купить мойдодыр с зеркалом для ванной 

 

Вскоре пришел ответ Верховного Главнокомандующего: «Передайте личному составу колонны № 7 паровозов особого резерва НКПС, собравшему 300 тысяч рублей, мой братский привет и благодарность правительства СССР. Желание личною состава колонны № 7 будет исполнено».
Паровозы к тому времени начали строить в Красноярске. Здесь, на пустыре около Енисея, поднялось несколько корпусов, в которых разместили оборудование эвакуированного из Бежицы завода «Красный Профинтерн». В холодных, недостроенных цехах шла сборка локомотивов. В труднейших условиях люди строили прекрасные машины. Одну из них – паровоз СО 17–1613, сооруженный по заданию Верховною Главнокомандующего, принял машинист А. Г. Смирнов. К будке машиниста была прикреплена металлическая пластина с надписью: «Паровоз построен на средства командиров и бойцов колонны № 7».

Н. А. Макаров – начальник колонны паровозов особого резерва НКПС № 3, Герой Социалистического Труда
Колонны паровозов особого резерва НКПС обслуживали также освобожденные дороги. На Сталинскую дорогу в Пологи, Чаплино, Цареконстантиновку и другие крупные узлы по приказу Наркомата направили 11 колонн паровозов особого резерва НКПС. Когда работа здесь наладилась, колонны перевели на фронтовые участки.
Нападения на поезда, массированные налеты на станции продолжались. Колонны несли потери в личном составе и технике. В 1943 году будки машинистов паровозов колонн особого резерва стали обшивать броневой сталью. К поездам с особовзрывоопасными грузами прицепляли вагоны с зенитными установками. Всё это несколько снизило потери, но тем не менее каждый рейс к фронту оставался опасным.
Станцию Купянск вражеская авиация бомбила несколько раз. Разбиты многие пути, горят вагоны. Бригада машиниста И. И. Богданова из колонны № 11 вывела в безопасное место несколько составов. Загорелся поезд с боеприпасами, но вывести его было невозможно: поврежден путь. Богданов подвел свой паровоз по соседнему пути к поезду и стал тушить пожар. Огонь удалось погасить. Но фашисты снова появились над станцией. Во время этого налета И. И. Богданов был убит. Железнодорожники Купянска свято чтут память героя, похороненного в центре поселка.
В боях за освобождение Харькова, Днепропетровска, в Белоруссии, Прибалтике особо отличились колонны № 7 (начальник колонны И. А. Усатый), № 8 (А. С. Чарквиани), № 16 (Н. А. Яковлев), № 25 (Н. Д. Охромий), № 27 (В. Н. Костюковский), № 44 (В. Я. Попов), № 46 (П. С. Стельмаченко).
Большой путь по прифронтовым дорогам прошла колонна паровозов № 3. Локомотивные бригады колонны бесстрашно днем и ночью водили поезда под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и в других районах военных действий. С исключительной силой здесь проявились организаторские способности начальника колонны паровозов № 3 Н. А. Макарова – потомственного железнодорожника.
Поездной вагонный мастер колонны № 3 А. В. Глебов постоянно обеспечивал безопасность движения, умело и быстро ликвидировал последствия налетов вражеской авиации.
Колонна паровозов особого резерва НКПС № 48 (начальник колонны Н. И. Кошелев) работала на Дороге победы во время блокады Ленинграда. Вот один лишь день–18 июня 1943 года. Машинисты Кульбицкий и Алексеев, помощники Алехин и Яшкин, кочегары Слугин и Федоров, поездной вагонный мастер Попов провели в обе стороны поезда под непрерывным артиллерийским обстрелом.
Машинисты Грин и Ачкасов и их бригады, главный кондуктор Леонтьев, старший кондуктор Некрасов, поездной вагонный мастер Дмитриев под обстрелом в течение 43 минут исправляли поврежденную тормозную магистраль, разбитую в нескольких местах снарядами, и благополучно привели поезд на станцию назначения.
Поезд № 927 подвергся бомбардировке. Часть состава разбита. Ранен помощник машиниста Павлов.
Паровоз 718–30 подвергся обстрелу и получил повреждения. Путь засыпало землей. Исправила и расчистила путь сама бригада под непрекращающимся обстрелом. Поезд выведен невредимым. Позже во время налета сгорел турный вагон. Ранены члены бригады Баранов, Амосов и Клементьева. Но Амосов нашел в себе силы довести поезд до места назначения. Все действовали героически. Пожар потушен, спасены многие вагоны.
