https://wodolei.ru/catalog/dushevie_poddony/120x80cm/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
Во, и боле ниче-го!
Сначала ей показалось, будто это сон, но она тут же сообразила, что
лежит с открытыми глазами. Тогда она села и спустила ноги с кровати.
Скрипучий голос продолжал петь, старательно выговаривая слова:
Соловей, соловей, пта-шеч-ка,
Канаре-еч-ка
Жалобно поет!
Ничего не понимая, она оглядела комнату и удивилась. Она отлично
помнила, что выключила телевизор, но вот поди ж ты - экран был освещен и
на нем с комической важностью и очень неуклюже отплясывал забавный
рисованный утенок. Он плясал, переставляя голенастые лапки в такт музыке и
помахивая тощими крылышками, и Галя, несмотря на все свое удивление,
рассмеялась. Сунув ноги в туфли, она подбежала к телевизору и ощупала
верньеры. Да, телевизор был выключен. Но она уже не успела подумать об
этом... Сквозь изображение на экране в комнату просунулись огромные руки в
черных перчатках. Галя ахнуть не успела, не то чтобы подумать о чем-то:
руки цепко ухватили ее за плечи и потянули к экрану.
- Помогите! - отчаянно закричала она. - Мама! Портос!
Экран надвинулся вплотную, и она вся сжалась, ожидая, что ударится
головой о стекло, но ничего подобного не случилось, ее протащили сквозь
экран в ледяную тьму, бросили на что-то гладкое и осклизлое, и глухой
свирепый голос произнес:
- Дело сделано.
Послышались тяжелые удаляющиеся шаги, раздался металлический щелчок,
и Галя поняла, что осталась одна.
Все произошло очень стремительно, но у Гали был ясный и рациональный
ум, и она быстро сообразила, что находится в плену, у космических
преступников. Как ей было известно из книг, плен - это самое страшное, что
может случиться с бойцом на войне. В плен попадали в беспомощном или
бессознательном состоянии, в плен сдавались отчаявшиеся и потерявшие веру
в себя. В плену оказывались захваченные врасплох и безоружные. Гале
никогда не приходилось читать, чтобы в плен брали через экран телевизора,
но, в конце концов, сейчас иные времена. Она была уверена в одном: в плену
надо держаться с достоинством и непреклонно.
Она исследовала свою тюрьму. Помещение оказалось странное, похожее на
спичечный коробок - довольно длинное и очень узкое. Стены и пол были из
гладкого материала и покрыты какой-то противной сыростью, до потолка Галя
не доставала. Вскоре ей стало холодно, потом нестерпимо холодно, она
сжалась в комок, кутаясь в свой халатик и стуча зубами, и думала, что вот
скоро подоспеют наши, вздуют преступников и освободят ее. Но, подумав об
этом, она почему-то заплакала. Так в слезах она и заснула прямо на
осклизлом полу, а проснулась оттого, что чьи-то руки бесцеремонно подняли
ее и в два счета крепко связали. Она попробовала было сопротивляться, но
руки были гораздо сильнее, к тому же вокруг по-прежнему была полная
темнота, и ей было страшно.
Вдруг ее подняли и понесли, неожиданно просунули в какую-то круглую
дыру, и она повисла высоко над землей. Она увидела в отдалении горящий
лес, а под собой - знакомую поляну со светлой полоской шоссе, и на шоссе
крошечный, словно игрушечный танк с задранной пушкой. И она поняла, что
было сражение, что наши победили и изгнали космических негодяев, но те,
удирая, захватили ее с собой, и тогда она храбро закричала своим
мушкетерам, чтобы они стреляли, не стеснялись. Но они так и не выстрелили
ни разу, а земля проваливалась все глубже, ледяной ветер жег тело под
халатиком, и, когда над горизонтом всплыло кровавое солнце, она потеряла
сознание.
Очнувшись, Галя обнаружила, что лежит ничком, уткнувшись лицом в
грязный вонючий ковер. Надо подняться сейчас же, подумала она, но полежала
еще немного, прислушиваясь к своим ощущениям. Ощущения были неважные. Все
тело болело, как избитое, в ушах стоял звон, голова была словно ватой
набита. Но с третьей или четвертой попытки ей удалось принять сидячее
положение. Сначала все перед ней расплывалось, как в тумане, однако
постепенно туман рассеялся, и она сфокусировала глаза на белом кубическом
ящике, стоявшем у стены напротив.
