https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_rakoviny/sensornyj/ 

 


Все на строительство баррикад! Все, кто способен носить оружие, на баррикады, на защиту родного города, родного дома!»
Тысячи горожан выходили строить баррикады. Они рыли окопы, устанавливали железобетонные колпаки. Гитлеровцы засыпали город листовками, в которых стремились уверить население в гом, что сопротивление бесполезно, что дни Сталинграда сочтены. Но рабочие не уходили из цехов заводов и депо, ремонтировали танки и бронепоезда, изготавливали снаряды и мины.
Для защиты города формировались рабочие батальоны. Среди тех, кто влился в их ряды, были диспетчер станции Сталинград-I участник гражданской войны М. Ф. Полагушкин и его шестнадцатилетний сын Юрий.
Рабочий батальон вступил в бой с противником, рвавшимся к Тракторному заводу. Несколько суток отряды металлургов, машиностроителей, железнодорожников вместе с войсками сдерживали бешеный натиск врага и нанесли ему серьезный урон.
Когда для обороны Тракторного завода прибыла стрелковая бригада, отец и сын Полагушкины перешли в бригаду морской пехоты. Они не раз ходили в разведку и приносили ценные сведения. Старший Полагушкин был награжден орденом Красной Звезды, младший – медалью «За отвагу».
Город продолжал воевать, жить, трудиться. Для решения на месте сложных вопросов в Сталинграде находились руководители ряда наркоматов. На железнодорожном узле действовала созданная из руководителей отделов отделения оперативная группа.
Фашисты готовились к новому штурму города. Железнодорожная переправа через Волгу в начале сентября перестала функционировать. Связь осажденного города с левым берегом поддерживалась только пароходами и легкими судами. Тиховодные железнодорожные паромы пришлось укрыть в одном из левобережных затонов. Через несколько дней вражеские артиллеристы нащупали их и открыли огонь. Начальник перепавы И. Г. Фетисов приказал развесить на металлических ограждениях паромов старые канаты и зажечь. Под завесой дыма суда отвели от берега и затопили. Во время контрнаступления наших войск они были подняты и снова действовали на железнодорожной переправе.
Отрезанный от всей остальной сети Сталинградский узел продолжал действовать. Железнодорожники прямо на передовые позиции доставляли боеприпасы, горючее. В те дни отлично работала паровозная бригада машиниста Матвея Жаркова. Она всегда имела с собой путейский инструмент и, если колея оказывалась разбитой, исправляла ее, и поезд двигался дальше. На станции Разгуляевка бригада Жаркова вывела во время налета авиации врага все составы с воинскими грузами. В один из сентябрьских дней противник усилил атаки на наши подразделения, оборонявшие Тракторный завод. На выручку этим подразделениям был направлен бронепоезд, который вел машинист Матвей Жарков. Отважный железнодорожник удостоен боевой награды – ордена Красного Знамени.
В конце августа – начале сентября 1942 года в городе стало трудно с хлебом. Нужно было доставить на мельницу зерно. Но вражеские самолеты буквально висели в воздухе. Несмотря на это, железнодорожники сумели 6 сентября подвезти к мельнице состав с зерном. Вражеские самолеты разбомбили колею, ведущую к мельнице, но путейцы во главе с бригадиром Петром Баландиным восстановили ее.
Снова налет, и новые разрушения. Во время шестого налета бригадир путейцев погиб. Поезд с мукой все же удалось отправить. До 10 сентября на мельницу было подано 150 вагонов с зерном и вывезено 100 вагонов муки.
Гитлеровские войска, имея большой перевес в авиации и танках, 11 сентября прорвались к Сталинграду с северо-запада в районе станции Разгуляевка, с запада – у станций Садовая и Ельшанка, южнее – у Тундутово и начали штурм города.
На следующий день пехота и танки противника вышли к станции Сталинград II и к элеватору. Город расчленен надвое. Фашистские войска стремятся продвинуться в центр города к вокзалу станции Сталинград I.
В этот день, 12 сентября, приказом по Сталинградскому фронту оборона города возложена на 62-ю армию. Ее командующим назначен генерал-лейтенант В. И. Чуйков. Командарм дал клятву: «Сталинград не будет сдан врагу, мы отстоим его или погибнем в нем».
