https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_kuhni/rossijskie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


69
Иоахим К. Фест: «Адольф Ги
тлер (Том 1)»


Иоахим К. Фест
Адольф Гитлер (Том 1)

Адольф Гитлер Ц 1


Scan&SpellCheck: MCat78 lib.aldebaran.ru
«Адольф Гитлер. В трех томах. Том 1»: Алетейя; Пермь; 1993
ISBN 5-87964-006-X, 5-87964-005-1
Оригинал: Joachim Fest, “Adolf Hitler”
Перевод: А. А. Фёдоров

Аннотация

«Теперь жизнь Гитлера действи
тельно разгадана», Ч утверждалось в одной из популярных западногерман
ских газет в связи с выходом в свет книги И. Феста.
Вожди должны соответствовать мессианским ожиданиям масс, необходимо н
екое таинство явления. Поэтому новоявленному мессии лучше всего возник
нуть из туманности, сверкнув подобно комете. Не случайно так тщательно о
берегались от постороннего глаза или просто ликвидировались источники
, связанные с происхождением диктаторов, со всем периодом их жизни до «яв
ления народу», физически уничтожались люди, которые слишком многое знал
и. Особенно рьяно такую стратегию «выжженной земли» вокруг себя проводи
л Гитлер.
Так возникает соблазн для двух типов интерпретации, в принципе родствен
ных, несмотря на внешнюю противоположность. Первый из них крайне упрощён
ный, на основе элементарной рационализации мотивов во многом аномально
й личности; второй Ч перенесение поисков в область подсознательного ил
и даже оккультного.
Автору этой биографии Гитлера удалось счастливо избежать и той, и другой
крайности. Его книга уникальна по глубине проникновения в мотивацию пов
едения и деятельности Гитлера, именно это и должно привлечь многих читат
елей, которых едва ли удовлетворит простая сводка фактов.

Иоахим К. Фест
Адольф Гитлер. В трех томах. Том 1

ГИТЛЕР ИОАХИМА ФЕСТА

В грандиозном массиве биографических писаний о фюрере «третьего рейха
» выделяются три пика, три ориентира, знаменующих разные стадии исследов
ания этой проблемы, далеко выходящей за собственно личностные рамки.
Первопроходцем был талантливый немецкий журналист Конрад Хайден. Свою
книгу «Фюрер» (1936 г.) он писал, можно сказать, с натуры. В качестве корреспонд
ента газеты «Фоссише цайтунг» в Мюнхене он прямо и непосредственно набл
юдал за политической карьерой Гитлера с её истоков. Он обладал не только
острым взглядом, но и отменно владел пером, был наделён даром аналитика. И
менно Хайден раньше многих других сумел распознать угрозу, таившуюся за
карикатурным обликом Гитлера. Но, как видно уже по времени публикации кн
иги Хайдена, созданный им портрет оставался незавершённым.
После 1945 г. потребность в фундаментальном труде, охватывающем весь жизнен
ный путь нацистского диктатора, ощущалась особенно остро. И самым серьёз
ным и обстоятельным ответом на вызов времени явилась книга британского
историка Аллана Буллока «Гитлер. Исследование тирании». Её первое издан
ие увидело свет в 1952 году, а второе, капитально обновлённое, десятилетие сп
устя. В этом была своя логика, ведь именно в английской историографии био
графический жанр занимает видное место, утвердилась традиция политиче
ского жизнеописания. Британскому историку предстояло внести в подверж
енную всякого рода перепадам «гитлериану» элементы стабильности, соли
дности, баланса.
Вплоть до прихода Гитлера к власти мало кто был способен трезво оценить
его возможности: слишком уж вопиющим казался разрыв между масштабом его
притязаний и карикатурным «имиджем». Неудачный политический дебют в но
ябре 1923 года превратил его в посмешище. В самих определениях Ч «пивной пу
тч», «мюнхенский политический карнавал», «опереточный переворот», «деш
ёвый вестерн» Ч отражалось пренебрежительное отношение современнико
в к этому событию и его герою.
Даже после сентябрьских выборов 1930 года, когда национал-социалистическа
я партия превратилась в важный фактор политической жизни Германии, на Ги
тлера продолжали взирать иронически, как бы сквозь призму мюнхенского ф
арса. «В действительности, Гитлер Ч не более как карикатура на Муссолин
и» Malaparte С
. Technique du coup d'etat. P., 1931. P. 264.
Ч утверждал итальянский литератор К. Малапарте в своей нашумевше
й книге «Техника государственного переворота». У английских обозреват
елей фигура Гитлера ассоциировалась с комическими персонажами классич
еской литературы. «Почитатели Шекспира найдут кое-что от Гитлера в Пист
оле, почитатели Диккенса найдут много от него в Тэппертите, шествующем ч
ерез живые сцены „Барнеби Раджа“
Цит. по: Granzow В. A Mirror of Nazism. L., 1964. P. 137-138.
Ч можно было прочесть в «Манчестер гардиан» вскоре после успешны
х для нацистов выборов в сентябре 1930 года.
Хотя Гитлер с исключительной откровенностью (о чём он впоследствии сожа
лел) изложил своё каннибальское кредо на страницах «Майн кампф», большин
ство западных учёных, публицистов и политиков, по словам германского ист
орика К. Ланге, специально изучавшего реакцию на эту книгу, не желали знат
ь её содержания или, «если знали, не желали принимать его всерьёз»
Lange K. Hitlers unbeachtete Maximen. Stuttgart, 1968. S. 158.

