Брал сантехнику тут, доставка супер 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Норман Сеймон
Принцесса
Мир пауков

----------------------------------------


Принцесса

Глава первая

Принцесса проводила время именно так, как, по мнению большинства ее подданных, это и должно выглядеть: сидела на троне, вытянув шею и глядя вперед. Объяснялось это просто - в узком окошке противоположной стены виднелся кусочек далекого Серого моста, перекинутого через Кривую пропасть. Тулпан сохраняла неподвижность уже несколько минут и даже покраснела с натуги. Наконец она еще раз, изо всех сил потянулась вверх, и расслабилась, бессильно уронив руки с подлокотников.
- Ух! Дождалась! Почему нельзя сделать здесь окно пошире?..
- Чтобы всякая дрянь в залу не лезла, - терпеливо пояснил старый человек, стоя задремавший, опершись сзади на трон.
- Ну хоть немного?! Ну чтобы видно было лучше!
- Вот подрастешь еще немного, и...
- Я уже скоро пять лет, как не расту!.. - выкрикнула Тулпан и человек открыл глаза. - Сколько можно повторять одни и те же глупости?!
- Не сердись... - человек неловко поклонился. - Ты видела гостей? Красивый караван?
- Ничего особенного, - Тулпан встала и подошла к стене, оказавшись прямо под узким окном, до которого не дотягивалась и макушкой. Она вообще не отличалась ростом. - Разве увидишь что-нибудь толком? Пронеслись несколько восьмилапых, вот и все...
- Ничего, скоро на Петле покажутся, тогда лучше рассмотрим, - так же монотонно утешил принцессу старый слуга.
- Без тебя знаю... А где Алпа? Почему ее до сих пор нет?
Чалвен, как звали старика, развел руками. На самом деле он знал, где подруга принцессы, и подозревал, чем именно она там занимается, но затрагивать эту тему не хотел. И без того во дворце с каждым днем все неспокойнее.
- В поселке... - догадалась Тулпан. - Знаешь, Чалвен, я тоже однажды с ней туда отправлюсь, так и знай!
Слуга горестно наклонил голову, ссутулил плечи. Это тоже было лицемерием: он честно исполнял свой долг, и ничуть не боялся угрозы. Принцесса, а фактически, после пропажи Ашора, Малая Повелительница Горного Удела, подчиняется Смертоносцу Повелителю, а его представитель здесь - Иржа. Чалвен давно предупредил паука, что вечно держать молодую человеческую самку взаперти опасно, вот пускай теперь он и думает. Голова-то у твари побольше человеческой.
- Ты слышал, что я сказала?
- Тебе нельзя переступать некоторых границ в общении с подданными, - подавив то ли вздох, то ли даже зевоту ответил Чалвен. - Повелитель Смертоносец выразился на этот счет совершенно определенно. Люди любят чистоту крови и...
- Повелитель далеко отсюда!
- Да, но Иржа, например, здесь. А восьмилапый не твой подданный, в отличии от меня, он слушается только Повелителя.
- Меня он пока тоже слушается, - капризно заметила Тулпан.
Это было не совсем правдой. У огромного смертоносца Иржи просто не было повода ослушаться принцессы, потому что ни одного приказа он от нее никогда не получал. Далеко на севере находился город, один из множества городов пауков, разбросанных по великой равнине. Там царствовал Смертоносец Повелитель, старый, мудрый, бесконечно плетущий паутину интриг, в которую старался поймать все другие города. Тем же занимались и остальные Повелители.
Некогда Ужжутак, город, где родился Иржа, сумел распространить свои владения на юг до самых гор. За перевалами, непроходимыми для пауков и других насекомых почти круглый год, жили другие смертоносцы, не менее воинственные. Чтобы иметь здесь если и не сильных друзей, то хотя бы надежных дозорных, Повелитель поселил в горах людей. Они умели прикрывать свои слабые тела одеждой, сотканной из паутины, а огонь позволял им выживать даже среди снегов.
