https://wodolei.ru/catalog/mebel/ 

 

Полдня поднимали его, а в это время десятки поездов стояли в ожидании паровозов, отрезанных бездействующим поворотным кругом.
Начиная с ноября 1941 года, подпольная организация Минского узла комплектовала группы железнодорожников и направляла их за город в партизаны. Около 130 минских железнодорожников составили костяк партизанского отряда «Мститель», совершавшего налеты на коммуникации врага.
Боевые действия партизан развертывались на железнодорожных линиях Брест – Минск – Орша, Минск – Осиповичи – Гомель, в Могилевском, Витебском, Полоцком и других железнодорожных узлах в Белоруссии, на участках железных дорог в Смоленской, Орловской, Московской, Ленинградской, Курской, Киевской, Сумской, Черниговской и других областях, в районах Мерефы, Лозовой, Павлограда, Новомосковска, Краснограда, Чернигова, Бахмача.
Неподалеку от станций Дно и Дедовичи, на берегах реки Шелони осенью 1941 года образовался партизанский край, героическая «лесная республика», население которой жило по законам Советского государства. Почти три года на оккупированной Псковской земле гремели взрывы на железных дорогах. Дочь сцепщика станции Дно А. Бисениек (Финогенова), ее сыновья Юрий и Константин, машинисты депо Дно В. Капустин, Ф. Давыдов и С. Скриповский – участники партизанского подполья. Это они на линиях Дно – Псков и Дно – Старая Русса пускали под откос вражеские эшелоны. В партизанском отряде дяовских железнодорожников, командиром которого был работник Дорожного управления рабочего снабжения С. П. Дмитриев, начальником штаба – секретарь партбюро вагонного участка И. А. Михайлов, героически дрались с фашистами железнодорожники братья Мельниковы, инструктор политотдела Дновского отделения В. Е. Зверев, студент Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта Н. Н. Яковлев, командир подразделения военизированной охраны НКПС С. Я. Макаренков и другие. Анастасию Бисениек фашисты расстреляли в начале октября 1944 года. Погиб и ее сын Юрий.
Организатором партизанского отряда «За Родину» был столяр локомотивного депо Новосокольники Н. А. Кудрец. Партизаны этого отряда 3 февраля 1942 года участвовали в разгроме вражеского гарнизона на станции Насва, а 7 февраля уничтожили на станции Выдумка 100 гитлеровцев. 11 февраля партизаны ворвались на станцию Маево и обратили в бегство гарнизон охраны. В восьми местах взорвали рельсы, почти сутки гитлеровцы восстанавливали путь. За голову Кудреца фашисты обещали награду в 10 тысяч марок.

Ф. С. Кузнецов – начальник паровозного депо Минск, руководитель подпольной организации Минского железнодорожного узла, комиссар партизанской бригады «Народные мстители»
На Курском железнодорожном узле в 1941 году организована разведывательно-диверсионная группа из 30 человек. Ее возглавил машинист паровозного депо П. П. Бабкин. Подпольщики участвовали в диверсиях на узле, выводили из строя вагоны, собирали сведения об охране железнодорожных мостов через Сейм на участках Курск – Рышково и Клюква – Конарево и передавали их в штаб 1-й Курской партизанской бригады. В Льгове местные подпольщики-железнодорожники потопили паром через Сейм, неподалеку от станции Колонтаевка пустили под откос воинский эшелон врага. В докладной записке Рыльского подпольного окружкома партии Курскому обкому ВКП(б) отмечалось: «На Курском и Льговском железнодорожных узлах гитлеровцы не смогли организовать работу транспорта из-за диверсий и аварий. В конце концов они заменили многих работавших немцами, а к другим приставили по одному конвоиру на двух работающих».

Вражеский эшелон, пущенный под откос ленинградскими партизанами. 1942 год
Через несколько дней после вторжения фашистских войск в Киев начали действовать и активно развернули работу Железнодорожный подпольный райком партии, его организации и группы. Ими уничтожены цехи локомотивного депо Киев-Пассажирский, Киевского вагоноремонтного завода, водокачка, здания на станции Киев-Товарный, взорваны Соломенский и Воздухофлотский мосты. Руководил подпольным райкомом А. С. Пироговский, до войны много лет работавший стрелочником на станции Киев-Пассажирский, а затем на железнодорожном лесозаводе имени Первого Мая секретарем парторганизации, директором лесозавода. Этот молчаливый, исключительно скромный человек в дни тяжких испытаний оказался талантливым организатором и бесстрашным бойцом.