.
«История Гитлера Ч это история его недооценки»
Valentin Veit. The German People. N. Y., 1946. P. 633.
, Ч отмечал известный германский историк Файт Валентин, имея в вид
у историю его прихода к власти. Как подчёркивает один из наиболее автори
тетных исследователей нацизма К. Д. Брахер, недооценкой грешили все: и пра
вые, и левые, в самой Германии и за её пределами, что и облегчило Гитлеру пу
ть в рейхсканцелярию, помогло ему стать вершителем судеб Европы

Bracher K. D. The Role of Hitler: Perspectives of Interpretation. In: Fascism. A Reader's Guide. Berkeley; Los Angeles, 1977. P. 224.
.
Чудовищные преступления Гитлера и титанические усилия, которые потреб
овались, чтобы сокрушить его империю, не оставляли места для недооценки.
Но ей на смену приходит другая крайность: из карикатурного персонажа Гит
лер превращается в воплощение некой сверхчеловеческой сатанинской сил
ы, не подвластной объяснению с позиций здравого смысла, не поддающейся н
аучному анализу. Знаменитый германский историк Ф. Майнекке полагал, что
«дело Гитлера следует считать прорывом сатанинского принципа в мирову
ю историю»
Meinecke F. Die deutsche Katastrophe. Wiesbaden, 1947. S. 26.
Другой крупный германский историк Л. Деио видел в Гитлере олицетв
орение «демонии третьей степени» или «сатанинского гения»

