https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/vodopad/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

: ВАК NS 26/76.
. А пять месяцев спустя Дрекслер обнаружит, что именно там он и оказа
лся.
Подходящий случай дали в руки Гитлера обстоятельства, являвшиеся, как и
его противники, на протяжении всей жизни его главными союзниками. Сочета
я хладнокровие, хитрость и решимость, а также ту готовность пойти на боль
ший риск даже для достижения ограниченных целей, которую он постоянно бу
дет проявлять в критических ситуациях, ему удастся захватить власть в НС
ДАП и одновременно укрепить свои притязания на руководящую роль в движе
нии «фелькише».
Исходным пунктом летнего кризиса 1921 года явились переговоры, шедшие уже в
течение нескольких месяцев с конкурирующими партиями «фелькише», в час
тности, с Немецкой социалистической партией, и имевшие своей целью устан
овление более тесного сотрудничества между ними. Однако все попытки доб
иться согласия наталкивались на непримиримость Гитлера, который требо
вал ни больше, ни меньше, как полного подчинения групп партнёров, и не шёл
даже на их коллективный переход в НСДАП; он настаивал на том, чтобы все пре
жние союзы были распущены, а их члены принимались в партию в индивидуаль
ном порядке. Неспособность Дрекслера хотя бы понять эту твёрдость Гитле
ра характеризует всю разницу между безусловным инстинктом власти у одн
ого и тягой к сплочению у другого. Явно желая подтолкнуть своих противни
ков в руководстве партии к необдуманному шагу, Гитлер в начале лета уезж
ает на полтора месяца в Берлин, оставив в Мюнхене в качестве наблюдателе
й Германа Эссера и Дитриха Эккарта, которые оперативно информируют его о
бо всём. Под влиянием некоторых единомышленников, стремившихся осадить
этого «выскочку-фанатика» Гитлера
Высказывание Альфреда Бруннера в письме к
единомышленнику в Билефельде, см.: Franz-Willing G. Op. cit. S. 100.
, склонный к компромиссам и ничего не подозревавший Дрекслер, дейс
твительно, использует это время для того, чтобы возобновить прерванные п
ереговоры об объединении или хотя бы сотрудничестве всех правых социал
истических партий.
А в это время Гитлер выступает в «Национальном клубе» и завязывает конта
кты с консервативными и праворадикальными единомышленниками Ч он зна
комится с Людендорфом и с графом Ревентловом, чья жена, урождённая графи
ня д'Аллемон, сводит его в свою очередь с бывшим руководителем доброволь
ческих отрядов Вальтером Стеннесом, представив его при этом как «грядущ
его мессию».
Сумасшедшая суета Берлина, пришедшая сюда в знаменитые двадцатые годы, е
го легкомыслие и алчность дают гитлеровской антипатии к этому городу но
вую пищу, ибо слишком уж он контрастировал с мрачным характером Гитлера.
И тот охотно сравнивает царившую тут атмосферу с Римом времён упадка, то
лько тогда, считает он, ослабление города было использовано «чужеродным
христианством», а теперь моральным упадком Германии воспользовался бо
льшевизм. Речи Гитлера того времени кишат нападками на порочность больш
ого города, коррупцию и разврат, представший перед ним на сверкающем асф
альте Фридрихштрассе или Курфюрстендамм: «развлекаются и танцуют, чтоб
ы забыть о нашей нужде, Ч с возмущением заявил он однажды, Ч ведь не случ
айно придумывают все новые развлечения. Нас же хотят искусственно изнур
ить». Как когда-то в семнадцать лет, приехав в Вену, стоял он и теперь расте
рянным и чужим перед феноменом большого города, потерявшись в его шуме, с
уматохе и суете, Ч собственно говоря, он чувствовал себя как дома только
в атмосфере провинции с неотъемлемым для неё бидермайером, обозримость
ю и моральной упорядоченностью. В ночной жизни он видит изобретение смер
тельного классового врага, систематическую попытку «ставить сами собо
й разумеющиеся гигиенические правила расы с ног на голову; из ночи он (евр
ей) делает день, он организует эту пресловутую ночную жизнь и точно знает,
что действует она медленно, но верно… (чтобы) разрушить одного физически,
другого духовно, а в сердце третьего вложить ненависть, когда тот видит, к
ак разгульно живут другие». Театры, продолжает он, «те места, которые чело
век по имени Рихард Вагнер хотел видеть когда-то затемнёнными, чтобы доб
иться высшей меры освященности и святости, и строгости, и… высвобождения
индивидуума из-под всех нужд и бед», стали «рассадником порока и бесстыд
ства». В его глазах город наводнён сутенёрами, а любовь, которая для «милл
ионов других означает высочайшее счастье», превратилась в товар, «в не ч
то иное как гешефт». Он обличает унижение семьи, разложение религии, гово
рит, что все распадается и компрометируется: «Тот, кто сегодня оказался в
нутри этого века самого низкого обмана и надувательства, для того остают
ся только две возможности Ч или отчаяться и повеситься, или стать подле
цом» См. пре
жде всего речи Гитлера: VJHfZ, 1963, Н. 3, S. 289 ff.; VJHfZ, 1968, Н. 4, S. 412 ff.