Необыкновенно яркой личностью был ближайший соратник А. С. Пироговского – В. С. Кудряшов, достойный преемник революционных традиций рабочих Киевских главных мастерских, работавший в них до войны начальником колесного цеха. В подпольный райком партии вошли инструктор политотдела дороги Г. П. Мироничев, позже – Б. И. Петрушко, работавшая ранее в конторе обслуживания пассажиров.
Стали подпольщиками и другие работники Киевского железнодорожного узла и управления дороги. Среди них инженеры М. И. Смагин, Р. М. Русаков-Войтко, И. П. Марченко. Большую помощь подпольным организациям оказывал известный на Юго-Западной магистрали врач центральной дорожной поликлиники Т. Р. Крыжановский. Одним из наиболее активных боевых подразделений была группа отважных железнодорожни ков, образовавших подпольную организацию под названием «Смерть фашистским оккупантам!». Она имела свои ячейки на нескольких киевских предприятиях и в близлежащих селах. В Нежине подпольщики создали четыре боевые группы, активно действовала организация на станции Круты.
На станции Дарница отважно действовала группа подпольщиков, которую возглавлял П. Д. Казько – бывший начальник Дарницкого вагонного депо. Члены этой группы ночью пробирались на пути, где стояли составы с оружием, и извлекали из вагонов винтовки, боеприпасы, взрывчатку. Все захваченное они доставляли в тендерах паровозов под слоем топлива партизанам соединения «За Родину», начавшим боевые действия в Носовском лесу.
В ПОДПОЛЬЕ И В ОТКРЫТОМ БОЮ
Начальник Оршанского депо Константин Сергеевич Заслонов покинул родную станцию с последним поездом, вывозившим имущество предприятий узла. Вскоре после прибытия в Москву группа оршанских железнодорожников во главе с К. С. Заслоновым обратилась в ЦК ВКП(б) и Наркомат путей сообщения с просьбой разрешить им организовать партизанский отряд, чтобы действовать против врага на железнодорожной линии от Ярцево до Барановичей.

К. С. Заслонов – начальник паровозного депо Орша, командир партизанского отряда № 18, Герой Советского Союза
«Наша страна в огне, – писал К. С. Заслонов, – жизнь требует, чтобы каждый гражданин, в ком бьется сердце патриота, кто дышит и хочет дышать здоровым советским воздухом, стал бы на защиту нашей Родины. Я вас заверяю, от имени храбрых из храбрых, просящих меня передать вам, что клятву партизан – присягу – выдержим с честью».
Разрешение на организацию отряда было получено. Ему присвоили № 18. В Вязьме личный состав отряда прошел курс занятий по изучению стрелкового оружия, гранат, топографии, подрывного дела, изготовлению и применению простейших мин, в том числе и угольных. Там же оршанцев информировали о постановлении бюро Смоленского обкома ВКП(б) от 18 сентября 1941 года, в котором говорилось:
«1. Утвердить личный состав отряда в количестве 41 человека.
2. Утвердить командиром отряда тов. Заслонова Константина Сергеевича.
Секретарь Смоленского обкома ВКП(б) Д. Попов».
Под прикрытием кавалерийского корпуса генерала Л. М. Доватора 1 октября 1941 года отряд перешел линию фронта и направился в сторону оккупированной фашистами Орши. Полтора месяца продолжался рейд по тылам врага.
14 ноября группа партизан в составе К. Заслонова, А. Андреева, Ф. Якушева, Е. Якушевой, П. Шурмина, С. Чебрикова и тругих прибыла в Оршу. Заслонов установил связь с коммунистами, оставленными для подпольной работы в тылу врага. С их помощью удалось получить в городской управе временное удостоверение на право жительства. На бирже труда Заслонов зарегистрировался как безработный.
Гитлеровские устроители «нового порядка» тогда остро чуждались в специалистах-железнодорожниках. Оккупационным властям было известно, что Заслонов до войны в партии не состоял. Константина Сергеевича вызвали на беседу к коменданту и предложили работать в депо. Он был назначен начальником русских паровозных бригад.