15 сентября. Переправившиеся минувшей ночью два полка дивизии А. И. Родимцева стремительной контратакой отбросили гитлеровцев от Волги. Но кровопролитные бои на улицах города продолжались. И там, где разгорелось сражение, работа железнодорожных коммуникаций была парализована. Станция Сарепта и небольшой отрезок пути со станциями Бекетовская, Шпалопропитка, Мачтозавод оказались во вражеском полукольце. И хотя линия обстреливалась вражеской артиллерией и минометами, но продолжала действовать ночью. Днем в полуразрушенных цехах железнодорожники ремонтировали минометы и орудия, изготавливали печки для блиндажей. Слесарь Алексеи Сурин шестые сутки не уходил из депо, спал урывками, примостившись на верстаке. На предприятии осталось очень мало людей. Но они, забыв о сне и отдыхе, ремонтировали паровозы и вагоны, выполняли заказы фронтовиков. Вот подошел бронепоезд, у паровоза которого отказывали инжекторы. Устранить неполадки нужно было быстро, не ставя бронепоезд в депо – через два часа он должен идти на боевое задание. На паровоз поднялся А. Сурин и через час доложил командиру бронепоезда: все в порядке, можно отправляться на передовую.
О паровозной бригаде машиниста Александра Рыжова ходили легенды. Это он с помощником Марией Бугаевой и кочегаром Виктором Лиховшиным увели из-под бомбежки состав с авиабомбами. Однажды они доставили к фронту боелетучку со снарядами, а обратный путь оказался отрезанным: разъезд заняли фашисты. Паровозники решили прорваться ночью. Тщательно замаскировали топку, попросили артиллеристов устроить для них «звуковую маскировку» и под эту канонаду проскочили разъезд на большой скорости.
В тяжелые октябрьские дни паровоз Александра Рыжова воодушевлял наших бойцов. Когда они видели позади себя его дым, то многие говорили: «Смотрите, Сталинград жив и будет жить!»…
ТРАНСПОРТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ
В Ставке Верховного Главнокомандования принято решение начать подготовку мощного контрнаступления. Пока в Сталинграде шли ожесточенные бои, на флангах уже накапливались мощные ударные силы.
«При подготовке контрнаступления, – писал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, – предстояло провести колоссальные перевозки войск и материально-технических средств для всех фронтов, особенно для вновь создаваемого Юго-Западного фронта…
На перевозке войск и грузов работало 27 тысяч машин. Железные дороги ежедневно подавали 1300 вагонов грузов. Войска и грузы для Сталинградского фронта перевозились в исключительно сложных условиях осеннего ледохода на Волге. С 1 по 19 ноября через Волгу было переправлено 160 тысяч солдат, 10 тысяч лошадей, 430 танков, 600 орудий, 14 тысяч автомашин, около 7 тысяч тонн боеприпасов».
Надо было обеспечить скрытность подготовляемой операции. Сосредоточение и перегруппировку войск можно было производить только ночью. В дневное время оперативные эшелоны тщательно маскировались и рассредоточивались на подходах к станциям. Это создавало у вражеской разведки представление об ограниченности движения поездов к фронту.
Все железные дороги, ведущие к городу, перерезаны противником. Действовала только Астраханская линия и проложенный от нее соединительный участок до Волги. Выведена из строя железнодорожная паромная переправа. Но и в этих условиях доставлялось все необходимое Сталинградскому фронту, соединения которого противостояли противнику непосредственно в городе. Снабжение Донского и Юго-Западного фронтов осуществлялось по участку Поворинской линии, а также по линиям Поворино – Таловая, Таловая – Калач, Балашов – Камышин и по введенным к гому времени новым участкам Волжской рокады.
Во второй половине 1942 года на этих линиях и на линии Урбах – Астрахань железнодорожные войска и спецформирования НКПС провели большие работы по ремонту колеи и увеличению пропускной способности. Было открыто 53 новых разъезда.
На направлении Балашов – Камышин на 71 километре произведена сплошная замена рельсов и частичная (только дефектных) – на 11 километрах. На остальных участках выполнен текущий ремонт пути. Заменено 135 000 негодных шпал, уложено 29 000 кубометров балласта, установлено 25 000 прогивоугонов.