- А га! - произнесла Галя вслух. - Это, по-видимому, холодильник.
Очень осторожно, чтобы не закружилась голова, она оглядела помещение.
Это была шестигранная комната с круглыми слепыми окнами в каждой грани, с
потолком, расписанным в красно-зеленую шахматную клетку, с низким овальным
столом посередине, за которым стояло кресло с изрядно обшарпанной обивкой
и с непомерно широкой спинкой. Помещение было озарено мертвенным,
зеленоватым светом. "Очень странная комната, - подумала Галя. - Где же это
я нахожусь и как я сюда попала?" Тут она вспомнила все, а когда вспомнила,
то торопливо поднялась на ноги.
- Очнулась? - произнес за ее спиной глухой свирепый голос. - А я уж
боялся, что ты сдохнешь.
Галя обернулась так стремительно, что чуть не потеряла равновесие.
Повернулась и сейчас же попятилась.
Перед ней стоял огромный, вероятно, вдвое выше ее ростом человек,
весь, от шеи до ступней, затянутый в черное. От шеи... Не от шеи, а от
двух шей, ибо над широченными его плечами торчали две головы. На мгновение
Гале показалось, что у нее двоится в глазах. Она потрясла головой,
зажмурилась и взглянула снова. Точно: голов было две, обе начисто обритые,
ушастые, продолговатые, только правая голова с черной повязкой через
правый глаз курила сигарету и смотрела единственным глазом куда-то в
сторону, а левая холодно и бесстрастно разглядывала Галю.
- Мы не успели познакомиться, - глухим свирепым голосом произнесла
левая голова. - Все не до того было. То ты в обмороке валялась, то мне
пришлось сражаться с твоими соплеменниками... Так вот, я - Двуглавый Юл,
известный вольный пират.
Он стоял, расставив длинные тощие ноги и привычно положив на кобуры
пистолетов, свисающих на бедра, огромные руки в черных перчатках, те самые
руки, которые так ловко выкрали Галю через экран телевизора. Галя смерила
его презрительным взглядом с обеих голов до ног (у нее даже хрустнули
шейные позвонки при этом) и сказала:
- Свинья ты, а не пират. Испугался драться в открытую, спрятался за
слабую девушку... Что же это ты так?
Правая голова выплюнула окурок сигареты прямо на ковер и негромко
рассмеялась.
- Девчонка с гонором, - сипло произнесла она. - Трусит, но не
сдается...
- С чего ты взяла, что я испугался? - возразила левая голова. - Чушь!
Я никогда не пугаюсь. Пусть пугаются другие. Я просто защищал себя и свой
корабль всеми доступными мне средствами. И впредь буду так поступать, имей
в виду...
- Немедленно верни меня на Землю! - выпалила Галя.
Двуглавый Юл протянул к стене длинную руку и нажал неприметную
кнопку. Круглое окно-иллюминатор под кнопкой сделалось прозрачным.
- Гляди сюда, дура, - сказала левая голова.
Галя подошла к иллюминатору и поглядела. Зеленый диск Земли,
затуманенный белесыми пятнами облаков, уменьшаясь на глазах, проваливался
в черную пропасть, усыпанную яркими неподвижными звездами. Палец
Двуглавого снова нажал на кнопку, и иллюминатор опять ослеп.
- Про Землю свою забудь, - внушительно и свирепо произнесла левая
голова. - Земли тебе больше не видать!
- Неправда! - вскричала Галя, борясь со слезами, подступившими к
горлу. - Неправда! Неправда! Меня будут искать и найдут! А тебя повесят за
обе твои шеи!
Правая голова сипло расхохоталась, но на этот раз не произнесла ни
слова. Видимо, она была не такая разговорчивая, как левая.
- Земли тебе больше не видать, - повторила левая голова. - Не стану
же я из-за тебя снова тащиться в такую даль... Но ты не горюй. Ты увидишь
такие миры, что забудешь про свою жалкую планетку. Я решил оставить тебя
при себе, будешь меня развлекать. Я буду тебя баловать, мы будем играть. К
примеру, я привяжу на веревку крупный брильянт, а ты будешь гоняться за
ним. Будет очень весело...