Снарядом пробило паропроводную трубу паровоза 717–85. Загорелись вагоны. Тушили пожар и выводили горящий состав работники поездных бригад Голубев, Комаров, Альберт, Дорогунин, Буянов, Смирнов, Воронов.
От зажигательного снаряда загорелся турный вагон у паровоза 5458. Погиб поездной вагонный мастер Рыжков, ранены помощник машиниста Алексеев и проводник Кущелина.
При воздушной бомбардировке станции Поляны был ранен главный кондуктор Кардаш. Бригада паровоза 713–66 тушила горящие составы. Особенно отличились машинист Чесноков, помощники машиниста Сабецкий и Поляков, главный кондуктор Гонатовский, старший кондуктор Петушенко, кочегары Ванюхин и Лисихин, начальник поезда Коралис…
Так скупым языком дневника раскрывается картина трудных будней одной из паровозных колонн.
Красная Армия с боями продвигалась на запад. Паровозные колонны вели поезда с войсками, техникой и боеприпасами, горючим и продовольствием. Бригады быстро осваивали участки зарубежных железных дорог: изучили сигнализацию, профиль пути, расположение станций. Паровозы колонн особого резерва НКПС можно было встретить в Варшаве, Вене, в Будапеште и Бухаресте. В Берлин первой вошла колонна № 35 под руководством СМ. Любарова.
Начальник тыла 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Н. А. Антипенко писал: «…На всем огромном боевом пути войск Центрального, затем Белорусского и 1-го Белоруского фронтов нас всюду выручали паровозные колонны особого резерва НКПС. На них мы всегда полагались. Но и с нашей стороны отказа в чем-либо нужном для людей этих колонн также не было. Мы их хорошо одевали, обеспечивали продовольствием, представляли к наградам. Мы видели в них один из лучших отрядов защитников Родины».
За годы Великой Отечественной войны было создано 106 колонн особого резерва НКПС с парком 2280 паровозов различных серий. Численность их личного состава составляла более 30 тысяч человек. Колонны перевезли около 20 миллионов вагонов с боеприпасами, горючим, продовольствием, военной техникой, с людьми.
Родина высоко оценила ратный труд бойцов и командиров холонн. 22 из них присвоено звание Героя Социалистического Труда. Среди них начальники паровозных колонн К. И. Даниленко, Н. А. Макаров, машинисты Н. Н. Атаманов, А. В. Гострый, А. X. Делов, Н. П. Кутепов, М. И. Кушнер, А. Ф. Дескин, В. И. Мурзич, К. Н. Мышастый, А. И. Покусай, А. Г. Смирнов, Е. М. Чухнюк, А. А. Янковский, поездные вагонные мастера А. В. Глебов, П. А. Ермаков, главный кондуктор Н. Я. Епанчин. Сотни и сотни машинистов, помощников машинистов, кочегаров, поездных вагонных мастеров, кондукторов удостоены орденов и медалей.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
КРЕПОСТИ НА КОЛЕСАХ
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ СТРОЯТ БРОНЕПОЕЗДА
Первые месяцы Великой Отечественной войны показали, что бронепоезда могут эффективно применяться в борьбе с врагом.
Они прикрывали сосредоточение и развертывание наших войск, участвовали в обороне железнодорожных линий, по которым двигались эшелоны и поезда с воинскими грузами, защищали железнодорожные узлы от налетов фашистской авиации, вступали в бои с прорвавшимися частями и десантами противника.
В боевое формирование бронепоезда обычно входили бронепаровоз, две крытые и две открытые артиллерийские бронеплощадки и четыре двухосные контрольные платформы. На крытых бронеплощадках устанавливались две пушки, четыре бортовых станковых пулемета в шаровых установках. На открытых бронеплощадках имелись полуавтоматические зенитные пушки. В середине бронеплощадок размещались реактивные установки. На двухосных контрольных платформах находился аварийный комплект материалов и противопожарного инвентаря: рельсы, шпалы, скрепления, ящики с песком, лопаты, путевой инструмент, подъемные башмаки.
Команды бронепоездов формировались в основном из добровольцев-железнодорожников, овладевших несколькими железнодорожными и военными профессиями.
В числе первых дорог, освоивших выпуск бронепоездов в суровом 1941 году, были Одесская, Юго-Западная, Ленинская, Сталинская, Октябрьская, Северо-Донецкая, Южно-Донецкая, Горьковская и ряд ремонтных заводов НКПС.
