело в носу и першило глубоко в глотке. Распределитель объёмов главный остался запененным. Вообще, запененных участков оказалось очень много, я ломился сквозь, удивляясь. Видимо, мы совсем не так тяжело упали, как я боялся. Верно, пилот всегда надеется на худшее. Деформации внутреннего пространства также были незначительными. Ни одной пробоины я не углядел, пока пробирался к кают-компании. Безусловно, корпус имел пробои, и трещины имел, и все надстройки, выпущенные автоматикой MD, наверняка снесло и сплавило… Мне стало плохо, когда я примеривался спускаться в шахту наркобокса. На секунды я потерялся, а когда обрёл сознание, увидел перед собой на полу лужицу крови, натёкшую у меня из носа. Нет худа без добра. Я мазнул по лужице и внимательно рассмотрел пальцы. Цвета кровь пока не изменила. Я вытер руку о бедро и полез вниз, в шахту, в наркобокс. Нас не успеют спасти ни при каких обстоятельствах. Я помнил все сводники, работавшие на участке аварии. Ни один автоматический сигнал с борта не ушёл. А сигнал, что пытался подать я, впрямую, через MD-ctrl, вроде бы сыгрался, но куда он дошёл, в каком объёме и как внятно… Нас не успеют даже найти, если только мы упали не в лес ночью и вокруг не полыхает на полконтинента пожар, что, кстати, найти место падения, безусловно, поможет, но осложнит эвакуацию… Но ничего не горит вокруг, продукты горения хорошо определимы на вкус, я бы почуял - искрит где-то, не больше того… Сколько им нужно на идентификацию MD? Сколько на принятие решения? Как удобно стоит орбита Птицы для покрытия зоны MD? А дальше - час на подготовку шаттла, час на спуск… Сколько на исследование разбитого грузовоза?…
Нас ни при каких раскладах спасти не удастся сверху. Если только сами не.
Я спрыгнул на пол наркобокса, услышал плеск, почувствовал холод и влагу. Пена здесь была смята слоями, а на полу было по щиколотку воды. Я огляделся, привыкая к тяжёлому жёлтому освещению. MD сработала: бронированные купола успели надеться на столы с реябтами. Я смахнул с консоли общего медсерва полосы пены и пробежал пальцами по такте. Оборудование наркобокса функционировало. Тут мне пришло в голову, что реябт, наверное, не стоит будить сейчас.
На что я надеялся? Не убей я БВС, мы были бы все сейчас мертвы и спокойны. Мгновенная смерть - большая привилегия. Наркаут, даже самый "EXTRA", не защищает от SOC-пере-менных. Не спасает от дезориентации. Не задерживает её. Я не знал, как, в каком объёме Очкарик, Ван-Келат и Ниткус адаптированы к переменным SOC ЕН-5355 вообще и к SOC Четвёрки в частности. Я помнил, что Ван-Келат, кажется, работал в Преторнианской десантником. Вероятно, резерв выработал, иначе числился бы он в десантной группе Палладины. Очкарик вряд ли был готовее, чем я, а про Ниткуса я не знал в этом смысле вообще ничего. Я мог прямо сейчас вызвать их медкарты и прочитать, но - не поворачивалась рука. Мне хотелось одного: убраться из наркобокса, и пусть они умрут с миром, мучаясь, но бессознательно…
Это было правильно.
Это было правильно, но нечестно. Не серьёзно. И Ван-Келат и Саул Ниткус были серьёзами, и уважаемыми серьёзами. Я не мог себе позволить оставить их так. Я не мог бросить Очкарика, поделившего со мной однажды очень важный килограмм кислорода, не попытаться его вытащить. При всём гуманизме моих побуждений не будить, я постыдился бы рассказать о них Атосу, а значит…
Медсерв подтвердил принятие команды, сообщил, что результата, достижимого при имеющемся дефиците энергетики, следует ожидать в течение часа. Я приказал ему начинать немедленно.
