https://wodolei.ru/catalog/kuhonnie_moyki/pod-stoleshnicy/ 

 


Для организации ремонта паровозов в полевых условиях институт разработал проект автомобиля-летучки и вагона-летучки. Опыт их применения был широко использован в колоннах паровозов, особенно резерва НКПС. По предложениям института производилась временная замена вышедших из строя силовых установок железнодорожного узла и использование паровозных турбонасосов для временного водоснабжения.
В институте разработали способ экипировки паровозов в полевых условиях, в том числе с помощью кранов, установленных на тендере. Коллектив научных сотрудников в составе И. В. Пирина, К. П. Королева, А. М. Евтушенко, В. А. Крылова и других создал и испытал светомаскировочные устройства для паровозов, работавших в прифронтовых условиях.
Известные специалисты в области вагонного хозяйства М. В. Винокуров, С. В. Вершинский, Н. А. Мордвинкин, П. Г. Проскурнев и другие занимались вопросами восстановления поврежденных вагонов и изношенных деталей, ремонта вагонов в полевых условиях. Для вождения длинносоставных поездов приспосабливали существующие тормоза Вестингауза и Матросова и создавали новые. Первый практический шаг в этом направлении сделал Е. А. Шавгулидзе, работавший в 1941 году над воздухораспределителем упрощенной конструкции. Затем в 1942 году И. К. Матросов сконструировал новый тормоз для пассажирских поездов, испытания которого прошли успешно.
Нелегким делом была организация текущего восстановления разбитых вагонов. Пришлось организовывать производство запасных частей на дорогах, изыскивать резервы для их выпуска.
В области путевого хозяйства научные силы были нацелены на поиск наиболее аффективных методов восстановления верхнего строения пути, методов его содержания. По заданию НКПС уже в первые месяцы войны сотрудники института разработали технические указания по восстановлению верхнего строения пути и земляного полотна. В их создании участвовали А. Ф. Золотарский, Е. М. Бромберг, Б. Н. Зверев, В. Д. Никифоровский, С. Н. Попов, А. К. Янковский, М. И. Шлыгин, Г. А. Литвин, В. А. Алешин, Б. А. Щербина, М. Т. Членов. Этими указаниями руководствовались все восстановительные организации железнодорожного транспорта.
Для сокращения трудоемких работ при восстановлении и реконструкции участков и станций академик В. Н. Образцов предложил применять ломаный профиль пути, что позволило уменьшить объем земляных работ на 10–35 процентов.
Сложнейшей проблемой стало содержание в работоспособном состоянии верхнего строения пути в условиях крайне ограниченных централизованных поставок рельсов, шпал, накладок, болтов и костылей. В мастерских служб пути повсеместно освоили производство скреплений. Металл в основном получали из изношенных узлов и деталей.
Сейчас никого не удивишь сваркой рельсов непосредственно на путях. На дорогах имеются десятки тысяч километров длинномерных плетей, сваренных как в рельсосварочных поездах, гак и прямо на месте укладки электроконтактным способом. Но в годы войны такая сварка была новинкой, именно тогда она и появилась, были созданы летучки, начали создавать рельсосварочные поезда. Рекомендации и методику сварки небольших кусков рельсов, по четыре – шесть метров железнодорожники получили от Киевского института электросварки. В этом институте, основанном Евгением Оскаровичем Патоном (будущий академик окончил Петербургский институт инженеров путей сообщения) постоянно уделялось внимание решению проблем железнодорожного транспорта в области сварки.

