Сантехника супер, ценник обалденный 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Потом Алпа увидела вышедшего из дворца Чалвена и предложила спрятаться от старика. Нашедший их стражник получил строгий приказ Тулпан ни в коем случае не выдавать их убежища в глубине кустов, и не сжалься над Чалвеном дежуривший на дереве восьмилапый, слугу вполне мог хватить удар.
- А теперь показался Ларион, - прервал Олаф рассказ Арнольда о его героической охоте на шатровиков. - Думаю, от него прятаться не стоит, наш старик довольно строг.
- Это точно, - согласился Арнольд. - Если его разозлить, то помнить об этом придется всю жизнь.
Молодые люди вышли из укрытия и не спеша, по парам, направились к старшим. Ларион издали заметил Арнольда, тот коротко кивнул. Старик этим не удовлетворился и перевел взгляд на Олафа, которого считал куда умнее. Слуга беспечно улыбнулся.
- Хоть здесь все в порядке... - пробормотал Ларион. - Впрочем, этого и следовало ожидать.
- Принцесса Тулпан слоняется к тому, чтобы принять мое предложение! - заявил Арнольд, приблизившись.
Девушка покраснела и отвернулась. Старик встал перед принцессой на одно колено и церемонно поцеловал ей руку.
- В таком случае, готовься к путешествию. Арнольд сказал тебе, что в Чивья с нетерпением ждут посещения принцессы Тулпан?
- Ага! - некстати вмешалась Алпа. - Сказал!
- Я должна еще посоветоваться... С Оком Повелителя, - напомнила Тулпан.
- Конечно, - Ларион нахмурился. - Конечно... Хотя я бы предпочел не торопить восьмилапого с решением и совершить поездку как можно скорее. Но оставим это до завтра. Где нам предстоит заночевать?
- Я не знаю... Наверное, во дворце, - опомнилась принцесса. - Подождите здесь, мы спросим у Чалвена.
Когда девушки отошли, Ларион положил руку на плечо Арнольда.
- У нас небольшие трудности в переговорах. С людьми мы справились бы быстро, если эти дикари вообще заслуживают такого названия... Но вот Иржа, этот паук - препятствие. Придется положиться на разум Мирзы.
- Справится! - беспечно предположил Олаф. - У них нет выхода. Сидят здесь взаперти, отрезанные от всего мира. Увезти принцессу, пока раскоряка думает - это ты здорово придумал.
- Слишком просто, чтобы восьмилапый на это согласился.
- Почему нет? Он должен понимать, что от его Ужжутака скорее всего не осталось и следа!
- А если нет? - Ларион вздохнул. - Если завтра с севера придут вести о его победе? Повелитель не глупее тебя, вот и прислал сюда сватов, а не армию. Кстати, взять этот дворец было бы непросто.
- Верно, - кивнул Арнольд. - Может быть, есть другие мосты через Кривую пропасть?
- Нет, я успел расспросить Алпу, - сказал Олаф. - Весь Хаж отделен пропастями и снегами от степи, тут единственный проход ко всем пяти перевалам. Знаешь, Ларион, это выглядит довольно забавно, если, конечно, девчушка не врет.
- Не врет, - заметил молчаливый Агни. - Я был в Архиве и видел карту. Так и есть.
- А что в этом забавного? - нахмурился старик.
- Да весь Хаж на самом деле здесь! - рассмеялся Олаф. - Пять перевалов, но дорога одна! И если там у них сотни людей, то дворец охраняется только десятком недотеп и восьмилапыми.
- Говорите тише, они здесь кругом, - предупредил его Ларион. - И не забывайте контролировать мысли... Да, над этим стоит поразмыслить. Правда, один из поселков тут недалеко, оттуда может быстро прийти помощь.
- Крепость, - серьезно сказал Олаф. - Крепость на том берегу, где остались наши смертоносцы. Хороший отряд людей и пауков в этой крепости запер бы Хаж навсегда, а вместе с ним и всех чудовищ, что могут появиться из-за перевалов. Тогда принцесса может выйти замуж хоть за краснокровное существо, которых они тут выращивают.