Такие же работы проведены на 94-километровой ветви Таловая – Калач, сыгравшей важную роль в снабжении войск Юго-Западного и Воронежского фронтов. После усиления главного и станционных путей, открытия четырех новых разъездов ее пропускная способность увеличилась вдвое, а провозная – в четыре с лишним раза.
В октябре объем оперативных перевозок составил для Сталинградского фронта 116 эшелонов, Донского – 127, Юго-Западного – 265 эшелонов. Возросли и снабженческие перевозки. Сталинградскому фронту в окгябре было доставлено железнодорожным транспортом вооружения и боеприпасов 3207 вагонов, Донскому – 2983, Юго-Западному – 461 вагон.
«Для Сталинграда! Эти слова звучали словно набат, – писала „Правда“ 25 октября 1942 года. Тысячи и тысячи железнодорожников делали все, чтобы защитники волжской твердьгни получали все необходимое, чтобы эшелоны с войсками, техникой, боеприпасами, горючим шли сюда без задержек.
– Для Сталинграда! – с этой мыслью садится за селектор диспетчер.
– Для Сталинграда! – с этой мыслью выходят на пути ремонтные рабочие.
– Для Сталинграда! – с этой мыслью становился у горна кузнец.
– Для Сталин] рада! – с этой мыслью принимают маршрут поездные бригады, смело отправляясь в опасный и трудный рейс к волжской твердыне, на подступах к которой Красная Армия поклялась Родине:
– Ни шагу назад».
В ноябре с началом окружения фашистских войск под Сталинградом положение изменилось. На Юго-Западный фронт железнодорожники привезли 5598 вагонов со снабженческими грузами. Такие масштабы перевозок, резкое изменение вагонопотоков потребовали от железнодорожников четкой организации перевозок, уменья действовать быстро, оперативно.
На Рязано-Уральской дороге после массированных бомбежек то и дело возникали заторы. Десятки эшелонов стояли на станциях, на подходе к ним. Командование фронта, партийные и советские работники на местах оказывали помощь железнодорожникам Ахтубинскою отделения движения (оно организовано в августе 1942 года, затем на его базе создано ВЭО-130).

И. А. Шмелев – начальник Дальневосточной (1937–1942), Рязано – Уральской (1942–1945) железных дорог, начальник Северо-Западного округа железных дорог (1946–1951)
В середине ноября необходимо было продвигать к фронту 8–12 эшелонов в сутки. Самая сложная обстановка – на станции Верхний Баскунчак, которую противник ожесточенно бомбил, коллектив станции своими силами в кратчайшие сроки проложил семь километров путей для выставки порожних вагонов, мешавших пропуску эшелонов.
На ближайших к Волге станциях и на перегонах выгружались танки и артиллерия. Весь этот поток двигался к переправам, где его ждали суда волжской военной флотилии и гражданские корабли и баржи. Водники принимали эстафету подвига у железнодорожников.
Наступил долгожданный день. 19 ноября советские войска перешли в контрнаступление и 23 ноября сомкнули кольцо вокруг осаждавшей город на Волге 330-тысячной группировки врага.
Немецко-фашистское командование, сосредоточив силы, пыталось деблокировать окруженную группировку, но в результате упорной обороны советских войск на Сталинградском направлении и успешного наступления на среднем Дону эта попытка была сорвана. Важную роль в этом сыграла срочно переброшенная из района Мичуринска, Тамбова и Моршанска 2-я гвардейская армия генерала Р. Я. Малиновского.
Железнодорожники выполнили сложную транспортную операцию: в минимальный срок сформировали, пропустили и выгрузили 165 эшелонов с воинскими соединениями и боевой техникой. Принимали и выгружали эшелоны в первой половине декабря на станциях Арчединского отделения – на линии, постоянно подвергавшейся массированным налетам вражеской авиации.
После кровопролитных боев, 24 декабря, наши армии на южном участке перешли в наступление и через пять дней овладели городом и станцией Котельниково.
Сжималось кольцо, стискивая окруженные под Сталинградом вражеские дивизии. Потребовалось еще немало усилий, чтобы окончательно сломить сопротивление и заставить врага капитулировать. 31 января 1943 года была ликвидирована южная группа немецко-фашистских войск, 2 февраля сдались остатки северной группы. На этом Сталинградская битва завершилась.
