https://wodolei.ru/catalog/stoleshnicy-dlya-vannoj/ 

 

Доставка их в районы выгрузки в установленный срок требовала самых решительных действий. Предусматривалось повысить размеры движения на участках Елец – Касторная и Лиски – Валуйки до 16 пар поездов в апреле и до 24 пар в мае, а на участке Воронеж – Касторная – до 12 пар поездов. Узлы Елец, Лиски, Грязи, Узловая, Курск и Касторная освобождались от сортировочной работы, она переносилась на сортировочные станции прифронтовых дорог. Для доставки особо срочных снабженческих грузов назначали ускоренные поезда. Большое внимание уделяли налаживанию информации о подходах воинских поездов, направляемых в районы выгрузки. Установили, что на станциях Лиски, Таловая, Узловая, Елец, Касторная. Грязи, Отрожка и Старобельск систематически должны быть свободны два пути для пропуска транзитных поездов. Запретили переадресовки воинских грузов на станциях Лиски, Елец, Касторная, Алексеевка.
Для своевременной доставки срочных эшелонов в пункты сосредоточения ежесуточно планировались передача поездов по узлам и ввод их под выгружу в вьпрузочные районы как по количеству, так и по роду груза. Эти планы направлялись на дороги за совместными подписями руководства Наркомата путей сообщения и Центрального управления военных сообщений. Такое планирование помогало предотвратить заторы и давало возможность ускорить пропуск срочных эшелонов. Одновременно расширили фронты выгрузки.
Во время подготовки к операции на Курской дуге широко применялся непарный график, вводилось одностороннее движение поездов, использовались кружные ходы для вывода порожних вагонов. Все это вместе взятое позволило уже в апреле увеличить пропускную способность подводящих линий и перерабатывающую способность выгрузочных районов
Налеты вражеской авиации на Курск продолжались. Железнодорожники пошли на хитрость. После первого ночного налета они стремились как можно скорее потушить пожары на станционных путях и на пустырях, в некотором удалении oт станции создавали искусственные. При повторных налетах фашистские стервятники сбрасывали свой смертоносный груз на эти пустыри
Чтобы при бомбежках меньше было потерь, формирование поездов, погрузку и выгрузку грузов на некоторое время перенесли на станцию Ноздрачево, находящуюся в 12 километрах восточнее Курска.
Особенно сильный налет авиации был 2 июня. С пяти направлений группы по 20–40–70 самолетов через три-пять часов бомбили узел. В налетах участвовало в общей сложности 824 самолета. Сброшено было 2000 бомб. Многие из них замедленного действия (замедление до 72 часов). Враг рассчитывал, что они взорвутся после возобновления движения поездов.
Вот что рассказал об этом налете начальник станции Курск П. А. Шубин:
– Фашистские стервятники появились в 5 часов утра. Их встретил заградительный огонь зенитной артиллерии. В небо поднялись эскадрильи наших истребителей. Завязался большой воздушный бой. Однако группе гитлеровских самолетов все же удалось прорваться и она обрушила свой груз на железнодорожный узел.
Одна из бомб попала в вагон с толом. Раздался оглушительный взрыв, на путях забушевало пламя. Загорелись вагоны, где находились боеприпасы. Огонь приближался к составу, в котором были цистерны с авиационным бензином. Составитель поездов коммунист А. И. Феофилов сразу оценил обстановку и принял решение: срочно вывести состав с цистернами – его удалось спасти.

П. А. Шубин – начальник станции Курск (1943), Герой Социалистического Труда
В это время молодые составители Иван Гаркавцев и Виктор Гольцев боролись с огнем – расцепляли объятые пламенем вагоны с боеприпасами. К ним присоединился стрелочник Александр Красников, раненный осколком бомбы в левую руку. Мужественный железнодорожник, взяв здоровой рукой пожарный шланг, вместе со всеми тушил огонь. Обжигая лицо и руки, составитель Гаркавцев открыл дверь вагона. Там были ящики со снарядами. Стены внутри дымились. Не долго думая, он взял из рук Красникова шланг и полез внутрь. Подоспели пожарники. Красников и Гольцев вместе с ними тушили пожар снаружи.
Горели составы и на других путях. Вражеские самолеты продолжали проноситься над станцией, сбрасывая все новые и новые бомбы. Слышались разрывы, со свистом проносились осколки.
