Каталог огромен, советую знакомым 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
Флагман Макомбер вздохнул и дважды шлепнул его ладонью по мокрым от
слез щекам. Мээс затих.
- Тарантулы, - проворчала левая голова Двуглавого Юла. - Тарантулы,
братцы, - это плохо. Они в плен не берут.
- В плен никто не собирается, - холодно произнес прославленный
космолетчик и строго поглядел на Мээса: - Должен быть либо вы спасетесь
вместе с нами, либо вместе с нами погибнете.
- Да-да, - проскрипел Мээс, всхлипывая. - Сейчас. Я только соберусь с
мыслями...
Дело оборачивалось скверно. Разумеется, Мээс был совершенно прав: они
попались в ловушку. Вперед идти нельзя: оттуда уже спешат к участку
кантины поднятые по тревоге и вооруженные до зубов тарантулы, вояки
многоопытные и беспощадные, на стороне которых во встречном бою будут все
преимущества, поскольку эти коридоры они знают как свои пять пальцев, или
шесть щупальцев, или сколько там у них чего есть. Назад идти бессмысленно:
даже если удастся пробиться через толпу пьяных головорезов, засевших в
кантине, и вернуться на борт "Черной Пирайи", стратеги Великого Спрута
успеют связать причины со следствиями и бригантину располосуют лазерными
пушками при первой же попытке оторваться от космодрома. Ждать на месте...
Но чего, собственно?
- Кстати, а где Ятуркенженсирхив? - спросил флагман Макомбер.
- По-моему, у вас за пазухой, - отозвался Арамис.
Прославленный космолетчик сунул руку за пазуху и нащупал в боковом
кармане пушистое теплое тельце с бешено стучащим сердцем.
- Да, верно, - сказал он.
Из темноты, в которую была теперь погружена кантина, послышались
шорохи, скрип хитиновых панцирей, дробный перестук когтей, и десяток
глоток разом взревели:
- Вперед, ребята! Хватай их! Бей!..
Флагман Макомбер поспешно схватился за бластер, но Атос уже сорвал с
пояса очередную бомбочку и, широко размахнувшись, швырнул ее навстречу
атакующим. Послышался звонкий хлопок, рев сменился сдавленными воплями и
скрежетанием челюстей, и все снова стихло.
- Хорошо еще, что они почти не вооружены, - раздумчиво произнес
Арамис. - Видимо, посещать кантину с оружием запрещено, чтобы с пьяных
глаз не перестреляли друг друга... А кстати, что это у вас в портфеле,
флагман Макомбер?
- В портфеле? - Флагман Макомбер взглянул на свой портфель из кожи
венерианского бегемота, словно увидел его впервые. - А, в портфеле... Так,
ничего особенного. Это на самый крайний случай.
- На самый крайний случай, - веско произнесла левая голова Двуглавого
Юла, - надлежит иметь в запасе флягу ртути или, если ртуть не по карману,
уксусной эссенции...
И вот тогда Мээс звонко хлопнул себя хоботом по лбу.
- Винные погреба! - взвизгнул он. - Клянусь кроваво-красной
Протуберой и мертвенно-синей Некридой, как это я сразу не подумал об этом?
Мы спасены! То есть не то чтобы окончательно спасены, но имеем все
возможности значительно отсрочить неминуемую гибель... Ищите двери с
пиковыми тузами! Не с бубновыми тузами, не с червовыми тузами и уж,
конечно, не приведи бог, не с трефовыми тузами, а именно с пиковыми!
Любого цвета!..
Он пришел в ужасное возбуждение, речь его сделалась совсем невнятной,
и флагману Макомберу пришлось снова пошлепать его по щекам, чтобы привести
в чувство. И тогда выяснилось одно интересное обстоятельство.
Под седьмым ярусом располагались гигантские винные погреба Великого
Спрута. В них хранились цистерны редчайших изотопов ртути, бочки
нашатырного спирта двадцатитысячелетней выдержки, баки сногсшибательных
смесей фтороводородной, азотной и серной кислот, а также бесчисленные
бутылки сжиженного хлора, игристого метилового спирта и полугорького
пропана. Специальный вход в погреба был из соображений дисциплины наглухо
заделан, но - и это было известно только самому Великому Спруту, его
личному кравчему и опять-таки Мээсу - в них можно было без труда
проникнуть через любые апартаменты седьмого яруса, двери которых отмечены
изображением пикового туза. К счастью, дверь в палаты чудо-доктора
Итай-итай тоже отмечена изображением пикового туза.