Dehio L. Deutschland und die Weltpolitik im 20. Jahrhundert. Muenchen, 1955. S. 30.
.
Книга Буллока противостояла тенденции к демонизации фюрера «третьего
рейха». Подход к нему британского историка трезв и реалистичен, что позв
оляет ему разглядеть прагматические мотивы даже самых экстравагантных
шагов героя книги.
Для Буллока Гитлер интересен, прежде всего, как политик. Во многом это объ
ясняется и тем, что как личность тот весьма убог. Выдающийся германский п
ублицист С. Хаффнер отмечал удивительную «одномерность» личности Гитл
ера, поглощённого одной единственной страстью «к политике при совершен
но бессодержательной жизни», «лишённой всего того, что придаёт теплоту и
достоинство человеческому бытию Ч образования, профессии, любви и друж
бы, брака и отцовства»
Haffner S. Anmerkungen zu Hitler. Muenchen, 1978. S. 8.
.
В Гитлере Буллок видел феномен столь же европейский, как и германский. По
словам британского учёного, нацистский фюрер был симптомом болезни, кот
орая не ограничивалась одной страной, хотя в Германии она сказывалась си
льнее, чем где бы то ни было. Язык Гитлера был немецким, но мысли и эмоции, ко
торые он выражал, имели более универсальное значение. Однако дальше этих
общих суждений британский историк не пошёл. Характер взаимосвязи Гитле
ра с его эпохой в книге Буллока практически не раскрывается.
Благодаря смелому и небезуспешному подходу к решению этой сложнейшей з
адачи третьим и, пожалуй, самым высоким пиком «гитлерианы» стала фундаме
нтальная биография нацистского диктатора, написанная Иоахимом Фестом,
автором, который, подобно К. Хайдену, не был профессиональным историком, и
чья профессиональная принадлежность вообще не поддаётся однозначному
определению из-за широкого диапазона его интересов и деятельности. Хотя
труд И. Феста увидел свет в 1973 году, этот автор привлёк к себе внимание ещё з
а десять лет до того, когда появилась его первая книга «Лицо третьего рей
ха. Профиль тоталитарного режима».
Это был своеобразный групповой портрет, где наряду с конкретными истори
ческими персонажами фигурировали социологические и социально-психоло
гические типы (офицерский корпус, немецкая женщина, интеллигенция). Да и с
ами конкретные личности (Геринг, Геббельс, Гейдрих, Гиммлер, Борман и др.) п
редставали в качестве носителей определённых ролей и функций в тоталит
арной системе власти. Естественно, на первом плане Ч фюрер нацистского
рейха. Какую бы силу ни набирал тот или иной из высших иерархов режима, в к
онечном счёте, воля фюрера всегда оказывалась решающим фактором. «Наци №
2» Герман Геринг едва ли сильно преувеличивал, когда говорил: «Каждый из н
ас имеет так много власти, как пожелает дать ему фюрер. Только находясь ря
дом с фюрером и составляя его свиту фактически обладаешь могуществом и д
ержишь в руках эффективные рычаги управления государством»
Fest J. C. Das Gesicht des Dritten Reiches. Profile einer totalitaeren Herrschaf
t. Muenchen, 1988 (9-е изд.). S. 109.
.
Лейтмотив первой книги Феста звучит в заключительных строках раздела, п
освящённого Гитлеру: «Разумеется, каждая нация сама несёт ответственно
сть за свою историю. Но явление Гитлера, условия его восхождения и его три
умфов коренились в предпосылках, далеко выходящих за рамки собственно н
емецких отношений». И далее автор выдвигает тезис, доказательство котор
ого он развернёт через десятилетие: «Гитлер был результатом долгого и не
ограничивавшегося пределами одной отдельно взятой страны вырождения,
итогом немецкого, равно как и европейского развития и всеобщего фиаско.
Конечно, это суждение не преуменьшает ответственности немецкого народ
а, однако делит её на всех»
Fest J. С Op. cit. S. 99, 100.
.
«Правдивость изображения, его тон в высшей степени импонируют мне. Оно н
ичего не маскирует и ничего не утрирует», Ч так выразил своё отношение к
книге Феста знаменитый философ Карл Ясперс. Его не менее знаменитая учен
ица, автор классического труда «Происхождение тоталитаризма» Ханна Ар
ендт тоже оценила произведение Феста исключительно высоко. Она справед
ливо увидела в нём оригинальный и перспективный подход к интерпретации
всего нацистского этапа германской истории: «Эта книга совершенно необ
ходима для подлинного понимания этого периода». Труд Феста был переведё
н на английский, французский, испанский и польский языки.