Вагон со снарядами отстояли от огня. Но загорелся состав на соседнем пути, и пламя грозило перекинуться обратно. Гаркавцев и Гольцев принялись расцеплять вагоны. Мешало пламя. Гаркавцев попросил у своего товарища пиджак, обмотал голову. Его окатили водой. И он полез под состав.
Вагоны удалось расцепить, но Гаркавцев потерял сознание и упал. Выручил Гольцев – быстро вытащил его из-под вагона.
Подошел маневровый паровоз, который привел дежурный по парку Михаил Забелин, и оттащил пылающий вагон.
Вскоре у состава с боеприпасами собралась большая группа железнодорожников – с лопатами, пожарными шлангами и пламя было окончательно потушено.
Под огнем врага поезда с опасными грузами выводили коммунист Я. В. Барбышев, составитель С. Н. Кочетов и другие…
Враг бомбил станцию целые сутки. Налеты следовали один за другим. Только на следующий день на рассвете наступила тишина. Мы с командиром воинского подразделения наметили план восстановительных работ. На пути вышли сотни людей. Обращала на себя внимание фигура начальника дистанции пути Павла Сергеевича Царева. На его груди алел орден Красной Звезды – награда за успешное восстановление Курского узла после освобождения города. Он всегда был там, где требовалась помощь, где необходимы были его знания и опыт…
Пути восстанавливаются один за другим. И снова загудели, забегали по рельсам маневровые паровозы. Усилия всех подчинены одному – быстрее восстановить узел. В этот момент особенно ощущалось наше единство с теми, кто был на линии огня.
Своим личным примером коммунисты воодушевляли всех на подвиги и самоотверженный труд.
Начальник станции П. А. Шубин и секретарь партбюро станции А. В. Щегликов были там, где всего труднее, принимали самое активное участие в борьбе с огнем, делали все необходимое, чтобы в минимальный срок снова открыть движение.
После того как Совинформбюро сообщило об этом массовом налете вражеской авиации, на станцию Курск пришло письмо от фронтовика С. И. Еремина: «Обращаюсь к вам, дорогие земляки, прошу вас быстрее восстанавливайте родной узел, бесперебойно продвигайте поезда к нам на фронт. Я немало работал в коллективе курских железнодорожников и знаю – куряне народ энергичный, настойчивый. Они умеют преодолевать любые трудности, не жалея, не щадя жизни. Сейчас, когда Курский узел является прифронтовым, я уверен в вашей стойкости и самоотверженности. Будьте, товарищи, уверены и в нас, фронтовиках».
Железнодорожники не замедлили с ответом. «Мы гордимся тем, что ты оправдываешь доверие и честь коллектива, в котором ты работал и воспитывался. Мы радуемся успехам твоих боевых товарищей. Наша просьба к вам – еще яростнее разите ненавистного врага! Мы не подведем вас, товарищи фронтовики. В нашем коллективе, Семен Иванович, много людей, показывающих образцы труда, проявляющих стойкость и мужество. Четко, по-военному действуют командиры смен В. Гольцев и Н. Звягинцев, составители поездов Д. Иванов, И. Маркин, С. Кочетов, стрелочник Г. Лавров. Мы всегда помним, что железнодорожный транспорт является родным братом Красной Армии. Приложим все силы, чтобы быстрее разгромить и уничтожить фашистские орды».
Самоотверженно действовали и военные железнодорожники. По тревоге был поднят 77-й батальон. Парторги Пономарев, Хайрулин и Шанин первыми покидали укрытия и приступали к работам. Пономарев с группой бойцов начал восстанавливать путь, на котором находился состав с взрывоопасным грузом. Осколком бомбы его ранило в руку, но вместе с товарищами он работал до тех пор, пока не удалось вывести воинский эшелон, а затем с группой бойцов спасал раненых из горевшего военно-санитарного поезда.
Коммунист Вовчинский в самый разгар бомбежки вывел в безопасную зону состав с ценным воинским грузом. За смелые действия он награжден орденом Красной Звезды.
Большую помощь в ликвидации последствий бомбардировок, в прокладке обходных путей оказывали жители Курска.