- Это же сколько мы таких дверей прошли! - с упреком сказал Двуглавый
Юл. - Чего же ты раньше-то не сообразил, голова садовая!
- Приготовиться к выступлению! - скомандовал флагман Макомбер. -
Атос, прошу вас обеспечить арьергардное прикрытие. Бомбочек не жалейте,
Арамис... Где Арамис?
Оказалось, что Арамис не стал дожидаться объяснений и сразу
отправился искать двери с пиковыми тузами, едва лишь Мээс заикнулся об
этом. Теперь он стоял в сотне шагов впереди и призывно махал рукой.
Флагман Макомбер втолкнул Мээса на летающую платформу, помог взобраться
Двуглавому Юлу и сам встал к рулю. Платформа тронулась. Атос швырнул в
темноту еще одну бомбочку и побежал следом.
- Скажите, Мээс, - произнес прославленный космолетчик, - есть ли
какой-нибудь специальный смысл в таком обозначении дверей? Кто за ними
содержится?
- Главным образом пленники, с которыми экспериментирует Искусник
Крэг, - объяснил Мээс. - Им пьянство противопоказано, дабы не нарушалась
чистота эксперимента... Ну и, конечно, пленники-алкоголики. Вы не
поверите, но за дверью с синим пиковым тузом вот уже десятый год живет
одно разумное дерево. Так оно умудрилось продраться корнями сквозь
хромоникелевый пол и стальную крышку бочки с нашатырным спиртом... Правда,
Искусник Крэг не разрешал ему ни капли воды...
- Охотно верю, - сухо сказал флагман Макомбер.
Дверь, у которой стоял Арамис, была квадратная, матово-черная, с
большим пиковым тузом зеленого цвета в центре, Флагман Макомбер остановил
летающую платформу у стены напротив и спросил Мээса:
- Подойдет?
- Подойдет, - ответил Мээс.
- Кто там за нею?
Мээс наморщил белый лоб, подумал, потом почесал хоботом за ухом.
- Не припоминаю, - признался он.
- Как ее открыть?
Мээс развел руки и встопорщил кожистые крылья.
- Ключи от всех дверей у Конопатой Сколопендры, - сказал он.
- Гм, - произнес прославленный космолетчик. - Впрочем, все равно
дверь слишком узка, платформе здесь не пройти. Придется ломать стену. - Он
подошел к двери и постучал. - Эй! - гаркнул он командирским голосом.
- Кто там? - испуганно проблеяли за дверью.
- Флагман Макомбер, планета Земля.
- Очень приятно. Профессор Ай Хохо, планета Мокса. Чем могу быть
полезен, флагман Макомбер?
- Прошу вас удалиться от дверей как можно дальше, профессор. Я ломаю
стену.
- Сию минуту, флагман Макомбер, - проблеял голос за дверью.
В наступившей тишине послышался отдаленный металлический скрип и
лязг.
- Тарантулы... - обморочным голосом пролепетал Мээс.
- Да, надо торопиться, - произнес прославленный космолетчик и
скомандовал: - Всем отойти к противоположной стене, лечь на пол ничком и
прикрыть головы руками!
Когда приказание было выполнено - последним лег Атос, предварительно
швырнув еще две бомбочки, - флагман Макомбер вскочил на платформу, положил
портфель на спектролитовую капсулу Портоса и уперся спиной в стену.
Точными размеренными движениями он перевел спусковой механизм бластера на
автоматическую стрельбу и, сжав рукоять обеими руками, поднял ствол до
уровня глаз.
Бластер разразился тремя оглушительными очередями, и, когда утих
огненный ураган, прекратился град раскаленных осколков и замерло звенящее
и ревущее эхо, все подняли головы и увидели: матово-черной двери с зеленым
пиковым тузом больше нет, а на ее месте зияет великолепный прямоугольный
пролом, не уступающий по ширине воротам в кантину.
- Ювелирная работа! - вырвалось у Атоса.
- Да, удачно получилось, - скромно согласился прославленный
космолетчик.