.
Как только Гитлер узнал в Берлине о самоуправстве Дрекслера, он тут же во
звратился в Мюнхен. А когда партком, обретший за это время энергию и самоу
веренность, потребовал от него оправдаться в своём поведении, Гитлер про
реагировал на это неожиданным драматическим жестом Ч он просто заявил
11 июля о своём выходе из партии. Написанное им три дня спустя многословно
е послание содержит безудержные упрёки, а также поставленные в форме уль
тиматума условия, при которых он соглашался вернуться в партию. В частно
сти, он требует отставки комитета, требует«поста первого председателя с
диктаторскими полномочиями», а также «очищения партии от проникших в не
ё чуждых элементов»; затем, не разрешается изменение названия и программ
ы партии; за мюнхенской НСДАП должно сохраниться абсолютное первенство,
не допускается слияние с другими партиями, а возможно только их присоеди
нение. И с безапелляционностью, в которой уже виден завтрашний Гитлер, он
заявляет: «Компенсации с нашей стороны полностью исключаются»
Ibid. S. 107 ff. Там же приводи
тся и ответное послание парткома.
.
О том, каких размеров достигли за это время авторитет и власть Гитлера, св
идетельствует незамедлительное, датированное уже следующим днём ответ
ное послание парткома. Не рискуя пойти на противоборство, комитет приним
ает с робкими возражениями все обвинения Гитлера, заявляет о своём подчи
нении и даже о готовности ввиду гнева Гитлера сделать козлом отпущения н
ынешнего первого председателя Антона Дрекслера. В решающем пассаже пос
лания, где впервые слышится византийский тон последующей практики обож
ествления, говорилось: «Комитет готов в порядке признания Ваших колосса
льных познаний, Ваших достигнутых редкой самоотверженностью и на общес
твенных началах заслуг в деле процветания движения и Вашего редкостног
о ораторского дара предоставить Вам диктаторские полномочия и будет оч
ень рад, если Вы после Вашего возвращения в партию займёте уже неоднокра
тно и ещё задолго до этого предлагавшийся Вам Дрекслером пост первого пр
едседателя. Дрекслер останется тогда в комитете на правах члена и если э
то отвечает Вашему пожеланию, то и членом исполкома. Если Вы сочтёте необ
ходимой для движения его полную отставку, то это должно быть заслушано н
а очередном годичном собрании».