Так появилось королевство Хаж, по имени маленького поселка с чудом выжившими в мире огромных насекомых людьми. Самих старожилов этих мест давно не осталось в живых: они защищали свою независимость до конца. Но туда, где их не мог найти гнев смертоносцев, дотянулся клинок их слуг. Пять поселений теперь охраняли пять перевалов, хотя большинство своих подданных Ашор, Малый Повелитель, никогда не видел. Лишь гонцы пробирались по узким тропам от ранней весны до поздней осени, чтобы принести во дворец неизменные новости: все спокойно.
Ашор каждый раз ждал вестей все с большим нетерпением. Смертоносец Повелитель, чьи войска оттеснили неспокойные соседи обратно на север, давно не сообщал о себе. Любой из владетелей ближайших городов мог предъявить на Хаж свои претензии, и тогда предстояло на что-то решиться. Защищаться от смертоносцев, храня верность присяге, и наверняка сложить голову, или предать, чтобы навсегда остаться презираемым всеми. Пауки уважали в людях лишь верность.
Малый Повелитель правил скучая. Он рано овдовел, а единственным развлечением в Хаже были охоты на оставшихся в горах существа с красной кровью. Большие и маленькие, свирепые и трусливые, они сохранили здесь маленький мир, переживший свое время. Когда это надоедало, приходила пора сокращать поголовье скалистых скорпионов. Однажды Ашор ушел с тремя спутниками и не вернулся. Поиски ничего не дали, но принцесса Тулпан не могла стать Малой Повелительницей без благославления Смертоносца Повелителя, который жил далеко на севере...
- Иржа! - Тулпан заставила Чалвена встряхнуть старой седой головой. - Ты здесь! Скажи, ты чувствуешь караван?
«Нет, горы строят много преград на пути моего сознания,» - Иржа, тихо вошедший в широкую дверь, почтительно согнул передние лапы. - «Принцесса видела их? Меня интересует число смертоносцев.»
- Я не успела сосчитать, они бежали все вместе, очень быстро. Ты наверное слышал, как я спорила с Чалвеном?
«Да,» - признал смертоносец и его мысленный импульс на мгновение метнулся к старику, нарисовав перед его глазами образ Алпы, с кружкой в руке, веселящейся в группе молодых поселян.
Чалвен едва удержал горестное восклицание. Если подружка пустится со скуки во все тяжкие, то разве удержишь на привязи принцессу, которой обязан подчиняться? А ведь это приведет к появлению наследника... Тогда для Тулпан не найти жениха! А на удачную свадьбу и Иржа, и Патер, воевода Хажа, и сам старик возлагали большие надежды.
Люди исстари служили смертоносцам. Если бы Тулпан со всеми полагающимися церемониями сочеталась браком с сыном одного из Малых Повелителей, то беззащитное горное королевство смогло бы опереться хоть на каких-то союзников, не прибегая к прямому предательству. Однако все понимали, что цель у такого жениха может быть только одна: присоединить Горный Удел к своему городу. Именно поэтому Иржа уже дважды отклонил с трудом налаженное сватовство - он видел в сознании появлявшихся в Хаже людей скорую беду.
Теперь появился третий жених. Караван смертоносцев, несущих несколько людей, бежал из города Чивья, ближайшего к Горному Уделу. Младший сын Малого Повелителя, Арнольд, согласился взглянуть на Тулпан и рассмотреть возможность брака. Однако если и он заговорит о титуле Малого Повелителя, не одобренном на севере, дело снова сорвется.
- Так вот, я не намерена больше скучать во дворце всякий раз, как Алпа спускается в поселок! - продолжала Тулпан, расхаживая перед пауков, чуть шевелившем огромными ядовитыми жвалами. - И ты, Иржа, не имеешь права меня останавливать, потому что...
«Сейчас не время,» - осмелился напомнить паук. - «Приближается караван, тебе нужно приготовиться к встрече самца.»
- Чушь, еще много времени! После того, как он проедет Петлю, мы будем ждать его еще целый час. Как его зовут, я забыла?
- Арнольд, - напомнил Чалвен.
- Арнольд... - принцесса наклонилась над кадкой с водой и всмотрелась в свое отражение. - Все равно без Алпы я не смогу даже как следует причесаться. Почему она меня бросила?..