Он стоял на летающей платформе и перезаряжал бластер. Лицо и руки его
были черны от копоти и ожогов, волосы дымились, куртка на груди была
прожжена, и из дыры торчал слегка подпаленный и трясущийся хвостик
Ятуркенженсирхива.
- Подумаешь, - проворчала левая голова Двуглавого Юла. - А вот я,
например, на второй луне Кассандры расписался лазером на вертикальной
скале...
- Целился-то я, - слабым голосом возразила правая голова.
- Как это так - ты? - изумилась левая голова. - Ты же...
- Отставить воспоминания! - скомандовал флагман Макомбер. - Мээс,
покажите вход в погреба! Арамис, будьте любезны снова встать к рулю. Атос,
если вас не затруднит, займите свое место в арьергарде! Марш!
Они пересекли коридор и вступили в пролом. И вовремя. Едва Атос,
швырнув по бомбочке в сторону кантины и в сторону приближающихся
тарантулов, прыгнул через пышущий жаром порог, как целая река пламени
залила то место, где они только что стояли.
Когда Атос, прикрываясь от жара, снова выглянул в коридор, справа
сквозь густой черный дым неслись стоны и вопли обожженных охранников, а
слева надвигалась похожая на термитник коническая башня из железных
опилок, облепленная мохнатыми шевелящимися телами. В смотровое отверстие
глядела, поводя сизыми бельмами, уродливая башка - страшные серповидные
челюсти, покрытые комьями засохшего яда, жадно смыкались и размыкались, -
видно, сама Конопатая Сколопендра вела своих тарантулов на бой с
неведомыми пришельцами, дерзко вторгшимися в святая святых Великого
Спрута.

5
- Ах-ах! Ну кто бы мог подумать? - воскликнул профессор Ай Хохо с
планеты Мокса, когда мокрый от страха Мээс ворвался в его спальню, ткнул
хоботом в неприметную кнопку, и целая секция пола с лязгом вдвинулась в
стену, открывая зияющий колодец.
Профессор Ай Хохо оказался пожилой лошадью с нечесаной гривой и
свалявшимся в войлок хвостом. Он словоохотливо объяснил флагману
Макомберу, как пираты выкрали его пятнадцать лет назад через вытяжной шкаф
его собственной лаборатории чуть ли не на глазах его сотрудников. Он
понятия не имеет, куда попал и зачем здесь находится. Когда его доставили
сюда, он имел продолжительную и довольно мучительную беседу с каким-то
громадным двенадцатиглазым пауком, требовавшим от него согласия на
разработку совершенно бредовой затеи. Насколько он помнит, смысл этой
затеи сводился к теоретическому обоснованию цепных ядерных реакций в
планетарных масштабах. Когда он отказался, его слегка побили и оставили в
покое. Его даже снабжают бумагой и карандашами, хотя все записи и расчеты,
которые он здесь производит от нечего делать, регулярно изымаются. Кормят
здесь отвратительно, вода явно синтетическая. Он дважды пытался бежать, но
его ловили и каждый раз пребольно кусали за круп...
Про свой многострадальный круп профессор Ай Хохо досказывал уже в
мрачных недрах винных погребов Великого Спрута. Принимая во внимание
обстоятельства, его слушали даже довольно внимательно и с явным
сочувствием...
Между тем Мээс, ковыляя на голых трехпалых лапах, торопливо вел их по
неширокому, слабо освещенному проходу между рядами громадных бочек и баков
из серого свинца. Погреба Великого Спрута были вырублены прямо в природном
базальте Планеты Негодяев; во всяком случае, пол был базальтовый и весь в
безобразных шершавых пятнах от пролитых здесь за многие столетия
крепчайших напитков. Через каждые пятьдесят метров в низком сводчатом
потолке тускло светились прямоугольные металлические щиты - крышки люков,
ведущих в апартаменты седьмого яруса. На крышках были намалеваны такие же
разноцветные тузы, какие красовались на дверях в коридоре. У одного из
баков был неплотно завернут кран, и земляне долго задерживали дыхание и
зажимали носы, а Двуглавый Юл, сидевший на летающей платформе позади
капсулы с Портосом, поднял обе головы, облизнулся и сказал тихонько:
- Эх, мне бы сейчас здоровье...