Скорее всего, он вызвал бы гораздо больший резонанс, если бы в том же самом
1963 году не появилась книга другого германского автора Ч Эрнста Нольте
Ч «Фашизм в его эпоху», имевшая поистине эпохальное значение с точки зр
ения эволюции мировой историографии фашизма. Об этом свидетельствовал
и и 75 рецензий в периодических изданиях многих стран, и переводы на множес
тво языков, естественно, за исключением русского. Своими последующими тр
удами, среди которых следует особо выделить «Кризис либеральной систем
ы и фашистские движения» (1966 год), Нольте закрепил за собой ведущую роль в и
сследовании фашизма. Его работы всегда содержат мощный методологическ
ий заряд, отличаются оригинальной постановкой исследовательских пробл
ем, вызывают острые дискуссии.
Исходящие от них концептуальные импульсы обогатили и творчество И. Фест
а. В его биографии Гитлера нетрудно уловить влияние разработанной Нольт
е типологической схемы фашизма и нольтевской трактовки кризиса европе
йской либеральной системы как предпосылки генезиса фашизма.
Именно Нольте вернул в научный обиход почти вышедшее на Западе из употре
бления общее понятие «фашизм». Он рискнул покуситься на устоявшуюся вер
сию теории тоталитаризма, практически отождествлявшую его коричневую
и красную разновидности. Во многом благодаря усилиям Нольте в историогр
афии Запада происходит «ренессанс» понятия «фашизм».
В историческую науку Нольте пришёл, получив философское образование во
Фрайбурге, где среди его учителей был и М. Хайдеггер. Не удивительно, что с
вежеиспечённый историк предложил феноменологический подход к фашизму
, в соответствии с которым тот рассматривался как феномен sui generis, то есть явл
ение, имеющее свою собственную природу. Само название книги «Фашизм в ег
о эпоху» даёт понять, что «не тоталитаризм как таковой является главным
предметом, исследования»
Nolte E. Der Faschismus in seiner Epoche. Muenchen, 1963. S. 34.
.
Это отнюдь не означало отказа от теории тоталитаризма, о чём свидетельст
вует введённое германским учёным определение исследуемого феномена: «
Фашизм Ч это антимарксизм, который стремится уничтожить противника бл
агодаря созданию радикально противостоящей и, тем не менее, соседствующ
ей идеологии и применению идентичных, хотя и модифицированных методов»
Nolte E. Op. cit. S. 51.
.
Вычленение фашизма из тоталитарной связки открыло возможности для сра
внительного анализа его вариантов и, в конечном счёте, для его типологии.
В своей монографии Нольте строит своеобразную типологическую шкалу ил
и лестницу из четырех ступеней: низшая Ч авторитаризм, верхняя Ч тотал
итаризм, и две промежуточных. Нижняя ступень или, как говорит Нольте, низш
ий полюс, это ещё не фашизм. Верхнего же, тоталитарного полюса достигают т
олько радикальные формы фашизма. Между двумя полюсами располагаются «р
анний» и «нормальный» фашизм. Все это конкретизируется следующим образ
ом: «Между полюсами авторитаризма и тоталитаризма протягивается дуга о
т режима Пилсудского через политический тоталитаризм фалангистской Ис
пании до всеобъемлющего в тенденции тоталитаризма Муссолини и Гитлера
» Ibidem. S. 49.
. Однако ступени радикального фашизма в полной мере достиг только
германский национал-социализм, тогда как итальянский фашизм застрял на
средней или «нормальной» фашистской позиции.
Несмотря на крайности своей теории и практики нацистская партия «не уда
ляется от обычного фашизма, а лишь обнажает его сокровенные тенденции»
Nolte E. Op. cit. S. 315.
. Черты нацизма являются модификацией и заострением признаков, кот
орые обнаруживались, например, уже у «Аксьон франсэз»
Созданная в последние год
ы XIX века во Франции праворадикальная националистическая организация, к
оторую возглавлял публицист Ш. Моррас (1868-1952). Ей были присущи монархические
и антисемитские воззрения. В 1940-1944 гг. сотрудничала с нацистскими оккупант
ами.
и итальянского фашизма. Судить о фашизме в целом можно только с учё
том нацистского опыта: «после того, как национал-социализму удалось доб
иться господства, в нём самым наглядным образом олицетворялись и радика
лизировались почти все существенные черты фашизма, и все оценки должны в
первую очередь соотноситься с ним»
Nolte E. Die Krise des liberalen Systems und diefaschistischen Bewegungen. Muenchen, 1968. S. 227.
.
Почвой же для возникновения фашизма явилась либеральная система или, ин