Насколько завязка и кульминация этой афёры уже позволяют распознать бу
дущее умение Гитлера направлять и решать кризисные ситуации, настолько
её развязка продемонстрировала и всегдашнее «умение» Гитлера, зарывая
сь разрушать уже достигнутый триумф. Как только партком заявил о своём п
одчинении ему, Гитлер, дабы насладиться этой победой, самочинно собирает
чрезвычайное общее собрание. И тут уж склонный к уступчивости Дрекслер
не желает больше уступать. 25 июля он приходит в VI-й отдел мюнхенского полиц
ейского управления и обращается с жалобой: лица, подписавшие призыв к со
зыву собрания, не являются членами партии и, следовательно, неправомочны
собирать её членов; далее он указал на то, что Гитлер планирует революцию
и насилие, в то время как сам он собирается осуществлять цели партии зако
нным, парламентским путём; однако в полицейском управлении заявляют, что
это вне их компетенции. Одновременно Гитлер подвергся атаке в одной ано
нимной листовке, обозвавшей его предателем. «Властолюбие и личное тщесл
авие», говорилось в ней, обернулось тем, что он стал «вносить разброд и шат
ания в наши ряды и тем самым лить воду на мельницу еврейства и его пособни
ков», он намеревается «использовать партию как трамплин для своих нечис
тых целей», и нет никаких сомнений в том, что он является инструментом тём
ных закулисных заправил, недаром же он в страхе скрывает от всех свою лич
ную жизнь и своё происхождение. «На вопросы со стороны отдельных членов,
на что же он, собственно, живёт и кем он раньше работал, он всякий раз реаги
ровал гневно и возбуждённо… Так что его совесть не может быть чиста, тем б
олее, что его выходящие за все рамки связи с женщинами, перед которыми он у
же не раз называл себя „мюнхенским королём“, стоят очень много денег». А о
дин плакат, чьё тиражирование, правда, не было разрешено полицией, обвиня
л Гитлера в «болезненной мании власти» и заканчивался призывом: «Тиран д
олжен быть свергнут»
Эскиз плаката был подписан Бенедиктом Зеттеле, одним из пр
отивников Гитлера по парткому Ч кстати, тем самым, кого сначала подозре
вали в авторстве анонимной листовки. В действительности, её автором, как
выяснилось позднее, был коммерсант Эрнст Эреншпергер. См. по всему компл
ексу вопросов: Franz-Willing G. Op. cit. S. 114 ff.
.
Только благодаря посредническому вмешательству Дитриха Эккарта ссору
удалось уладить. Чрезвычайное общее собрание членов партии 29 июля 1921 года
поставило точку в этом кризисе, и Гитлер не мог лишить себя случая, чтобы н
е продемонстрировать свою победу. Хотя Дрекслер воспользовался выходо
м Гитлера из партии, чтобы формально исключить из НСДАП Германа Эссера, Г
итлеру удалось добиться, чтобы собрание шло под председательством этог
о его приспешника. Встреченный «нескончаемыми аплодисментами», он суме
л так представить суть разногласий, что получил одобрение зала Ч из 554 пр
исутствующих за него голосовали 553. Дрекслеру пришлось довольствоваться
должностью почётного председателя, в то время как устав был изменён в уг
одном Гитлеру духе. В комитет включили только его людей, а сам он стал пред
седателем-диктатором Ч теперь НСДАП была в его руках.
Уже в тот же вечер в цирке «Кроне» Герман Эссер торжественно назвал Гитл
ера «нашим фюрером», тот же Эссер с прямо-таки религиозной страстью стал
старательнейше проповедовать в ресторациях и пивных залах тот миф о фюр
ере, который одновременно начал, планомерно наращивая обороты, раздуват
ь в «Фелькишер беобахтер» и Дитрих Эккарт. Уже 4 августа он публикует порт
рет Гитлера Ч «бескорыстного, самоотверженного, беззаветного и честно
го» человека, о котором в следующем предложении говорится, что он ещё и «ц
елеустремлённый и бдительный». Несколько дней спустя в том же месте появ
ился ещё один портрет, добавлявший в преимущественно мужественные конт
уры нарисованного Эккартом образа внеземные черты иконного лика, он при
надлежал перу Рудольфа Гесса и восславлял «чистейшие чаяния» Гитлера, е
го силу, его ораторский дар, его поразительные знания, а также его ясный ум
. До каких утрированных тонов доходит за очень короткий срок размах проп
аганды культа Гитлера, свидетельствует работа, за которую примерно год с
пустя в конкурсе на тему «Каким должен быть человек, который снова приве
дёт Германию к величию?» Рудольф Гесс получил первую премию. В основу сво
его сочинения Гесс кладёт образ Гитлера и пишет:

«Глубокие знания во всех сфе
рах государственной жизни и истории, способность извлекать из этого уро
ки, вера в чистоту своего дела и в конечную победу, неукротимая сила воли п
ридают мощь его зажигательной речи, которая заставляет массы рукоплеск
ать ему. Ради спасения нации он не гнушается использовать оружие противн
ика, демагогию, лозунги, демонстрации и т. д…. У него самого нет ничего обще
го с массой, весь он Ч личность, как подлинно великий человек.
