Выбор супер, доставка быстрая 

 

По приказу командования бригады был создан сводный батальон, куда вошли главным образом бойцы восстановительных подразделений. Ему выделили бронепоезда № 2, 6 и 11. Исключительно трудным оказался день 21 ноября. Серьезные повреждения получили бронепоезда. Погибли командир сводного батальона С. Н. Марков и комиссар батальона П. И. Векшин. Гитлеровцы захватили станции Светланово, Шипилово, Сифонная.
Но вот в район боев прибыло подкрепление – войсковая часть и приданный ей бронепоезд. К этому времени удалось отремонтировать несколько бронеплощадок и паровоз одного бронепоезда. Вновь заговорили его пушки и пулеметы. Вражеские войска не выдержали, начали отступать. Были отбиты у врага все железнодорожные станции, занятые накануне. За этот бой орденом Красная Звезда были награждены машинисты И. Д. Губин и И. К. Солощенко, правительственных наград удостоены также составитель поездов Г. А. Юраш, бригадир пути Н. Т. Пехтерев, начальники станций Сифонная С. Ф. Выгуляр, Водопровод – П. Д. Воробьев и другие. 28-ю бригаду преобразовали в 1-ю отдельную гвардейскую железнодорожную бригаду.
Под огнем врага фронтовой Донбасс трудился: давал уголь, металл, военную продукцию. К новому 1942 году донецкие горняки и железнодорожники решили послать в Москву сверхплановый маршрут угля. Все знали, как нуждается в топливе столица, только что отбившая натиск врага. Грузили уголь в вагоны по ночам под прикрытием бронепоездов на станциях Должанская, Антрацит, Семейкино, Мануиловка. Погрузка прошла успешно. 30 декабря 1941 года поезд отправился в путь и благополучно прибыл в Москву.
В начале 1942 года враг пытался перерезать железнодорожную линию, по которой доставлялся уголь из Донбасса, и захватить Купянский узел. 26 января бомбардировщики совершили несколько массированных налетов на станцию. Из 41 пути уцелел один, убито и ранено более 200 человек, выведено из строя 13 паровозов, 639 вагонов. Но враг не продвинулся ни на шаг. На его пути вместе с частями Красной Армии встал 66-й дивизион бронепоездов. Не удалось фашистам задержать надолго отправку топлива: через несколько часов по восстановленным путям пошли поезда с донецким углем.
Железнодорожники не только строили и формировали бронепоезда, укомплектовывали значительную часть команд, но и заботились о содержании их в исправности, своевременной экипировке.
Осенью 1941 года ремонт бронепоездов, участвовавших в боях в районе Донбасса, организовали в сборочном цехе Ворошиловградского паровозостроительного завода (завод в основном был эвакуирован). Здесь же развернули и строительство бронепоездов.
Для переоборудования паровозов и вагонов, монтажа брони, установки вооружения из депо Попасная, Красный Лиман, Дебальцево и других предприятий дороги прибыли ремонтники. Возглавляли боевой коллектив начальник сборочного цеха И. М. Шахрай и руководитель отдела ремонта и эксплуатации службы паровозного хозяйства Северо-Донецкой дороги М. И. Колтунов.
Вскоре из ворот завода вышли первые бронепоезда. Они участвовали в боях не только в Донбассе, но и на Северном Кавказе, и под Сталинградом.
Крепости на колесах нередко прикрывали железнодорожные узлы и станции от воздушных налетов. Для этого строились специальные зенитные поезда. Вот один из боевых эпизодов.
В начале 1942 года на небольшой станции под Ельцом разгружались наши войска и техника. Разведка противника обнаружила это, и станцию стали бомбить. Прекратилась выгрузка.
Наше командование перебросило сюда зенитный бронепоезд. Поставили его в тупик и замаскировали. Вскоре показалась четверка «юнкерсов». Летели медленно на высоте 300–400 метров, не опасаясь обстрела. Вдруг грянули залпы из орудий бронепоезда. Два самолета были сбиты, остальные повернули назад. Ни одна бомба не упала на станцию.
Налеты после этого не прекратились, но большого урона от них не было. Теперь самолеты шли на высоте нескольких километров, прицельное бомбометание стало вести труднее. Но зенитчики бронепоезда и на большой высоте не раз доставали-фашистских стервятников.