Хич-Хайк.
Я был уверен, что он погиб. Разбился. Грузовой корпус, на тысячу тонн более массивный, после разделения ушёл вниз с креном на корму. MD спасает людей, не груз, а гостевой наркобокс Очкарик в контур, несомненно, не заводил.
Коридор, ведущий к бакбортному шлюзу, был тёмен, оборвался неожиданно и я, споткнувшись на мягком, упал ничком, врезавшись носом в грунт планеты Четвёртая.
Наткнувшись на земляную пробку в тоннеле (чёрный мокрый горячий грунт, густо перемешанный с остро пахнущей травой), я растерялся ещё больше, чем до того. Я имею в виду, что, как не стыдно, но я полностью потерял над собой контроль. Я имею в виду, если сказать точней и правдивей: у меня началась истерика. Что происходило потом, до того как меня отыскал Саул Ниткус, и сколько происходило оно, я не помню.
subfile 4.5
subject: свидетельство Байно
audio-txt:


ГЛАВА 18. ПРОБА ГРУНТА ПЛАНЕТЫ ЭДЕМ, ИЛИ ЗНАКОМСТВО С МЕРСШАЙРОМ

Меня ударили по щеке, в губы больно, давя их о зубы, ткнулось горлышко фляги.
- Байно! Байно!
Я замотал головой, спасаясь, хватанул ртом воздуха, горлышко фляги попало в рот, плеснуло тоником прямо в горло, я захлебнулся. Меня перевернули на бок и ударили по саднящей спине. Меня вырвало. Потом я кашлял. Потом меня посадили, больно схватив за плечи, и ударили по щекам - справа и слева - снова.
- Байно!
Я увидел перед собой перекошенное человеческое лицо. Белое в полутемноте.
- Повторить? - спросило лицо.
- Ударишь снова - убью, - каким-то образом ответил я. - А пить буду.
- Хорошо, - сказало лицо. - Бить больше не буду. Открой рот.
- Дай мне, я сам. - Рука моя поднялась, пальцы почувствовали рёбра фляги. Я набрал в рот тоника, поболтал языком, осторожно проглотил.
- Давай мне флягу обратно, - сказало лицо. - А то уронишь. Некогда искать другую.
Я узнал лицо. Оно принадлежало Саулу Ниткусу. Кроме его лица я ничего больше не видел.
- Привет, Куба, - сказал я на вдохе. - Почему темно? Свет же горел.
Лицо ощерилось.
- Привет, Байно. В подпалубе пожар. Грузовоз обесточен. Неважно уже. Вкратце: откуда ты взялся, что случилось с грузовозом, какого хера мы на грунте, на каком грунте, послал ли ты MD, ищут ли нас и так далее. Есть что ответить?
- Погоди, - сказал я. - Я вас разбудил. Где Джон с Очкариком?
- Представь себе, Байно, Джон мёртв, - ответил Ниткус. У него водило щёку, как будто к ней была привязана ниточка и кто-то, остающийся невидимым, дёргал за неё из темноты в разные стороны. - Очкарик умирает. Они там, в наркобоксе. Я нашёл тебя по следам. Ты весь в крови. Хватит болтать, Байно. Ты пилот, серьёз. Соответствуй.
Он отпил из фляги.
- Говори! - приказал он, утирая рот.
- Я искал попутку до Птицы Второй. Меня согласился подбросить Денис Марков. Меня и Хич-Хайка. Как я понял - договорился с Ван-Келатом, - сказал я, с трудом отбирая и компонуя информацию в простые фразы. - Наркаут мне программировал Денис. В гостевом грузового корпуса. Я очнулся. "ОК" тормозился. Я оценил торможение как аварийное. В рубку. Грузовоз падал. Сидели в атмосфере по самое яблочко. Выполнялся катастрофический вариант посадки. Я попробовал отозвать программу. БВС контроль мне не передавала. Я расстрелял машину, отобрал контроль. Поздно. Спасать грузовоз было нечем и некогда. Только людей. Я запустил MD-ctrl. Он сработал. Разделение, парашютирование. Бам! Всё.