Поезд с 506-го километра перегона Иловля – Белушкино доставил большую группу пленных гитлеровских генералов и фельдмаршала Паулюса к месту назначения. Разгром врага на Волге ознаменовал начало коренного перелома в ходе Отечественной войны и второй мировой войны в целом, началось изгнание вражеских войск с советской территории. Победа вызвала огромный политический и трудовой подъем народов Советского Союза.
В ходе наступлений Красной Армии были освобождены важные промышленные и сельскохозяйственные районы, железнодорожные линии Сталинград – Миллерово, Сталинград – Тихорецкая, Орджоникидзе – Тихорецкая, Лиски – Миллерово, участки Касторная – Старый Оскол – Валуйки, Лиски – Валуйки и другие.
Для сражавшихся на Волге частей Красной Армии по железным дорогам было доставлено воинских эшелонов и поездок с техникой, боеприпасами, горючим и продовольствием: в сешябре – 22 292 вагона, октябре – 33 236, ноябре – 41 461, декабре – 45 921. Всего с июля 1942 года до начала февраля 1943 года прибыло в районы битвы более 200 тысяч вагонов.

Схема железных дорог в районе Сталинградской битвы. Ноябрь 1942 года – февраль 1943 года
Большую роль в обеспечении воинских перевозок под Сталинградом сыграли созданные по решению Государственного Комитета Обороны колонны особого резерва HKПC. На Сталинградском фронте перевозки обслуживали одновременно 500 паровозов из состава этих колонн.
Сразу же после битвы на освобожденной от врага территории началось восстановление разрушенного хозяйства. Сталинград лежал в руинах. В развалинах станции, паровозные и вагонные депо. Тысячи разбитых и сожженных локомотивов и вагонов. Требовалась титаническая работа по возрождению.
В город прибыл из Москвы первый товарно-пассажирский поезд, а затем пошли поезда из многих городов страны со строительными материалами, станками, оборудованием, продовольствием. На вагонах начертано: «Для Сталинграда». Знатный машинист Томской дороги Н. А. Лунин приобрел на личные сбережения более 1000 тонн угля и доставил топливо своим паровозом в Сталинград в подарок городу-герою. Об этом рейсе он говорил, что уголь везли со скоростью экспресса. «Для Сталинграда!» – эти слова открывали для нашего поезда семафоры на всех магистралях.
* * *
В 1942 году железные дороги испытывали огромные трудности. Протяженность сети к началу октября составляла 62 тысячи километров, или 58,4 процента от ее длины на начало июня 1941 года. Врагом были захвачены наиболее технически оснащенные магистрали. Значительно сократилась ремонтная база. Работа многих железных дорог проходила при систематических налетах немецко-фашистской авиации, стремившейся парализовать движение поездов.
Особого напряжения сил потребовала от железнодорожников необходимость быстрой и своевременной доставки воинских грузов для обеспечения крупнейших операций под Москвой, Сталинградом, в битве за Ленинград, на Кавказе.
Высокими темпами развивалась промышленность, особенно оборонная, в восточных районах страны. В 1942 году произведено самолетов в 3,3 раза больше, чем в 1941-м, танков – почти вдвое, артиллерийских систем – в 1,8 раза, пулеметов – в 1,9, авиационных снарядов – в 6,3, мин – в 3,3 раза. Увеличился выпуск и другой военной продукции. Для производства боевой техники, снаряжения, боеприпасов необходимо было доставлять миллионы тонн различных грузов В целом погрузка по сети составляла:
На долю восточных районов в 1942 году приходилась подавляющая часть перевозок важнейшей продукции: руды – 94,9 процента, черных металлов – 78,7, угля – 78,2, нефти и нефтепродуктов – 54,8, лесных грузов – 64,1, зерна – 43,4 процента. Погрузка на дорогах Урала и Сибири увеличилась против 1940 года на 5,2 миллиона тонн, или на 17,3 процента.
Общий пассажирооборот сократился. Но железным дорогам пришлось осваивать небывалый по размерам рост перевозок пассажиров в районах быстрого развития военной экономики. В Куйбышеве, Челябинске, Магнитогорске, Новосибирске, Иркутске, Красноярске и ряде других городов, ставших крупнейшими индустриальными центрами, возникла необходимость в ежедневной доставке огромного количества рабочих и служащих на работу.