Фашистские летчики надеялись, что в Курском узле не скоро удастся открыть движение. Но уже через 11 часов после налета главный путь станции был готов к пропуску поездов. Налеты продолжались, появились новые разрушения. И несмотря на это, сквозное движение открыли через 35 часов. К 9 июня завершили восстановительные работы. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, вспоминая об этих днях, писал: «Исключительный героизм проявляли железнодорожники Курского узла, восстанавливавшие разрушения под разрывами неприятельских бомб».

Состав с танками направляется в район сражения
Все усилия гитлеровцев сорвать движение поездов через Курский узел оказались тщетными. Он продолжал работать. С апреля по июль было принято 2513 и отправлено 2732 воинских эшелона.
Железной дороге имени Ф. Э. Дзержинского и станции Курск в мае и июне 1943 года были присуждены переходящие Красные знамена Государственного Комитета Обороны. Высокими наградами Родины отмечены многие курские железнодорожники. Начальнику станции Курск П. А. Шубину и командиру восстановительного железнодорожного батальона П. И. Коршунову присвоено звание Героя Социалистического Труда.
В тяжелейших условиях трудились железнодорожники и других станций, узлов и линий, подходящих к району Курской дуги. Только в июле на станции линии Касторная – Курск – Льгов и перегоны Мармыжи – Расховец, Щигры – Охочевка совершено 42 налета, в которых участвовало 948 самолетов, сброшено 2411 бомб.
Станция Поныри была разрушена. В руины превращены вокзал, оборотное депо, повреждены северная и южная горловины. Нередко станцию обстреливала артиллерия врага.
Прифронтовые станции Русский Брод и Ливны оказались в самом центре грозных событий. Им суждено было сыграть важную роль в подготовке знаменитой битвы. За день на эти станции прибывало до двадцати поездов с боевой техникой, снарядами, горючим. Железнодорожники сутками не покидали свои рабочие места, трудились под огнем, как солдаты в бою. Во время одной из бомбежек погибли заместитель начальника дистанции пути И. С. Самойлов, начальник пожарного поезда В. И. Бакуров. Мостовой мастер О. Н. Должиков был контужен и завален землей – только через шесть часов его нашли и доставили в госпиталь. Бригадир пути В. И. Городничев на виду у гитлеровцев ручной ножовкой спилил семафор, служивший ориентиром врагу при артобстрелах.
Елецкие железнодорожники проявили много инициативы, мужества, порой действовали героически, чтобы фронт бесперебойно снабжался всем необходимым.
В сложнейших условиях начальник депо Елец В. М. Медведев организовывал своевременную выдачу паровозов под поезда. Ему посмертно присвоено звание Героя Социалистического труда.
Несмотря на непрерывные налеты вражеской авиации, паровозные бригады бесстрашно водили поезда.
Однажды бригада машиниста Н. Ф. Афонина доставила из Ельца в Ефремов срочный воинский эшелон. Не успели подготовить паровоз к обратному рейсу, как на станцию ворвались фашистские автоматчики. Афонин приказал кочегару перевести стрелки, быстро подъехал к вагонам со срочным воинским грузом и вывел их со станции. На перегоне самолеты атаковали поезд, бомбили и обстреляли из пулеметов. В нескольких местах пробили тендер паровоза. Бригада все же сумела довести поезд до станции Лобанове. Здесь заделали пробоины, добавили воды и благополучно привели поезд в Елец. За проявленное мужество и героизм Н. Ф. Афонин был награжден орденом Ленина.
Также героически действовали в эти суровые дни железнодорожники Н. И. Артемов, В. А. Кондаков и многие их товарищи. Смертью храбрых на своих постах погибли работники Елецкого депо С. П. Орехов, В. С. Граченко, И. Н. Кольцов, ревизор М. Н. Полякин, работник связи И. М. Понополитов, весовщик М. И. Колокольников, слесарь депо В. Ф. Иванов и другие. Военный комендант участка и станции Елец офицер Ф. М. Рыбко вывел горящий состав на перегон и организовал тушение пожара. Офицер той же комендатуры А. Е. Тарасов руководил тушением пожара на бензохранилище.
ОГРОМНЫЙ ОБЪЕМ ПЕРЕВОЗОК ДЛЯ РЕШАЮЩЕЙ БИТВЫ
Сосредоточив крупные группировки войск, лучшие бронетанковые соединения вермахта в районе Орла и Белгорода, враг 5 июля начал наступление на Курск. Гитлеровское командование рассчитывало быстро прорвать фронт и окружить наши войска, находящиеся на Курском выступе. В ожесточенных оборонительных сражениях на 7–10-й день наши войска остановили противника, которому удалось продвинуться лишь на 12–35 километров, и вынудили его перейти к обороне.