- Глупости! - возмущенно крикнула Галя. - Немедленно верни меня
домой, слышишь?
- Не бунтуй, соплячка! - строго сказала левая голова. - А то я тебя
выпорю!
Воцарилось молчание, и вдруг где-то под потолком прозвучал высокий
резкий голос:
- Внимание, Двуглавый! Сеанс связи с Великим! Великий Спрут вызывает
Двуглавого Юла!
- Начинается... - проговорил раздраженно Двуглавый и, оттолкнув Галю,
направился к креслу. - Давай! - гаркнул он.
Послышался скрип, шорох, тонкий вибрирующий свист, затем под потолком
проскрежетало.
- Великий слушает тебя. Докладывай, Двуглавый!
- Докладываю, - глухим свирепым голосом заговорил Двуглавый Юл,
усаживаясь в кресло. - Два часа назад был атакован туземцами, стартовал и
лег на обратный курс. В настоящий момент имею в трюме пятнадцать
заполненных контейнеров. Взято около восьми тысяч квадратных километров с
хорошим содержанием кислорода, воды, хлорофилла и крови. Число
кондиционных голов определяю в тысячу.
- Тысяча - это хорошо, - гулко произнес низкий жирный голос, и Гале
показалось, что она слышит плеск какой-то жидкости. - Это неплохой улов,
Двуглавый. А сколько осталось пустых контейнеров?
- Десять, Великий.
- Тогда почему ты поторопился стартовать?
Двуглавый помолчал. Физиономия его правой головы страшно скривилась.
- Может быть, ты испугался? - осведомился жирный голос.
- Га-га-га! - рассыпался кто-то скрежещущим смехом. - Двуглавый
испугался! Ты славно пошутил, Великий! Ты сегодня в ударе! Га-га-га!..
- Наш девиз в этом рейсе - налететь, схватить и исчезнуть без следа,
- сурово произнес Двуглавый Юл. - Никто не должен знать в этом секторе
Галактики, откуда и кто мы. Это твой собственный приказ. Великий.
Оставаться и продолжать сражение было бесполезно...
- Почему?
- Туземцам удалось выследить в поле и разрушить контрактор. Но если
ты прикажешь, я вернусь, вступлю в бой и испепелю эту наглую планету...
- Не требуется ни вступать в бой, ни испепелять, - прервал его жирный
голос. - Стоимость контрактора будет удержана из твоего гонорара.
Продолжай идти обратным курсом. Ты уверен, что за тобой нет погони?
- Пока нет.
- Если заметишь погоню, атакуй и уничтожь атомными торпедами.
Следующий сеанс по расписанию "экстра". Будь здоров, Двуглавый.
- Будь здоров. Великий...
Снова послышался вибрирующий свист, и все стихло.
- Как тебе это нравится? - обратилась левая голова к Гале. -
Стоимость контрактора будет удержана из моего гонорара... До чего жадный
старикашка!
- Зачем ты прилетел к нам? - спросила Галя. - Что тебе у нас было
надо? Зачем тебе наши сады?
- Сады? - удивился Двуглавый. - Мне? На что мне нужны ваши сады? Я
прилетал за головами, понятно? А сады нужны этим головам, иначе они не
смогут работать. Сады, реки, воздух... Хлорофилл, вода, кислород... Тьфу,
даже вспомнить противно!..
- Головы... - Галя в ужасе смотрела на него. - А зачем тебе наши
головы?
- Это не мне... В общем, это долгая история и не твоего ума дело. Ты
глупа, не поймешь. Кроме того, это тайна. Секрет. Так что давай лучше...
Пронзительный вой сирены оборвал его на полуслове, и помещение
озарилось вспышками багрового света. Двуглавый с досадой взглянул на
потолок и нехотя поднялся.
- Ну вот, - проговорил он, морща обе физиономии, - боевая тревога.
Погоня, наверное... - Он зевнул в две зубастые пасти и потянулся, хрустя
суставами. - Вечно одно и то же... Надоело... Я пойду в боевую рубку, а ты
сиди здесь, поняла? Если захочешь питаться, пошарь в холодильнике...
Ладно, я пошел.
Он пинком открыл в ближайшей стене низенькую дверцу под
иллюминатором, пролез в нее, согнувшись в три погибели, и исчез. Галя,
пошатываясь, обошла вокруг стола и рухнула в кресло. Ноги больше не
держали ее.

