https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_kuhni/rossijskie/ 

 

Гитлеровцы арестовали и зверски замучили группу подпольщиков во главе с секретарем райкома А. И. Мотылевским. Но на узле продолжали борьбу против захватчиков токарь вагонного депо С. М. Беляш и работник станции В. Л. Алексеенко. В числе активных подпольщиков был и старый большевик-железнодорожник Г. И. Шершнев и юный герой Владимир Коновалов, возглавивший в депо подпольную комсомольскую группу.

Владимир Коновалов – руководитель подпольной комсомольской группы в паровозном депо Основа
В. Коновалов собирал сведения о скоплении вражеских войск и военной техники и с помощью радиопередатчика сообщал их нашему командованию. Это позволяло наносить точные удары по врагу. Но радиослужбе противника удалось обнаружить работу неизвестного передатчика. 13 июля 1943 года гестаповцы ворвались в депо и схватили Владимира Коновалова. После изощренных пыток и издевательств фашисты расстреляли В. Коновалова и его друга, работника депо И. Пасынка. Одна из улиц в железнодорожном поселке Основа названа именем Владимира Коновалова.
Машинист депо Основа Я. И. Баштовой в 1943 году сражался в партизанском соединении С. А. Ковпака, в 1944 году – в составе партизанских отрядов на территории Польши и Чехословакии. Вот один из эпизодов его действий в разведывательном отряде имени Железняка на территории Польши.
Для успешного наступления наших войск необходима была подробнейшая информация об укрепленных районах, передислокации вражеских войск, их вооружении и численности.
Штаб находился в удобном месте, почти на окраине. Я. Баштовой предложил выделить пару телег и положить туда побольше продуктов, водки.
Зная веселый характер и завидный аппетит Я. Баштового, командиры встретили его слова взрывом смеха:
– А не придется ли потом нашему доктору тебе примочки на живот класть? – подтрунивали ребята.
– Мне-то нет, – спокойно ответил Яков, – А вот фашистам ваш рецепт пригодится! Я ведь ради них «стараюсь», – подмигнул он. – Чтобы досыта наелись перед смертью. Всем известно, что сейчас гитлеровцы на голодном пайке сидят. Так вот, по моей тактике, они должны обязательно наброситься на наши припасы, как мухи на мед! Ну, а дальше уже дело Данилы Грунтового. Лошади у него хорошие, а ребятам смелости не занимать. Тогда обязательно привезем гору бумаг и добрых офицерских «языков». Снаряжайте нас с Трундаевым под видом крестьян-менял! – закончил Баштовой.
– Мне кажется, что его предложение достойно внимания, – сказал командир отряда Зорич. – Пусть теперь скажут свое слово и другие.
Один за другим поднимались присутствующие, делали замечания, дополняли друг друга.
К вечеру следующего дня на изувеченной гусеницами танков дороге, которая вела к Парчеву, появились две доверху нагруженные подводы. Возчики, будто после хорошей гулянки, выводили шуточные песни. Они вроде и не боялись наскочить на немецких патрулей и попасть к ним в лапы.
Яков Баштовой ехал впереди, а за ним неотступно следовал Николай Трундаев. Грунтовой с ребятами, переодетыми в форму полицейских, двигались сзади. Наконец, показалась знакомая окраина. Возле строений угадывались замаскированные срубленными фруктовыми деревьями танки. На опушке леса, что подходил вплотную к городку с запада, черными глыбами осели «тигры», ощетинившиеся на восток дулами орудий.
Из-за первого дома выскочило двое патрульных:
– Хальт! Кто идет?
Подводы остановились.
Данила пришпорил коня и, приближаясь к часовым, на ходу крикнул по-немецки:
– Не беспокойтесь, это свои! Полицейский конвой сопровождает продовольственный обоз, что направляется во второй танковый батальон.
– О! Гут!
Один из патрульных подошел к передней повозке и начал бесцеремонно шарить в ней. Яков выхватил кольцо колбасы, кусок сала и бутылку водки. Солдат поспешно забрал столь неожиданный подарок и крикнул:
– Курт! Проводи к штабу! Я подожду тебя здесь. – И чтобы тот не вздумал мешкать, поднял над головой бутылку водки.
– О! Гут! Только смотри, не съешь без меня! – недовольно проворчал белобрысый солдат и, забравшись на передок-повозки Трундаева, крикнул:
Поехали!