Когда этого требует нужда, он не остановится перед пролитием крови. Вели
кие вопросы всегда решаются кровью и железом… У него перед глазами одно
и только одно, Ч достижение своей цели, даже если для этого приходится ша
гать по самым близким друзьям…
Вот каким видится нам образ диктатора Ч с острым разумом, ясного и правд
ивого, страстного и в то же время владеющего собой, холодного и смелого, це
ленаправленно принимающего взвешенные решения, не знающего преград в и
х быстром исполнении, безжалостного к себе и к другим, немилосердно твёр
дого и в то же время нежного в любви к своему народу, не ведающего устали в
труде, с железным кулаком в бархатной перчатке, способного, наконец, побе
дить самого себя.
Пока мы ещё не знаем, когда произойдёт его спасительное вмешательство, э
того «мужа». Но то, что он грядёт, чувствуют миллионы…»
См.: Rudolf Hess, der Stellvertreter des Fuehrers. В., 1933. S. 9 ff. Кни
га вышла без указания автора в серии «История современности».
.

Сразу же вслед за покорением партии, 3 августа 1921 года, были образованы штур
мовые отряды СА (SA Ч Sturmabteilungen), первоначально первая буква в этом сокращении р
асшифровывалась как «спортивные», либо Schutzabteilung Ч защитные. Ещё внутрипарт
ийная фрондаупрекала Гитлера в том, что он создал для себя оплачиваемую
гвардию охранников из числа бывших членов добровольческих отрядов, уво
ленных оттуда за «воровство и грабежи»
Слова первого управляющего делами партии
Рудольфа Шлюсслера из заявления, сделанного им в полиции 25 июля 1921 года, см
.: Franz-Willing G. Op. cit. S. 115.
. Однако СА нельзя понимать ни как преимущественно организацию инс
тинктов насилия, развязанных войной и по-прежнему рассчитывающих на зву
чное прикрытие, ни как инструмент вынужденной обороны правых от сходных
террористических формирований противника, хотя эти соображения и игра
ли первоначально важную роль. Действительно, в лагере левых существовал
и боевые вооружённые объединения, как, например, «гвардия Эрхарда Ауэра»
у социал-демократов, и имеются многочисленные документальные свидетел
ьства о заранее спланированных акциях беспорядка, направленных именно
против НСДАП: «мир марксизма, обязанный своим существованием террору бо
лее чем какое другое явление эпохи, прибегал к этому средству и в отношен
ии и нашего движения», Ч так сформулирует Гитлер одно из главных сообра
жений при формировании СА
Из заявления Гитлера в прокуратуру от 16 мая
1923 года, см.: Franz-Willing G. Op. cit. S. 138.
.
Однако идея СА выходила далеко за пределы этих оборонительных целей Ч ш
турмовые отряды были с самого начала задуманы как инструмент нападения
и захвата, ибо Гитлер в то время мог мыслить себе «захват власти» исключи
тельно в категориях акта революционного насилия. В призыве к созданию СА
говорилось, что они должны быть «тараном» и воспитывать своих членов ка
к в духе подчинения, так и в духе некой революционной воли (какой Ч не уто
чнялось), Согласно характерному представлению Гитлера, слабость буржуа
зного мира по сравнению с марксизмом объяснялась принципом разделения
духа и насилия, идеологии и террора Ч в буржуазных условиях, как он заявл
ял, политику приходилось пользоваться исключительно духовным оружием,
солдат же был полностью выключен из любой политики. А вот в марксизме, нап
ротив, «дух и жестокое насилие образовывали гармонию», и СА должны были с
ледовать этому. И в этом смысле он назвал их в своём первом циркуляре по их
формированию «не только инструментом для защиты движения, но и… в самую
первую очередь начальной школой для грядущей борьбы за свободу внутри с
траны» Цит.
по: Heiden К. Geschichte, S. 82. См. также: Hitler A. Mein Kampf, S. 549 f.; далее: речь Гитлера в гамбургском «Национ
альном клубе». In: Jochmann W. Im Kampf um die Macht, S. 84 f.
. А «Фелькишер беобахтер», исходя из этого расхваливает их «дух без
заветной решимости».