- Может быть... - старик быстро оглянулся, успев заметить трех смертоносцев на ближайших деревьях. - Но Повелитель дал нам другой приказ.
- Олаф - голова, - простодушно заметил Арнольд.
- Постричь бы эту голову, да разучить ухмыляться, вот было бы совсем хорошо, - буркнул Ларион. - Все, совет окончен. Настас натворила дел... Навязали на мою шею эту сумасшедшую! Вон, ковыляет Чалвен, покажет, на какой куче навоза нам устроиться на ночь.
Два паука стояли в стороне от дворца, там, где узкая тропинка круто сворачивала за большую серую скалу, убегая к поселку. Оба не двигались уже несколько часов, время от времени обмениваясь мысленными импульсами. Эти переговоры не походили на человеческие, здесь к тому, что можно было бы обратить в слова, примешивались картины, воспоминания, просто ощущения и эмоции. Смертоносцы давно поели, их брюха раздулись, оттуда доносилось урчание. Совершенная пищеварительная система быстро расправлялась с пищей, еще до поступления в организм полуразложенной ферментами.
Наконец солнце село, собеседники оказались в темноте. С гор потянуло холодным ветром и Мирза переступил передними лапами - он не привык к холоду, который сковывал движения насекомых, замораживал разум. Этого и ждал Иржа, здесь таилось его преимущество.
«Скоро будет еще холоднее.»
«Но мы не застынем?» - Мирзе совсем не хотелось потерять способность двигаться до утра, когда его отогреет солнце. Возможно, холод даже убьет его... Но беззащитность пугала смертоносца больше смерти.
«Нет. В это время года - нет. Однако после сезона дождей здесь выпадет снег, и тогда придется держаться внутри отапливаемых помещений.»
«У огня...» - Иржа опять переступил лапами.
Как ярко вспыхивает сухая паутина во время восстаний людей! Огонь, подвластный только двуногим да еще жукам, не щадит никого, и нет способа с ним сражаться. Надо бежать, но смертоносцы не могут и этого, пока не ушли самки с потомством. Пауки бестолково мечутся по городу, превращаясь в факелы...
«Огонь, вода и холод,» - восьмилапый сделал нерешительный шаг в сторону дворца. - «Союзники людей и враги смертоносцев.»
«Люди наши союзники, значит, огонь вода и холод тоже на нашей стороне.»
«Ты что-нибудь решил? Иржа, Повелитель не приказывал мне задерживаться здесь.»
Северянин мысленно перебрал все доводы за и против предложения Мирзы, в который уже раз. Угроза, скрытая угроза... Но почему Повелитель Чивья так озаботился Горным Уделом Ужжутака именно теперь? Это странно, ведь в степи неспокойно. Сейчас надо держать все силы в одном кулаке, чтобы суметь защитить свои владения, или в удобный момент отнять чужие. Иржа по разному старался натолкнуть Мирзу на мысли о том, что находится за перевалами, но получил лишь легкие, неясные эмоции. Что, если спросить прямо? Паук нервничает, боится холода, боится, что противник окажется сильнее, подвижнее в случае схватки.
«Мирза, Повелитель хочет получить власть над перевалами?»
Короткий поток бурных картин, сразу будто обрубленный Мирзой. Армии, богатые земли, власть, простор для потомства... Там или здесь? О чьей армии подумал смертоносец?
«Ты веришь, что оттуда может прийти угроза? Или о ней уже что-нибудь известно?»
«Я говорю лишь то, что считаю нужным сказать. Ты поступаешь так же, мой старший друг. Я потратил много времени, стараясь убедить тебя в неизбежности происходящего...» - Мирза раздраженно присел несколько раз. - «Ты сам искал помощи. Вот она, я принес ее! Но за все нужно платить.»
«Изменой?»