С той минуты, когда Атос последним спрыгнул в погреб и пол в спальне
профессора Ай Хохо встал на место, прошло уже не менее получаса, а погони
все еще не было. Видимо, ворвавшись в апартаменты под знаком зеленого
пикового туза и обнаружив, что противник загадочным образом исчез,
Конопатая Сколопендра отправилась за инструкциями к Великому Спруту. Так
или иначе, выигрыш времени был налицо. Профессор Ай Хохо продолжал что-то
нести об одном удивительном свойстве электронных оболочек, открытом им на
кончике пера, но флагман Макомбер перестал его слушать и потянул Мээса за
кожистое крыло.
- Далеко еще? - осведомился он.
Почти в то же самое мгновение Мээс остановился, задрал хобот и
просипел:
- Здесь.
Все взглянули на потолок. Металлический щит у них над головами был
украшен изображением пикового туза оранжевого цвета.
- Здесь, - повторил Мээс и вытер со лба пот. - Палаты чудо-доктора
Итай-итай находятся здесь.
- Пошли! - взревел в две глотки Двуглавый Юл и соскочил с платформы.
Флагман Макомбер поднял руку.
- Спокойствие, - произнес он. - Скажите, Мээс, вы можете открыть этот
люк?
- Могу, - мрачно проскрипел бывший верный клеврет и исполнитель самых
тонких поручений. - Механизм люка приводится в действие нажатием кнопки,
расположенной на потолке за правым краем люка.
- Ну да, у вас же есть крылья, - догадался прославленный космолетчик.
- В таком случае...
- Простите, - встревоженно проблеял вдруг профессор Ай Хохо, - не
могу ли я все-таки узнать, флагман Макомбер, о чем здесь идет речь? Мне
только что пришло в голову, что я решительно ничего не понимаю в
происходящем. Вы взломали стену в моих апартаментах, увлекли меня в этот
дурно пахнущий подвал, теперь вы собираетесь проникнуть еще к кому-то явно
без его ведома. Согласитесь, это выглядит в высшей степени
предосудительно, а мне решительно не хотелось бы оказаться причастным к
каким бы то ни было противозаконным...
- Дайте я укушу его за круп! - прорычала левая голова Двуглавого Юла,
и профессор Ай Хохо замолчал и опасливо отскочил в сторону.
- Прекратите, Двуглавый Юл! - строго сказал флагман Макомбер. -
Учитесь вести себя прилично. Видите ли, профессор, - вежливо обратился он
к старой лошади, - объяснения заняли бы много времени, а мы очень спешим.
Потом вы, конечно, все узнаете, а пока прошу вас во всем положиться на
меня и повиноваться мне беспрекословно. Могу вас, впрочем, заверить, что
все наши действия продиктованы самыми благородными побуждениями. Вы имеете
дело с жителями Земли, профессор.
- В таком случае, - торжественно сказал профессор Ай Хохо, - я
удовлетворен и полностью полагаюсь на вас, флагман Макомбер.
Прославленный космолетчик поклонился.
- Благодарю вас, - произнес он. - А теперь - внимание... Двуглавый
Юл, вернитесь на платформу. Вас поднимут. Дорогой Арамис, прошу вас
приготовиться к подъему, но острогу вашу держите под рукой. Атос, вы меня
очень обяжете, если будете по-прежнему прикрывать нас с тыла. Мээс, если
вас не затруднит, будьте любезны взлететь и открыть люк. И все время
помните, что вы под прицелом.
- Ох, скорее бы все это уже кончилось!.. - проскрипел Мээс, расправил
свои огромные крылья и тяжело взлетел под потолок. Флагман Макомбер,
приподняв ствол бластера, пристально следил за каждым его движением. Сопя
и ругаясь вполголоса, Мээс пополз вдоль правого края люка, ощупывая
бетонный свод. Что-то сухо щелкнуло, и металлический щит пополз в сторону,
открывая ярко освещенный прямоугольник.
- Готово, - скрипнул Мээс.
- Благодарю вас, - сказал флагман Макомбер. - Отодвиньтесь в
сторонку... Вот так. Арамис, прошу вас...
Мягко взвыл двигатель, летающая платформа медленно поднялась, на
секунду заслонила, сияющий белым светом люк и исчезла из виду. Через
секунду над краем люка поднялось лицо Арамиса.