Свой первый бронепоезд коллектив депо Москва-Пассажирская Ленинской железной дороги построил, когда немецко-фашистские войска были под Москвой. По 30–40 часов не покидали рабочие места котельщик Ф. А. Старостин, слесарь И. С. Илюхин, сварщик И. А. Зайцев и многие другие. Для строительства этого бронепоезда потребовалось 14 дней, а следующий создали уже за 10 дней. Самоотверженный труд коллектива высоко оценили военное командование и руководство НКПС. В телеграмме, направленной в депо, говорилось: «Народный комиссариат путей сообщения с удовлетворением отмечает вашу патриотическую инициативу… На строительстве бронепоездов вами проявлено большое упорство, настойчивость и сметка… Под командованием капитана Ананьева и лейтенанта Голованца они наносят сокрушительные удары по немецко-фашистским ордам на подступах к Москве. НКПС надеется, что и третий бронепоезд „Железнодорожник Ленинской“ будет выпущен из строительства в установленный срок…».

Построенный железнодорожниками бронепоезд перед отправкой на фронт
Об эффективности действия бронепоездов свидетельствуют такие цифры: бронепоезд под командованием капитана Ф. Д. Малышева за две недели боев под Москвой уничтожил 12 фашистских танков, 24 броне– и автомашины, более 750 солдат и офицеров противника.
Построили бронепоезд и в небольшом депо Москва-Бутырская. Работали после вахты, рейса, в ночное время. Деньги на постройку собрали железнодорожники Ярославской дороги. Этот бронепоезд и второй, сооруженный в депо Ярославль, образовали 54-й дивизион бронепоездов, предназначенный для отражения налетов вражеской авиации. Повели дивизион на боевые позиции московские и ярославские машинисты Е. Е. Алексеев, И. П. Миронов, К. А. Носов, Н. Н. Морозов. Немало железнодорожников встало у орудий, пулеметов.

Москвичи провожают бронепоезд «Советский железнодорожник» на фронт
Дивизион участвовал в отражении воздушных налетов на Москву, прикрывал Брянский, Орловский и другие важнейшие узлы, освобождал Крым.
Строили бронепоезда и в других депо Московского узла. Котельщики, слесари, электромонтеры соревновались за право пойти в команду бронепоезда.
Летом 1942 года гитлеровцы стремились вывести из строя Таганрогский железнодорожный узел, затруднить эвакуацию населения и предприятий. Врага сдерживал бронепоезд № 59. Но в самый напряженный момент боя в котле паровоза не хватило воды, оголился потолок огневой коробки, выплавились контрольные пробки. Бронепоезд встал. Машинист-инструктор.3. Шанько понимал: если бронепоезд выйдет из боя, фашиты ворвутся в узел. Шанько забросал углем огонь, залез в топку и быстро заменил расплавленные пробки. После этого он еще несколько раз водил бронепоезд в бой. Продвижение фотивника удалось задержать. Враг смог пройти лишь тогда, когда бронепоезд был выведен из строя. Погиб и машинист Шанько. Мужественному патриоту здесь установлен памятник.
Бронепоезда, построенные в паровозных и вагонных депо Новороссийск, Ставрополь, Тимашевская, громили врага на юдступах к Ростову-на-Дону и на других участках. Бронепоезд «Народный мститель», построенный краснодарцами, только в одном бою уничтожил 16 танков и сотни гитлеровцев.
Крепости на колесах сыграли важную роль в обороне Ленинграда. Они преграждали путь наступающим фашистским частям, совершали огневые налеты, атаковали вражеские укрепленные позиции во время наступательных операций наших войск.
Бронепоезд «Красноармеец», построенный рабочими Ленинградского узла, постоянно наносил удары противнику. Командир бронепоезда Пыленок, комиссар Ковригин, командиры бронеплощадок быстро и точно определяли местонахождение батарей, обстреливающих город. Едва вражеские пушки подавали «голос», как «Красноармеец» выезжал на боевую позицию и обрушивал на них уничтожающий огонь. Фашисты пытались поразить бронепоезд ответным огнем, но «Красноармеец» быстро менял позицию.
В январе 1943 года, когда наши войска перешли в наступление, в боях также участвовал бронепоезд «Балтиец», построенный в электродепо Ленинград-Балтийский. Его разведчики – бывшие железнодорожники П. И. Крешук, С. П. Максимов, А. Н. Никонов – подобрались к левому берегу Невы в районе Шлиссельбурга и ведут наблюдение. Позиции врага сильно укреплены: несколько рядов проволочных заграждений, доты и дзоты, лабиринты ходов сообщений, перед самым берегом в лед вморожены металлические пики. Эту оборону предстоит взломать нашим войскам.
