https://wodolei.ru/catalog/leyki_shlangi_dushi/gigienichtskie-leiki/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Свои взгляды, свои тактические ходы, свои цели он, по собств
енным его словам, собирал «по всем кустам на обочине жизненного пути»; са
м же он придавал всему этому твёрдость, последовательность и столь харак
терную неустрашимость перед последним шагом.
Рационалистические соображения отличали его тактику уже с самого нача
ла. Он исходил из того, что всю энергию первоначально следует направить н
а то, чтобы вырваться из гетто безымянности и одновременно выделиться из
массы соперничающих групп «фелькише». И регулярно появляющееся в его бо
лее поздних выступлениях, когда речь заходит о периоде становления парт
ии, упоминание об анонимном начале свидетельствует, как сильно страдало
его лишённое шансов честолюбие от сознания непризнанности его величия
и отсутствия почтения к нему. С потрясающей беззастенчивостью, в которой
, собственно говоря, и заключалось вся новизна его выступления и раз и нав
сегда наглядно проявилось его нежелание соблюдать правила и соглашени
я, он приступает теперь к тому, чтобы сделать себе имя Ч не знающей устали
активностью, потасовками, скандалами, нарушающими общественный порядо
к скоплениями, даже террористическими актами, если при этом ему представ
лялась возможность вместе с нарушением закона нарушить и молчание и обр
атить на себя внимание публики: «Кем бы они нас не выставляли, шутами или п
реступниками, главное Ч о нас говорят, с нами возятся»
Hitler A. Mein Kampf, S. 544.
.
Этой целью определились стиль и средства всей деятельности партии. Возб
уждающий красный цвет флагов использовался не только из-за его психолог
ического эффекта, но и потому, что тем самым в то же время вызывающе узурпи
ровался традиционный цвет левых. Плакаты, звавшие на собрания и тоже все
гда выдержанные в кричащем красном цвете, часто содержали запоминающие
ся передовицы, напечатанные огромными буквами и снабжённые заголовкам
и и подзаголовками в форме легко усвояемых лозунгов. Чтобы создать впеча
тление величия и несокрушимой мощи, НСДАП то и дело организовывала уличн
ые шествия, её многочисленные распространители листовок и расклейщики
плакатов неустанно действовали повсюду. Подражая методам пропаганды л
евых, в чём он и сознавался, Гитлер отправлял на улицы грузовики, набитые л
юдьми, Ч только невздымавшими вверх кулаки верными Москве пролетариям
и, которые уже посеяли в буржуазных кварталах столько ненависти и страха
, а вчерашними солдатами, продолжавшими Ч вопреки прекращению огня, око
нчившейся войне и демобилизации Ч с показным радикализмом, уже на новый
лад воевать под флагами штурмовых отрядов НСДАП. Они накладывали на эти
демонстрации, которым Гитлер любил придавать форму волны митингов по вс
ему Мюнхену Ч а вскоре и по другим городам, Ч внушавший страх полувоенн
ый отпечаток.
Благодаря этим солдатам начал постепенно изменяться и социальный порт
рет партии Ч уютная застольная компания из рабочих и ремесленников все
больше стала сменяться жёстким типом привыкшего к насилию вчерашнего ф
ронтовика. Самый ранний список членов партии содержит 193 фамилии, в том чи
сле не менее 22 кадровых военных
Список членов партии, составленный предпо
ложительно в январе 1920 года, хотя и не говорит однозначно о кадровых военн
ых, но, поскольку Гитлер, который к тому времени ещё не был демобилизован и
продолжал носить военную форму, значится там как представитель граждан
ской профессии, то можно предположить, что что под военными подразумеваю
тся только кадровые военные. Впрочем, список содержит не все фамилии (отс
утствуют, например, Дитрих Эккарт или же Фридрих Крон), и не везде приводят
ся данные о профессии. Таким образом, список даёт не более чем предварите
льные данные, позволяющие делать лишь весьма ограниченные выводы. Наибо
лее многочисленными являются следующие профессиональные группы: рабоч
ие и ремесленники, которых из-за отсутствия дифференцированных данных п
риходится объединять в одну общую группу (51 человек) , люди с высшим образо
ванием или представители интеллектуальных профессий (30), представители
коммерческих профессий (29), служащие (16). Остаток приходится на домашних хоз
яек, деятелей искусства, чиновников и пр.: Hauptarchiv der NSDAP, NS 26/Nr. Ill, ВАК.
, которые увидели в новой партии не только возможность уйти от проб
лемы, как обеспечить себе существование на гражданке, но и надеялись обр
ести в её рядах свою укрепившуюся в легендарном окопном товариществе по
требность в новых формах общежития и проявить и в мирных условиях то пре
зрение к жизни и смерти, в котором их воспитало время.
С помощью этого военного пополнения, привыкшего к полному подчинению, ди
сциплине и готовности жертвовать собой, Гитлеру удаётся придать партии
жёсткую внутреннюю структуру. Многие из новых людей были присланы ему ко
мандованием мюнхенского военного округа, и когда Гитлер будет утвержда
ть, что он выступил против враждебного мира, не имея ни имени, ни средств и
рассчитывая только на самого себя, то это верно лишь в том смысле, что он д
ействительно выступил против господствующей тенденции времени. Но вер
но, однако, и то, что тут он никогда не был в одиночестве. Более того, с самог
о начала рейхсвер и частные военные формирования протежируют ему в тако
м масштабе, какой только и сделает возможным его восхождение вообще.
Как никто другой поможет в этом плане НСДАП Эрнст Рем, бывший в чине капит
ана политическим советником в штабе полковника Эппа и, по существу, возг
лавлявший замаскированный военный режим в Баварии; он будет поставлять