Николай отвернулся. У него всегда при виде врага руки непроизвольно тянулись к оружию. «С этим я скоро справлюсь. Раз стукну – и отправится к своему богу на исповедь. Не зря же на ременной бляхе у него написано „Гот мит унс“ – „С нами бог“, – думал Николай.
Когда подъехали к штабу, совсем стемнело. Возле дома стояло двое часовых. Сопровождающий начал шептаться с ними. Яков и Николай, не теряя времени, схватили полные мешки и понесли в помещение. Сзади шли «полицейские». Трое бросились на патрульных. Баштовой, ударом ноги откоыв дверь, шагнул в комнату.
Почуяв что-то неладное, находившийся там офицер закричал:
– Кто разрешил? – и, схватив со стола пистолет, выскочил на середину комнаты.
Яков, резко бросив под ноги гитлеровцу куль, выхватил из кармана гранату:
– Руки вверх!
Фашист выстрелил, но Баштовой успел отскочить. Тем временем Николай Трундаев ударил гитлеровца ножом. Не теряя времени, разведчики стали сгребать в мешки папки со штабными документами и картами.
– Скорей, ребята! По коням! – скомандовал Данила Грунтовой. Цокот копыт и грохот подвод, как пулеметная дробь, пронесся по темной улице.
Радисты отряда целые сутки держали непрерывную связь со штабом фронта, передавая добытые ценнейшие сведения.
После освобождения Люблина отряд, в котором служил Яков Баштовой, был переброшен на чехословацкую землю. Во многих боях и разведывательных операциях участвовал Я. Баштовой, сражаясь рука об руку с чехами и словаками против общего ненавистного врага – фашизма.
Посетители музея революционной, боевой и трудовой славы локомотивного депо Основа имени С. М. Кирова подолгу задерживаются у стенда Якова Ивановича Баштового, где документы, награды, а среди них и боевой орден Чехословакии рассказывают о том, как в годы Великой Отечественной войны выполнял свой долг воин-интернационалист Яков Баштовой.
Горела у фашистов земля под ногами. Напуганный ростом партизанского движения, комендант Белокуракинской дистанции пути Северо-Донецкой дороги приказал «убрать с перегонов и на станциях все материалы и посторонние предметы, которые могут быть использованы партизанами с целью вредительства немецкому командованию», и в своем приказе писал: «Предупреждаю всех рабочих, что лица, заподозренные в разрушении пути и невыполнении приказов германских властей, будут расстреляны».
В Латвии распоряжением начальника железных дорог «Остланда» предписывалось за неявку на работу, опоздание, невыполнение приказов подвергать железнодорожников порке: «в первый раз 15 ударам по обнаженному телу, в повторных случаях – 20 ударам».
Но ничто не могло запугать патриотов. Всенародная борьба за линией фронта продолжала шириться и крепнуть, становясь все более действенной.
Весной 1943 года противник завершил строительство Дарницкого железнодорожного моста. Киевские подпольщики, входившие в диверсионную группу Г. Н. Дубкина, 22 апреля взорвали этот мост через Днепр. Более чем на две недели было прервано движение поездов. Все участники диверсии благополучно ушли в партизанский отряд «Победа». На Знаменском узле активно действовала подпольная группа под руководством железнодорожника В. Е. Рожкова. Летом и осенью 1943 года партизанские отряды и подпольщики парализовали работу Знаменского железнодорожного узла. На линиях Знаменка – Киев, Знаменка – Кременчуг. Знаменка – Кировоград – Помошная и Знаменка – Днепропетровск часто летели под откос воажеские эшелоны. Только в мае – сентябре уничтожено 46 поездов с войсками и боевой техникой врага.
Ощутимые удары по оккупантам наносили Смелянские (станция имени Т. Шевченко) подпольщики во главе с П. А. Цаплюком. Они делали все возможное, чтобы не выпустить из цехов паровозоремонтного завода и депо ни одного исправного паровоза. И. Е. Присяжный, Л. Т. Кисленко вместе с товарищами по подполью вывели из строя 30 паровозов. Слесарь депо Н. П. Лысов с сыном Павлом портили инжекторы. Ю. Г. Коробейник засыпал в поршневые камеры песок и металлическую стружку. Гестаповцам удалось его схватить. Палачи, пытаясь добиться сведений о других подпольщиках, подвергли его зверским пыткам – вырезали на груди звезду, отрезали нос и уши, но ни одного имени не назвал патриот.