И. К. Матросов – изобретатель автотормозов

Ф. П. Казанцев – изобретатель автотормозов
В разработке технологии и проведении испытаний различных видов сварки активно участвовали также ученые вузов железнодорожного транспорта профессора П. С. Дурново, К. К. Хренов и другие.
Важное значение имели разработанные профессором Московского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта К. К. Хреновым способы сварки и резки металлов под водой, что позволило сократить время и сберечь материалы при восстановлении мостов и различных подводных конструкций и сооружений. Этот метод в годы войны широко применялся при восстановительных работах.
Встал остро вопрос о продлении сроков службы деревянных шпал. Ученые В. В. Попов, М. Д. Троицкий и другие совместно с производственниками разработали и внедрили в производство диффузионный метод пропитки древесины. Этот метод был прост и не требовал сушки шпал. Антисептические пасты наносились на поверхность сырых шпал. Благодаря диффузии – проникновению антисептика в древесину – срок службы шпал увеличивался более чем в 2 раза. Кроме того, паста предохраняла их от возгорания.
Во второй половине 1941 года Всесоюзный научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта разработал Инструкцию по проектированию и строительству железных дорог и сооружений в условиях военного времени, которая вплоть до 1948 года являлась основным документом проектных и строительных организаций.
В начале войны при Центральном управлении пути НКПС организовали бригаду ученых-мостовиков, которые принимали непосредственное участие в составлении проектов восстановительных работ, разрабатывали новые конструкции мостов, позволявшие упростить и сократить время их сооружения. Профессор П. Н. Поликарпов работал над восстановлением мостов на Западном фронте. Доцент А. М. Померанцев находился в головном восстановительном отряде № 8 Западного фронта, где им были предложены оригинальные конструкции металлических пролетных строений мостов, на изготовление которых почти не требовалось остродефицитной в то время листовой стали. Профессор Г. К. Евграфов руководил разработкой многих проектов восстановления мостов и других сооружений, участвовал в подготовке технических условий на восстановление временных мостов.
Известный мостовик, выпускник Московского института инженеров железнодорожного транспорта И. И. Цюрупа отличился при строительстве и восстановлении внеклассных и больших мостов через Волгу у Астрахани, через Днепр у Днепропетровска и других. В 1943 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Член-корреспондент Академии наук СССР профессор Б. Н. Веденисов, профессора Н. Т. Митюшин и Г. М. Шахунянц разработали типы верхнего строения пути для различных эксплуатационных условий, метод планомерного усиления пути.
Ученые Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта во главе с профессором Д. Д. Бизюкиным приняли активное участие в разработке оборонных вопросов. За неполных четыре месяца 1941 года Ленинградскому фронту и Октябрьской дороге было передано 39 рекомендаций, в том числе по защите паровозов от вражеской авиации, устройству танковых переправ через реки и противотанковых заграждений. Они участвовали в проектировании легендарной Дороги жизни через Ладожское озеро.

К. Г. Протасов – начальник отдела ГУВВРа НКПС (1942–1945), ректор Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта (1951–1966), профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР

Д. Д. Бизюкин – проректор Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта (1939–1954), профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР
Под руководством профессоров А. А. Сурина и Л. П. Шишко сотрудники кафедры и бюро водоснабжения оборудовали три поезда-летучки для восстановительных работ на действующих магистралях.
В 1943 году ученые института подготовили «Руководство по восстановлению железных дорог».
Профессор К. Г. Протасов возглавил технический отдел Главного управления военно-восстановительных работ НКПС (ГУВВР). Значительны его заслуги в восстановлении крупных мостов через реки Дон, Днепр, Воронеж, Ока. Впоследствии он был ректором Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта.
Актуальным для военного времени явился разработанный проект моста с бесфундаментными опорами, получившими название «Опоры ЛИИЖТа». Эти конструкции применялись при восстановлении ряда мостов на прифронтовых дорогах.
Большой вклад в восстановление мостов внес доцент А. И. Алыпов, которому посмертно присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В. И. Платов – создатель путеукладчиков, заслуженный изобретатель РСФСР