- Вот так вот, так?… Ну, Очкарик, ну, парень… С меня буквально ящик коньяку… Во сколько мы принялись к грунту? - спросил Ниткус.
- Касание - пять сорок, пять сорок две. Не точней.
Ниткус посмотрел куда-то вниз, вероятно, на таймер.
- Три с половиной часа уже… - пробормотал он. - Ясно… Ты адаптирован к Четвёрке, младой?
- Нет. Не говори мне - младой.
- Извини… Но странно, - сказал он угрюмо, - ты, вроде, ничего сам, а, Байно? Побился, но не очень? И не течёшь?
- Не знаю пока, - сказал я, начиная злиться на него. - Я немного без сознания тут лежал. А ты?
- Что - я?
- Адаптирован?
Он не стал отвечать.
- Поднимайся давай, Байно, - сказал он. Он встал, лицо его пропало из поля зрения, сменившись пряжкой на поясе спецкостюма. - Надо выбираться к "лифтам".
- Погоди, соператор, - сказал я. - Что с твоей техникой, что за (…)
? Кто программировал? Что за (…) саботаж (трбл.)

?
Он грязно выругался.
- Таков твой комментарий? - спросил я. - Ты профессионал, видать без оптики.
- Земляне, - сказал он. - Девочка моя Тютюля была что надо. А вот шлюха из неё, как видно, не вышла.
- Яснее можешь?
Он в двух словах рассказал мне. Да, подумал я, выслушав его. Есть такое слово: оказия. Так вот, это она самая и есть… О-казия. Во всех смыслах.
- Мне нужно в грузовой корпус, - сказал я.
- Зачем? - спросил он.
- Там Хич-Хайк.
Последовала пауза.
- Байно, нам надо держать сейчас как можно вертикальнее, - сказал он. - Зенитнее, я бы сказал. Мы не успеем даже вытащить Маркова. Он уже изменяется. Потёк, как из шланга. Со всех пор. Ван-Келата током сожгло, но Очкарик может выйти и напасть. Сам знаешь. Возись с ним. Некогда. Надо двигать к "лифтам". Спасаться, раз спаслись.
Ах ты, мать моя! "Лифты"! "Лифты"-то!
- Сколько у тебя резерв, ты мне не ответил, серьёз, - спросил я.
- Ещё… час.
- Я потом проверю твою медкарту, Ниткус, - сказал я.
- Твой Хич-Хайк спал, когда мы упали?
- Да, - сказал я. - MD должен был его укрыть.
- А гостевой был в контуре, Байно?
Я не имел права врать.
- Я не знаю. Вряд ли. Контрабанда.
- Он погиб, Байно.
- Сколько у тебя резерв? - повторил я.
- Пять полных, - ответил Ниткус. - Основных. С киксом на час.
- Тогда помоги мне найти Хич-Хайка, серьёз, - сказал я и принялся буквально по частям вставать.
Встать он помог мне. Я огляделся. Видимо, Ниткус оттащил меня от засыпанного хода. Я был перемазан землёй и зеленью, но вокруг, на полу земли почти не было. Несколько комков. Полутемноту нам обеспечивала "бактерия", прилежно светя метра на четыре кругом себя. Основной массив темноты у меня в глазах стоял, оказывается. Я насунул на нос маску и подышал чистым.
- Мы, вероятно, глубоко воткнулись, пилот, - сказал Нит-кус. - У нас нет времени. Корпуса разделились? Успели?
- За несколько секунд. У MD оставалось не больше двадцати секунд до столкновения с планетой. Не думаю, что мы так уж глубоко воткнулись. Горизонтально сидим. Но важно ли это, серьёз? - сказал я. - Я иду за Хич-Хайком. Ты со мной? Простое решение.