По сигналу разведчиков бронепоезд открыл беглый огонь по позициям фашистов. Разрывы накрыли окопы, укрепления, черная мгла нависла над всем берегом. Вот поднялись в атаку наши цепи, огонь перенесен в глубь обороны. И тут ожили неприятельские огневые точки. Свинцовый дождь заставил лечь на лед наши наступающие войска. Командир бронепоезда Н. А. Шпортко приказал снова открыть огонь по передовым позициям противника, к залегшим цепям двинулись бойцы бронепоезда. Едва огонь снова перенесли в глубь обороны, они поднялись в атаку и увлекли за собой залегшие роты. В рукопашном бою враг был сломлен, наступление развивалось успешно.
Железнодорожники города на Неве строили не только бронепоезда. Летом 1942 года начальника Октябрьского вагоноремонтного завода А. И. Григорьева вызвали в Смольный.
– На некоторых заводах, – сказали ему, – стоят в ремонте боевые суда. Орудия с кораблей сняты. Надо сделать так, чтобы они действовали, стреляли по врагу. Есть идея установить их на железнодорожные платформы. Поручаем вашему заводу воплотить эту идею в жизнь. И как можно скорее!
Задание было выполнено в срок. Первые пробные залпы батарея на колесах произвела в августе 1942 года непосредственно с заводской территории. Направлены они были на передовые позиции фашистов, что находились за Пулковскими высотами.
– Прими, фашист проклятый, наш подарочек!
– Ты нас обстреливаешь, а теперь – мы тебя! – так говорили рабочие, когда испытывали батареи на колесах. А доставили они врагу немало хлопот. С самых разных участков прифронтовой полосы била по фашистам артиллерия на железнодорожном ходу.
Четыре дивизиона бронепоездов подготовил и отправил в дйствующую армию коллектив Томской дороги. Трудностей здесь было тоже немало, но людей объединяло неудержимое стремление оказать как можно большую помощь фронту.

Экипаж бронедрезины, возглавляемый старшим сержантом В. Кучанским, занимает свои места перед отправкой в разведку. Ленинградский фронт 1942 год
Один из бронепоездов, получивший имя «Лунинец», подготовили ремонтники локомотивного депо Тайга. Им пришлось переделывать всю систему рессорного подвешивания паровоза, усилить тормоза, заменить паровоздушный насос, колосниковую решетку. Только справились с этим, новые более серьезные трудности: крепкая броневая сталь Кузнецкою завода не поддается обычным методам обработки, a из нее надо сделать несколько крупных поковок. Все операции кузнецы И. Коровников и Е. Липовцев выполнили вручную.
К этому времени построили еще один бронепоезд – «Железнодорожник Алтая». Из этих двух бронепоездов сформировали 49-й отдельный дивизион. Многие паровозники и вагонники подали заявления с просьбой зачислить их в команды бронепоездов. Отбор был строгий. Повели дивизион на фронт машинисты И. Токарев, П. Хурсик, М. Шипачев, А. Михайлов. Бронепоезда участвовали в боях с немецко-фашистскими захватчиками под Воронежем, на Курской дуге, на Правобережной Украине.
Однажды на станции, где набирал воду «Лунинец», фашистские самолеты разрушили три звена пути. Машинист П. Хурсик попросил командира дать ему людей для восстановления пути. Группа из 16 человек быстро привела путь в порядок. В это время бронепаровозом управлял машинист М. Шипачев. Маневрируя, он спасал поезд от нападавших сверху фашистских стервятников.
Самолеты врага обрушились на мост. Одна из бомб попала в устой моста. К станции прорвались фашистские танки. Была дана команда личному составу покинуть поезд и самостоятельно переправиться на другой берег. Паровозная бригада решила проехать мост и тем самым спасти бронепоезд. Когда она повела поезд на мост, береговой пролет начал обваливаться, но все же удалось благополучно проследовать на другой берег.
Бронепоезд за мостом. На нем всего три человека и те на бронепаровозе. А с левой стороны прорвались танки, пехота… Но вот справа показались разведчики дивизиона, за ними – команда бронепоезда и тут же заговорили пушки стальной крепости, ураганный огонь обрушился на фашистов. Взять станцию им так и не удалось.