В. X. Балашенко – создатель путевых машин, заслуженный изобретатель РСФСР
В 1942–1943 годах ученые этого института А. В. Ливеровский и Д. Д. Бизюкин подготовили учебник «Постройка железных дорог», а П. В. Бартенев – «Станции и узлы».
Под руководством известных ученых Я. М. Гаккеля и А. Г. Алексеева для снабжения электрической энергией предприятий и населенных пунктов была сооружена мощная передвижная электростанция-энергопоезд, сыгравший важную роль в строительстве свайно-ледовой эстакады через Невскую губу Ладожского озера.
В годы войны при острой нехватке рельсов, скреплений и шпал большое значение имело изыскание и использование внутренних ресурсов. Профессор П. С. Дурново обобщил опыт изготовления крестовин и стрелочных переводов в мастерских Горьковской дороги, сверл из старых рессорных пружин для сверления дыр в шейке рельсов на Туркестано-Сибирской дороге, рельсорезных пил на Омской дороге, костылей из обрезков металла в Рязанских дорожных путейских мастерских.
Научные сотрудники отделения пути Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта под руководством И. А. Иванова (впоследствии директор этого института) и А. Ф. Золотарского начали комплексные исследования типов верхнего строения пути на послевоенный период. Они были направлены на создание элементов верхнего строения пути – рельсов, скреплений, стрелочных переводов, шпал и балластного слоя, на повышение качества материалов элементов пути. Новые типы верхнего строения железнодорожного пути были одобрены НКПС и ряд его элементов утвержден в качестве стандартных.
Широкое применение на железных дорогах получили путеукладчики В. И. Платова и путевые машины В. X. Балашенко.

М. И. Вахнин – профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР
С именем заслуженного деятеля науки и техники РСФСР доктора технических наук профессора М. И. Вахнина связано создание отечественных систем автоблокировки, электрической и диспетчерской централизации, защиты устройств связи, автоматики и телемеханики от атмосферных перенапряжений и влияния тяговых токов электрифицированных железных дорог. Сотрудники института под руководством М. И. Вахнина провели работу по способам светомаскировки напольных светофоров на перегонах и станциях, быстрого восстановления поврежденных устройств С ЦБ.
По поручению Народного комиссариата путей сообщения в начале 1943 года институт подготовил предложения по устранению крупного недостатка однопутной трехпроводной автоблокировки, состоящего в том, что при повреждении одной рельсовой цепи красный огонь загорался не только на светофоре, ограждающем эту рельсовую цепь, но и на всех светофорах, установленных за ним, до самой станции. Поездам приходилось останавливаться у каждого светофора и следовать с малой скоростью. Научные работники А. М. Брылеев и Н. М. Фонарев в короткие сроки разработали и испытали в лабораторных условиях новую систему автоблокировки, максимально используя существующую аппаратуру и линейные провода. Затем вместе с работниками дорог они участвовали в перемонтаже аппаратуры. В результате пропускная способность переоборудованных участков увеличилась и продвижение поездов значительно ускорилось.