Вся семья Василия Иосифовича Гаджиенко – телеграфиста станции Помошная – участвовала в подпольной диверсионной группе, входившей в состав действовавшего на территории Кировоградской и Киевской областей десантного партизанского отряда имени Пожарского. Василий Иосифович, младший сын Владимир и дочь Надежда были связными в отряде, а старший сын Иван – разведчиком. Своими активными действиями они добывали важные сведения об оккупантах и своевременно сообщали их командованию отряда. Добывали оружие, боеприпасы и питание для раций.
Партизаны этого отряда в августе – декабре 1943 года на перегонах Шевченко – Цветково, Шевченко – Знаменка органи-ювали 16 крушений воинских поездов противника.
ПО ПРИКАЗУ ЦЕНТРАЛЬНОГО ШТАБА
Под руководством Коммунистической партии борьба советских людей в тылу врага приобретала все более организованный характер, являлась ощутимой помощью Красной Армии в достижении успехов на фронтах.
Партизаны и подпольщики усиливали действия по нарушению работы железных дорог, выводу из строя перевозимых живой силы, боевой техники и материальных средств противника.
Особенно ожесточенными и частыми были нападения белорусских и украинских партизан на поезда и склады с горючим противника, когда немецко-фашистское командование готовилось к проведению операции «Цитадель» в районе Курского выступа.
Рост партизанского движения и централизация руководства позволили проводить массированные удары по неприятельским коммуникациям с целью вывода их из строя на продолжительное время, особенно в период, предшествующий наступлению, и во время наступательных операций советских войск.
Первая такая операция «рельсовая война», проводившаяся на оккупированной территории РСФСР, БССР и части УССР была начата 3 августа и продолжалась до середины сентября 1943 года. Действия развернулись на местности протяженностью около 1000 километров по фронту и 750 километров в глубину; в них участвовало около 100 тысяч партизан, которым помогало местное население.
Узел связи Центрального штаба партизанского движения работал с огромным напряжением, принимая невиданный поток радиограмм от партизанских отрядов, бригад, подпольных партийных центров о результатах «рельсового» удара. Становилось ясным, что операция «рельсовая война» осуществляется успешно. Об этом свидетельствуют и документы ставки немецкого главнокомандования: «4 августа. Восток. Движение по железным дорогам на востоке часто прекращается из-за подрыва рельсов. В районе группы армий „Центр“ 3.8 произошло 75 больших аварий и 1800 взрывов. Движение поездов в районе группы армий „Центр“ прекращено с 4.8 на 48 часов».
«6.8. Восток. За последние ночи существенно изменилось положение на железных дорогах из-за молниеносно проведенной серии взрывов, которая парализовала все движение в тылу группы армий „Центр“.
Народная «рельсовая война» велась на линиях Кингисепп – Нарва – Таллин, Луга – Псков и Гдов – Псков, Рига – Абрене и Крустпилс – Себеж, Псков – Даугавпилс – Вильнюс – Гродно и Вильнюс – Минск. На огромной территории в направлении от Ленинграда к Минску действовали партизанские бригады и отряды «Спартак», имени Гастелло, «Жальгирис», имени Фрунзе, Отомара Ошкална, Сергея Дубняка, Иманта Судмалиса и многие подпольные антифашистские группы железнодорожников.
Отряд эстонских партизан Эдуарда Аартеэ смелым налетом сумел даже захватить город и железнодорожную станцию Пюсси на линии Таллин – Нарва, разгромил штаб немецко-фашистского гарнизона, разрушил телеграф и пути станции, взорвал железнодорожный мост.
Удар за ударом по врагу наносили белорусские партизаны. На перегонах Седча – Руденск, Негорелое – Колосово действовали диверсионные группы партизанской бригады «Разгром». Подрывники из бригады «Пламя» добрались до пригородов Минска.
Белорусские, ленинградские, калининские, смоленские, орловские и украинские партизаны также наносили удары по врагу на железных дорогах.
Диверсионные группы прославленного партизанского соединения дважды Героя Советского Союза генерал-майора А. Ф. Федорова в разгар Курской битвы на железнодорожных участках Ковельского и Брестского узлов подорвали 274 вражеских эшелона. Среди других подрывников мужественно и смело действовал молодой железнодорожник – студент Московского института инженеров железнодорожного транспорта В. В. Павлов.