На дороге имени В. В. Куйбышева перевозки пассажиров по сравнению с 1940 годом увеличились в 2,4 раза, на Красноярской – в 1,8 раза, Южно-Уральской – на 45,6 процента, Томской – на 42,3, Восточно-Сибирской – на 42,2 процента. Только на этих дорогах перевозки пассажиров выросли против 1940 года на 44,6 миллиона человек, или на 55,4 процента. В связи с высокой интенсивностью пригородного движения осложнялся пропуск транзитного вагонопотока через многие железнодорожные узлы.
В условиях большой загрузки ряда направлений сети железнодорожники умело овладевали сложными массовыми перевозками и оперативно регулировали продвижение воинских эшелонов и транспортов в зависимости от требований военного командования и складывающейся обстановки на фронтах. Решения принимались на основе учета реальных технических возможностей и опирались на творческую инициативу и самоотверженный героический труд железнодорожников.

В ходе развернувшегося социалистического соревнования на железных дорогах, заводах и других предприятиях транспорта ежедневно рождались ценные патриотические почины, направленные на успешное выполнение заданий по перевозкам и выпуску промышленной продукции.
В НКПС и на дорогах внимательно изучали, обобщали передовой опыт и делали все для его быстрейшего и повсеместного распространения. Этому способствовали частые выезды на линию агитпоездов, которые проводили на местах большую массово-политическую работу.
Центральный Комитет партии постоянно уделял внимание работе транспорта, с помощью всех звеньев партийного аппарата направлял деятельность железнодорожников на обеспечение потребностей фронта и тыла. Важное значение имело принятое Политбюро ЦК ВКП(б) в ноябре 1942 года постановление о работе политотделов железных дорог имени В. В. Куйбышева и Южно-Уральской. В нем отмечалось, что главными задачами политотделов должны быть решительное усиление партийно-политической работы и борьба за дисциплину на транспорте. Куйбышевскому и Челябинскому обкомам предлагалось улучшить работу своих транспортных отделов по более активной помощи политотделам дорог, отделений и первичным организациям.
Железнодорожники, преодолевая величайшие тяготы и испытания, проявляя стойкость, мужество и героизм, прилагали все силы, знания, опыт, чтобы ускорить движение поездов, своевременно снабжать фронт, оборонную промышленность, другие отрасли народного хозяйства всем необходимым.

ГЛАВА ШЕСТАЯ
В ЛЕНИНГРАДСКОЙ БИТВЕ
НА ПОДСТУПАХ К ЛЕНИНГРАДУ
Предпринимая нападение на Советский Союз, немецко-фашистское руководство придавало исключительно важное значение захвату Ленинграда. Оно планировало уничтожить находившиеся в Прибалтике советские войска, овладеть Ленинградом, приобрести наиболее удобные морские и сухопутные коммуникации для снабжения своих войск и выгодный исходный район для удара в тыл войскам Красной Армии, прикрывавшим Москву.
Второй по величине город страны, колыбель Великой Октябрьской социалистической революции, с первых дней войны оказался в непосредственной военной опасности. Уже 22 июня 1941 года город и область были объявлены на военном положении. Вражеские бомбардировщики наносили удары по линиям Ленинградской, Октябрьской и Кировской магистралей.
Наступление немецко-фашистских войск на Ленинград началось 10 июля 1941 года с рубежа реки Великой. Войска группы армий «Север» намного превосходили советские войска Северо-Западного фронта по количеству пехоты, орудий, минометов, танков и самолетов. На Карельском перешейке с 31 июля советские войска вели оборонительные бои с наступающим противником.
Ленинградская железная дорога (начальник дороги А. М. Васильев, начальник передвижения войск П. Д. Косицын) и Октябрьская железная дорога (начальник И. В. Колпаков, начальник передвижения войск С. С. Левинца) в первые недели войны, в условиях налетов авиации противника, выполнили большой объем перевозок по сосредоточению и развертыванию советских войск, противостоявших немецко-фашистской ударной группировке, нацеленной на Ленинград.
Военная обстановка потребовала перестройки всей системы организации эксплуатационной работы и обеспечения функционирования технических средств. На второй день войны стали формироваться ремонтно-восстановительные подразделения, которые выполняли также заградительные функции. Но главная их задача состояла в незамедлительном устранении последствий налетов авиации, артиллерийских обстрелов и восстановлении движения поездов. Командный пункт, которому подчинялись эти подразделения, передвигался по участку, руководя работами на месте, что способствовало быстрому восстановлению устройств и сооружений.