Научные работники Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта А. М. Брылеев и Н. М. Фонарев в лаборатории автоблокировки института
Отделением связи и СЦБ была разработана система двусторонней и двухпутно-однопутной полуавтоматической блокировки, которая успешно применялась на восстанавливаемых участках. Применение этой системы позволяло почти вдвое уменьшить число блок-механизмов при двухлинейных проводах.
Важное значение для повышения эффективности работы транспорта имели исследования в области экономики. Сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта определили порядок расчета эффективности капитальных вложений при новом строительстве, реконструкции действующей сети и внедрении новой техники, создали балансовый метод определения грузопотоков, систему планирования развития транспорта. Для определения технического состояния железнодорожного транспорта и перспектив его послевоенного восстановления была проведена работа по составлению подробных паспортов железных дорог, содержащих данные об их техническом вооружении. Как вспоминает академик Т. С. Хачатуров, возглавлявший тогда отделение экономики института, все эти труды получили практическое применение и дали ощутимый результат.
Известный советский ученый и педагог профессор Е. В. Михальцев выполнил исследования по себестоимости перевозок, экономике эксплуатации и развития технических средств железнодорожного транспорта.
Во Всесоюзном научно-исследовательском институте железнодорожного транспорта активно велись изыскания заменителей специальных сталей, цветных металлов, сплавов, смазки, антинакипинов, термоизоляционных материалов, дерева, фибры, кожи, олифы. Одновременно решалась проблема развития местной производственной базы транспорта.
Литейные цехи при депо и заводах испытывали затруднения в получении литейного кокса. Требовалось найти заменители, и они были найдены. Плавки велись на сырых углях, на полукоксе (термоуглях), при этом в качестве добавки использовались каменноугольный пек и местные битумы.
Интересная работа выполнена по биметаллическим деталям на паровозах (дышловые втулки) с тонким покрытием поверхности трения бронзой. Практическое значение имела также технология термической обработки и наплавки инструмента отходами быстрорежущей стали с обмазкой из ферросплавов.
Создавались новые типы газогенераторных установок, работающих на местных видах топлива.
Организованный в институте опытный литейно-керамический цех оборудовали специальными печами для обжига из шлакового литья тормозных колодок, вкладышей для стрелочных переводов, балансиров и других изделий. Были получены шлаковые колодки, по твердости равные чугунным. Шлаковое литье оказалось возможным применять и в качестве заменителя фарфора для литых низковольтных изоляторов.
Из хлорвиниловых смол и дибутилфтолата изготавливались заменители кожи. Их использовали для прокладок цилиндров автотормозов и манжет. На базе тех же компонентов создали заменитель для изготовления тормозных рукавов. Для окраски деревянных поверхностей вагонов был предложен этиноль. Получен заменитель растительных и животных жиров в смазках.
Немалое значение имело решение задач наиболее полного использования отходов промышленности и транспорта. Сконструированный электромагнитный сепаратор позволил извлекать несгоревший уголь из паровозных шлаков. Использование в качестве заменителей топлива шлакоотсева и изгари потребовало внедрения простейшей технологии брикетирования этих отходов. Появилась возможность получения брикетов из отходов топлива с высокой калорийностью (до 8000 калорий). Брикеты также изготовлялись из опилок, камыша и отходов древесины.
Изолирующие накладки на железных дорогах, оборудованных автоблокировкой, успешно заменялись деревянными и из прессованного лигнофоля (отхода авиапромышленности).
К поиску заменителей и их эксплуатационной проверке широко привлекались инженерно-технические работники дорог. По приказу НКПС созданы научно-корреспондентские пункты института на дорогах, заводах и стройках. Они обобщали накопленный опыт, пропагандировали его, способствовали актвизации деятельности работников предприятий по выявлению и широкому использованию высококачественных заменителей дефицитных материалов.
Вклад ученых транспорта в Победу не ограничивался решением cyiy6o железнодорожных шдач. Многие из них Фудились над оборонной тематикой.