«Не называй это так! Если хочешь - отправляйся на север, отыщи свой город и Повелителя, испроси его позволения... И оставь Хаж.»
Уйти на север - значит оставить людей без защиты. В одиночку такое путешествие просто самоубийственно, придется взять с собой отряд восьмилапых. Тогда ни отравленные, ни даже горящие стрелы не спасут двуногих. Их сознания слишком слабы, чтобы выдержать удар армии пауков. Тогда у смертоносцев Чивья будет лакомая добыча.
Иржа не присягал Малому Повелителю, являясь почти равным ему в правах, но не желал смерти людям, с которыми провел много лет. Кроме того, он здесь, чтобы следить за Хажем...
«Мои спутники пригласили принцессу в наш город,» - Мирза отступил немного, чтобы лучше разбирать мысли Лариона, вышедшего из дворца и всматривавшегося в темноту. - «Тулпан нужно твое позволение. Отпусти ее, так будет лучше для всех.»
«Отпустить?» - теперь и Иржа пошевелился. - «Ты думаешь, что я могу отпустить ее одну в Чивья?»
«Приглашение Повелителя не распространяется на тебя. Ты - Око в Хаже. Тулпан же не является даже Малым Повелителем. Она может посетить нас, это ее личное дело.»
Сложная паутина церемоний, разработанная смертоносцами, впервые показалась Ирже тесной. В самом деле, он не мог нанести визит в чужой город без позволения своего Повелителя. Не отпустить Тулпан? Это будет отрицательным ответом и спровоцирует Чивья на немедленные действия. Но если принцесса поедет, то это еще нельзя назвать согласием. Можно выиграть еще немного времени...
«Она отправится со свитой.»
«Конечно, пусть берет в пусть столько восьмилапых и людей, сколько ей требуется,» - тут же ответил Мирза.
Он знал, как мало пауков охраняют дворец. Даже если все, кроме Иржи, пойдут с ней, это не составит реальной силы на открытом пространстве. Люди и вовсе не в счет, Чивья обладает одной из самых больших в степи колоний двуногих подданных. Их луки служат Повелителю.
«Я согласен,» - неожиданно даже для чувствительного собеседника согласился Иржа. - «Пусть едет завтра. Мы обменялись мнениями, теперь настало время подумать.»
На языке смертоносцев такой ответ означал твердое желание хозяина спровадить гостей. Мирза чуть согнул передние лапы.
«Так и будет. Я рад, что познакомился с тобой. Это обогатило мой разум.»
«Я счастлив, что был полезен тебе. Надеюсь, что и я теперь смогу больше дать потомству.»
Традиционная формула обмена любезностями старшего и младшего означала не только конец разговора, но и прекращала отныне личное общение между пауками до следующей встречи. Иржа покинул место беседы первым, побежав в дворцовый сад. Там, между деревьями, поджав под себя ноги, проводили прохладные ночи смертоносцы. Он не пригласил с собой Мирзу, и тот, спустя некоторое время последовав за хозяином, остановился около своих спутников, так и не удалившихся от моста.
«Холодно,» - сказал ему один из смертоносцев. - «Горы.»



Его импульсы были полны отвращения.
«Завтра мы уйдем,» - пообещал ему Мирза. - «Следующую ночь проведем уже в степи. Я ел мелких животных с красной кровью.»
Он передал соплеменникам своих ощущения от парной плоти, излучающей ужас, бьющейся в агонии, когда пищеварительные ферменты заживо разлагали ее.
«Они не слишком гостеприимны...» - заметил другой смертоносец, помоложе, имея в виду, что их не пригласили на угощение.
Старшим не понравилось его вмешательство в разговор, они не ответили. Огромные фигуры пауков замерли в неподвижности до утра, ветер перебирал чувствительные жесткие волоски на мощных лапах.
- Я готова! - Алпа вбежала в зал и дважды крутнулась на пятке. - Скоро едем?!