Немецко-фашистские войска подошли к Одессе. В городе пожары; рвутся бомбы и снаряды на железнодорожных путях. В это время на заводе имени Январского восстания начинают строить бронепоезда. За дело взялись рабочие и инженеры локомотивных депо Одесса-Товарная и Одесса-Сортировочная.
Однако с такой работой столкнулись впервые. Многие и в глаза бронепоезда не видели. Но это затруднение не остановило железнодорожников. Пригласили старого мастера Г. Г. Колягина. В гражданскую войну он участвовал в сооружении бронепоезда «Имени Худякова». Того самого, которым командовал А. Г. Железняков.
Отыскав старые снимки, Г. Г. Колягин посоветовался с моряками, имевшими дело с броней, ветеранами, участвовавшими в строительстве бронепоездов в революционные годы, и приступил к делу. Доставлены на завод листы корабельной брони. В цехе уже стоят вагоны, маневровый паровоз серии Ов. Конечно, слабы у него паровая машина, тормоза, рессорное подвешивание, малопроизводителен паровоздушный насос… И все же этот локомотив самый подходящий, можно сказать, единственный, который можно использовать для такой цели. Ведь, если одеть броней тяжелый магистральный паровоз, нагрузку от него выдержит не всякий путь на прифронтовых дорогах. А этот легкий, только нужно устранить недостатки.
Трудностей – не перечесть. Не хватало материалов, запасных частей, инструмента, приспособлений. Много чего не хватало. Искали, изготавливали сами, приспосабливали то, что имелось. И вот на заводских путях выстроились бронеплощадки и бронепаровоз. Не только к реверсу, даже у части орудий и пулеметов встали железнодорожники. Бронепоезд, которому был присвоен номер 22, передали частям Красной Армии.
Вскоре бронепоезд вступил в бой. В штабе 95-й Молдавской дивизии команда получила приказ: выдвинуться от станции Дачная до третьей путевой будки и ударом в тыл уничтожить прорвавшиеся сюда части немецко-фашистских войск. Станция Дачная рядом с Одессой. Теперь она стала тылом врага и туда нужно прорваться сквозь огненный заслон гитлеровцев. Появление в тылу фашистских войск стальной крепости на колесах было полной для них неожиданностью. Команда бронепоезда, воспользовавшись растерянностью во вражеских войсках, массированным огнем уничтожила живую силу и технику.
Бои идут за каждый пригородный поселок, хутор. Железнодорожники доставляют к самой передовой боеприпасы, продовольствие, вооружение. И продолжают строить бронепоезда, которые сразу же вступают в бой.
С начала войны и до эвакуации Одесского оборонительного района, а это произошло 16 октября 1941 года – было построено четыре бронепоезда. Их команды, сформированные в основном из железнодорожников, показывали образцы мужества и героизма.
Бронепоезд «За Родину» под командованием лейтенанта М. Р… Чечельницкого вступил в бой с врагом на подступах к Одессе. Огнем орудий были накрыты батареи противника, но бронепоезд получил повреждение, разбит путь. На неподвижный бронепоезд обрушился шквал огня, артиллерия противника била прямой наводкой. На помощь команде бронепоезда пришли путейцы и вагонники. Они с оружием в руках вместе с командой отогнали врага, а затем исправили путь, поврежденную снарядом бронеплощадку и бронепоезд снова вступил в бой.
На Киевском вагоноремонтном заводе за десять дней построили бронепоезд «Литер А». Команду его сформировали в основном из железнодорожников. По восемь раз в день «Литер А» участвовал в отражении атак на участке Яблонец – Новоград-Волынский.
Тем временем на заводе, несмотря на бомбежки и пожары, строительство бронепоездов продолжалось. Готова еще одна крепость на колесах – «Литер Б». В ее команду вошли две девушки с Юго-Западной дороги – Таня Диденко и Оля Гаркавец.
Оба бронепоезда сражались рядом, прикрывали отход наших войск. Когда фашисты захватили станцию Боярка, для выяснения обстановки туда отправилась в одежде крестьянской девушки Таня Диденко. Она увидела станцию, забитую поездами с воинскими грузами, быстро вернулась и доложила об этом командованию.
Ночью бронепоезда «Литер А» и «Литер Б» совершили дерзкий налет на станцию. Огнем пушек и пулеметов уничтожили сотни гитлеровцев, взорвали несколько складов. Взметнувшееся над станцией Боярка пламя было видно на десятки километров.