Показательна история одной разработки оборонного значения. В 1941 году инженер Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта В. С. Шаронин предложил использовать паровоз для разогрева в зимнее время двигателей транспортируемых танков и бронемашин с тем, чтобы обеспечить немедленную разгрузку их с железнодорожных платформ. Он знал, насколько важно было решение этой проблемы, ведь в зимнее время разгрузка маршрута с танками с застывшими моторами могла длиться более суток. Он написал об этом Наркому обороны СССР И. В. Сталину.
Через три дня В. С. Шаронина пригласили в НКПС. Его предложение было принято.
Началась проработка различных вариантов технических решений. В начале декабря 1941 года, уже в Ташкенте, куда был эвакуирован институт, В. С. Шаронин и И. В. Пирин завершали разработку проекта паровоза-танкозаправщика. Особенно подкупающей в нем была идея использовать для получения горячей воды обычный паровозный инжектор. Если внести изменения в конструкцию и уменьшить подачу воды, то можно в час получать 10 тысяч литров воды, нагретой до 80–90 градусов. Танку нужно 250–300 литров горячей воды. Значит, один паровоз может в час разогреть 35–40 двигателей. Что касается смазки, то и она будет подогреваться паром, проходя через специальные змеевики.
Так обычный маневровый паровоз превращался в мощное средство механизации разогрева танков. Просто, быстро и безопасно. Специалисты-эксперты одобрили проект. Нужно было приступать к оборудованию опытного паровоза, и В. С. Шаронин выехал в Москву.
Несмотря на острый дефицит электроэнергии и материалов, в депо дороги имени Ф. Э. Дзержинского оборудовали первый паровоз-танкозаправщик. Испытания провели на станции Пресня, где шла массовая разгрузка танков. Первые пять танков разогрели за 20 минут. Затем возникло затруднение: громадный поток воды, направляющейся в котел, переполнял его. Как решить задачу?
В. С. Шаронин набрасывал одну схему за другой и, наконец, решение было найдено: тракт от инжектора к водяной системе танка надо разорвать, установив промежуточный резервуар с подогревом, из которого горячая вода пойдет по шлангам самотеком. А если на концах шлангов установить еще индивидуальные клапаны, чтобы каждый экипаж боевой машины мог сам регулировать подачу воды и масла, то можно разогревать уже не два, а сразу четыре тяжелых или восемь легких танков.
В Москве, в филиале института, в течение нескольких дней при активном участии А. М. Пронченко, П. Н. Астахова, В. Г. Голованова, А. С. Петелина, В. Г. Юдина был разработан обновленный проект, и началось серийное оборудование паровозов-танкозаправщиков.
Паровозы-танкозаправщики полностью оправдали себя на всех прифронтовых дорогах и особенно в районах, где железнодорожные станции подвергались ожесточенной бомбардировке авиацией противника. Паровозы-танкозаправщики дошли вместе с Красной Армией до Берлина.
На завершающем этапе войны очень важно было знать о железных дорогах сопредельных стран. В этот период вышли в свет срочно подготовленные научными сотрудниками Л. И. Василевским, Э. Д. Фельдман и другими брошюры о путях сообщения Польши, Венгрии, Румынии, Германии, Чехословакии. В декабре 1944 года по просьбе Центрального управления военных сообщений Красной Армии сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта читали лекции о зарубежном транспорте на сборах офицеров службы военных сообщений.
Ученые работали и над проблемами послевоенного развития железнодорожного транспорта. Группа научных сотрудников под руководством академика В. Н. Образцова и члена-корреспондента Академии наук СССР Б. Н. Веденисова в 1944 году выполнила большую работу по обоснованию схемы электрификации железных дорог страны на однофазном токе промышленной частоты. В работах В. Н. Образцова, Т. С. Хачатурова, А. В. Горинова, А. Е. Гибшмана и других были исследованы вопросы послевоенной организации единой транспортной сети, классификации железных дорог, развития и реконструкции транспорта, построения схем электрификации линий, эксплуатации подвижного состава и другие:
Выдающиеся исследования члена-корреспондента Академии наук СССР А. Е. Алексеева и профессора Н. Н. Костромитина сыграли важную роль в дальнейшем развитии электрификации железных дорог и, в частности, в создании прогрессивных бесколлекторных двигателей. В годы войны под руководством профессора В. Е. Розенфельда была выполнена важная работа по расчету наибольшей пропускной и провозной способности электрифицированных линий по режиму системы электроснабжения.