- Патер! - Чалвен даже хлопнул в ладоши, хотя воевода чином был повыше его. - Кто-нибудь, позовите Патера!
В соседнем помещении послышался шум, это спрыгнул с деревянных полатей один из задремавших слуг. Но Патер услышал зов через окно и пришел сам, столкнувшись со слугой в дверях. Седобородый, но еще могучи воин легко отшвырнул охнувшего человека в сторону и появился перед Тулпан.
- Что желает приказать моя принцесса?
- Надо найти и привести сюда Алпу, она в поселке, - за Тулпан ответил Чалвен.
- И ты, старый дурак, думаешь, что я должен туда бежать? - изумился Патер. - Совсем ты из ума выжил... Люди, вы слышали? Пошлите кого помоложе!
- Сам старый дурак... - проворчал Чалвен и убрался в угол, за трон, чтобы никто не мешал ему дремать дальше.
- И что мне сейчас делать? - Тулпан оторвалась от своего отражения и задумалась, уперев руки в бока. - Скучно, Иржа. Пожалуй, надо и мне научиться охотиться.
«Тебе не хватает пищи?» - удивился смертоносец.
- Мне не хватает... Чего-то нужного мне не хватает. Скучно, - принцесса погладила знакомого с детства паука по длинной мощной ноге, подергала за толстые волоски. - Покатай меня, пока караван не доскакал до петли.
«Ты можешь удариться головой, если сядешь на меня прямо здесь,» - Иржа не удивился предложению. - «Сначала выйдем в сад.»
- Тулпан! - привлек к себе внимание Патер. - Из поселка мне так и не прислали воинов. Я три раза просил, а они не прислали! При твоем отце дворец никогда не охраняли меньше, чем два десятка ребят, а теперь у меня только тринадцать! Бойниц в стене уже больше, чем людей!
- Спустись туда, - предложила Тулпан. - Ну что ты хочешь, чтобы я пошла?
- Нет, зачем же... Я только предупреждаю, что после того, как уедут гости, спущусь сам. И тогда я оторву башку всякому, кто откажется слушаться! - Патер круто развернулся и ушел, позвякивая оружием.
- Вот еще, не может жить спокойно... - пожаловалась Тулпан смертоносцу. - Ну зачем держать здесь столько стражников, которые только спят? Хватит и твоих восьмилапых.
«Он прав,» - поддержал воеводу паук. - «Если дворец охраняется, то он должен охраняться как следует. Мои воины готовы сражаться и умереть, но для защиты стены требуются люди с луками. Однако поговорим об этом потом. Ты хотела покататься.»
Не слушая ответа, он побежал в сад. Принцесса помчалась следом, стараясь догнать стремительно перебирающее ногами насекомое. Иржа заметил это и легко развернулся боком, не замедлив при этом движения. Люди так неловки, они могут попасть под удар лапы.
Катание на огромном пауке было любимым детским развлечением и Тулпан, и Алпы. Смертоносцы, развивая огромную, нечеловеческую скорость, оставались удивительно устойчивы на своих восьми лапах, бежали плавно по любым буграм. Оставалось только висеть на широкой спине, вцепившись в привязанную к жвалам веревку и повизгивать, когда мимо проносились деревья.
- Мне это никогда не надоест! - сказала Тулпан, сползая по услужливо подставленной ноге на землю. - Слышишь, Чалвен?! Почему ты никогда не катаешься?
- Откатался свое... - буркнул старик и одновременно подумал для Иржи: - «Когда она научится понимать других?»
«К людям понимание приходит лишь в старости.» - мгновенно ответил смертоносец. - «Жаль, что ваш век короток.»
- Болтаете без меня?! - почувствовала Тулпан и по очереди погрозила обоим кулачком. - Ух, я вас! Алпу привели или нет?
- Еще нет. Она же пока дойдет, три раза присядет, паршивка... - отозвался Чалвен.
- Ну и пусть. Останется без катания - сама виновата. Нам не пора смотреть на Петлю?