Бронепоезд в боевом рейде. 1941 год
Разведчицу Таню Диденко на Юго-Западной считали первой девушкой, включенной в боевую команду бронепоезда.
Железнодорожники Белорусской были уверены, что первой девушкой в крепости на колесах стала воспитанница депо Гомель Полина Маргацкая. А было это так.
На небольшой станции вблизи Гомеля скопились отходящие в глубь страны эшелоны. Прикрывал отход наших частей и эвакуацию грузов бронепоезд «Клим Ворошилов». И вдруг он замер. К бронепаровозу бросилась Полина Маргацкая. Она увидела, что машинист убит, смертельно ранен командир. Нет связи с бронеплощадками. Полина встала за реверс и, наблюдая за полем боя, начала маневрировать самостоятельно. Уцелевшие боевые расчеты открыли огонь по врагу. Вот уже горят подбитые танки, залегла пехота. Ожила станция, и двинулись на восток составы с грузами. За последним эшелоном отошел бронепоезд.
После этих событий Полина Маргацкая так и осталась машинистом-воином. Она водила свой бронепоезд в бой под Москвой, Ростовом-на-Дону, участвовала в обороне Сталинграда. Когда наступил перелом в войне, бронепоезд «Клим Ворошилов» вместе с передовыми частями двигался на запад, громил отступающего врага. И не раз в огненные налеты вела его Полина Маргацкая. Ордена Отечественной войны II степени и Красной Звезды были наградой за ее ратный труд.
Но вернемся на Украину, где на решающих направлениях продолжали героически сражаться бронепоезда. Часть из них построена на месте, другие прибыли с востока. Они сдерживают натиск врага, прикрывают наши части, дают им возможность закрепиться. Иной раз ценой жизни всей команды бронепоезда. Таких примеров немало.
В июле 1941 года в Гребенку прибыл с запада бронепоезд, паровоз которого был сильно поврежден. Восстанавливать его не стали. Посчитали, что потребуется сложное оборудование, много времени. И он остался стоять в депо. Некоторое время спустя сюда прибыл бывший машинист этого депо, а теперь – старший сержант саперного подразделения К. И. Черных. Осмотрел бронепоезд и решил, что если как следует взяться, можно своими силами подготовить его к бою. С заключением опытного железнодорожника, который в свое время ремонтировал локомотивы, а потом 17 лет водил поезда, согласились и ремонтники, и паровозники. Ему и поручили руководить работами.
Исправить все повреждения не удалось. Не хватило времени. Немецко-фашистские войска подошли к Гребенке, но паровоз «ожил». Из артиллеристов и пулеметчиков, выходивших из окружения, была сформирована команда и К. И. Черных повел бронепоезд на боевые позиции.
Первая от Гребенки станция – Лазорки – уже занята врагом. По дороге вдоль стальной колеи движется колонна автомашин, идут отряды автоматчиков. И этот ощетинившийся стволами пушек и пулеметов бронепоезд захватчики приняли за свой. Но грянул залп орудий, застрочили пулеметы: горят и взрываются автомашины, падают фашисты. За считанные минуты очищена от них вся прилегающая к пути полоса.
Бронепоезд прикрывал огнем наши части, которые, получив передышку, начали закрепляться. Вдоль железной дороги появились окопы, блиндажи. Фашистское командование вынуждено было стянуть к Гребенке крупные силы пехоты и танков. Бронепоезд и оборонительные позиции советских войск атаковали 29 самолетов противника. Они группами и в одиночку пикируют на путь, на окопы. Появились танки, а за ними пехота. Наши бойцы при поддержке бронепоезда отбивают одну атаку за другой. Все меньше остается людей, на исходе снаряды и патроны. Надо отходить. Но бронепоезду отходить некуда, защищаться тоже нечем. Путь с обеих сторон разрушен. К. И. Черных принимает решение – отправить команду на поддержку полевых частей. Сам поднимается в будку паровоза и подбрасывает уголь в топку. Из трубы поднимается черный дым. Тотчас со стороны противника раздается орудийный выстрел. Снаряд разрывается рядом на обочине. Константин Иванович не обращает на это внимания. Бронепоезд трогается назад, замирает на несколько секунд на месте и тут же мчится вперед к станции Лазорки. Затем над паровозом взметнулись огромные клубы дыма и пара. Эхо взрыва прокатилось по округе. Вздыбились и полетели под откос бронеплощадки. Погиб отважный машинист, но бронепоезд не достался врагу.