Выбором основных параметров нового типа моторвагонного подвижного состава, решением проблемы защиты линий связи от мешающего воздействия тяговых сетей электрических железных дорог, испытаниями новых типов ионных преобразователей для тяговых подстанций занималась организованная в 1943 году лаборатория высоких напряжений Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта под руководством В. И. Карташова.
Большое внимание уделялось и проблемам развития тепловозной тяги, которая в то время использовалась главным образом на Ашхабадской дороге. Фундаментальные исследования по совершенствованию конструкции, тяговых свойств и эксплуатационных качеств тепловозов были выполнены под руководством заслуженного деятеля науки и техники РСФСР профессора К. А. Шишкина. В этой области трудились П. В. Якобсон, Н. Г. Лугинин, Т. Н. Хохлов, А. Н. Гуревич и другие.
В годы войны НКПС часто организовывал бригады специалистов, в которые включались ученые Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожного транспорта и преподаватели вузов. Они выезжали на дороги, транспортные предприятия и оказывали помощь в применении совершенной технологии перевозочного процесса и решении текущих вопросов эксплуатационной работы.
Бригада, возглавляемая профессором С. В. Земблиновым, принимала в 1942 году участие в ликвидации затруднений в Красноводском узле. В 1944 году бригады под руководством профессоров С. В. Земблинова и В. В. Повороженко, анализируя выполнение графика движения поездов на Южно-Уральской и Омской железных дорогах, внесли конкретные предложения по совершенствованию эксплуатационной работы на этих магистралях.
В тяжелых условиях ученые читали лекции в наскоро оборудованных лабораториях эвакуированных вузов, вели занятия со студентами, писали учебники, монографии. В военный период издано немало ярких трудов, вошедших в сокровищницу транспортной науки. Они и сегодня помогают решать проблемы технического прогресса на стальных магистралях нашей страны.
Творческая мысль железнодорожников была пытлива и массова. Тысячи и тысячи специалистов высшей квалификации трудились с особой энергией, каждый стремился внести максимальный вклад в победу над врагом.
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЗАКАЛКА КАДРОВ
Центральный Комитет партии и Советское правительство уделяли большое внимание подготовке и воспитанию кадров железнодорожного транспорта. Первостепенное значение придавалось укомплектованию решающих участков производства квалифицированными специалистами и работниками массовых профессий.
К началу Великой Отечественной войны железнодорожный транспорт располагал значительной по тому времени базой подготовки кадров: специалистов с высшим образованием выпускали 12 институтов, со средним – 76 техникумов, работники массовых профессий готовились в 34 технических школах с трехлетним сроком обучения и в школах машинистов локомотивов, а также на предприятиях.
Число специалистов с высшим образованием в начале 1941 года составляло более 50 тысяч, со средним специальным – 83,7 тысячи.
Наиболее ответственные должности в аппарате Наркомата путей сообщения и на железных дорогах в основном занимали инженеры и техники. Более 71 процента начальников железных дорог, их заместителей и главных инженеров дорог имели высшее образование, почти 16 процентов – среднее специальное.
Члены партии и комсомольцы составляли четвертую часть работающих на железнодорожном транспорте.
С первых дней войны численность работников на транспорте, особенно квалифицированных, сократилась. Часть из них была призвана в Красную Армию, многие ушли в народное ополчение, не успели эвакуироваться с захваченной гитлеровцами территории, вступили в партизанские отряды.
Возникший в начале войны недостаток кадров руководящих и инженерно-технических работников на тыловых дорогах был частично восполнен за счет эвакуированных специалистов. Более того, в этот период удалось даже укрепить руководство важнейшими участками на ряде дорог и предприятий высококвалифицированным персоналом, имевшим практический опыт работы на дорогах западной части сети.
Учитывая требования военного времени, необходимость скорейшей подготовки кадров, институты перестроили работу. В первые же дни войны были пересмотрены планы по всем специальностям. В вузах изучали организацию работы железнодорожного транспорта в военных условиях, восстановления разрушенного хозяйства, военные дисциплины. Учебная неделя возросла с 36 до 42 часов, несколько сократили время на каникулы и экзаменационные сессии. В Тбилисском, Ташкентском, Новосибирском, Хабаровском и некоторых других институтах организовали обучение без отрыва от производства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49


А-П

П-Я