Бронепоезда «Лунинец» и «Железнодорожник Алтая» затем перебросили к Воронежу, где шли кровопролитные бои. При их поддержке армейским соединениям удалось остановить наступление врага.
Фашистское командование разработало операцию уничтожения бронепоездов, главная роль в которой отводилась авиации. Во время очередного огневого налета над бронепоездами появились 36 самолетов противника, в основном штурмовики «Юнкерс-87». Им удалось разбить путь, лишить возможности отхода бронепоезду «Железнодорожник Алтая». Но команды бронепоездов ведут ответный огонь из всех зенитных пушек и пулеметов. Несколько самолетов повреждено и скрылось. Остальные атакуют. «Лунинец» продолжает отстреливаться.
На «Железнодорожнике Алтая» осталась всего одна зенитная установка, разбит котел, сброшены с рельсов несколько бронеплощадок. Погибли командир бронепоезда И. Реунов, старший машинист И. Токарев, вся локомотивная бригада, отделение разведчиков. Лишь когда стемнело, закончился этот поединок. Фашисты недосчитались нескольких самолетов. Своему командованию они сообщили о полном уничтожении дивизиона. Последующие события опровергли это сообщение.
… Всю ночь трудились команды бронепоезда и железнодорожники, ремонтируя паровозы, площадки и путь. Утром дивизион снова вышел на боевое задание. Лишь у одного бронепоезда среди площадок стоял обычный, как его тогда называли «черный», паровоз. Повел его в бой машинист Г. Астафьев.
Работники Московского метрополитена решили часть своей тработной платы передать на строительство бронепоезда. Общий взнос метрополитеновцев составил 706 тысяч рублей. Доложили об этом в Государственный Комитет Обороны и попросили построить на собранные деньги бронепоезд. Поступила телеграмма Верховного Главнокомандующего:
«Прошу передать работникам Московского метрополитена…, собравшим 706 тысяч рублей на строительство бронепоезда „Московский метрополитен“, мой братский привет и благодарность Красной Армии.
Желание работников метрополитена будет исполнено.
И. Сталин».
Сбор средств на строительство бронепоездов начался на многих магистралях. Конечно, железнодорожники вместе со всеми трудящимися делали также взносы на танковые колонны, эскадрильи самолетов.
13 января 1943 года «Гудок» опубликовал рапорт Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами СССР от специалистов аппарата НКПС. Они внесли на строительство бронепоезда «Советский железнодорожник» 1020 тысяч рублей. Железнодорожники Московско-Донбасской дороги передали в фонд обороны 2281 тысячу рублей, Октябрьской – 3335 тысяч, управления военно-восстановительных работ – 1279 тысяч рублей. К февралю 1943 года в общей сложности железнодорожники передали в фонд обороны, в том числе на сооружение бронепоездов, 160 238 тысяч рублей деньгами и 6381 тысячу рублей – облигациями госзаймов.

Бронепоезд «Московский метрополитен»
Вскоре бронепоезд «Московский метрополитен» был сооружен и участвовал в боях на Курской дуге, где подбил шесть танков, подавил 10 артиллерийских и минометных батарей, сбил четыре самолета противника, уничтожил сотни немецких солдат и офицеров.
Летом 1943 года бронепоезд перебросили на юг. Он участвовал в боях за освобождение многих станций на Харьковском направлении. В районе станции Сажное бронепоезд оказался отрезанным от наших войск, с обеих сторон был поврежден путь. Почти сутки продолжались атаки танков противника, налеты штурмовиков. Прямой наводкой била по паровозу и площадкам артиллерия, но истекающая кровью команда отбивала одну атаку за другой. Часть команды погибла. Оставшиеся в живых продолжали сражаться. В электродепо «Северное» в ознаменование бессмертного подвига команды бронепоезда «Московский метрополитен» установлена мемориальная доска. Там же на мраморном обелиске высечены фамилии метрополитеновцев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны.
ПОВЫШАЕТСЯ БОЕСПОСОБНОСТЬ
Бронепоездов фронт получал все больше и больше. Один за другим уходят дивизионы бронированных крепостей на колесах с Южно-Уральской, имени В. В. Куйбышева, Омской, Томской, Восточно-Сибирской. Забайкальской, Приморской и других дорог. По мере накопления опыта бронепоезда стали строить более совершенными: устранялись недостатки узлов локомотивов, вагонов, боевой материальной части.