Дорога из степи, ведущая к Хажу, причудливо извивалась между заснеженных вершин. Поэтому подъезжающий караван можно было увидеть дважды: на мосту через Кривую пропасть, и через некоторое время на Петле, длинном изгибе, выводившем путешественников почти к самому дворцу. Однако сложенное из крупных камней мрачное сооружение, прилепившееся к скале, оставалось за еще одной пропастью, мост через которую предки не построили из стратегических соображений.
«Да, уже пора,» - подтвердил Иржа. - «Времени осталось как раз чтобы Чалвен дошаркал.»
«Да я моложе тебя в два раза, насекомое бессмертное...» - мысленно буркнул старик, уже успевший отойти на десяток шагов.
Иржа уже очень долго жил с ними, и хотя был еще не в два раза старше Чалвена, но действительно помнил его совсем молодым. Умел ли паук шутить? Ни старик, ни даже сам восьмилапый не знали ответа, но мысленно переругивались постоянно.
Тулпан быстро прошла через сад и оказалась перед невысокой оградой, отделяющей его от пропасти. На расстоянии броска камня впереди виднелся кусок утоптанной дороги, с которой регулярно посылаемые Патером стражники убирали приносимые снежными лавинами камни. Рядом с принцессой встал Иржа, незаметно расположив лапы так, чтобы подхватить девушку даже в том случае, если ей самой вздумается перескочить через ограду. Далекий повелитель когда-то очень давно приказал ему заботиться о своем наместнике. Восьмилапый не уберег короля Ашора, чего не мог себе простить, и теперь перенес внимание на принцессу.
Вскоре рядом с ними остановился Патер, его прибытие ознаменовалось неизбежным звоном оружия, затем, перебрасываясь шутками, подтянулись стражники. Восьмилапые воины, также жившие во дворце, не стали мешать людям и залезли на деревья. Мало помалу все притихли в ожидании появления редких гостей.
Однако торжественность момента нарушило женское пение. Алпа петь необычайно любила, да и голос имела для этого подходящий, но ни единого мотива за всю жизнь верно повторить не смогла. Теперь, находясь после пары кружек меда в приподнятом настроении, она старалась исполнить веселую песню охотников, но насмешила стражников совсем другим способом.
- Замолчи! - скрипучим голосом потребовал Чалвен. - Не мешай!
- А что? Вы ушами что ли смотрите? - пьяно возмутилась Алпа.
В детстве они с Тулпан был необычайно похожи, но потом подружка обогнала принцессу в росте, да и фигура у нее оказалась куда более крепкая, не говоря уже о характере. Как ни старались Чалвен и Патер, каждый по своему, удержать в подчинении Алпу, так и норовящую подать Тулпан плохой пример, ничего не вышло. Не помогли ни запирания на замок, ни даже публичная порка, которую устроил ей старый воевода, вопреки протестам принцессы.
Иржа, выслушав жалобы людей, долго стоял перед девушкой, так долго, что Алпа даже начала зевать. Она тоже не привыкла бояться ни зловещих жвал, ни могучего сознания паука, способного подавить любого неподготовленного человека.
«Ее можно напугать, но не остановить,» - сказал наконец смертоносец так, чтобы его слышали лишь Чалвен и воевода. - «И тогда мне придется убить ее... Тулпан не простит. Оставим Алпу, пусть ходит в поселок раз в десять дней. Лучше поскорее выдать замуж принцессу, это решит все наши проблемы.»
Наконец один из стражников незаметно кольнул кончиком стрелы Алпу в зад, и пение прекратилось. Наугад отвесив оплеуху, она протолкалась поближе к дующейся на нее Тулпан.
- Как твоего жениха зовут? - спросила она, не замечая раздражения подруги. Тулпан не ответила, и Алпа тут же пихнула ее в бок, отчего принцесса едва не перевалилась через ограду. Лапы смертоносца чуть дрогнули, готовые подхватить девушку. - О чем задумалась-то?
- Арнольд! - Тулпан тоже от души пихнула подругу. - Почему ты уходишь? Я ведь даже причесаться без себя не могу!
- А что? Мы и так красавицы! - засмеялась Алпа.
Обе девушки имели очень густые, никогда не стриженые темные волосы. Женщины во дворце не жили с тех пор, как девочки выросли, а Чалвену и в голову не приходило, что причесываться нужно каждый день. Поэтому спутанные, не слишком чистые волосы находившихся на его попечении девиц требовали серьезной работы перед каждым сватовством.