партии сторонников, оружие и деньги. В этой его деятельности поддержку е
му оказывали не в последнюю очередь и офицеры союзнической контрольной
комиссии, которые благоволили его нелегальной активности по ряду причи
н Ч частью потому, что они были заинтересованы, чтобы в Германии царила о
бстановка, близкая к гражданской войне, частью потому, что хотели укрепи
ть военную власть перед лицом продолжавшегося натиска левых и, кроме тог
о, несмотря на вчерашнюю вражду по-рыцарски протянуть руку помощи госпо
дам коллегам. И хотя Рем, с самого детства лелеявший «одну только мысль и ж
елание Ч стать солдатом», к концу войны служил в генштабе, где показал се
бя выдающимся организатором, он куда в большей мере олицетворял собой ти
п воина-фронтовика. Этот маленький толстый человек с помятым, всегда нем
ного покрасневшим лицом был отчаянным смельчаком и пришёл с войны с множ
еством ранений. Всех людей он, ничтоже сумняшеся, делил на военных и штатс
ких, на друзей и врагов, был честным, без затей, грубоватым, трезвым, осмотр
ительным и прямолинейным воякой, которого не отягощали угрызения совес
ти; и хотя один из его соратников времён нелегальных интриг скажет, что ту
да, где он появлялся, он всегда «приносил жизнь», было, конечно, достаточно
много случаев, когда приносил он и нечто совсем противоположное. Будучи
с ног до головы практичным баварцем, он не страдал маниакальными идеолог
ическими комплексами и всей своей беспокойной деловитостью, которую он
быстро развивал повсюду, преследовал только одно Ч примат солдата в гос
ударстве. Руководствуясь этой целью, он создал и то особое отделение ген
ерального штаба по пропаганде и слежке за политическими группами, по чье
му поручению «доверенное лицо» Адольф Гитлер и посетил собрание ДАП. Как
и почти все остальные, Рем был поражён ораторским гением начинающего аг
итатора, помог ему установить новые ценные контакты с политиками и военн
ыми и сам вступил в партию довольно рано, получив членский билет № 623.
Командный инстинкт, привнесённый в партию людьми Рема, получил пёстрое о
брамление в виде широкого применения политической символики и соответ
ствующей атрибутики. Правда, знамя со свастикой не было изобретением Гит
лера, как тот будет ложно утверждать в «Майн кампф», его придумал один из ч
ленов партии, зубной врач Фридрих Крон, для организационного собрания ме
стной группы в Штарнберге в середине мая 1920 года, а ещё за год до этого он же
рекомендовал в одной докладной записке использовать этот распространё
нный в лагере «фелькише» знак «как символ национал-социалистических па
ртий» См.: Franz-
Willing G. Op. cit. S. 83 ff. Крон, один из старейших членов партии, от которого явно исходили
многие идеологические импульсы и подсказки, пригласил на учредительно
е собрание в Штарнберге и Антона Дрекслера. Войдя в зал и увидев у трибуны
знамя, тот воскликнул: «Вот вам и наш партийный флаг!» На следующий день па
ртком НСДАП утвердил знамя, а по его образцу был изготовлен и партийный з
начок. Правда, Крон предложил, очевидно, и свастику с концами, загнутыми вл
ево, но это предложение не прошло. Однако именно он выбрал черно-бело-кра
сные цвета, препроводив этот выбор таким основанием: «Чёрный Ч это симв
ол скорби из-за проигранной войны, белый Ч символ нашей невиновности в р
азвязывании войны 1914-1918 годов (протест против лжи о нашей ответственности
за войну!), а красный Ч символ любви к родине, в частности, к потерянным при
граничным областям». Обоснование же Гитлера звучало так: «В красном цвет
е мы видим социальную основу движения, в белом Ч националистическую, в с
вастике Ч миссию борьбы за победу человека-арийца и в то же время за побе
ду идеи созидательного труда, который сам по себе извечно был антисемитс
ким, антисемитским же будет и впредь». См.: Hitler A. Mein Kampf, S. 557. Ч В. Мазер считает, что
Гитлер сыграл в этом гораздо большую роль.
. Собственный вклад Гитлера заключается и тут, опять же, не в том, что
идея пришла ему в голову первому, а в том, что он моментально уловил силу п
сихологического воздействия этого широко известного символа и стал по
следовательно внедрять его, включив свастику в партийный значок, ношени
е которого он сделал обязательным.
Сходным образом обстояло дело и со штандартами, заимствованными им у ита
льянского фашизма и вручавшимися штурмовым отрядам как знаки боевого о
тличия. Гитлер ввёл «римское» приветствие, следил за правильностью в вои
нском отношении рангов и обмундирования и вообще придавал необыкновен
ное значение всем вопросам формального характера Ч режиссуре выходов,
декоративным деталям, все более усложнявшемуся церемониалу освящения
знамён, демонстрациям и парадам, вплоть до массовых спектаклей партийны
х съездов, где он дирижировал колоннами людей на фоне каменных колонн, ще
дро удовлетворяя тем самым и свой талант комедианта и свой талант архите
ктора. Немало времени потратил он, перелистывая старые журналы по искусс
тву и роясь в геральдическом отделении Мюнхенской государственной биб
лиотеки, в поисках изображения орла, который должен был быть воспроизвед
ён на официальной печати партии. И свой первый циркуляр в качестве предс
едателя НСДАП от 17 октября 1921 года он посвящает подробнейшему изложению п
артийной символики и обращает внимание руководства местных партийных
групп на то, чтобы «самым строжайшим образом пропагандировать ношение п
артийного значка (партийной кокарды). Неукоснительно требовать от всех ч
ленов везде и всегда появляться с партийным значком. С евреями, которым э
то не понравится, обходиться тут же на месте безо всякой жалости»
См.: Franz-Willing G. Op. cit. S. 87.
.