12 июля в контрнаступление против Орловской группировки врага перешли войска Брянского и Западного фронтов. Через три дня в операцию включился и Центральный фронт. 5 августа был освобожден Орел. К 18 августа враг был разгромлен и отброшен на оборонительный рубеж восточнее Брянска.
3 августа началось контрнаступление Воронежского и Степного фронтов и части Юго-Западного фронта против белгород-харьковской группировки противника.

Бой за железнодорожную станцию
Обойдя узлы сопротивления, советские войска продвинулись до 20 километров и 5 августа освободили Белгород. В этот день вечером в Москве впервые был дан артиллерийский салют в честь войск, освободивших Орел и Белгород. К 23 августа после упорных боев наши войска полностью очистили Харьков, закончили разгром врага на белгородско-харьковском плацдарме. Были освобождены магистраль имени Ф. Э. Дзержинского, несколько участков Южной и Московско-Донбасской железных дорог.
Важную роль в обеспечении воинских перевозок в период подготовки и во время Курской битвы сыграли Рязано-Уральская, Калининская, Горьковская, имени В. В. Куйбышева и Ленинская дороги. На их долю пришлось более 30 процентов всей воинской погрузки назначением в районы Курской дуги и Орловского выступа.
Исключительно большую нагрузку выдержали прифронтовые железные дороги: Юго-Восточная (начальник дороги Ф. М. Ткаченко, начальник передвижения войск Т. И. Половников), Московско-Донбасская (начальник дороги Е. Ф. Рудой, начальник передвижения войск С. Г. Гаврилов), имени Ф. Э. Дзержинского (начальник дороги А. П. Молчанов, начальник передвижения войск М. X. Аунс) и Московско-Киевская (начальник дороги Н. Г. Васильев, начальник передвижения войск А. Г. Дубинский).
Эти дороги ежесуточно в среднем принимали: в марте около 2,5 тысячи вагонов, в апреле – 2,9 тысячи, в мае – 3,3 тысячи, а накануне Курской битвы – до 6 тысяч вагонов. Ими осуществлялись крупные оперативные перевозки войск и техники внутри Брянского, Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного фронтов и левого крыла Западного фронта, которые составляли 42,8 процента объема централизованных перевозок назначением в район крупнейшего сражения.

Ф. М. Ткаченко – начальник Юго-Восточной, имени Ф. Э. Дзержинского, Московско – Киевской железных дорог(1938–1945)

Е. Ф. Рудой – начальник Московско-Донбасской железной дороги (1939–1942, 1943–1945)
За период с марта по август железнодорожным транспортом действующим здесь фронтам и армиям доставлено около 467 тысяч вагонов, в том числе 41,4 тысячи с боеприпасами, 12,4 тысячи с вооружением, 23 тысячи с горючим и смазочными материалами. 62,6 тысячи вагонов с продовольствием и фуражом.
Такой огромный объем работы железных дорог был выполнен благодаря активной организаторской деятельности аппарата НКПС, управлений железных дорог, отделений движения и паровозного хозяйства, линейных подразделений, самоотверженности и массовому героизму железнодорожников.
Важную роль в мобилизации железнодорожников на решение государственных задач сыграли партийные, профсоюзные и комсомольские организации транспорта.
Большую помощь и внимание железнодорожникам оказывали юрриториальные партийные органы. Когда наступающим войскам фебовалось все больше боевой техники, горючего, боеприпасов, снаряжения, Курский обком ВКП(б) в специальном обращении призывал железнодорожников: «Помни, солдат транспорта! Успехи Красной Армии в решающих сражениях зависят oт тебя, от твоей стойкости и выдержки. Быстрее подвози боеприпасы к фронту, не задерживай ни на одну минуту военные грузы… Ты стоишь на передовой линии. Действуй как настоящий солдат!».