И. В. Колпаков – начальник Октябрьской (1941–1942), Северной, Калининской (1944–1952) железных дорог
25 июля управление Октябрьской дороги направило на линию оперативную группу специалистов и работников политотдела во главе с заместителем начальника дороги Б. К. Саламбековым для руководства работами по восстановлению разрушенных железнодорожных объектов. Она сразу же занялась организацией работ на станции Бологое, которая подверглась ожесточенным бомбардировкам. В последующие дни восстанавливали пути на станциях Вялка, Большая Вишера, Окуловка, Боровенка, пострадавших oт фашистских налетов.
2 августа оперативная группа руководила восстановлением разрушенных путей на станции Волхово. В составе ремонтной бригады был работник пути С. В. Федоров. В разгар работы к нему прибежала маленькая дочурка.
– Папа, – обливаясь слезами, сказала она, – наш дом горит.
Федоров бросил взгляд в сторону поселка, где жил. Увидел дым и огонь пожара. И только вздохнул.
– Нет, доченька. – глухо сказал он. – Мне надо быть здесь. Чтобы поезда ходили. А ты возвращайся. Помоги маме…
Это один из эпизодов, которые ежедневно происходили на прифронтовых железных дорогах. Труженики стальных магистралей, не считаясь со временем, отбросив свои личные тботы, рискуя жизнью, восстанавливали разрушенное железнодорожное хозяйство, чтобы бесперебойно шли поезда.
Многие станции подвергались бомбардировке по нескольку раз в сутки, а грузы надо было продвигать к местам назначения. Начальник станции Любинка В. Н. Иванов, чтобы скорее восстановить движение поездов на линии Ленинград – Москва, не стал вызывать саперов, сам вынес с полотна железнодорожного пути около 30 неразорвавшихся бомб, что позволило через 40 минут восстановить движение воинских лиелонов.
Сильно пострадала от бомбардировки станция Бологое. Оказались разрушенными большинство путей и стрелок, устройства связи, производственные и служебные здания, возникли пожары, рвались снаряды. В этой сложной обстановке командиры Бологовского узла, все железнодорожники растас кивали горящие вагоны, гасили пожары, выводили со станции эшелоны и военно-санитарные поезда.
В одной из самых опасных точек на узле оказался старший стрелочник Д. Ф. Богатырев. Бомба, упавшая на его участок, попала в цистерну. От воспламенившейся на путях нефти стали взрываться соседние цистерны. Взрывные волны срывали с вагонов крыши, выворачивали двери. Маленький, щуплый стрелочник с удивительным спокойствием делал свое дело. Услышав стоны раненых, пытавшихся выбраться из санитарного состава и находившихся на путях, у него, как он сам рассказал потом, «закаменело сердце». Появился первый паровоз. На нем Богатырев увидел бойца истребительного батальона слесаря Богданова, работавшего когда-то помощником машиниста и теперь волей обстоятельств оказавшегося у реверса. Богатырев быстро перевел стрелку. Забрав один из составов, Богданов уехал. Стали подъезжать новые паровозы. Надо было каждому дать возможность подойти к составам. Но это удалось только после сложных маневров. Богатырев действовал один, без помощников. Ему приходилось, не считаясь с опасностью, метаться между шестью ручными стрелками. Паровозы он не задержал ни на минуту, и менее чем за полтора часа все пути поста были освобождены от вагонов.
– Молодец, Дмитрий Федорович! – крикнул кто-то с паровоза, уводившего последний состав. Он успел заметить, что это паровоз ИС, а на площадке вагона увидел маневрового диспетчера Фому Сытова.
– За главного еду, на сто пятьдесят осей один, – крикнул Сытов и исчез в дыму…

Н. А. Груничев – начальник Северной железной дороги (1940–1944)
Имея превосходство в воздухе, фашистские самолеты ежедневно бомбили станцию Чудово. В один из таких налетов паровоз попал в воронку, образовавшуюся от взрыва. Движение на линии прекратилось, но ненадолго. Восстановители-железнодорожники под бомбежкой подняли локомотив и уложили путь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
загрузка...


А-П

П-Я