- Помоги мне причесаться... - вымученно улыбнулась Тулпан.
С самого рассвета Чалвен и Патер мучали девушку наставлениями. Оба ни за что не разрешили бы ей отправиться в Чивья, но не посмели противоречить Ирже.
- Ты же вчера причесывалась! - округлила глаза девушка.
- Я принцесса, - скромно напомнила Тулпан и украдкой кивнула на отвернувшегося старика. - Чалвен говорит, что я плохо выгляжу.
- Они торопят! - как всегда звеня оружием, в зал ворвался Патер.
- Наглецы! - буркнул Чалвен. - Кто за кем приехал?! Кто к кому сватается?! Торопят...
- Им нужно засветло спуститься в степь, - напомнил начальник дворцовой стражи. - Банды дикарей из Гволло держатся скал. Ну что, девочка, страшно тебе?
- Страшно, - призналась Тулпан. - Почему вы со мной не едете?
- Иржа полагает, что нам лучше остаться здесь, - вздохнул Патер. - Да и, честно сказать, какая от нас может быть защита в Чивья? Это большой город, не наши поселки... Когда-то мой отец был там.
- Я сам видел Чивья, - Чалвен, укладывавший сумки с провизией, с кряхтением разогнулся. - Когда... Ну, в общем когда шел сюда. - С бандой дикарей, - усмехнулся Патер. - Не говори о том, чего не знаешь...
Когда-то Чалвен жил в одном из вольных поселений, не подчиняющихся Повелителю. Горожане называли их дикарями, и притесняли сильнее смертоносцев. Но как объяснить им, что поселяне вовсе не стремились причинить кому-либо зло? Старик махнул рукой. Все равно их поселок погиб, а последние жители, ища спасения в горах, наткнулись на армию Ужжутака.
- Я один, наверное, помню степь. Один из всех, кто сейчас живет в Хаже...
- Ты в своем уме? - Патер расхохотался. - Забыл, что я тоже пришел сюда с Мирзой? Нас еще много осталось!
- Вы пришли с севера! - сердито огрызнулся Чалвен. - Это совсем другое дело. А здесь восточные степи, у нас красные муравьи встречаются... Вот ты видел когда-нибудь красных муравьев?
- Нет, и не собираюсь, - посерьезнел Патер.
- Вот. А девочка наша отправляется прямо туда!
- Две девочки, - робко напомнила Алпа.
- Да с тобой-то уж ничего не случится... - Чалвен не без ласки, но сильно потянул ее за ухо. - Не вздумай там куролесить, как здесь! Там разговор будет короткий... А где Люсьен?
Иржа отпускал с принцессой двух смертоносцев, Тафо и Хлози. Он пошел на эту жертву с большим трудом, хотя и понимал, что отправить девушку с одним восьмилапым в свите - значит сильно уронить ее статус. Поскольку просить посадить сопровождающих на спины чужих восьмилапых тоже было бы унижением, с Тулпан и Алпой отправлялись только двое людей.
Люсьен, опытный стражник средних лет, давно исполнял обязанности правой руки Патера, то есть фактически командовал дворцовым отрядом. Спутника себе он выбрал сам, и им оказался Агрис, паренек из поселка. На недоуменные вопросы Люсьен ответил, что от силы в чужом городе проку не будет, зато юноша выглядит не по уму глупо, и это может оказаться полезным.
- Тащит с собой недотепу, - Чалвен не удержался и презрительно сплюнул на пол, что выдавало крайнюю степень его волнения.
- Говорит, не подведет, - развел руками Патер. - А в общем, здесь мне Агрис не нужен, обуза одна... Чуть не забыл! А что с Настас?
- Настас?..
Чалвен всплеснул руками и побежал к своему чуланчику, где накануне вечером с позволения гостей запер странную женщину. Патер последовал за ним. Осторожно отворив дверь, старый слуга тут же сморщился от сильного запаха.