«Сейчас!» - сообщил чуткий Иржа.
Все затихли, глядя на ту сторону пропасти. Протянулась долгая минута, затем послышался характерный дробный топот бегущих смертоносцев и почти сразу же мимо зрителей замелькали насекомые. Некоторые пауки несли на себе людей, один из них, с длинными черными волосами, успел заметить жителей Хажа и удивленно вскрикнуть. Потом все стихло.
- Ну что? - хрипло спросила Алпа. - Пошли причесываться?
- Подожди! - отмахнулась Тулпан. - Кто и что успел рассмотреть? Я видела пять людей, один с седой бородой, а еще один был молодой и рыжий.
- Еще брюнет, волосы до пояса, - подсказал один из стражников.
- А вроде это женщина была... - засомневался другой.
- Была женщина, но был и брюнет, - почему-то невесело заметил Патер. - Ведь так, Иржа? Расскажи нам.
«Шесть людей, пять воинов и одна женщина. Тот, что рыжий - и есть Арнольд, если я ничего не перепутал в ваших словах,» - терпеливо начал пояснять смертоносец, видевший не только десятью глазами. - «Арнольд ехал на первом восьмилапом, это Око Повелителя, его зовут Мирза. Седобородый человек - Ларион, он настоящий глава людей. Но меня беспокоит... Патер, мимо нас пробежали пятнадцать восьмилапых. Это больше, чем принято в дружеских караванах. Самцы, довольно старые. У меня здесь только восемь. Прикажи своим стражникам поднять мост.»
- А ну, за мной! - воевода чуть ли не с радостью бросился выполнять пришедшийся по сердцу приказ, хотя до появления у моста каравана оставалось еще много времени.
- Стойте! - запротестовала принцесса. - Почему меня никто не спросил?! Ведь это мои гости!
«Тулпан, гости должны быть вежливы,» - Иржа мягко отодвинул ее лапой от края пропасти, потом чуть сильнее пихнул Алпу. - «Смертоносец Повелитель приказал мне заботиться о безопасности Горного Удела. Впустив во дворец пятнадцать пауков, мы окажемся в их власти, а это не территория Чивья.»
- И все же ты мог со мной посоветоваться... - девушка нахмурилась. - Так мы не пустим их? Это оскорбление!
«Я спущусь на ту сторону с Корабельной скалы и извинюсь перед ними. В сущности, мы могли бы оборонять мост, имея преимущество в количестве лучников, но лучше его поднять. Чем меньше соблазнов, тем лучше. Я объяснюсь с Мирзой, и если все будет хорошо, попрошу Патера опустить мост. Три смертоносца, шесть людей - этого достаточно.»
Корабельная скала, чье название оставалось загадкой для жителей Хажа, никогда даже лодки не видевших, нависала над пропастью. Для любого восьмилапого не составляло никакого труда спуститься с нее на паутине, которую потом его друзья могли втащить обратно наверх.
- Мы будем причесываться, или нет? - зевнула Алпа.
Они с Тулпан вошли в мрачное, приземистое здание с окнами-щелями. У пропасти остались только Чалвен и смертоносец.
- Иржа, ты уловил их мысли?
«Только общий фон. Они не ожидали, что я окажусь так близко. Все восьмилапые готовы выполнить волю своего Повелителя.»
- Это понятно, я ничего другого и не ждал! - Чалвен потряс седой головой. - Разве восьмилапые хоть когда-нибудь хотят другого?! Меня больше беспокоят мысли людей.
«Люди тоже поглощены своими планами. Конечно, никто из них не нуждается в самке так сильно, чтобы искать ее в горах. Им нужен Хаж... Но я не почувствовал злобы, возможно, это наш шанс. Если Арнольд согласиться жить здесь, то все будет в порядке. Мы найдем способ сделать его королем Хажа, а не подданным Повелителя Чивья.»