1 ноября 1941 года противник подошел к стенам Севастополя. Действовал лишь небольшой участок стального пути между станциями Мекензиевы Горы – Севастополь. Враг беспрерывно его бомбит и обстреливает. Железнодорожники упорно восстанавливают участок, доставляют на передовую боеприпасы, продовольствие и строят бронепоезд. И вот бронепоезд готов.
На бронеплощадках установлены 100-миллиметровые пушки, снятые с миноносца, восемь минометов, более десятка пулеметов, из которых четыре крупнокалиберных. Чтобы бронепоезд мог свободно маневрировать на горных участках, к нему прицепили два бронепаровоза. Назвали бронепоезд «Железняков». Командиром бронепоезда назначили Г. А. Саакяна, комиссаром – П. А. Прозорова. На митинг по случаю окончания строительства бронепоезда прибыли командующий Черноморским флотом Ф. С. Октябрьский, член Военного совета Н. М. Кулаков, секретарь Севастопольского горкома партии Б. А. Борисов. Спустя два дня бронепоезд нанес первый удар по фашистам.
Железнодорожники Крыма построили еще два бронепоезда – «Орджоникидзе» и «Смерть фашизму». Но они вскоре были повреждены, в строю остался лишь «Железняков». Замаскированный ветками, он совершает, один огневой налет за дугим и тут же скрывается в тоннеле. Фашисты прозвали этот бронепоезд «зеленым призраком». Образцы героизма и боевого мастерства показывали бойцы и командиры Л. Головин, И. Мячин, З. Лутченко, В. Новиков, Б. Малахов, В. Терещенко, И. Данилич, М. Казаков, машинисты М. Галанин, А. Ковалинский и многие другие.
Критическое положение создалось в районе станции Мекениевы Горы. 22 декабря 1941 года фашисты заняли эту станцию и сковали маневр бригады морской пехоты. Нужно было немедленно отбросить противника. Операцию по освобождению станции поручают команде бронепоезда. Часть ее «спешилась» и с автоматами двинулась навстречу врагу. В это время ворвался на станцию «Железняков» и обрушил на гитлеровцев шквал огня. Враг не ожидал такого натиска и отступил.
Станция снова в руках советских войск.
Кольцо вокруг Севастополя сжималось. Чтобы не быть отрезанным от своих частей, «Железняков» перебазировался в черту города. Хотя половина его команды ушла в морскую пехоту, он продолжал бить врага. К концу июня 1942 года бронепоезд совершил 140 огневых налетов на позиции гитлеровцев. Было уничтожено 1500 солдат и офицеров, сбито три самолета… Но уже стало намного трудней: нет воды в колонках для снабжения паровозов, подавать ее приходится ведрами, кончается топливо. Его едва хватает для одного бронепаровоза. Второй пришлось отцепить.
После очередного огневого налета на вражеские позиции Железняков» укрылся в тоннеле. И в это время тяжелая бомба врезается в скалу. Тоннель пробит, тысячи тонн породы обрушиваются на бронепоезд, раздавлена одна бронеплощадка, остальные вагоны засыпаны. Вместе с железнодорожниками команда разобрала завал, и «Железняков» снова пошел в бой. 30 июня 1942 года врагу удалось «запереть» бронепоезд в тоннеле. Выхода нет. Бойцы сняли вооружение и встали в ряды морской пехоты, продолжавшей отражать атаки немецко-фашистских войск.
В дни героической обороны Севастополя отважно действовали многие железнодорожники. Машинист Георгий Прудников только что отвез на передовую боеприпасы и вернулся на станцию. Фашисты открыли по путям ураганный огонь. Загорелась группа вагонов, а тушить их нечем – нет воды. К тому же в этой группе еще не охваченная огнем цистерна, которая вот-вот взорвется. Машинист направляет свой паровоз к цистерне. Дымится одежда от близости огня. Но он с помощником раскручивает винтовую стяжку, отцепляет цистерну и увозит ее от горящих вагонов. За героические действия Г. Прудников награжден медалью «За отвагу».
Под огнем врага непрерывно подвозил боеприпасы защитникам осажденного города машинист А. Островский. Сотни железнодорожников восстанавливали разрушенный путь, поврежденные локомотивы и вагоны, а когда нужно было – брались за оружие.
Почти 250 дней стояли насмерть защитники осажденного города. Сковав в районе Севастополя крупные силы врага и нанеся ему огромный урон, герои-севастогюльцы нарушили планы немецко-фашистского командования и заставили его перенести сроки начала своего летнего наступления на юге.