Ниткус молчал.
- Будь проклята Земля и её дети, - пробормотал он.
- Я не знаю, при чём здесь Земля, - сказал я. - Ты идёшь со мной? Мне некогда. Я не знаю, сколько буду в себе.
- Иди к "лифтам", парень, - сказал Ниткус. - Стартуй на орбиту, зови помощь. Я найду твоего дружка. Один. У меня пять часов. Мне должно хватить времени.
Он сказал разумную вещь. Но разве я мог с ней согласиться? Лживый вопрос, лживое чувство. Я мог согласиться, более того, согласиться я был должен: как пилот и серьёз. Ах, если бы я с Саулом Ниткусом согласился тогда! Если бы он заставил меня… Он мог? Он мог, старший, на своём борту. Но он боялся, он хотел жить, он был странный человек, корыстный, как все бутлегеры, и он не стал настаивать, когда я сказал:
- Нет, Саул. Я иду.
Ниткус пожал плечами. И больше не стал настаивать.
- Выбираться будем через боевую рубку, - сказал он. - Тебе нужна одежда. Зайдём на склад. Я видел, он открыт.
Мы провозились с аварийным люком в потолке боевой рубки (самым боевым в ней было название: установка ПРИМИ "ОК" давным-давно пришла в негодность, а запаски в Палладине не было, так Ван-Келат и ходил по системе безоружным) недолго, гораздо меньше, чем пришлось потратить на поиски комба и куртки для меня, на мытьё и обработку спины и ладони. Перед тем как запустить таймер подрывного устройства, Ниткус помедлил. Я читал его мысли, ибо думал как он, о том же самом. "Лифты". Из одиннадцати капсул в обойме САП два-то уж наверняка сработают. Не надо вступать в контакт с грунтом напрямую, когда время жизни для нас пойдёт три минуты за шестьдесят секунд. Три этих-то минуты - и можно осмотреть САП, определиться с надёжными, засесть в капсулы, инициировать автоматику и приготовиться к смерти. САП работает наподобие кислородной пушки, что на Башне, только наоборот. В головке капсулы НР-процессор. Раз. Спасаемого убивает электрический разряд в сердце. Два. Пороховой заряд подбрасывает капсулу над корпусом. Три. Одноразовый процессор, настроенный на конкретную обстановку (это автоматически), взлопывает себя. Четыре. Какое-то время (отрицательное) капсула существенна парой, оригинал висит над корпусом, отображение - в паре сотен, к примеру, километров в зените. Пять. Смена сущностей. Отображение - над корпусом, оригинал - в зените. Шесть. Процессор выгорает. Отображение довлеет к оригиналу и совмещается с ним. Семь. Реанимация спасаемого. Шансы оторваться от грунта - огромные, спасательная модификация НРП слишком проста, чтобы сбоить. Шансы на реанимацию - вполне пополам. Сработает ли рация в капсулы - ну, никто и не мечтает о пассатижах в сауне. Парашюты вон сработали. Как там в Книге Книг? "Солидная земная работа". Резерв атмосферы в капсуле недельный, в термосе - водная каша, на панельке перед глазами - игрушка "Сапёр"… Ниткус сломал предохранитель. Мы поспешно спустились по трубе, вышли в криво стоящий коридор и упёрлись ногами в пол, всех Имён ради, не касаясь переборок никакими частями тела, кроме подошв. Люк вырвало наружу спустя десяток медленных вдохов. К аварийному свечению "бактерий" снаружи примешался тусклый дневной свет с холодом и мелкой влагой на паях.