ыми словами, европейское буржуазное общество, сформировавшееся после 1815
года, интегрировавшее в себя либеральные и консервативные элементы. Его
характерные черты: плюрализм, парламентаризм, склонность к компромисса
м. Но ему недоставало иммунитета по отношению к разного рода радикализму
. Фашизм возникает вследствие кризиса либеральной системы, но «без вызов
а большевизма нет никакого фашизма»
Nolte E. Op. cit. S. 15.
. Первоначально фашизм как будто бы берет либеральное общество под
защиту от большевистской угрозы, используя при этом «методы я силы, чужд
ые буржуазному мышлению и жизненным традициям»
Ibidem. S. 87.
.
Небезынтересно отметить, что пришедшему в историю из философии Нольте у
далось разработать новую концепцию фашизма, а другому аутсайдеру, Фесту
, взглянуть на фигуру Гитлера с широтой и раскованностью, явно не свойств
енными традиционным историкам-профессионалам. Вместе с тем работы того
и другого органично вписывались в германскую и международную историог
рафию фашизма, поскольку их концептуальное содержание основывалось на
тщательном и глубоком освоении уже накопленного исследовательского и
источникового материала. Были введены в оборот и некоторые новые матери
алы, но главное для Феста Ч «новые постановки вопросов, а не источники»
Die Zeit, 12. X. 1973. S. 26.
.
Иоахим Фест родился в 1926 году и успел ещё принять участие в заключительно
й фазе войны, испытать плен. Учился он во Фрайбурге, Франкфурте-на-Майне, Б
ерлине. Круг его интересов отличался исключительной широтой, он изучал и
сторию, право, социологию, историю искусств, германистику. Отсюда во мног
ом диапазон исследовательского подхода, собственно исторический анали
з, обогащённый социально-психологическим, культурологическим, элемент
ами психоанализа и, что самое главное, в органичной взаимосвязи. В итоге и
з разных красок возникает цельное изображение.
После недолгого пребывания свободным литератором Фест прочно обосновы
вается в системе масс-медиа. Он прошёл через радио, телевидение и с 1973 года,
того самого, когда увидела свет его главная книга, он стал редактором одн
ой из авторитетнейших германских газет «Франкфуртер альгемайне цайтун
г».
Фест удостоился множества премий за разнообразную деятельность в сфер
ах науки и культуры, в том числе имени Томаса Манна (ему принадлежит книга
об отношении братьев Манн к политике), памятной гетевской медали и т. п. В 1981
году Штутгартский университет присвоил ему степень почётного доктора
за исторические труды.
Труд Феста, принёсший ему международную известность, явился элементом м
ощной «гитлеровской волны», нахлынувшей на Запад в середине семидесяты
х, но он не затерялся в ней, более того, множество заурядных поделок создал
и для него выигрышный фон. По подсчётам германских экспертов того времен
и только 100 книг из 40000 становились бестселлерами. И в эту сотню попала книга
Феста о Гитлере. К началу 1974 года в ФРГ было продано полмиллиона экземпляр
ов, во Франции Ч 200 тысяч. Книга была успешно реализована на книжных рынка
х Европы и США
The New York Times Book Review, 1974, April 28, p. 1
; причём нужно учитывать внушительный объём (около 1200 с.) и солидную с
тоимость (38 марок). С тех пор было ещё немало её изданий в самых разных стран
ах, на 15 языках.
Книга, вышедшая из-под пера аутсайдера, нашла благожелательный приём у в
есьма авторитетных профессионалов. Маститый историк широчайшего творч
еского диапазона Т. Шидер ставит Фесту в заслугу развитие и использовани
е таких категорий, которые «позволяют понять личность Гитлера как истор
ический предмет и, что столь же важно, установить корреляцию между ним и е
го эпохой»
Shieder T. Hitler vor der Gericht der Weltgeschichte. In: Frankfurter Allgemeine Zeitung, 27. X. 1973.
. Подобный, «историзирующий» подход ни в коей мере не является попы
ткой реабилитации Гитлера, более того, он ставит главу «третьего рейха»
не только перед судом морали, но и перед судом всемирной истории, пригово
р которого не довольствуется нравственным негодованием, а основываетс
я на суровых фактах выходящей за все моральные границы жизни нацистског
о фюрера.
Труд Феста, по словам Т. Шидера, служит укором цеху профессиональных исто
риков, не сумевших создать нечто сравнимое с произведением аутсайдера. П
равда, успех Феста был бы немыслим без учёта результатов исследований Э.