7
Галя проснулась от глухого свирепого рева. Двуглавый стоял посередине
кают-компании и утирал громадным серым носовым платком обе потные
физиономии сразу.
- Вот! - объявил он, пряча платок куда-то за спину. - Сразились,
называется. Повис, видишь ли, у нас на хвосте какой-то наглец и не
отстает. Я всадил в него последние пять торпед, и что ты думаешь? Все до
единой он расстрелял на лету из лазерной пушки, да как ловко! Нет, чует
мое сердце, будет у нас с ним история, не обрадуется Великий... Ну-ка,
пошла с моего кресла, девчонка! - заорал он.
Галя слезла с кресла и прислонилась к стене. Двуглавый сел на ее
место, положил ноги на стол и гаркнул:
- Ку!
Дверца холодильника распахнулась, и оттуда выскочила мохнатая
обезьяна, окутанная облаками пара.
- Здесь, Двуглавый! - просвистела она астматическим шепотом.
Галя не удивилась и не испугалась. Она устала удивляться и пугаться.
- Рекомендую, - произнесла левая голова Двуглавого Юла. - Мой
квартирмейстер. Особыми талантами не блещет, трусоват шулер да к тому же
вынужден большей частью жить в холодильнике из страха протухнуть. Но в
высшей степени услужлив. Так, Ку?
Обезьяна хихикнула и закрыла черными ладонями сначала глаза, потом
рот, потом уши на манер трех восточных обезьянок.
- Ну-ну! - нахмурилась левая голова. - Нахватался, понимаешь, на
Земле... Вот уж планетка... Взболтай мне хорошую порцию ртутного
коктейля... и дай девчонке чего-нибудь поесть и выпить. Земного дай, не
спутай, скотина!
Ку нырнул обратно в холодильник, извлек из него кольцо промерзшей
насквозь колбасы, буханку промерзшего насквозь хлеба и бутылку молочного
льда. Поставив все это на стол, он снова нырнул в холодильник и завозился
там, чем-то булькая, что-то переливая, над чем-то хихикая.
- Ешь, - великодушно сказал Двуглавый, указывая на заледенелые
деликатесы. - Приступай, не стесняйся. У меня этого добра предостаточно!
Галя приблизилась к столу и осторожно постучала по колбасе ногтем.
Колбаса нежно зазвенела.
- Я пока не голодна, - мужественно сказала Галя, проглотив слюну. -
Пусть это пока полежит. Я потом...
- Как хочешь, - великодушно согласился Двуглавый. - Я-то, признаться,
уже подзаправился в боевой рубке... два кило колчедана потребил. У меня во
время сражений всегда аппетит разыгрывается... Ку! - заорал он.
- Здесь, Двуглавый! - поспешно отозвалась обезьяна. - Все готово,
Двуглавый.
Она выскочила из холодильника, с натугой неся перед собой в вытянутых
лапах глубокую металлическую кювету, наполненную тяжелой блестящей
жидкостью.
- Люблю колчедан! - продолжал Двуглавый, принимая кювету одной рукой.
- Если колчедан хорошенько измельчить да пропустить через него пары
йода... - Он отхлебнул из кюветы сначала левой, затем правой пастью и
закатил все три глаза. - М-м-м... Неплохо. Чуть бы побольше хлорной
извести...
От кюветы несло такой страшенной химией, что у Гали выступили слезы
на глазах. Она поспешно отступила к стене.
- Внимание, Двуглавый! - раздался под потолком высокий резкий голос.
- Удалось записать отрывок радиобеседы преследующего корабля с неким
флагманом. Желаешь прослушать?
- Ну-ка, ну-ка! - оживился Двуглавый. Он поставил кювету на стол и
спустил со стола ноги. - Давай!
Послышался шорох, неясное бормотание, а затем голос, от которого
сердце Гали так и запрыгало в груди, деловито произнес:
- Флагман, докладывает "Стерегущий"! Внимание, флагман, докладывает
"Стерегущий"!
- Флагман слушает, - отозвался кто-то незнакомый. - Докладывайте,
"Стерегущий"! Флагман слушает...