Работники локомотивного и вагонного хозяйства этих дорог круглосуточно трудились на строительстве бронепоездов, вносили коррективы в технологию изготовления в зависимости от имеющейся бронированной стали. Часть полученных за работу денег отчисляли в фонд обороны Родины. Все задания ГКО выполняли досрочно.
При строительстве теперь учитывалось, что бронепоезда будут действовать главным образом в наступательных операциях в связи с массовым изгнанием врага с захваченной территории. Враг при отступлении разрушал железнодорожный путь, который не всегда удавалось быстро восстанавливать, и бронепоезд не мог близко подойти к обороняющемуся противнику. Огонь нужно было вести с большого расстояния, а для этою необходимы более мощные дальнобойные орудия. Такие орудия начали устанавливать на платформах с усиленными ходовыми частями.
Более совершенными были, например, бронепоезда «Козьма Минин» и «Илья Муромец», построенные на Горьковской железной дороге.
Командиром бронепоезда «Козьма Минин» назначили кадрового военного Т. П. Белова, комиссаром – секретаря узлового парткома станции Горький-Пассажирский А. С. Потехина. В сооружении «Козьмы Минина» участвовали почти все железнодорожники Горьковского узла. Трудились по 16–18 часов в сутки. Многие работники депо были зачислены по их просьбе в команду бронепоезда.
Из команды бронепоезда «Козьма Минин» и команды бронепоезда «Илья Муромец», построенного в депо Муром, сформировали 31-й особый Горьковский дивизион. Этот дивизион прошел с боями от Волги до Одера, участвовал в прорывах вражеской обороны, совершил 150 огневых налетов на позиции противника. За время боевых действий бронепоезда сбили 15 вражеских самолетов, подавили 42 артиллерийские и минометные батареи, 94 пулеметные точки, разбили 14 дзотов, уничтожили 1650 солдат и офицеров противника.
Бронепоезда нанесли значительный урон врагу под Одессой, Севастополем, в Московской, Сталинградской и Курской битвах, в сражениях на Северном Кавказе, Доне, Украине, а также в боях за освобождение от фашизма Западной Европы.
…Отгремели залпы победного салюта. Крепости на колесах возвратились на Родину. Бронепаровозы бронепоездов «Козьма Минин» и «Илья Муромец» установили на вечную стоянку в Горьком и Муроме как символ немеркнущих подвигов железнодорожников в годы Великой Отечественной войны.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
ВОЕННО-САНИТАРНЫЕ ПОЕЗДА
ФОРМИРУЮТСЯ СПЕЦИАЛЬНЫЕ СОСТАВЫ
Уже на третий день войны, 24 июня 1941 года, НКПС дал указание железным дорогам сформировать 288 военно-санитарных поездов (150 постоянных и 138 временных). Для них выделили шесть тысяч вагонов и определили штат железнодорожников.
Военно-санитарный поезд (ВСП) состоял из специально оборудованных вагонов для тяжело– и легкораненых, изолятора, аптеки-перевязочной, кухни и других служебных вагонов. Санитарные летучки, обращающиеся на небольших расстояниях, формировались в основном из крытых грузовых вагонов, оборудованных под перевозку раненых, а также вагонов для размещения аптеки-перевязочной, кухни, медицинского и обслуживающего персонала.
Военно-санитарные поезда обслуживали поездные бригады, в которые входили проводники, поездные вагонные мастера, поездной электромонтер и машинист электростанции.
Оборудование и формирование военно-санитарных поездов и летучек проводилось на многих железных дорогах и заводах транспорта. Ежедневно в НКПС поступали сообщения о готовности поездов. За их формированием и отправлением в прифронтовые районы строго следили.
Рабочие Московского вагоноремонтного завода в короткий срок оборудовали военно-санитарный поезд и направили его на Юго-Западный фронт. Затем снарядили новые поезда. С ними уехали на фронт рабочие завода – коммунисты и беспартийные.
Железнодорожники Егоршинского отделения движения взялись подготовить санитарный поезд. Организатором работы был политотдел отделения. Начинание поддержали работники паровозных и вагонных депо, дистанций пути и коллективы промышленных предприятий. Комсомольцы отделения организовали сбор средств и имущества. Совместно с жителями
Егоршинского района они собрали 170 тысяч рублей. Вскоре военно-санитарный поезд отправился на фронт с командой, целиком составленной из железнодорожников и трудящихся Егоршинского района.