Теперь уже Заслонов сам содействовал устройству на работу в депо пришедших с ним товарищей. Группа пополнилась также в результате привлечения к подпольной работе людей, ранее трудившихся в депо и на других предприятиях узла, но по каким-либо причинам не сумевших эвакуироваться. В их числе были работники паровозного депо В. Аскальдович, братья А. и Л. Колдушко, В. Громаков, К. Захаревич и другие. Подпольщики повреждали детали паровозов, выводили из строя средства сигнализации и связи, водоснабжения, изготовляли «угольные» мины и забрасывали их в уголь на паровозы. Попав в топку, мины взрывались и надолго выводили локомотив из строя. Оршанцы переправляли такие мины в локомотивные депо Смоленск, Витебск, Борисов, Кричев. И там также раздавались взрывы в топках паровозов, летели под откос немецко-фашистские эшелоны.
В отчете Витебскому обкому партии о подпольной деятельности группы патриотов на Оршанском узле К. С. Заслонов сообщал:
«Ноябрь 1941 года. Уничтожено 50 фашистов. Разбито 5 автомашин. Заглушены на 30 паровозах трубки маслопроводов, выведено из строя 13 паровозов, засыпано песка и соли на гантели паровозных осей и в буксы, а также залиты водой буксы на 18 паровозах, чем выведено из строя 11 паровозов. В районе станции Шуховцы, у входного семафора, минировали путь, чем вызвано большое крушение. Разбито 16 вагонов и один паровоз. Движение было остановлено на 27 часов.
Декабрь 1941 года. «Угольными» минами взорвано 14 паровозных топок и выведено из строя 7 паровозов. В районе станции Новосады с помощью минирования пути под откос пущен поезд в ночь с 8 на 9 декабря. Заглушены маслопроводы на 23 паровозах, чем задраны цилиндры на 15 паровозах, уничтожено 80 пресс-масленок паровозов воинского резерва. Заморожено 32 паровоза. Засыпано песка и соли в буксы 7 паровозов, чем выведено из строя 18 паровозов. Выведен из строя двигатель внутреннего сгорания электростанции депо (разбили картер). Специально брошено 8 паровозов на тракционных путях депо, чем задержана подача паровозов под поезда.
Январь 1942 года. 3 января у входного семафора станции Борисов минированием пути пущен под откос поезд, который шел на фронт. Прекращено движение на 16 часов. Завезены в депо Борисов 54 «угольные» мины, которые разложены по паровозам депо Минск и Борисов. Завезено в Смоленск 70 «угольных» мин и разложены по паровозам депо Смоленск. Витебск, Рославль. Взорваны в депо Орша на 8 паровозах топки путем забрасывания «угольных» мин. В результате проведенной машинистами работы оставлено в пути 75 поездов из-за нехватки воды. Разморожены паропроводы на 35 паровозах. Засыпано песка, соли и залито воды в буксы на 27 паровозах, выведено из строя 13 паровозов. Уничтожены 83 пресс-масленки на паровозах запаса. Сброшено и запрятано из разобранных и ремонтируемых паровозов: 5 поршневых дышл, 10 эксцентриковых дышл, 32 крейцкопфных валика, 23 поршневых подшипника. На перегоне Погост – Орша 17 января пущен под откос поезд, движение прекращено на 32 часа.
Февраль 1942 года. Выведено из строя 4 снегоочистителя системы «Бьерке». Машинист Лазарский организовал 10 февраля при подходе к станции Минск (у входного семафора) большое крушение путем умышленного расцепа паровозной сплотки и оставления на перегоне в ночное время вагонов, на которые наскочил поезд, шедший следом. Убито и ранено 600 гитлеровцев. Движение было остановлено на 31 час. При подходе к станции Осиновка 14 февраля организовали наезд на поезд. Убито 13 фашистов и 4 ранено. Взорваны «угольными» минами топки на 11 паровозах. Завезено «угольных» мин в депо Смоленск 42 штуки и в депо Борисов 15 штук. Заложено минометных снарядов в жаровые трубы на 5 паровозах, шедших на Смоленск. При заправке паровозов 16 февраля в депо Смоленск снаряды взорвались и повредили задние решетки топок и несколько жаровых и дымогарных труб. 15 февраля заложены минометные снаряды в жаровые трубы 5 паровозов. Паровозы шли в Смоленск в холодном состоянии. При заправке 20 февраля в двух паровозах взорваны топки. Об остальных паровозах данных не имею. 21 февраля на 531-м километре путем минирования пущен под откос воинский эшелон с людьми, в результате чего убито 373 и тяжело ранено 200 фашистов».