- Видимо, мы вовремя, - хмыкнул Патер и отступил обратно в зал. - Посмотри там, Чалвен... Ну ты знаешь. Эй, люди! Кто-нибудь! Принесите воды! Медальон отмывать будем...
Однако вопль, изданный старым Чалвеном, заставил воеводу вернуться. Зажимая нос, он увидел действительно ужасную картину - негодная Настас перемазала экскрементами весь чулан. Каждая стена, каждая вещь, пол и даже потолок оказались старательно изгажены.
- Ух ты, - только и выговорил Патер, глядя на спокойно улыбающуюся сумасшедшую. - Вот это да... Чалвен, можешь два-три дня пожить у меня.
- Я всего-то на нее прикрикнул ночью! - старик, задыхаясь, ломал себе руки. - Она стучаться стала, а я сказал, что б заткнулась, а то выпорю!.. Я же тут вот, у окна, на полу спал...
- Ну ничего, ничего! Постой, а медальон-то где?
- Где-то здесь! - несчастный Чалвен обвел свое жилище руками. - Разве это чудовище скажет?
- Так ведь... Время уже! - Патер нахмурился и выступил вперед. - Слушай, Настас, давай-ка заканчивай свои шуточки! Мы и так долго терпели! Где наша вещь?!
Настас продолжала спокойно улыбаться, морща лицо. Ей все было ни по чем - и запах, и грозный крик воеводы, и даже слезы, катящиеся по щекам Чалвена.
- Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! - Патер обернулся, ища помощи. - Принцесса, вы видите?!
- Вижу...
Девушки, морщась не хуже Настас, стояли в дверях зала. Подходить ближе они явно не собирались.
- Патер, ну сделай же что-нибудь! Зови стражу, или Иржу, или сам справляйся... Медальон надо найти, я не могу без него ехать!
Воевода секунду раздумывал, склонив на бок большую голову, потом побежал прочь.
- Стража! - заревел он. - Идите сюда, скорпионьи выродки! Черви безглазые, где вы?!
- А я лучше Иржу позову... - придумала для себя дело Алпа. - Лучше пусть знает.
- Он Око Повелителя, - вдруг засомневалась Тулпан. - Мы привыкли, что он все решает, но... Звать его по такому поводу? Что же мы, без восьмилапого вообще ничего сделать не можем, даже дерьмо разгрести?
- А что? Так и есть, - легкомысленно отмахнулась подружка и покинула принцессу.
- Чалвен! - позвала Тулпан. - Тебе плохо, да? Выйдем на воздух, сейчас придут стражники.
- Я совсем уже не понимаю, что происходит, - старик подошел к ней на трясущихся ногах и позволил увлечь себя из зала. - Последние времена настают! Да если бы мне кто-нибудь раньше сказал, что такое может произойти... Сначала глотает медальон, отнимает у принцессы и глотает, а потом...
- Успокойся, - Тулпан всерьез беспокоилась за жизнь то бледнеющего, то багровеющего слуги.
- И мы все это терпим! Я скажу Ирже, скажу, что... Он, как Око...
«Я здесь.»
Иржа встретил их у дверей.
«Я уже высказал свое недовольство Оку Повелителю Чивья, он унижен. Однако сложность нашего положения удерживает меня от схватки.»
- Схватки? - совсем испугалась принцесса. - Ну что ты, Иржа? В сущности, это ведь просто символ... А Настас - сумасшедшая. Подумаешь, какой-то...
«Замолчи!» - паук слегка ударил Тулпан сознанием и не позволил девушке произнести слова, оскорбляющие величие Повелителя Ужжутака. - «Символ священен. Я сказал Мирзе, что откладываю дальнейшее высказывание претензий. Это значит, что мы встретимся с ним позже.»
Мимо них протиснулся Патер с Люсьеном, Агрисом и несколькими стражниками, призванными на помощь. Паук посторонился, потом положил лапу на плечо принцессы, еще бледной после удара, или скорее шлепка сознанием.
«Ты должна быть очень осторожна, Тулпан.»