- Все в порядке, - негромко сказал он. - В этом помещении никого нет.
- Очень удачно, - произнес флагман Макомбер. - А теперь, Мээс, я
хотел бы узнать у вас вот что. Есть ли крылья у Великого Спрута и его
личного кравчего?
- Нет у них крыльев, - угрюмо признался Мээс.
- В таком случае соблаговолите рассказать нам с Атосом, каким образом
эти носители разума здесь без них обходятся.
Мээс заверещал плаксивым голосом, что ни кравчему, ни тем более
самому Великому Спруту никогда не бывает надобности лично спускаться в
винные погреба, а уж если такая надобность и возникла бы, то на этот
случай в винные погреба имеется другой ход, вполне пригодный для бескрылых
существ.
Пока мерзкий старикашка лгал и изворачивался, зацепившись ногами за
край люка и повиснув вниз головой, флагман Макомбер демонстративно глядел
на часы, Атос поигрывал двумя оставшимися бомбочками, катая их с ладони на
ладонь, а профессор Ай Хохо нетерпеливо рыл базальт передними копытами и
шумно отдувался. Наконец флагман Макомбер прервал Мээса на полуслове.
- Ваше время истекло, - не допускающим возражений голосом произнес
он. - Прошу вас опуститься вниз, Мээс.
И Мээс покорно замолчал. И Мээс спустился и, повернувшись к
прославленному космолетчику спиной, принял позу игрока в чехарду. И по
знаку флагмана Макомбера профессор Ай Хохо, смущенно хихикая и испуганно
взблеивая, взгромоздился Мээсу на спину и обхватил его слоновью шею
передними ногами. И Мээс с протяжными стонами вознес эту тяжкую ношу через
люк, а затем последовательно вернулся за флагманом Макомбером и Атосом. И
Атос готов был поклясться, что, когда металлический щит с лязгом пополз
из-под стены на место, закрывая люк, его слух уловил в отдалении под
сводами погреба хриплые вопли Конопатой Сколопендры, рыскающей во главе
тарантулов между баками и бочками.
Помещение, в котором очутились земляне и их пленники, представляло
собой абсолютно пустую комнату со стенами и потолком совершенно немыслимой
белизны и без всяких признаков не только окон, что было, в общем, вполне
естественно, но и дверей. И не было здесь никого и ничего похожего на
"этакую круглую штуковину с тележное колесо, а может, и поболе, да еще с
этакими хвостами заместо всего прочего". Арамис, обойдя со своей острогой
комнату по периметру, вернулся к платформе, сел на край рядом с Двуглавым
Юлом и молча поглядел на Мээса. И все остальные тоже молча поглядели на
Мээса. Бывший верный клеврет и исполнитель самых тонких поручений не
выдержал этого молчания и этих взглядов.
- Чего вы на меня уставились? - завизжал он, пятясь в угол и
выставляя перед собой трясущиеся руки. - Я ни в чем не виноват! Я больше
ничего не знаю! Ничего, понятно? Не смейте на меня так смотреть! Я не
привык! У меня нервы!..
- Ты предал нас, старый колченогий хобот! - зарычала левая голова
Двуглавого Юла, и двухголовый пират медленно поднялся на ноги. - Ты
заманил нас в ловушку, подлый предатель! Но уж меня-то тебе не пережить!
- Оставьте, Двуглавый Юл, - поморщился флагман Макомбер, брезгливо
обирая с брюк мокрые от пота клочья Мээсовой шерсти. - Криком делу не
поможешь... В чем дело, Мээс? Надеюсь, вы не ошиблись? Это действительно
палаты чудо-доктора Итай-итай?