Внешней предпосылкой для создания этой частной армии послужила ликвид
ация в июне 1921 года полумилитаризованных дружин самообороны и последова
вший месяц спустя роспуск возвратившегося из Верхней Силезии добровол
ьческого отряда «Оберланд». И многочисленные участники этих формирова
ний, считавшие, что одним ударом они оказались лишёнными чувства локтя, с
олдатской романтики, а значит, и всего смысла их жизни, присоединились те
перь к тем оставшимся не у дел ландскнехтам, молодым искателям приключен
ий, что уже были в рядах НСДАП. Пришедшие с войны и войной сформированные,
они вновь обретали в организованных по-военному СА, в званиях, командах и
форме тот хорошо знакомый им жизненный элемент, которого им так недостав
ало в казавшейся лишённой общественных структур республике. Почти все о
ни были выходцами из мощного в количественного отношении слоя мелкой бу
ржуазии, долго не имевшей в Германии возможностей для восхождения по общ
ественной лестнице и только в годы войны, из-за больших потерь в офицерск
ом корпусе, выдвинувшейся на новые руководящие посты. Крепкие, с нерастр
аченными силами и жаждой действий, они полагали, что после войны их ожида
ет необыкновенная карьера, однако положения Версальского договора не т
олько заставили их пережить чувство национального унижения, но и вновь о
тбросили их назад и в социальном плане Ч за столы учителей народных шко
л, за прилавки магазинов, за задвижные окошки учреждений, т. е. в ту повседн
евную жизнь, которая им казалась им стеснённой, жалкой и чужой. И то же сам
ое стремление уйти от установленных норм, что привело в политику Гитлера
, вело теперь, в свою очередь, и их к Гитлеру.
Сам же Гитлер увидит в этом столь родственном ему по духу притоке наибол
ее подходящий материал для воинственного авангарда движения и включит
негативные чувства и энергию этих людей, их готовность к насилию в свои т
актические соображения по захвату власти. Его психологические максимы
содержали в себе и тот момент, что демонстрация облачённой в униформу го
товности к насилию имеет не только запугивающий, но и притягательный эфф
ект, а тёр Ч pop обладает способностью быть своего рода рекламой: «Жестоко
сть импонирует, Ч так опишет он своё открытие, Ч люди нуждаются в целеб
ном страхе. Они хотят чего-то бояться. Они хотят, чтобы их пугали, и чтобы он
и, дрожа от страха, кому-то подчинялись. Разве вы не были повсюду свидетел
ем того, как после побоищ в залах те, кого избили, первыми вступали в парти
ю? Что Вы там болтаете о жестокости и возмущаетесь мучениями? Масса хочет
этого. Ей нужно чего-то страшиться»
Rauschning H. Gespraeche, S. 81; по поводу следующей цитаты см. до
несение PNDot 9.II.1921, НА 65/1482.
.
С растущей уверенностью Гитлер будет все внимательнее следить за тем, чт
обы за риторическими и литургическими средствами пропаганды не забыва
лась и рекламная роль акций грубого насилия. А один из его «унтерфюреров
» выдвинул на одном собрании штурмовиков такой лозунг: «Бейте посильнее
, а если одного-другого прикончите, то это не беда».
И так называемое «сражение в „Хофбройхаузе“ 4 ноября 1921 года, ставшее для С
А мифом, тоже было, очевидно, спровоцировано Гитлером именно из этих сооб
ражений. На один из организованных им митингов явились целые команды соц
иал-демократов, которые должны были его сорвать, Ч Гитлер определял чис
ло противников семью или восьмью сотнями. А штурмовиков в тот день Ч из-з
а переезда штаб-квартиры партии в другое помещение Ч было всего пятьде
сят человек. Гитлер потом сам опишет, как он своим страстным выступление
м воодушевил этот сначала растерявшийся по причине своей малочисленно
сти отряд: сегодня идёт речь о жизни и смерти, сказал он им, вы не имеете пра
ва покидать зал, даже если вас вынесут отсюда мёртвыми, у тех, кто струсит,
он собственноручно сорвёт повязки и значки, а лучший вид обороны Ч это н
ападение. „Ответом было Ч так он живописал, Ч троекратное „хайль!“, проз
вучавшее в этот раз резче и жёстче обычного“. Далее он рассказывает:

«Тогда я вошёл в зал и смог со
бственными глазами определить ситуацию. Они сидели плотно сбившись в ку
чу, и старались продырявить меня уже одними своими взглядами. Бесчисленн
ое количество лиц было с затаённой ненавистью обращено ко мне, в то время
как другие с издевательскими гримасами разражались совершенно недвусм
ысленными выкриками. Сегодня они „покончат с нами“, пусть мы побеспокоим
ся „за свои кишки“.