За вдох до подрыва люка я обещал себе не раздумывать больше, не медлить и не бояться. Обещание сдержать удалось. Я вылез на корпус несчастного грузовоза первым, пути наверх опять не запомнив. Броня уже остыла. Это было не удивительно. Лил дождь. Такой дождь называется ливень. С непривычки захлебнуться - пара пустяков. Некстати я вспомнил, что во время десанта группы Ейбо Нюмуцце дождь лил тоже, может быть, этот же самый. Ниткус встал рядом, немедленно поскользнулся, хлопнулся на зад, выругался. То ли на грунте было начало утра, то ли начало вечера, а может быть, серость и бесцветность делал дождь, а может быть, вот она, начиналась дезориентация к переменной SOC… Дождь лил, естественно, из жилистой тучи, занявшей всю полусферу над районом аварии. Корпус А грузовоза, объём коего мы покинули, зарылся в грунт, точно, неглубоко, грунт не набился выше линии оси вращения, но стоял при корпусе неравномерно, поскольку корабль на боковом сносе при парашютировании вспорол подошву обросшего травой невысокого холма, вспорол почти по касательной - штирборт был весь свободен. Верхушка холма - стоя на корпусе, мне не приходилось слишком задирать голову, - была украшена знакомой штукой: выгоревший бустер пытался дымить под дождём, стоя на верхушке торчком. Дыры в туче уже затянулись, воронкообразных шрамов отсюда видно мне было два. Холм, приютивший "ОК", то ли жил в этом месте Четвёрки на дальних выселках, то ли был крайним в посёлке и скрывал собой собратьев. А на обозримой нам в дождливых сумерках равнине грузового корпуса не было. Парашюты, отстрелившись, легли слева бесконечными полями, блестели лужи в складках.
- Наверх, - сказал Ниткус. Я кивнул. Мы мелкими шажками спустились по бакборту, спрыгнули на грунт.
- Принимался к грунтам раньше, Байно? - спросил Нит-кус.
- Никогда.
- Тебя поздравить или выразить соболезнования? - спросил Ниткус.
Я не ответил.
Мы осторожно подобрались к бустеру, шарахаясь от обрывков дыма - на верхушке холма порывал, непонятно с какой стороны, брызчатый ветер. Грузовой корпус, покрытый основным парашютом почти сплошь, мы увидели сразу. Парашюты тормознули, но на парение времени не было - не разнесло далеко, повезло. А лёг справа, В - слева нашего холма. А жил холм, точно, на выселках посреди мокрой, мутной равнины. Не сказав друг другу ни слова, мы побежали вниз, скользя по водянистой траве.
Всё зависело от того, остался ли хотя бы минимальный свет в рабочем контуре грузового. Хотя бы на приподнять в полметра хотя бы один из многочисленных лацпортов. Дождь резко усилился. Но мы не упали, с разбегу принялись руками в отдающий на отблеск копчёной глазурью борт, не сговариваясь, разделились, как корпуса, только лучше, - я пошёл, проваливаясь в рыхлое горячее, вдоль корпуса налево, Ниткус - направо. Я наткнулся на пакетник, прикрытый краем парашюта, сразу же. Выхватил из крепления на бедре стропорез, очистил крышку от грязи, подцепил ключ, рванул, но пакетник не открылся, - запал. Я бросил его, пошёл дальше. Под бортом было почти темно. Перепутавшийся в канат свод строп преградил мне дорогу. Я перебрался через него. Я смотрел только на корпус, выискивая проход внутрь. Вдруг я увидел в паре метре от себя фигуру человека. Я ещё подивился, что Ниткус ни за что не успел бы обежать кругом, по колено-то в грунте. Но я не успел окликнуть его. Я лишь успел сообразить, что это вовсе не Ниткус и уж тем более не Хич-Хайк. Человек был на голову Ниткуса длиннее, а Хич-Хайка длиннее на полторы головы. Он был с меня ростом. И он двигался очень быстро, гораздо быстрее меня. И он двигался ко мне, хрипло и громко сопя. Я был его целью. И он сразу ударил меня в грудь прикладом скорчера, и меня сразу стошнило от удара. А потом, вероятно тем же прикладом, заканчивая то же движение, - он ударил меня по затылку, тошнота прошла мгновенно, и всё прошло. Ну и всё пока.