В начале войны Володя Павлов был заброшен в тыл противника в составе воздушно-десантной части. В связи с отходом частей Красной Армии подразделение, в котором он находился, не смогло выйти в расположение наших войск, и Павлов стал воевать в тылу противника в партизанском отряде Федорова. От рядового партизана он прошел путь до заместителя командира отряда. Под руководством Павлова партизаны подорвали 128 вражеских эшелонов. При этом широко применялись противопоездные мины замедленного действия. Только в июле-августе 1943 года на таких минах подорвалось 38 эшелонов противника.
За отвагу и мужество В. В. Павлов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. После войны он продолжил учебу в институте. Закончив его, работал на железнодорожном транспорте, затем стал журналистом.
Гитлеровцы не смогли предотвратить удары партизан на основных направлениях. Линии подвергались непрерывным нападениям, вокзалы были переполнены, поезда задерживались на железнодорожных линиях, увеличилось число поврежденных паровозов.
В ходе первой операции «рельсовая война», в которой самую активную роль играли партизаны-железнодорожники, было подорвано около 215 тысяч рельсов, пущено под откос много поездов, взорваны железнодорожные мосты и станционные сооружения. Массовое нарушение вражеских коммуникаций значительно затруднило перегруппировку отступающих войск противника, осложнило их снабжение и тем самым содействовало успешному наступлению Красной Армии.

В. В. Павлов – заместитель командира партизанского отряда, Герой Советского Союза
За первой операцией по нанесению ударов по железнодорожным линиям последовала вторая под названием «Концерт», которая продолжалась до конца года.
В ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ
Руководитель подпольной группы железнодорожников станции Симферополь Виктор Ефремов до оккупации фашистами Крыма работал заместителем начальника станции. Захватив Симферополь, фашисты заставили Виктора Ефремова работать сначала сцепщиком вагонов, а потом «русским начальником станции». Постепенно, чтобы не вызвать подозрений, Ефремов окружил себя нужными людьми. Кладовщиком оформил бывшего начальника станции Сирень Андрея Брайера, скрывшего от немцев свою партийность. В канцелярию зачислил без всяких документов «огонь-девушку» Людмилу Терентьеву. Принял и Катю Баженову, которая работала секретарем-машинисткой одной из частей Красной Армии. Пришла наниматься в уборщицы Надежда Усова, учительница железнодорожной школы. Принял ее Ефремов без колебаний. И не уборщицей, а переводчицей. От нее потянулась ниточка к городскому партийному подполью и партизанам
Каждый знал свои обязанности. Брайер отвечал за хранение мин. Левицкий и Лаврененко – основная пара диверсантов. Своими людьми были Соколов и Сколотенко. Последнего Ефремов нередко привлекал по его основной инженерной специальности. Например, для Большой Земли понадобилась уточненная схема станции, и Сколотенко за ночь ее составил. Людмила Терентьева, ставшая женой Ефремова, доставляла мины к Брайеру. Баженова распространяла листовки. Михаил Наумов, школьный друг Людмилы, работавший в фармацевтической лаборатории, добывал там медикаменты для партизан.
Первого ноября 1943 года подпольщикам удалось услышать по радио сообщение Советского Информбюро: «…в районе между рекой Днепр и побережьем Сиваша наши войска продолжали преследовать отступающего противника». Приближался час освобождения Крыма. Диверсионная группа Виктора Ефремова готовилась к встрече Красной Армии.
Из донесений Виктора Ефремова секретарю Крымского подпольного обкома партии:
«3 ноября Лавриненко и Левицкий заложили две мины в состав с бензином.
7 ноября. Получено еще шесть мин. Будем расходовать экономно – по одной на поезд.
13 ноября. Взрывы получаются не всегда хорошо. Но что поделаешь – «минный голод».
14 ноября. Заложили мину в вагон с баллонами кислорода и бочками бензина. Взрыв произошел в Джанкое на месте выгрузки.
15 ноября. Минировали смешанный состав. На перегоне Богемка – Воинка был уничтожен вагон с патронами и сожжены два вагона с продовольствием,
16 ноября. Минировали состав с горючим. На перегоне Богемка – Воинка произошел взрыв. Сгорело восемь вагонов с бензином. Этой же ночью Лаврененко и Левицкий заложили мину в вагон с крупнокалиберными снарядами.