В середине февраля 1942 года советская авиация совершила налет на Оршу. По сигналам с земли она основательно разрушила Оршанское депо, разбомбила несколько немецких воинских эшелонов. После бомбардировки по доносу предателей Заслонов был арестован гестапо. Восемь раз его допрашивали, но пытки не сломили мужественного патриота. Константин Сергеевич, выбрался из застенков, так как не была доказана его виновность. Но в городе оставаться было уже нельзя: фашистские ищейки по пятам ходили за Заслоновым. В конце февраля он и его боевые товарищи ушли из Орши в окрестные леса. Там был создан партизанский отряд, который вскоре вырос в бригаду, насчитывавшую свыше 700 партизан.
Начиная с августа, фашисты 10 раз бросали отборные соединения своих войск на борьбу с заслоновцами. 17 августа гитлеровцы блокировали партизанские отряды в лесах возле деревни Дригали. Пять суток непрерывно вели они ураганный огонь по лесу. Их обстреливали четыре немецких бронепоезда со станций Красное и Шуховцы и несколько немецких батарей из окружающих лес деревень. Вражеские самолеты бомбили с воздуха. При поддержке четырех танков, шести танкеток и восьми бронемашин фашисты по нескольку раз в день агаковали партизан, но заслоновцы не только выстояли, но и нанесли немецко-фашистским войскам чувствительный урон.
День 14 сентября 1942 года был, пожалуй, самым знаменательным в жизни партизанского командира. На заседании Зогушевского подпольного райкома партии было зачитано его заявление: «Прошу принять меня в кандидаты ВКП(б). Обещаю Устав нашей партии выполнять честно и полностью, выполнять любые партийные и государственные задания, не щадя ни собственных сил, ни жизни».
К. С. Заслонов с честью оправдал высокое звание коммуниста. Партизанские отряды под его командованием были грозой для немецко-фашистких захватчиков.
14 ноября 1942 года в неравном бою с врагом у деревни Куповать Сенненского района Константин Сергеевич Заслонов погиб смертью храбрых. Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1943 году К. С. Заслонову, как особо отличившемуся в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
После войны он был перезахоронен в привокзальном сквере станции Орша, где теперь возвышается памятник герою. Имя К. С. Заслонова присвоено локомотивному депо Орша, Минской детской железной дороге, улице Орши, на которой он жил до войны, одной их школ города.
В рядах партизан и подпольщиков, героически сражавшихся с врагом, тысячи железнодорожников Белоруссии. Среди них командиры и комиссары бригад А. Е. Андреев, Е. Ф. Филиппских, И. В. Жохов, командиры отрядов А. Д. Сергеев, В. П. Дерябин, инструктор подрывного дела при Минском подпольном обкоме В. П. Шимченок, секретарь подпольного райкома И. И. Матусевич, работники Брестского железнодорожного узла П. Г. Жуликов, М. П. Мартыненко и другие.
НАРАЩИВАЯ УДАРЫ
Боевые действия советских патриотов на путях сообщения все больше и больше беспокоили гитлеровское командование. Уже 16 сентября 1941 года начальник штаба верховного главнокомандования фашистской Германии Кейтель издал приказ о подавлении «коммунистического повстанческого движения» в оккупированных областях.
Немецко-фашистские оккупанты бросили на борьбу против партизан значительные силы, но несмотря на тяжелые потери партизанское движение росло и ширилось.
Весной 1942 года гитлеровцы вынуждены были осуществить дополнительные меры для защиты железных и шоссейных дорог от партизан. Была усилена охрана дорог на подступах к наиболее важным, и уязвимым объектам, сооружены специальные заграждения. В Прибалтике, например, как и в других районах, вдоль железнодорожных линий создавалась «мертвая зона»: на расстоянии 150 метров по обе стороны были вырублены все деревья, кустарники, снесены постройки. Фашистские власти запретили делать запросы об отправлении поездов раньше чем за 10 минут до их ухода со станции. Но ничто не могло остановить народных мстителей.