Нольте, К. Д. Брахера, Г. А. Якобсена, а также М. Брошата, А. Хильгрубера и ряда д
ругих известных специалистов, а кроме того свидетельств таких публицис
тов как Конрад Хайден «с его почти пророческими книгами 30-х годов или Гер
ман Раушнинг с его „Разговорами с Гитлером“
Shieder Th. Op. cit.
. Историк может высказать определённые сомнения, но он должен приз
нать, что в данном случае написана «большая история», Ч так завершает св
ою рецензию Т. Шидер.
Столь же высокую оценку труду Феста дал и К. Д. Брахер, подчеркнув, что напи
санная Фестом биография Гитлера «значительно превосходит все предшест
вующие и по объёму, и по широте трактовки». Автор, по его мнению, избрал еди
нственно адекватный методологический путь к решению сложнейшей задачи
: полный синтез биографического и всемирно-исторического
Bracher K. D. Hitler Ч
die deutsche Revolution. In: Die Zeit, 12. X. 1973.
. Фест со своей книгой прочно вошёл в германскую историческую наук
у, тема его аутсайдерства была снята.
Конечно, произведение Феста навлекло на себя и серьёзную критику, причём
не только со стороны марксистской историографии. Следует отметить, что
достаточно жёстко критиковавшие Феста историки ГДР и СССР не могли не пр
изнать масштабности его книги, её литературных достоинств, мастерства п
сихологического анализа, присущего автору.
Наиболее обстоятельный критический разбор книги был проделан известны
м германским историком из ФРГ Г. Грамлем. Интересно, что при всём различии
методологических предпосылок и тональности замечания Грамля во многом
совпадают с теми, что исходили с марксистской стороны. В частности, он счи
тает, что в книге Феста не отражено «насколько велика степень участия оп
ределённых экономических кругов и таких консервативных групп, как арми
я и церковь, в провале Веймарской республики и тем самым, по меньшей мере к
освенно, в подъёме национал-социализма»
Graml H. Probleme einer Hitler-Biographie. Kritischc Bemerkungen zu Joachim C. Fest. In: Vierteljahreshefte fuer Zeitgeschichte, 1974, H. 1. S. 87-
88.
.
Подобная критика отнюдь не беспочвенна: именно по этой проблематике про
тивостояние между марксистами и их противниками было особенно неприми
римым. Односторонность одних вызывала соответствующую реакцию у други
х. Сакраментальный вопрос о роли монополий был «священной коровой» для м
арксистов-ленинцев и красной тряпкой для их оппонентов.
Упрёки Фесту в недостаточном внимании к социально-экономической пробл
ематике тоже имеют под собой основания. Но если бы дело обстояло иначе, не
появилась бы самобытная работа, а Фест просто не был бы Фестом.
До сих пор, несмотря на обилие произведений биографического жанра, при т
ом, что многие факты жизни и деятельности тоталитарных диктаторов довол
ьно широко известны, остаётся немало белых пятен, фактических и психолог
ических загадок, требующих решения. Поэтому любая биография, скажем, Гит
лера или Сталина оставляет у читателя чувство неудовлетворённости, ощу
щение недосказанности, незавершённости. Отсюда ожидание какого-то ново
го неизвестного факта, который наконец все разъяснит, позволит расстави
ть все на свои места. Неудивительно, что всякий вновь открываемый факт об
ретает сенсационный характер. Спрос порождает предложение: потому так ч
асто подобного рода документальные факты оказываются изделиями любите
лей поживиться на фальшивках. К этому примешиваются порой и нечистоплот
ные политические расчёты.
Объективные предпосылки такого состояния дел объясняются серией реаль
ных причин. Тоталитарная диктатура немыслима без культа вождя. Пьедеста
лом культа всегда служат мифы и легенды. Тем более что подлинное прошлое
диктаторов, часто бесцветное или преступное, не годится для закладки фун
дамента культа.
Вожди должны соответствовать мессианским ожиданиям масс, необходимо н
екое таинство явления. Поэтому новоявленному мессии лучше всего возник
нуть из туманности, сверкнув подобно комете. Не случайно так тщательно о
берегались от постороннего глаза или просто ликвидировались источники
, связанные с происхождением диктаторов, со всем периодом их жизни до «яв
ления народу», физически уничтожались люди, которые слишком многое знал
и. Особенно рьяно такую стратегию «выжженной земли» вокруг себя проводи
л Гитлер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
загрузка...


А-П

П-Я