Да, это действительно палаты чудо-доктора. Никакой ошибки тут быть не
может. Пиковый туз оранжевого цвета, люк над бочками синильной кислоты,
настоянной на камнях из печени гигантских птиц с планеты Локи, забыл их
название... Но в этом помещении всегда было пусто, когда Мээс сопровождал
и поднимал сюда Великого Спрута. Сам Мээс никогда в глаза не видел
чудо-доктора. Он доставлял сюда Великого Спрута или дорогих ему мертвецов,
а затем его отсылали обратно в погреб с приказом ждать... Да, чудо-доктор
воскресил его, Мээса, но где и как это было... Мээс понятия не имеет. И
любой не имел бы, если бы в него всадили такую кучу разрывных пуль... И
вообще, он, Мээс, сделал все, что от него требовали: привел землян в
палаты чудо-доктора Итай-итай, а дальше разбирайтесь сами. Ему же, Мээсу,
теперь все равно смерть, потому что Великий Спрут ни за что не простит ему
такого проступка. И не надо ни утешений, ни обещаний. Его, Мээса, карьера
кончена раз и навсегда, и в лучшем случае ему, Мээсу, уготована жалкая
участь изгнанника на каком-нибудь мерзлом астероиде вдали от друзей и
близких, а между тем он привык каждое утро получать в постель чашечку
горячей целебной воды с южного полюса планеты Разбитых Сердец и
свежеиспеченную булочку из муки злака, произрастающего исключительно на
одном-единственном островке посередине Восточного океана планеты Подземных
Хорьков...
Такой знаток природы разумных существ, как флагман Космического флота
и член Всемирного совета Земли, отлично понимал, что на этот раз старик не
врет. Он действительно больше ничего не знает. Он всецело отдался на
милость своих пленителей и только у них может теперь искать защиты от
гнева своего бывшего хозяина. Возможно, Великий Спрут догадался о цели
таинственного вторжения и уже распорядился, чтобы чудо-доктора перетащили
в другие апартаменты. Возможно, чудо-доктор сам не желает иметь дела с
дерзкими пришельцами. Возможно, чудо-доктор вообще не живой носитель
разума, а хитроумный механизм, секрет которого известен со слов покойного
Богомола Панды только самому Великому Спруту. Все возможно. А тем временем
у них под ногами кишат жаждущие крови тарантулы Конопатой Сколопендры, а
по коридору за какой-то из этих белых стен гремят когтями вооруженные до
зубов отряды охранников, а на поверхности планеты у них над головами гудит
потревоженным ульем вся несметная боевая сила профессиональных убийц и
грабителей...
- Ну, что будем делать? - обратился Арамис к флагману Макомберу.
Прославленный космолетчик пожал плечами, подошел к одной из стен и
постучал в нее рукояткой бластера.
- Войдите! - раздался звучный и не лишенный приятности голос.
И стена исчезла.
Землян чудесами не удивишь. Земляне сами стали великими знатоками,
ценителями и творцами чудес. Но то, что представилось их взглядам за
исчезнувшей стеной, потрясло даже их. Что угодно, только не это ожидали
они увидеть в недрах бесконечно чужого и бесконечно враждебного им царства
зла.
А увидели они большой круглый стол, накрытый белой скатертью и
окруженный старинными стульями с мягкими сиденьями. Посередине стола
сверкал чистым серебром и пускал облачка пара огромный пузатый самовар с
пузатым же фарфоровым чайником на конфорке. Самовар окружали хрустальные
вазы с вареньем, серебряные подносы с пирожными и плетеные корзинки с
сухариками и булочками. По краю же стола перед каждым стулом красовались
фарфоровые чашки на блюдцах и хрустальные розетки с маленькими серебряными
ложечками. Запахи крепкого свежего чая, ванили и свежей сдобы носились над
этим удивительным столом, и теперь уже Двуглавому Юлу пришла очередь
задерживать дыхание и хвататься за свои носы.
Невысокий, очень плотный и очень румяный человек с пышной седой
шевелюрой, мохнатыми бровями и аккуратными усиками под розовым носом
картошкой неторопливо поставил на стол блюдце, промокнул губы салфеткой и
встал, отодвинув стул.
- Здравствуйте, соотечественники, - произнес он приятным бархатистым
голосом. - Наконец-то вы явились. А я жду вас вот уже более тысячи лет.
- Этого не может быть, - убежденно сказал флагман Макомбер и протер
глаза.
- Массовая галлюцинация, - грустно вздохнул Арамис.
- И тут человек с Земли! - прохрипела левая голова Двуглавого Юла.
- Удивительно вкусно пахнет... - восхищенно проблеял профессор Ай
Хохо.
- А я именно такой штуки и ожидал, - пропищал Ятуркенженсирхив,
высовываясь из-за пазухи прославленного космолетчика.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я