И железнодорожники шли на работу как в бой, их напряженный труд можно по праву назвать ратным. Смена старшего помощника начальника станции Курск С. М. Куркина и маневрового диспетчера В. Г. Романенко развернула соревнование за отправление наибольшего количества поездов. Обязательства были предельно краткими: каждый отправленный сверх задания поезд – это удар по врагу. На соревнование вызвали смены Д. Я. Захарова и А. П. Белоусова. Победителями стали инициаторы соревнования. За смену они сдавали на Московско-Донбасскую дорогу до 15 поездов.
Коллектив вагонного участка отправил 1524 поезда без задержки, отремонтировал 553 вагона не отцепляя от составов. Были восстановлены механический, инструментальный, автоматно-контрольный цехи, пункт технического осмотра вагонов.
Смена дежурного по локомотивному депо А. Д. Михайлова добилась в труднейших условиях сокращения простоя паровозов под экипировкой на 12–15 минут.
Героически трудились коллективы станций Отрешково (начальник станции А. Е. Смецкой), Мелехино (П. М. Макаров), Охочевка (Н. Д. Хомяков), Щигры (Б. М. Болоболов), Черемисиново (М. Ю. Лазарев), Расховец (Б. Б. Соколов), Лукашевка (В. А. Загурский), Блохино (С. К. Долженков) и других. В условиях частых налетов авиации и артиллерийских обстрелов врага четко работали железнодорожники станций Золотухино (начальник станции С. И. Ярославцев), Возы (М. В. Бобков), Поныри (И. К. Поваляев).
Как только были очищены от вражеских войск первые километры железнодорожных линий Верховье – Орел, Мценск – Орел, Змиевка – Орел, сразу же началось их восстановление. Прежде всего разминировали участки. Фашисты буквально нашпиговали их самыми разнообразными минами – противопехотными, противотанковыми, различными ловушками, «сюрпризами». Заложили они и мины замедленного действия. Замысел фашистов был прост – взорвать объекты вскоре после их восстановления, лишить советские войска возможности воспользоваться мощной коммуникацией для доставки к фронту пополнений и боевой техники.
В районе Мценска у железнодорожных путей можно было увидеть таблички с лаконичной надписью: «Разминировано. Жадобин». Минеры лейтенанта И. Жадобина гарантировали путейцам и мостовикам безопасность работ. Командир батальона майор Ш. Н. Жижилашвили обратился к солдатам с простыми словами: «Впереди нас идет жестокий бой. Героям танкистам, пехотинцам, артиллеристам нужны боеприпасы, танки, пушки, продовольствие. А сзади нас из глубины страны герои тыла направляют на фронт эшелоны. Им нужен путь к передовой. Наша задача – восстановить участок за пять суток». Простые и ясные слова зажигали сердца людей. Они работали самоотверженно и выполнили поставленную задачу раньше срока.
В руинах лежал Орел. Все сооружения на станции разрушены, на путях много воронок. Прошло трое суток и дорога к мосту через Оку была открыта. Путейцы пошли дальше – на Брянск.
Для восстановления участка Льгов – Дерюгино – Евдокимов был установлен срок – три недели. Перешивку колеи от Льгова до Дерюгино закончили раньше, чем намечалось. Досрочно восстановили и мосты через реки Сейм и Прут.

Схема железных дорог в районе Курской битвы. Июль – август 1943 года
На участках Ржава – Белгород, Белгород – Волчанск, Белгород – Готня – Басы все мосты были взорваны, земляное полотно изрыто траншеями, воронками, блиндажами. Вывезено около 80 процентов шпал и рельсов, полностью уничтожены линии связи. Участок Волчанск – Белгород в течение полугода насыщался минами. Значительная часть линии Белгород – Готня – Краснополье с марта находилась в так называемой «ничейной» зоне, ее многократно минировали.
Участок Ржава – Белгород восстановили раньше других и 11 августа прибыл в Белгород первый поезд с грузами для фронта. В минимальные сроки открыли движение и на других участках, примыкающих к Белгороду.
О масштабах и темпах восстановительных работ свидетельствуют такие данные: за август 1943 года 19-я железнодорожная бригада, обеспечивая наступление войск Воронежского фронта, восстановила 194 километра пути, 21 раздельный пункт, 37 мостов (2 больших, 10 средних и 25 малых), 180 километров линий связи. Все участки вступали в строй раньше установленных сроков.