- Докладываю. Семьдесят три минуты назад я был обнаружен и атакован
атомными торпедами. Атака успешно отбита. В остальном обстановка без
изменений. Пребываю в постоянной готовности следовать за целью в
подпространство. Прошу дать вашу обстановку...
- Внимание, "Стерегущий", флагман дает обстановку. Третья эскадра
следует по вашему пеленгу с постоянным ускорением тридцать метров в
секунду за секунду. В настоящий момент скорость около пяти тысяч
километров в секунду. Расстояние до вас около двадцати тысяч километров.
Внимание, "Стерегущий"! Информация с Земли. Только что следом за нами
стартовала восьмая космическая эскадра. Получен общий приказ: обнаружить
гнездо космических пиратов...
Голос оборвался. Осталось только шипение и потрескивание. Двуглавый
подождал немного и спросил:
- Ну?
- Все, - ответил высокий резкий голос.
- А дальше?
- Все. Больше ничего перехватить не удалось.
- Вот тебе и на, - разочарованно проговорил Двуглавый. - На самом
интересном месте...
А Галя почти ничего не слышала. Голос Атоса все еще звучал в ее ушах.
Атос гонится за двухголовым пиратом, Атос отбивает торпедные атаки, Атос
спешит на выручку! Она чуть не плясала от восторга и даже тихонько
закричала:
- Ко мне, мои мушкетеры!
- Ты чего это? - подозрительно осведомилась левая голова, но, к
счастью, невидимый радист, все еще шипевший и трещавший где-то под
потолком, принял этот вопрос на свой счет.
- Через минуту связь по расписанию "экстра", Двуглавый, - почтительно
отозвался он.
Двуглавый безнадежно махнул рукой.
- Давай "экстру", - проворчала левая голова. - Семь бед - один ответ.
Ох и взовьется старик!
- А кто он такой? - спросила Галя. Она вернулась к столу и,
отворачивая лицо от кюветы с ртутным коктейлем, попробовала пальцем
колбасу. Колбаса была как каменная.
- Кто? - не понял Двуглавый.
- Этот... старик. Ну, Великий...
Раздался вибрирующий свист, и скрежещущий голос позвал:
- Двуглавый!
- Здесь, - неохотно сказала левая голова.
- Великий слушает тебя. Докладывай.
- Докладываю, - глухим свирепым голосом произнес Двуглавый. - За мной
погоня. Космический корабль неизвестного типа. Атаковал его атомными
торпедами - безрезультатно. Неотступно держится в двухстах километрах у
меня за кормой. Прошу разрешения взять его на абордаж.
- Ни в коем случае! - загромыхал жирный голос загадочного Великого. -
Никаких абордажей! В ближнем бою вы мне там погубите весь товар, а я уже
получил под него аванс... Почему ты не уходишь в подпространство.
Двуглавый? Почему медлишь?
- Рано. Скорость еще слишком мала. Но это еще не все, Великий. По
данным радиоперехвата, за преследующим кораблем идут две эскадры. Похоже,
мы все-таки разворошили осиное гнездо...
- Но это же ужасно! - плаксиво взвыл неведомый Великий. - Это же
просто страшно! Будь осторожен, Двуглавый! Будь предельно осторожен,
заклинаю тебя кровавой Протуберой и синей Некридой! Это будет катастрофа,
если ты наведешь их на нашу базу! Постарайся обмануть их, Двуглавый, а уж
убытки по контрактору я, так и быть, возьму на себя... Обведи их вокруг
пальца! Натяни им нос, будь они прокляты со своей водой, кислородом,
хлорофиллом и красной кровью!.. Ах, как ты меня огорчил, Двуглавый!
- Я тебя предупреждал...
- Ну и что же, что предупреждал, плачу-то ведь я!
Великий нудно сетовал, жаловался, грозил, сулил, увещевал, а
Двуглавый, прихлебывая из кюветы, огрызался, оправдывался, обещал,
хвастался, а Галя, решив, что сейчас самая пора подкрепить истощенные
силы, обгрызала оттаявшие участки колбасного кольца, обсасывала
размягчившиеся углы хлебной буханки и облизывала кусочки молочного льда. И
это продолжалось довольно долго, но наконец Великий и Двуглавый пожелали
друг другу здоровья, и сеанс по расписанию "экстра" закончился. Двуглавый
допил свой коктейль, швырнул пустую кювету в обезьяну Ку и мрачно
уставился в потолок.