Зимней ночью 1942 года на Белостокской дороге небольшая группа партизан из бригады Морозова пробралась к станции Гавья. Через каждые 10 минут на перегоне по путям четного и нечетного направлений навстречу друг другу проходил патруль – пять автоматчиков с собакой.
Движение же поездов гитлеровцами осуществлялось по специально установленной сигнализации. Выходные семафоры всегда показывали красный свет, но машинисты уверенно их проезжали. Перед отправлением эшелона на перегон до соседней станции выпускался контрольный поезд, в котором впереди паровоза ставилось несколько вагонов (10 осей) со специальной наваркой металла на бандажах колес. При движении поезда создавалась сильная тряска, что должно было вызывать взрывы заложенных в путь мин.
По прибытии такого поезда на станцию приема взлетали в воздух три зеленые ракеты. Сигнал дублировался дежурившими на промежуточных вышках сигналистами на станцию отправления и служил разрешением машинисту основного поезда для выезда на перегон.
На этот раз медленно прополз бронепоезд с черными крестами, неспешным шагом прошел патруль, и в ночное небо взлетели зеленые ракеты. Партизаны бросились на насыпь и стали закладывать взрывчатку. Но их остановил тихий свист: партизан Коля Базеко предупреждал о появлении встречного патруля. Залаяла собака, раздались выстрелы, но партизанам Н. Базеко и В. Жилину удалось покончить с патрульными.
Поезд приближается. Партизаны установили на насыпи два пуда тола и капсуль-детонатор мгновенного действия и стали отползать, разматывая шнур. Вот он вырастает черной громадой. На слух определяется расстояние передних бегунков паровоза от партизанского «подарка». Рвут шнур – взрыв! Партизаны отходят, унося раненого Николая Базеко.
Шесть часов гитлеровцы растаскивали паровоз и 27 вагонов, из-под обломков которых извлекли 70 своих солдат и офицеров.
На оккупированной территории фашисты, чтобы задушить пламя партизанской войны, сжигали деревни вместе с жителями, вешали и расстреливали любого, подозреваемого в связях с народными мстителями. В распоряжении, утвержденном 1 декабря 1942/ода начальником немецко-фашистского генерального штаба Йодлем, предписывалось: «каждый командир (карательного) отряда несет персональную ответственность за то, чтобы все пойманные в результате боя партизаны и гражданские лица (включая и женщин), были расстреляны или лучше повешены».
Гитлеровцы шли на любые ухищрения, чтобы внедрить в партизанские отряды свою агентуру. Нередко подпольщики обнаруживали и уничтожали фашистских шпионов. Но поскольку подполье было массовым, а его участники не обладали достаточным опытом нелегальной работы, то не всегда строго соблюдались правила конспирации, и гитлеровцам с помощью своей агентуры удавалось наносить чувствительные удары подпольным организациям.
Большой урон понесли подпольщики, действовавшие в Минском депо. Их руководителю Ф. С. Кузнецову с группой товарищей удалось уйти от гестаповцев. Но на проваленных явочных квартирах были схвачены десятки подпольщиков. Вместо погибших патриотов и ушедшей в партизанский отряд группы Ф. С. Кузнецова в паровозном депо стали работать другие люди. Пятнадцать человек были под началом коммуниста Викентия Шатько (Огнева). 2 апреля 1942 года эта группа установила три мины на состав с горючим. Через четыре часа между Талькой и Верейцами произошел взрыв. Пока фашисты растаскивали состав, половина цистерн сгорела.
В июне 1942 года оккупантам удалось нанести тяжелый удар киевскому подполью. Было арестовано большинство членов подпольного горкома партии, в том числе и руководитель диверсионно-подрывной группы B. C. Кудряшов, которого гитлеровцы подвергли особенно жестоким истязаниям. 17 июля фашисты опубликовали сообщение о расстреле героев-подпольщиков В. С. Кудряшова, Ф. Ф. Ревуцкого, С. А. Пащенко и Г. И. Левицкого. Сохранилось предсмертное письмо В. С. Кудряшова к родным и товарищам по борьбе: «В казематах гестапо я держал себя, как надлежит коммунисту. Я умру с твердой верой, что освобождение от ненавистного фашизма придет скоро и что советский народ будет торжествовать победу. Привет всем, кто с нами работал, кто помогал нам и жил мыслью об освобождении в священной борьбе от ненавистного фашизма. Передайте моему сыну Саше, чтобы он рос честным для народа, сильным и смелым, чтобы врагов ненавидел так же, как его отец». Посмертно В. Е. Кудряшову было присвоено звание Героя Советского Союза.