Полтора часа он, несмотря на все помехи, все же мог говорить и уже думал, чт
о овладел положением, как вдруг кто-то вскочил на стул и закричал «Свобод
а!»
Через несколько секунд во всём помещении началась потасовка рычащих и р
евущих мужчин, над которыми, подобно гаубичным снарядам, полетели бесчис
ленные пивные кружки; слышался треск ломавшихся стульев, звон разбитых к
ружек, рёв и рыки, и крики. Это был идиотский спектакль…
Свистопляска ещё не началась, как мои штурмовики, ибо так стали они назыв
аться с этого дня, кинулись в атаку. Как волки, стаями по восемь или по деся
ть, набросились они на своих противников и осыпая их угрозами, начали дей
ствительно, шаг за шагом вытеснять их из зала. Не прошло и пяти минут, а я уж
е не видел, пожалуй, ни одного из них, кто уже не был бы весь в крови… И тут вд
руг от входа в зал в сторону сцены раздались два револьверных выстрела, и
тогда пошла дикая пальба. И словно снова зашлось сердце, освежая в памяти
военные воспоминания…
Прошло примерно минут двадцать пять; сам зал выглядел так, будто тут разо
рвался снаряд, Многих из моих сторонников как раз перевязывали, других п
ришлось увезти, но мы остались хозяевами положения. Герман Эссер, которо
му в этот вечер было поручено вести собрание объявил: «Собрание продолжа
ется. Слово предоставляется докладчику…»
Hitler A. Mein Kampf, S. 564 ff.


Действительно, начиная с этого дня слово Ч в куда более широком смысле
Ч получил Гитлер. По его собственному свидетельству, с 4 ноября 1921 года ули
ца уже принадлежит НСДАП, а с начала следующего года партия начинает все
прочнее завоёвывать и баварскую провинцию. По выходным устраиваются пр
опагандистские поездки по всей земле Бавария, штурмовики шумно марширу
ют Ч сначала только с нарукавными повязками, а потом уже в серых штормов
ках и с заострёнными палками в руках, Ч по селениям, все громче и уверенн
ее распевая свои воинственные песни. Их вид, как заметит один из ранних сп
одвижников Гитлера, был «отнюдь не для салонов», скорее уж это была «дика
я и воинственная внешность»
Bouhler Ph. Kampf um Deutschland, S. 48 f.
. Они расклеивают лозунги на стенах домов и фабрик, затевают потасо
вки со своими противниками, срывают черно-красно-оранжевые флаги либо у
страивают по всем правилам военного искусства нападения на спекулянто
в или капиталистических кровопийц. Их песни и лозунги демонстрируют кро
вожадную похвальбу. На одном из собраний в пивном зале «Бюргербройкелле
р» присутствовавших обходили с кружкой, на которой была надпись: «Жертву
йте на избиение евреев!»; так называемые «блюстители порядка» срывали ми
тинги и неугодные концерты: «Мы умеем давать рукам волю!» Ч так весело зв
учал их девиз. Грубые выходки штурмовиков и на самом деле, как ожидал Гитл
ер, не наносили вреда партии, даже в глазах солидной, добропорядочной бур
жуазии они нисколько не умаляли притягательной силы движения. Причины э
того следует искать не только в том, что войной и революцией была снижена
планка норм, но и в большей степени в том, что партия Гитлера использовала
тут и специфическую баварскую грубость, в чью политическую разновиднос
ть она как раз и превратилась. Побоища в залах с отрыванием ножек стульев
и запусканием в противников пивных кружек, «избиения», кровожадные песн
и, «воля рукам» Ч всё это было элементами грандиозной потехи. Показател
ьно, что именно в это время вошло в употребление слово «наци», что предста
вляло собой лишь сокращённую форму слова «национал-социалист», а для ба
варского уха звучало как уменьшительно-ласкательное производное от им
ени Игнац и носило доверительно-фамильярный оттенок, что и свидетельств
овало о том, что партия уже вошла в самое широкое сознание.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


А-П

П-Я