Медали «За оборону Одессы „и «За оборону Севастополя“ вместе с воинами Советской Армии с гордостью носят многие железнодорожники.
В конце июля – начале августа 1941 года в управлениях Северо-Донецкой и Южно-Донецкой дорог совместно со специалистами НКПС решался вопрос об организации строительства бронепоездов. Необходимо было наладить их поточное производство. Только так можно выполнить задачу, поставленную Государственным Комитетом Обороны. Проектно-сметную документацию, рабочие чертежи решили готовить своими силами в процессе строительства. Продумали организацию дела. Издается приказ о формировании вертушек, которые станут курсировать между мариупольскими (ныне ждановскими) заводами, изготовлявшими броневую сталь, и локомотивными, вагонными депо, сооружавшими бронепоезда. Предусмотрена и кооперация между транспортными предприятиями. Реконструировать и одевать в броню паровозы наметили в депо Дебальцево, тендеры к ним – в депо Попасная, а изготавливать бронеплощадки – в депо Красный Лиман. Отобрали лучшие паровозы серии Ов и начали готовить их к модернизации. Когда поступили первые партии броневых листов, локомотивы были уже подготовлены.
Одновременно начальники депо Дебальцево B. C. Курочка и Попасная П. А. Лакутин, мастера В. И. Маньковский, Л. К. Зайцев, В. С. Волков, В. И. Матвеев выделили лучших котельщиков, кузнецов, слесарей, организовали обучение их приемам обработки броневых листов, установке и монтажу вооружения и выполнению других операций. Многие сложные вопросы помогали решать новаторы (например, изготовление поворотных устройств на бронеплощадках).
Трудились люди самоотверженно. В Красном Лимане бригада И. Е. Курмаза работала ежедневно по 15–18 часов. Сутками не уходили домой ремонтники депо Дебальцево и Попасная.
Организаторами строительства бронепоездов стали начальники служб паровозного хозяйства Северо-Донецкой дороги 3. Л. Костенко и Южно-Донецкой В. Ф. Евсеев. Большую работу провел начальник политотдела Северо-Донецкой дороги Д. Т. Ованесов.
Первые бронепоезда передали Красной Армии в сентябре. Они тут же ушли на огневые рубежи.
В строительстве крепостей на колесах участвовал ряд промышленных предприятий. В течение нескольких недель в Донбассе было сооружено более 20 бронепоездов. Их повели в бой донецкие машинисты А. X. Притыкин, Г. С. Лопушняк, И. А. Сила, П. Н. Остапенко, Ф. И. Пилипенко, П. М. Вовк и другие. Эти бронепоезда громили врага под Москвой, Ленинградом, в Прибалтике. Но первые бои развернулись на путях Донбасса.
Попасная, 16 ноября 1941 года. Фронт приближается к станции. Слышны выстрелы орудий, разрывы снарядов. Не считаясь с потерями, противник рвется к важному железнодорожному узлу. Бронепоезда № 6 и 11 помогают частям Красной Армии удерживать позиции в 10–15 километрах от станции. Через мост, что в южном парке, «одиннадцатый» то и чело уходит в огневые налеты, «шестой» держит оборону около станции Роты. Отойти для пополнения углем, водой, боеприпасами бронепоезда могут только по этому мосту. А он уже тминирован на случай вражеского прорыва. Для обороны моста, пока не вернутся бронепоезда, сформировали отряд. Но фашисты уже вблизи станции. От артиллерийского огня, разрывов бомб полыхает угольная эстакада, горит локомотивное депо. Все меньше остается защитников моста, вот-вот гитлеровцы ворвутся на него. Когда всякая надежда, казалось, была уже потеряна, раздался долгожданный стук колес. На врага обрушился ураганный огонь пушек и пулеметов бронепоездов. И он отступил.
В этом бою был серьезно поврежден паровоз бронепоезда № 11. Его отправили в депо, где еще не справились с пожаром. Как тут начинать ремонт? А бой идет. Вместо бронированного пришлось поставить между бронеплощадками обычный, ничем не защищенный, паровоз. И снова на огневую позицию…
В конце ноября 1941 года особенно тяжелая обстановка сложилась на одном из направлений главного удара войск противника.
Бои шли на подступах к Сентяновке. Здесь вела заградительные и восстановительные работы 28-я отдельная железнодорожная бригада под командованием полковника Н. В. Борисова. Ей пришлось оборонять участок Сентяновка – Водопровод и удержать его до подхода основных стрелковых подразделений.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
загрузка...


А-П

П-Я