- Жирный трус... - бормотал он угрюмо. - Платит он, видите ли...
Аванс, видите ли, получил... Катастрофа, видите ли, будет! А мне какое
дело? Да пропадите вы все со своими авансами и со своими базами вместе!
Головы Двуглавого Юла дороже всех ваших баз и всех ваших авансов!.. Не
родился еще в обозримой Вселенной такой носитель разума, ради которого
Двуглавый Юл полез бы из своей драгоценной кожи...
Галя, выполняя свою программу подкрепления сил, старательно грызла,
обсасывала и облизывала заледеневший провиант, обезьяна Ку сидела в углу и
чесалась под мышками (ковер под нею потемнел от растаявшей влаги), а
Двуглавый все бормотал и ругался и заверял всех, кого это может
интересовать, что величайшей драгоценностью в обозримой Вселенной является
именно он. Двуглавый Юл, а не какие-то там авансы и тем более базы. Потом
левая голова его взглянула на Галю, и обе физиономии прояснились.
- А не развлечься ли нам? - провозгласил пират.
Галя встревожилась, но не подала вида. Между тем Двуглавый извлек
откуда-то веревку и привязал к ней великолепный брильянт чистейшей воды.
"Ну, уж это дудки", - подумала Галя.
- Ты поспала, девчонка? - осведомилась левая голова.
- Поспала, - с вызовом ответила Галя.
- Поела?
- Поела.
- Попила?
- Попила.
- Тогда давай играть.
Двуглавый бросил брильянт на пол и дернул за веревку. Брильянт,
сверкая и отбрасывая на стены зеленоватые блики, покатился по грязному
ковру.
- Ну? - нетерпеливо сказала левая голова.
Галя отрицательно покачала головой.
- Не умеешь? - разочарованно проговорила левая голова. - Эй, Ку, а
ну, покажи ей, как надо!
Ку тигром бросился на брильянт. Двуглавый не успел дернуть за веревку
- Ку схватил добычу и на четвереньках выскочил из комнаты.
- Ку! - взревел Двуглавый в две глотки. - Стой, прохвост! А ну,
вернись! Назад, кому говорят?
Ку неохотно вернулся.
- Подойди ко мне!
Ку очень неохотно подошел.
- Давай сюда камень! - загремела левая голова.
Ку помотал головой и показал пустые руки и ноги. Тогда Двуглавый
поймал его за шерстистый загривок и по локоть засунул руку ему в пасть. Ку
затрясся, глаза его вылезли из орбит, а Двуглавый с торжеством вытянул
руку и разжал кулак. На ладони его сверкал брильянт и лежали несколько
золотых монет.
- Ворюга! - сказал Двуглавый и дал обезьяне оглушительную затрещину.
Ку, тихонько прискуливая, убрался к себе в холодильник. Двуглавый
обернулся к Гале:
- Поняла, как надо играть?
- Сам играй в такие игры! - вне себя от злости крикнула Галя. - Дурак
двухголовый!
Двуглавый вскочил.
- В карцер! - заорал он, топая ногами. - В карцер, негодная девчонка!

8
Галя сидела в темном карцере, погруженная в самое мрачное уныние. Ей
очень хотелось плакать от обиды и злости, и очень болело ухо, за которое
ее тащил сюда в пьяном раже разъяренный Двуглавый. В довершение всего ее
удручала и утомляла необходимость сидеть совершенно неподвижно. Дело в
том, что карцер у пиратов представлял собой длинную горизонтальную трубу с
гладкими стенками, закрытую с одной стороны тяжелой крышкой люка, а с
другой - ребристым металлическим щитом. Эта труба при малейшем движении
начинала раскачиваться, и Гале приходилось тогда изо всех сил упираться
руками и ногами, чтобы не стукнуться затылком или не расквасить нос.
Итак, Галя сидела в темноте, стараясь не двигаться, и то лелеяла
разнообразные планы мести, один другого ужаснее, то мысленно упрекала
своих далеких друзей в нерасторопности и нерешительности, когда ей вдруг
почудилось где-то совсем неподалеку жалобное стенание. Она прислушалась...
Да, сомнений не было: кто-то не то вздыхал, не то стонал, и звуки эти
доносились из-за ребристого щита, закрывавшего дальний конец трубы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я