17 ноября. Заложили две мины: одну в средний, а другую в головной вагоны поезда со снарядами и минами. Поезд взлетел на воздух на перегоне Каранкут – Джанкой. Уничтожено 27 вагонов с минами и снарядами, убито 10 и ранено 18 гитлеровцев. Движение прервано на несколько часов…».
Последнюю диверсию группа Виктора Ефремова провела 27 февраля 1944 года. Подпольщики заминировали поезд. Взрыв произошел около станции Воинка. Сгорело 16 вагонов с боеприпасами и 12 с продовольствием. Вечером 7 марта 1944 года гестаповцы ворвались в явочную квартиру подпольщиков Волошиновых. Забрали Александру Андреевну и ее мужа Ивана Михайловича, который деятельно помогал в боевой работе своей жене и являлся паспортистом подпольного горкома партии. Виктор Ефремов не успел узнать об аресте товарищей по подполью. Он утром 8 марта уехал в Севастополь. Там его и схватили. Несколькими часами позже были арестованы Владимир Лавриненко, Иван Левицкий, Николай Соколов.
8 полдень Андрей Брайер увидел из окна направляющихся к кладовой фашистов в черных блестящих плащах. Предчувствие беды сжало сердце, но он решительно отворил дверь и вышел навстречу. Фашисты приближались. По первому пути мчался поезд. Когда до гитлеровцев и до паровоза оставалось несколько метров, Андрей Брайер шагнул на середину стальной колеи, под мчащийся поезд.
В Симферополе, на Студенческой улице, на месте дома № 12 стояло здание, оборудованное фашистами под застенок. В нем ждал своего смертного часа симферопольский железнодорожник Виктор Ефремов. На стене одной из камер нацарапано:
«На 28 году жизни здесь сидел 10.III.44 года Ефремов Виктор, приговорен к смерти, которая будет 24.III.44 года. Прощайте дорогие друзья и товарищи! Умираю за дело нашей любимой Родины. Живите все, имейте связь с партизанами! Но есть люди, которые губят сотни хороших людей. Прощайте друзья! Ефремов».
Их расстреляли недалеко от города, в Дубках, около совхоза «Красный», незадолго до того, как над столицей Крыма взметнулось алое знамя.
«Учитывая ту огромную роль, – пишет в своих воспоминаниях маршал Советского Союза А. М. Василевский, – которую сыграли на протяжении всей Крымской операции 1944 года советские партизаны, 3 мая мы по согласованию с Крымским обкомом партии направили в Государственный Комитет Обороны подготовленное при активном участии командования и Политуправления 4-го Украинского фронта представление к правительственным наградам участников партизанского движения».
Указом Президиума Верховного Совета СССР Виктор Кириллович Ефремов награжден орденом Ленина (посмертно). Одна из станций в Крыму названа «Ефремовская». Имя руководителя подпольной патриотической группы носит улица Симферополя, на здании вокзала установлена мемориальная доска героям-подпольщикам.
Летом 1944 года к началу наступательной операции советских войск в Белоруссии на оккупированной гитлеровцами территории СССР действовало около 1100 партизанских отрядов, насчитывавших свыше 180 тысяч человек. Почти 150 тысяч из них сражались на территории Белоруссии и Литвы, более 12,5 тысяч в западных областях Украины.
В канун операции «Багратион» Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед партизанами Белоруссии задачу – дезорганизовать оперативный тыл противника, сорвать подвоз его резервов к линии фронта, а также переброску войск между фронтами.
В ночь на 20 июня 1944 года на всей протяженности железных дорог от линии фронта до государственной границы загрохотали мощные взрывы. Проведенная партизанами крупная операция остановила движение поездов на всех важнейших коммуникациях, парализовала вражеский тыл в самый ответственный момент. Было взорвано 40 тысяч рельсов, много мостов и других железнодорожных сооружений и устройств.
Советские партизаны и подпольщики причинили фашистской армии огромный урон в живой силе.