- Я знаю, но...
«Помолчи, ты думаешь не о том. Защитить себя ты не сможешь, даже с помощью стражников. Ты будешь в руках хозяина Чивья. Но не думаю, что тебе угрожает опасность. Смертоносцы пригласили тебя сами, мы не нарушаем клятв. Но будь осмотрительна в своих словах и обещаниях, за ними - судьба Хажа.»
- Хорошо, - потупилась Тулпан, которой именно теперь очень не хотелось, чтобы ее мысли стали известны пауку.
Но Иржа видел девушку насквозь.
«Ты устала от Хажа, хочешь видеть другие города, хочешь жить там... Не торопись принимать решение, вот все, о чем я тебя прошу. Тяни до последнего, вернись сюда, не дав окончательного ответа. Повелитель далеко, и твое слово значит гораздо больше, чем прежде. Ты сделаешь так?»
- Да, Иржа.
«Горный Удел Ужжутака переживает нелегкие времена...» - смертоносец застыл, и в его молчании сквозило сомнение. Сомнение в способности человека сохранить верность. - «Постарайся держать Алпу при себе.»
- А куда же она денется? - искренне удивилась Тулпан и увидела тихо приблизившуюся подругу. Та явно ничего не слышала. - Что ты будешь здесь делать, Иржа? Ты что-то задумал?
«Узнаешь об этом позже. Прощай,» - восьмилапый быстро развернулся и побежал прочь по садовой дорожке.
Мимо него прошел, церемонно кивнув, смущенный Ларион. Он уже знал про новую выходку Настас.
- Я так убит горем, что не знаю, что и сказать, принцесса! - перед Тулпан он опустился на одно колено. - Хочу уверить тебя, что...
- Ларион! Ну помоги же! - из дверей дворца выглянул взъерошенный Патер и жадно втянул свежий воздух. - Как мы без тебя?.. Слушай, а она не проклинает?
- Нет, такого дара у нее, к счастью, нет, - гость поднялся и быстро прошел во дворец.
Стражники, ругаясь на чем свет стоит, выволокли Настас из чулана и затолкнули туда Агриса. Юноша, высокий, нескладный, с толстыми губами, никогда не умел спорить, и теперь только постанывал, брезгливо копаясь в загаженных вещах.
- Подождите! - попросил Ларион Люсьена, который начал выходить из себя и уже тянул из ножен короткий острый меч.
- Да я резать ее не собираюсь, - проворчал стражник. - Просто швы вспорю на тряпках, надо же ее обыскать.
- Настас, где медальон? - обратился старик к своей злосчастной спутнице. - Ответь, иначе у нас всех из-за тебя будут неприятности. И Повелителю не понравится, когда он узнает!
Настас дружелюбно улыбнулась в ответ и часто закивала, а потом показала пальцем себе на рот. Ошалевшие стражники, переглядываясь, следили за грязным ногтем, который прочертил линию по горлу женщины и опустился к желудку. - Опять проглотила? - тихо уточнил Ларион. Настас радостно закивала.
- Да не может такого быть! - пробасил Патер. - Врет она! Спрятала где-нибудь на себе!
- Чего я за ней ни разу не замечал, так это вранья, - печально вздохнул Ларион. - Конечно, вы имеете право ее обыскать, проверить все искусственные и естественные вместилища...
- Что? - не понял воевода и переглянулся с Люсьеном.
- Вместилища. Я вручаю ее вам, но прошу вас, сделайте это быстро. Уверен, что Настас действительно проглотила медальон.
- Опять? - хмыкнул Люсьен. - Значит, она его ночью того, а теперь опять?
- Уверен.
- Так давайте в нее воды с лечащим корнем вольем! Из нее сразу все выскочит, уж я-то знаю!
Настас вдруг низко присела и зажала рот обеими руками, явно показывая, что никаких снадобий вливать в себя не позволит. Ларион воздел к потолку руки.