Но как ни лютовал враг, борьба советских партизан за линией фронта принимала все более внушительные размеры. Необходимо было направлять, координировать их действия из единого центра.
30 мая 1942 года Государственный Комитет Обороны в целях объединения руководства партизанским движением в гылу врага и для развития этого движения образовал при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Начальником его был назначен член ЦК ВКП(б), секретарь ЦК КП(б) Белоруссии II. К. Пономаренко. Штаб организовывал взаимодействие партизанских сил с войсками Красной Армии, обобщал опыт партизанской борьбы, снабжал партизанские формирования и подполье оружием, боеприпасами, медикаментами, готовил партизанские кадры. Созданы республиканские и областные штабы партизанского движения.
К августу 1942 года в результате мер, принятых в соответствии с указаниями ЦК ВКП(б) и Верховного Главнокомандования, Центральным штабом партизанского движения и партийными органами на территории, занятой противником, были установлены устойчивые связи со многими партизанскими соединениями и подпольными группами «на глубину до государственной границы» Советского Союза. К середине ноября 1942 года в тылу гитлеровцев действовало около 1770 партизанских отрядов, насчитывавших более 125 тысяч бойцов и командиров. Кроме того, сотни тысяч патриотов активно участвовали в срыве экономических, политических и военных мероприятий противника.
Во второй половине августа 1942 года в Москву по вызову Центрального штаба партизанского движения прибыла большая группа командиров партизанских отрядов и бригад, комиссаров и работников партийного подполья оккупированных областей России, Украины, Белоруссии, чтобы обменяться опытом боевой и политической работы. 1 сентября состоялась встреча руководителей партии и правительства с прибывшими в Москву партизанами. На основе материалов этой встречи 5 сентября 1942 года был издан приказ наркома обороны «О задачах партизанского движения».
В приказе отмечалось возросшее значение партизанской борьбы, так как война приобрела затяжной характер. «Теперь же, когда Красная Армия на фронтах, напрягая все свои силы, отстаивает свободу и независимость своего государства, – говорилось в нем, – народное партизанское движение на нашей территории, временно захваченной немецкими оккупантами, становится одним из решающих условий победы над врагом». Этот документ стал программой всенародной борьбы в тылу фашистких захватчиков.
Борьбу на коммуникациях в тылу врага активно вели железнодорожники. В этой борьбе героически действовали тысячи и тысячи партизан-железнодорожников, проявляя инициативу, изобретательность и непоколебимую стойкость.
В декабре 1942 года Совинформбюро сообщило: «30 ноября партизанский отряд под командованием Галайды, организовав налет на батальон железнодорожных войск, который строил мост в семи километрах от Красного Лимана через реку Северский Донец, уничтожил сорок солдат и офицеров, ранил коменданта города и задержал строительство моста».
Настоящее имя командира народных мстителей Галайды – Григорий Афанасьевич Ищенко. До войны он работал на Краснолиманском отделении оперативным уполномоченным транспортного отдела НКВД Северо-Донецкой дороги. Отряд «И», которым он руководил, состоял главным образом из железнодорожников Красного Лимана. Ядром отряда были коммунисты и комсомольцы. Дежурный по путям Л. С. Землянский стал комиссаром, его брат Егор – старшиной отряда. Старший уполномоченный отделения милиции А. Г. Мартынов возглавил штаб отряда. Политруком назначили паровозного машиниста В. К. Астахова. Секретарем парторганизации избрали начальника Балаклеевской дистанции пути В. Н. Пашкова.
В 29 стычках с врагом партизаны отряда «И» уничтожили 218 гитлеровцев и полицаев, пустили под откос два поезда, взорвали два моста, вывели из строя несколько километров пути и связи, сожгли три автомашины.
Тридцать боевых операций провел партизанский отряд «А» под командованием секретаря партийной организации станции Красный Лиман Михаила Евсеевича Агафонова.
6 декабря 1942 года партизаны этого отряда пустили под откос гитлеровский поезд на участке Славянск – Краматорск, через две недели – на участке Артемовск – Никитовка.
На оккупированной станции Основа действовал железнодорожный подпольный райком партии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
загрузка...


А-П

П-Я