Сочетание церемониальных и грубо террористических форм определит с са
мого раннего начала, каким бы жалким оно ни было, становление партии и ока
жется наиболее эффективным рекламным трюком Гитлера. Дело в том, что тут
возвращались в современном облике традиционные элементы, придававшие
в Германии популярность в политике, Ч в виде народного увеселения и эст
етизированного представления, грубые приёмы которого отнюдь не отталк
ивали от него, а, напротив, придавали ему масштаб фатальной серьёзности
Ч во всяком случае, оно казалось более соответствовавшим историческом
у моменту, нежели лжеделовитость обычной партийной суеты.
Однако плюсом НСДАП было ещё и то, что выступала она как национальная пар
тия, не претендующая на какую-либо исключительность в обществе, что было
присуще всем прежним национальным партиям. Будучи свободной от сословн
ых предрассудков, она порвала с традицией, согласно которой истинно патр
иотические взгляды являются как бы преимущественным правом знати и тол
ько люди с состоянием и образованием имеют отечество; она же была и нацио
нальной, и плебейской одновременно, грубой и готовой нанести удар, она по
роднила национальную идею с улицей. У буржуазии, видевшей до того в лице м
асс исключительно элемент социальной угрозы и выработавший преимущест
венно оборонительные рефлексы, здесь, казалось, впервые появился агресс
ивный авангард. «Нам нужна сила для нашей борьбы, Ч не уставал повторять
Гитлер. Ч пусть другие нежутся (!) в своих клубных креслах, мы же будем влез
ать на столы в пивной»
Из выступления 13 августа 1920 года в мюнхенском пивном зале «Х
офброй», см.: VJHfZ, 1968, Н. 4, S. 418, затем см. выступление 15 мая 1920 года в «Хофброй»
: Deuerlein E. Op. cit. S. 213 (Dok. 21).
. Многим, даже если они и не следовали за ним, этот театральный демаг
ог, завораживающий массы в пивных залах и цирковых шатрах, казался именн
о тем человеком, который владеет техникой усмирения и покорения масс.
Эта деловая активность оставляла позади всех конкурентов, он был всё вре
мя в пути, его принцип гласил: каждые восемь дней Ч массовый митинг. В пер
ечне сорока восьми мероприятий партии, проведённых с ноября 1919 года по но
ябрь 1920 года, на тридцати одном он фигурирует как выступающий. Уже сам все у
скоряющийся темп этих выступлений отражает лихорадочный характер его
встреч с массами. «Господин Гитлер… впал в такую ярость и так кричал, что с
зади мало чего можно было понять», Ч свидетельствует один из слушателе
й. А в одной афише, извещавшей о его выступлении в мае 1920 года он уже называе
тся «блестящим оратором», так что слушателям предстоит «необыкновенно
впечатляющий вечер». Начиная с того же времени в донесениях о собраниях
указывается все более возрастающее число их участников; часто он выступ
ает перед тремя тысячами человек и более, и всякий раз осведомители отме
чают, что, когда он в своём синем, перешитом из военной формы костюме появл
яется на сцене, «вспыхивают бурные аплодисменты»
Franz-Willing G. Op. cit. S. 71; затем: Deuerlein E. Op. cit.; кро
ме того: Phelps R. H. Op. cit. S. 301 ff.
. Сохранившиеся от того времени протоколы таких собраний отражают
победы начинающего оратора, зафиксированные в неуклюжих записях, что де
лает их, пожалуй, более ценными в качестве документальных свидетельств:


«Собрание началось в 7 1/2 часо
в и закончилось в 10 3/4 часов. Докладчик говорил о евреях. Докладчик сообщил,
что везде куда ни глянь евреи. По всей Германии правят евреи. Позор, что не
мецкий рабочий класс позволяет евреям в хвост и гриву травить себя. Коне
чно, потому ведь, что у еврея деньги. Еврей сидит в правительстве и спекули
рует и торгует из-под полы. Когда он опять набивает себе карманы, то опять
разгоняет рабочих, чтобы снова быть у руля, а мы бедные немцы все это терпи
м. Он говорил также и о России… и кто это все устроил? Опять же еврей. Поэтом
у немцы будьте все заедино и боритесь с ЕВРЕЯМИ. Потому что они у нас после
днюю корку хлеба отымут… Заключительное слово докладчика: Мы будем боро
ться до тех пор пока из Германского Рейха не будет убран последний еврей
и если даже для этого нужен путч и даже больше того революция. Оратору сил
ьно аплодировали… Он ругался также ещё и на прессу…. потому что на послед
нем собрании один такой пачкун все записал».

А в другом месте, где передаётся выступление 28 августа 1920 года, написано сл
едующее:

«Докладчик Гитлер изложил к
ак было у нас до войны и как у нас сейчас. О ростовщичестве и спекулянтстве
, что всех их ждёт виселица. Потом а наёмной армии. Он сказал, что молодым па
рням это бы пожалуй не повредило, если бы их опять призвали, потому что это
никому не повредило, потому что из них никто не знает, что молодой должен
слушаться старшего, потому что у них повсюду отсутствует дисциплина… По
том он прошёл ещё по всем пунктам, которые в программе, где ему очень сильн
о хлопали. Зал был переполнен. Одного человека, который назвал господина
Гитлера обезьяной, выставили безо всяких»
Deuerlein E. Op. cit. S. 211 (Dok. 19), S. 215 (Dok. 24).
.