На участке Белгород – Харьков восстановители сделали 21 080 рельсовых рубок, просверлили 35 700 отверстий для болтов, восстановили 25 стрелочных переводов, возвели 29 мостов (из них 3 средних, остальные – малые) и 12 водопропускных труб. Мосты восстанавливали временно – с применением рамных опор и краткосрочно – из шпальных клеток с деревянными и металлическими пакетными пролетными строениями. Участок восстановили за три недели.
Противник взорвал мост через реку Ворсклу, на перегоне Готня – Трефиловка разобрал 12 километров пути. Восстановители быстро перешили 180 километров главных и станционных путей с западноевропейской на нашу колею, уложили путь там, где он был разобран. Сложнее обстояло дело с мостовым переходом через Ворсклу. До разрушения здесь было два раздельных моста. Решили восстановить левый мост, где устои остались неповрежденными. Восстановители с честью справились с этим заданием.
Темп восстановления железных дорог нарастал. За 20 дней августа 1943 года в полосе наступления Воронежского и Степного фронтов из 600 километров, освобожденных от врага магистралей, восстановлено 475.
Оценивая значение Курской битвы маршал Советского Союза А. М. Василевский писал: «В мировой истории есть события, которые оставляют неизгладимый след в памяти человечества. Одним из таких событий является победа Советских Вооруженных Сил в исторической битве на Курской дуге летом 1943 года, которая во многом определила дальнейший ход второй мировой войны и ее победный финал в пользу государств антифашистской коалиции».
В период подготовки и проведения крупнейшей стратегической операции на Курской дуге в условиях ограниченной сети железных дорог и малой пропускной способности линий в этом районе, в обстановке непрерывных массированных налетов вражеской авиации и больших разрушений станций, депо и других объектов железнодорожники благодаря высокой организованности, применению новых методов эксплуатации, самоотверженности и героизму обеспечили Красную Армию всем необходимым для разгрома врага.
Большую работу по улучшению планирования и организации воинских перевозок, быстрому продвижению эшелонов и транспортов провели органы военных сообщений.
Высокими темпами восстанавливали пути и сооружения железнодорожные войска и спецформирования НКПС.
Объем перевозок боевой техники в район Курска был намного больше, чем при битвах под Москвой и Сталинградом. Если под Москву в 1941 году по железным дорогам было подвезено артиллерии, танков и частей военно-воздушных сил 219 эшелонов, а под Сталинград в период с июля 1942 по февраль 1943 года – 981 эшелон, то во время подготовки и в ходе Курской битвы по железным дорогам было доставлено уже 1410 эшелонов.
В Курской битве Красная Армия сорвала последнее крупное наступление немецко-фашистских войск на советско-германском фронте и окончательно закрепила стратегическую инициативу в своих руках. Эта битва была решающей в обеспечении коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войн.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
ОТ ПРЕДГОРИЙ КАВКАЗА К ДНЕПРУ
НА ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГАХ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА
Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом создал благоприятные условия для широких наступательных операций наших войск. С начала января 1943 года советскими войсками было предпринято наступление на Кавказском театре военных действий. За один лишь месяц с боями пройдено около 600 километров от предгорий Кавказа до Краснодара, Ростова. Таманского полуострова.
Отступая, враг варварски разрушал коммуникации, особенно железные дороги. От Прохладной и до Ростова в сложнейших условиях пришлось в самые короткие сроки восстановить линии общей протяженностью несколько сотен километров. Как правило, фашисты уничтожали все мосты, трубы, путепроводы, стрелочные переводы, устройства сигнализации и связи, водоснабжения, служебно-технические здания. На участке Дарг-Кох – Прохладная каждый рельс взрывом головых шашек был разорван на две или три части. Разрушены практически все искусственные сооружения. В районе станции Тихорецкая на железнодорожном полотне установлены мины замедленного действия и «сюрпризы». Около 800 мин различных образцов было обезврежено и уничтожено.
Восстановительные работы велись в трудных условиях.
Станция Эльхотово. Наши войска ушли далеко вперед, а жители еще не вернулись в родные дома: все разрушено. Но железнодорожники уже восстанавливают свое хозяйство. Маленькая, чудом уцелевшая комната с обвалившейся штукатуркой отведена для дежурного по станции. На столе селектор. Дежурный слушает диспетчера Прохладненскою отделения, приказывающего подготовиться к приему поезда.
– Сегодня уже третий, – радостно сообщает он товарищам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
загрузка...


А-П

П-Я