Коллектив Нижнеднепровского вагоноремонтного завода оборудовал и отправил на фронт 36 военно-санитарных поездов. Для вывоза раненых из фронтовых госпиталей на Приднепровской курсировали военно-санитарные летучки, сформированные в основном из грузовых вагонов.
Вагонный цех Ташкентского паровозовагоноремонтного завода получил боевое задание – подготовить поезда специального назначения. Оборудование для них не поступило. Потребовалось производить его на месте. Станки для тяжелораненых изготовила бригада женщин и подростков под руководством опытного мастера Лукьяновского, эвакуированного с Великолукского вагоноремонтного завода. Работали круглосуточно. Люди понимали, что надо справиться с заданием как можно быстрее и лучше.
В сентябре 1941 года из вагонного цеха ушли на фронт первые три санитарных поезда, в следующие два месяца – еще четыре. В декабре отправили на фронт сразу пять составов с красными крестами. Работа коллектива была высоко оценена в приказе командующего Среднеазиатским военным округом.
Труженики Куйбышевского и Уфимского вагонных участков переоборудовали пассажирские вагоны под санитарные и сформировали 11 поездов. В состав бригад вошли опытные вагонные мастера, электромонтеры и проводники.
По заданию НКПС и УПВОСО Куйбышевский вагонный участок и депо оборудовали 80 военно-санитарных поездов и летучек. Работавшие в то время начальником Куйбышевского вагонного участка А. Н. Бойко и заместителем начальника службы вагонного хозяйства дороги В. К. Успенский рассказывают:
– На станции Куйбышев организовали опорный пункт ремонта военно-санитарных поездов. В отдельные дни сюда прибывало по восемь поездов. Все их надо было тщательно осмотреть, проверить и отремонтировать системы отопления, водоснабжения, электроосвещения, вставить выбитые стекла. Больших затрат труда требовал ремонт кузовов, крыш, внутреннего инвентаря. Особые хлопоты на первых порах доставляла полуда пищевых котлов кухонь. Старший мастер А. С. Гаврилов отыскал среди эвакуированных жестянщиков и лудильщиков. Сразу стало легче. Не хватало пиломатериалов. Тоже нашли выход – стали вылавливать в Волге сплавной лес и доставлять его автомашиной на пилораму.
В один из дней позвонил военный комендант станции С. А. Новинский: «К следующему утру надо отремонтировать и отправить на фронт 8 военно-санитарных поездов». А на подходе еще пять – в Куйбышев и три транзитных. Все требовали ремонта. Имеющейся рабочей силой не обойтись, люди и так трудятся по две смены подряд. Кого можно привлечь? Мобилизовали всех инженерно-технических работников. Старший мастер Куйбышевского вагонного депо А. Н. Куванин вспомнил о своем кузнечном опыте, пошел помогать рабочим. Среди железнодорожников и политрук одного из поездов – Серых. Ремонт окончили в срок, и поезда пошли по назначению

Группа железнодорожников дороги имени К. Е. Ворошилова, построивших военно-санитарный поезд. 1942 год
Дорога имени В. В. Куйбышева работала с огромным напряжением. А требовалось пропускать еще больше поездов. Встал вопрос об увеличении длины составов. Но возникли затруднения с автоторможением. Решить проблему помог профессор В. Ф. Егорченко, руководивший тормозной лабораторией. Начали водить военно-санитарные поезда из 32–34 вагонов.
О том, какими были военно-санитарные поезда, писала Вера Панова:
«… На дальних запасных путях, возле какого-то длинного зa6opa, стоял красавец поезд: свежевыкрашенные темно-зеленые вагоны, алые кресты на белом поле; на окнах – ослепительной чистоты полотняные занавески ручной вышивки. Невдомек было мне, когда я с крохотным моим чемоданчиком входила в штабной вагон, какую роль в моей судьбе сыграет этот поезд, вернее – люди, к которым я иду. Эти люди жили на колесах уже почти три с половиной года: с первых дней войны собрались они в этом поезде и с честью, непорочно несли свою благородную службу. Военно-санитарный поезд № 312 был одним из лучших в Советском Союзе, и командование решило, что поездной коллектив должен написать брошюру о своей работе – для передачи опыта коллективам других санитарных поездов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
загрузка...


А-П

П-Я