С растущей самоуверенностью начинает он превращать партию в «фактор по
рядка» Ч она срывает собрания левых, заглушает своим рёвом выступления
участников дискуссий, задаёт кое-кому «жару» и добивается как-то раз даж
е удаления с публичной выставки скульптуры, якобы не отвечающей народно
му вкусу. В начале января 1921 года Гитлер заявляет перед слушателями в погр
ебке «Киндл», «что национал-социалистическое движение в Мюнхене будет в
предь беспощадно срывать Ч если понадобится, то силой, Ч все мероприят
ия и доклады, которые способны разлагающе влиять на наших и без того уже б
ольных соотечественников»
См.: Heiden K. Geschichte, S. 42.
.
Такое своеволие партии стало тем более возможным, что теперь она пользуе
тся не только благоволением со стороны командования мюнхенского военн
ого округа, но и становится также «невоспитанным, избалованным любимчик
ом» Olden R. Op. cit. S. 75.

самого правительства земли Бавария. В середине марта правые круги
во главе с до того времени никому не известным генеральным директором п
о земельным отношениям в Восточной Пруссии д-ром Каппом и при поддержке
бригады Эрхардта предприняли в Берлине попытку государственного перев
орота, потерпевшего провал из-за их собственного дилетантства и вспыхну
вшей всеобщей стачки. Более успешной оказалась предпринятая одновреме
нно попытка рейхсвера и добровольческих формирований в Баварии. В ночь с
13 на 14 марта они сместили правительство социал-демократов и буржуазии, во
зглавлявшееся Хофманом, и заменили его правительством правой ориентац
ии во главе с «сильным человеком» Густавом фон Каром.
Эти события, понятным образом, встревожили левых, чьё радикальное ядро с
разу же увидело тут шанс соединить отпор притязаниям правых на власть с
борьбой за собственные, революционные цели. В ряде мест, в первую очередь
в Центральной Германии и Рурской области, им удалось во время всеобщей с
тачки захватить руководство и найти поддержку своим обращённым к проле
тариату призывам к оружию. Вскоре в результате почти безупречно проведё
нной мобилизации, что говорило о её тщательной спланированности, большо
е количество людей оказалось в рядах крепких военных формирований Ч то
лько между Рейном и Руром «Красная Армия» выставила свыше 50 000 человек. В те
чение всего нескольких дней она захватила почти весь промышленный райо
н, слабые попытки частей рейхсвера и полиции задержать её продвижение бы
ли подавлены, в некоторых местах дело доходило до настоящих боев. И по Бав
арии прокатилась волна убийств, грабежей и насилия и обнажила здесь, как
и в Центральной Германии, Саксонии и Тюрингии, оттеснённую умиротворяющ
ими мерами половинчатой революции социальную и идеологическую напряжё
нность. Последовавший затем кровавый ответный удар военных, коллективн
ые аресты, карательные налёты и расстрелы вынесли на поверхность скрыты
е чувства ненависти и неулаженные конфликты. Постоянно подвергавшаяся
в своей истории расколу, раздираемая многими антагонизмами страна все о
тчаяннее требовала порядка и примирения. Но вместо этого оказывалась ещ
ё глубже в тупике ненависти, неверия и анархии.