subfile 4.6
created: 02.02.124 UTC
author: ххх
subject: свидетельство Навинна
re-mark: Новый Судья приказал мне, Призраку, не лишённому "я", сделать отчёт об этом. Я повинуюсь. Я - свидетель Призрак Навинн, бывший соператор "Форварда", мёртвый в старом мире…
audio-txt:


ГЛАВА 19. БЕЗ НАЗВАНИЯ

Маленький человек явился ко мне под вечер. Я услышал стук камня о камень. Камни лежали у меня перед порогом, изображали дверной сигнал. Кто-то поднял их и постучал одним в другой. Я обернулся и, сквозь вязки тростника, символизирующие у меня саму дверь, разглядел маленького человека с камнями в руках. Лицо его было мне видно. Я помнил его в лицо. И знал его должность: сменный оператор маяка Экватор-4. Но, конечно, я никогда не знал, как его зовут, маленького человека.
Я извинился перед Существующими (как раз мы вечерне беседовали, меня посетили мелкий баззэн и один из приспешников, полукто), спустился из воздуха, утвердился на дощатом полу и, не наступив ни на щель подойдя к двери, взял её обеими руками и отставил в сторону, прислонив к стене. Маленький человек сразу же поклонился. То ли он был внутренне слеп, то ли он был прилично воспитан, но на Существующих, из любопытства подошедших к двери со мной, он не обратил никакого внимания, сосредоточившись исключительно внешне и исключительно на мне да на своих словах, готовых для меня. Я приветствовал его, разрешив ему говорить. Он выпрямился и сказал: "Человеческий Призрак, точно ли Вы - Старшина Навинн, бывший штурман Диксон? Если так, то у меня есть слова, обращённые к Вам". - "Человеческий Призрак Навинн я, точно, - ответил я. - Принёс ли ты собственные слова или ты депутат?" - "Я депутат, Человеческий Призрак, но событиям, замкнутым в словах, что несу я для Вас, я был свидетелем". - "И участником? - уточнил я. - И именуй меня в сокращении". - "Так, ЧП". - "Как тебя зовут твои люди?" - "Полянским Девятым зовут меня мои люди, ЧП". - "Как зовут тебя человеческие люди, Полянский Девятый?" - "Они зовут меня Эрбеле, личный номер КЧХ-П-9, оператор три станции Экватор четвёртый, Тройка альфы Перстня Короля, ЧП. Я отзываюсь на кличку, я не зол на людей сверху". - "Ты прав. Малое имя твоё?" - "Картер Полянский Девятый моё полное имя среди моих людей". - "Я буду звать тебя Картером", - сказал я. Он снова поклонился.
Я решил запомнить себе парня. Он явно и чрезвычайно спешил, но, обладая осознанно развитым чувством приличия и даже, возможно, учуяв проверку, чинимую мной ему, он сосредоточился, справился, и тест прошёл для маленького отменно. Тут я, опять некстати, вспомнил, что космачи и земляне называют маленьких людей бройлерами, и я сам их так когда-то называл, не стыдясь, небрежно и привычно; мне сделалось неприятно, и я пригласил Картера войти в грот. Здесь он впервые - мельком - глянул на Существующих за моей спиной, сделал шаг назад, выйдя из тени скалы, и очень твёрдо сказал:
- ЧП Навинн, я прошу разрешения остаться снаружи, и я прошу Вас выйти ко мне на солнце.
- Так сложно? - спросил я, удивясь.
- Судить - Ваше право, - сказал он. - Только Ваше, Старшина.
Я подумал. Решил не настаивать. Я показал Картеру рукой: "Подожди", а сам повернулся к Существующим и как можно короче с ними переговорил, уверив их в ничтожности дела. Ждать они не согласились, мы распрощались, они ушли, унеся с собой то их, что делало меня в мирах зорче.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
 испанский ром 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я