- Вот этого я вам позволить не могу! Вспомните о долге гостеприимства! Если вы заставите ее, то нарушите все самое святое, что несут люди сквозь сотни лет.
- А как же наш медальон?! - возмутился Патер. - Между прочим, он похищен!
- Проглочен...
- Какая разница?! Настас уедет и унесет медальон... Или вот что: мы ее просто не отпустим.
«Без медальона принцесса не сможет предстать перед Повелителем Чивья,» - к спорящим приблизился Иржа. - «Мое решение: Настас уедет с Тулпан. Ларион, ты готов ответить головой перед всем родом смертоносцев? Обещай мне, что добудешь медальон и отдашь его принцессе до прибытия в Чивья.»
- Иначе и нельзя... - Ларион совсем растерялся, голос его дрожал. - Мой Повелитель не поймет, если медальон приедет к нему... Не в надлежащем виде... Да, я клянусь тебе и всему роду смертоносцев, что позабочусь о вещице.
- А я считаю, что мы не должны ее отпускать! - набычился Патер. - Если Ларион нарушит слово, то останется без головы. Но нам-то нужна не его голова, а медальон! Иржа, ты не забыл, что его дал нам твой Повелитель?!
«Я не способен забывать о таких вещах!» - почти крикнул паук и сделал угрожающее движение жвалами в сторону воеводы. - «Но решение принято. Я, Око Повелителя, приказываю проводить гостей и принцессу в путь.»
- Но ты Око, а она - Малый Повелитель! - запоздало пришел на помощь сокрушенному мыслеимпульсом воеводе Чалвен. - Пусть Тулпан решит!
- Я еду, - принцесса быстро шла за стариком.
Слуга остановился. Девушка прошла мимо него и с неприязнью посмотрела в пустые, смеющиеся глаза Настас. - Ларион, я чувствую себя оскорбленной. - Принцесса... - старик повторно опустился на колени. - Я устала прощать. - Я скорблю и обещаю...
- Только ради нашей дружбы с городом Чивья и высоким господином Арнольдом я милую тебя. В путь.
Принцесса быстро вышла из зала.
«Хорошо,» - сказал ей вслед Иржа, неслышно для остальных. - «Но много эмоций, Тулпан. Впредь будь спокойнее внутри. Но ты рассудила верно: в Чивья принцесса значит больше, чем в Хаже. Ты увидишь Повелителя и жизнь Лариона в твоих руках.»
«Возможно, она мне пригодится,» - мысленно же ответила девушка, чего прежде никогда не делала. - «Прощай.»
Ни Иржа, ни Патер, ни даже Чалвен не вышли ее проводить. Паук объяснял людям, что они должны сделать как можно скорее.

Глава четвертая

Путь от Хажа до Чивья для быстроногих смертоносцев занимает всего три дня. Лишь одна пятая его часть проходит через горы, но на нее уходит треть времени - среди скал пауки не могут развить настоящую скорость. И все же привыкшая кататься лишь по дворцовому саду Тулпан с замиранием сердца смотрела, как мелькают мимо деревья.
Мирза учтиво предложил принцессе рассадить свиту на его смертоносцах, свободных от ноши. Люсьен тут же спихнул со спины высокого, мощного паука Тафо своего спутника, и Агрис с опаской залез на незнакомого восьмилапого. Зато Алпа категорически отказалась покидать принцессу.
- Хлози сильный, а мы совсем легкие! - настаивала она. - Правда, Хлози?
«Я донесу вас обеих, принцесса,» - уверил паук. - «Хотя никакой опасности нет.»
- Ну и что, что нет опасности! - Алпа посильнее схватилась за упряжь. - Пусть лучше сумки возьмут, Чалвен набил их, как гусеница брюхо.
- Я помогу, - Олаф, проскочив между ног у ближайших смертоносцев, снял со спины Хлози сумки. - Хотя я тоже думал, что смогу ехать вместе с любезной Алпой... Но, наверное, это будет тяжеловато.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я