За время войны в тылу врага они организовали 21 376 крушений поездов, подорвали 116 бронепоездов, вывели из строя 16 869 паровозов и 170 812 вагонов: взорвали 1978 железнодорожных мостов, подорвали, вывели из строя другими способами и растащили 600 тысяч железнодорожных рельсов, разгромили 253 железнодорожных узла и станции, взорвали и сожгли на автострадах, шоссейных и грунтовых дорогах 9644 моста, подорвали и захватили более 65 тысяч грузовых и легковых автомашин; уничтожили и вывели из строя 4538 танков и бронемашин; сбили и уничтожили на аэродромах более 1100 самолетов; взорвали и сожгли более 2900 крупных складов и материально-технических баз противника; уничтожили более 2500 орудий разных калибров; вывели из строя свыше 13 тысяч километров линии проволочной связи; сожгли несколько сотен тысяч тонн жидкого топлива. Захваченные партизанами трофеи – стрелковое оружие, боеприпасы, снаряжение, продовольствие и другое военно-техническое имущество – не поддаются учету.
После освобождения советской земли от немецко-фашистских захватчиков значительная часть партизан и подпольщиков влилась в соединения регулярных войск Красной Армии. Железнодорожники занялись восстановлением хозяйства, налаживанием работы транспорта. Наряду с этим немало партизан и подпольщиков, среди них железнодорожники, продолжали борьбу за освобождение народов Европы от фашистских поработителей. «Битва на рельсах» продолжалась до полной Победы. Советские партизаны пускали под откосы вражеские эшелоны под Варшавой, Прагой, Триестом.
Великая сила партизанского движения состояла в его неразрывной связи с народом, в том, что им руководила Коммунистическая партия, сумевшая вовлечь в борьбу широкие слои населения. В партизанском движении особенно ярко проявился советский патриотизм, дружба народов, преданность советских людей социалистическому строю, подлинно народный характер борьбы против немецко-фашистских захватчиков.
Исключительное мужество советских партизан, их преданность социалистической Родине и Коммунистической партии, боевой опыт, приобретенный в битвах с захватчиками, снискали глубокое уважение антифашистов во многих странах, способствовали широкому развертыванию там освободительного движения.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
В ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЯХ
С ЯНВАРЯ ПО АПРЕЛЬ 1945-ГО
К началу I945 года Красная Армия изгнала немецко-фашистских захватчиков из пределов СССР, кроме небольшой части Латвии, нанесла сокрушительные поражения главным стратегическим группировкам противника, вступила в пределы Восточной Пруссии, освободила от гитлеровцев Румынию, Болгарию, часть Польши, Чехословакии, Венгрии, ряд районов Югославии, Норвегии.
Советские Вооруженные Силы добились значительного превосходства над врагом. Но противник продолжал ожесточенно сопротивляться. Предстояло завершить освобождение стран Восточной и Юго-Восточной Европы, окончательно разгромить гитлеровскую армию и совместно с союзниками принудить фашистскую Германию к безоговорочной капитуляции.
3 январе 1945 года началось грандиозное наступление советских войск на фронте от Балтики до Карпат протяжением 200 километров, в нем участвовали польские, чехословацкие, румынские и болгарские соединения и объединения. В ходе фоведенных Висло-Одерской, Восточно-Прусской, Нижнесилсзской, Восточно-Померанской, Верхнесилезской и Венской стратегических операций к середине апреля от врага были очищены Польша, Верхнесилезский промышленный район, Венгрия, часть Чехословакии и Австрии. Противник понес большие потери, отброшен от Вислы на Одер и Нейсе. Наши воиска вышли в предгорья Судет, в Западных Карпатах продвинулись на 150–270 километров, заняли выгодные позиции для нанесения завершающего удара по фашистским группировкам.
Победоносное наступление Красной Армии сорвало наступление немецко-фашистских войск в Арденнах, где американско-английские войска оказались в тяжелом положении.
На состоявшейся в Ялте 4–11 февраля 1945 года конференции руководителей СССР. США и Великобритании были согласованы вопросы, связанные с завершением разгрома Германии и ее послевоенным положением, намечены основы решения проблем освобожденной Европы, поддержания мира и безопасности в послевоенный период.
В 1945 году железнодорожники решали сложные и ответственные задачи по транспортному обеспечению крупнейших заключительных операций Красной Армии, осуществлению перевозок для восстановления разрушенного немецко-фашистскими захватчиками хозяйства в освобожденных районах, функционирования быстро развивающейся экономики страны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
загрузка...


А-П

П-Я