Благодаря новому соотношению сил Бавария ещё в большей степени, чем преж
де, становится естественным сборным пунктом праворадикальных происков
. Неоднократно выражавшиеся по настоянию союзников требования о роспус
ке полувоенных формирований натолкнулись тут на сопротивление правите
льства Кара, для которого именно они и были главной опорой его власти. К др
ужинам самообороны и частным вооружённым формированиям, насчитывавшим
уже свыше трех тысяч человек, постепенно присоединялись и все те неприм
иримые противники республики из других регионов рейха, которым грозили
меры со стороны государства и даже преследования в уголовном порядке: ст
оронники Каппа, нерасформированные остатки добровольческих отрядов из
восточных областей, «национальный полководец» Людендорф, участники ра
справ, совершенных по приговорам тайных судилищ, авантюристы, революцио
неры-националисты самой различной окраски Ч и всех их объединяло желан
ие покончить с этой ненавистной «жидовской республикой». При этом они ум
ело использовали традиционно особое баварское сознание, искони настро
енное резко отрицательно к прусско-протестантскому Берлину и возведше
е теперь Ч в форме девиза «Бавария Ч ячейка порядка» Ч свои враждебны
е чувства в степень национальной миссии. В своей все более открытой и выз
ывающей поддержке баварского правительства они доходили до того, что ор
ганизовывали склады оружия, превращали замки и монастыри в тайные опорн
ые пункты, строили планы покушений, переворотов и выступлений Ч это был
а непрестанная деятельность, включавшая в себя все, Ч от конспиративно
го перешёптывания до подготовки многочисленных, порою пересекавшихся
друг с другом проектов государственного переворота.
Такое развитие не осталось без последствий и для восхождения НСДАП. Ибо
начиная с этого времени она получает откровенную поддержку со стороны в
оенных, полувоенных, а также гражданских носителей власти, и каждый одер
жанный ею новый успех побуждает их ещё более усердно охаживать её. После
приёма Гитлера фон Каром один из сопровождавших его соратников, студент
Рудольф Гесс, обратился к главе правительства с посланием, в котором гов
орилось: «Ключевым моментом является то, что Г. убеждён, что новый подъем в
озможен только в том случае, если удастся вернуть большие массы, в том чис
ле и рабочих, к национальной идее… Я лично знаю господина Гитлера очень х
орошо, поскольку почти ежедневно общаюсь с ним и близок к нему и в человеч
еском плане. Это на редкость неиспорченный, чистый характер, полный серд
ечной доброты, религиозный, ревностный католик. У него только одна цель
Ч благо своей страны. Этому он отдаёт себя самым самоотверженным образо
м». Когда же премьер-министр, наконец, с похвалой отозвался о Гитлере в ла
ндтаге, а шеф полиции Пенер стал покровительствовать каждому его шагу, т
о тут впервые начала обрисовываться расстановка ролей, которая будет на
звана типичной для процесса подъёма фашистов и завоевания ими власти

Nolte E. Krise, S. 200; Nolte E. Faschismus in seiner Epoche, S. 397. По поводу упомянутого послания Гесса см.: MaserW. Hitler, S. 288 ff.
, Ч с этого момента Гитлер находился в союзе с утвердившейся консе
рвативной властью, в чьих глазах он показал себя авангардом в борьбе про
тив общего противника Ч марксизма. Но если власть рассчитывала использ
овать энергию и гипнотизирующее искусство неистового агитатора, чтобы
потом в нужный момент переиграть его в силу своего собственного духовно
го, экономического и политического превосходства, то его цель заключала
сь в том, чтобы направить те батальоны, что были созданы с благословения и
поддержки властей, после разгрома противника против самих партнёров и з
ахватить всю власть. Это была та удивительная, запутанная, преисполненна
я иллюзий, предательства и лжеклятв игра сил, с помощью которой Гитлер од
ержит почти все свои победы и перехитрит Кара точно так же, как потом Гуге
нберга, Папена и Чемберлена. И напротив, все его неудачи, включая и конечно
е фиаско в войне, имеют одной из своих причин то, что в нетерпении, азарте и
ли упоении от успехов ставил эти обстоятельства на карту, терял их и, как б
ы потом ни спохватывался, уже не мог выровнять игру.

Благодаря этим влиятельным и богатым покровителям, все более энергично
опекавшим теперь уже перспективного деятеля, Гитлер становится в декаб
ре 1920 года хозяином газеты «Фелькишер беобахтер». Дитрих Эккарт и Эрнст Р
ем содействовали нахождению 60 000 рейхсмарок, составивших основной капита
л для покупки этого безнадёжно погрязшего в долгах листка «фелькише», вы
ходившего в то время два раза в неделю и имевшего около одиннадцати тыся
ч подписчиков
Дитрих Эккарт признавался в VB, 15.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


А-П

П-Я