Чалвен опять потряс головой, будто стараясь избавиться от забившейся в уши трухи, потом огляделся. Смертоносцы, подчиняясь неслышному приказу, замерли возле моста, невидимые с того берега из-за высоких кустов. Такая предосторожность, конечно же, могла обмануть лишь людей. Стражники, подгоняемые криками Патера, крутили большие вороты, натягивающие сплетенные из паутины веревки.
- Надеюсь на тебя, Иржа. Но для старого слуги это будут нелегкие времена... Отвезешь меня в поселок, если Арнольд останется здесь?
«Обязательно. Но с больше охотой отвез бы Патера, они наверняка поссорятся.»
- У тебя на спине хватит места для нас обоих. Вот только присматривать за Тулпан тогда придется тебе одному.
«Повелитель тоже приказывал мне одному.»
Чалвен вздохнул, опустился на камень.
- Неужели они не могут прислать с севера никакой весточки для нас? Ну хотя бы для тебя? Вдруг...
Старик осекся заметив резкое, недовольное движение жвал паука.
«Город не разрушен, Чалвен, не смей думать об этом! Ужжутак незыблем в веках. Если Повелитель не счел нужным послать к нам достаточно сильный отряд, чтобы пройти по землям Гволло и Трофиса, значит, у него просто нет для нас приказаний.»
Смертоносец решительно засеменил прочь, почти мгновенно скрывшись за деревьями. Чалвен остался сидеть, тяжело дыша: сердитый Иржа непроизвольно обрушил на него давящую мощь части своего сознания. Человек, мало общавшийся с пауками, наверняка потерял бы сознание, или забился на земле от ужаса. В то же время те, кто еще детьми привык защищать свой рассудок, могли выдерживать и куда более сильные импульсы.
- Тулпан и Алпа вроде бы могут скрывать от восьмилапых свои мысли... - тихо пробормотал старик, когда почувствовал, что Иржа отошел достаточно далеко. Привычка разговаривать с самим собой появилась у Чалвена с возрастом, способствовало ей и то, что во дворце хватало пауков, слышавших мысли. - Смертоносцы видать не знают об этом. Потому и не знают! А может быть, догадываются... Вдруг и этот Арнольд такой же?
Старый слуга больше доверял своим восьмилапым, чем двуногим гостям. Его детство прошло в пустынных, жарких областях степи, где о смертоносцах знали лишь из страшных сказок. Но многие годы, проведенные в Хаже, изменили его отношение к могучим чудовищам. С ними тоже можно ладить, и по крайней мере одно преимущество смертоносцев перед людьми неоспоримо: они не умеют предавать.
Однако прочие жители дворца жили бок о бок со смертоносцами с самого раннего детства, и уж они-то предавать умели, Чалвен в этом не сомневался. Таков уж человек! Как можно доверять хотя бы принцессе? Вскружит девочке голову заезжий парень, подговорит изменить никогда не виданному северному Смертоносцу Повелителю. Однажды в воздухе зажужжат стрелы... Не то чтобы Чалвен так уж любил именно Иржу, но сознавал, что взамен этим восьмилапым обязательно придут другие. А слуга очень надеялся провести последние годы жизни без перемен, которые никогда не сулят ничего хорошего.
Гостей встретили именно так, как и собирались. Одинокий Иржа стоял за пропастью, недвижимый, важный. Стражников Патер рассадил в кустах возле поднятого моста, хотя скрывала растительность их только от людей. Сам воевода стоял во весь рост, опираясь на большой ворот подъемного механизма.
Появившийся из-за поворота караван остановился почти мгновенно, как умеют только пауки, люди качнулись в седлах. Потом, вступив в неслышный диалог с Иржей, восьмилапые приблизились. Мирза, главный смертоносец, церемонно пригнул передние лапы, сразу распознав во встречающем старшего по возрасту.
«Мирза, Око Смертоносца Повелителя города Чивья,» - представился он. - «Мы получили весть о том, что ваша самка - Малая Повелительница ищет жениха. На моей спине Арнольд, младший сын нашего Малого Повелителя. Свадьба могла бы стать оплотом нашей грядущей дружбы. Я все сказал, да продлятся дни твоего Повелителя.»
«Я - Иржа, Око Смертоносца Повелителя города Ужжутак,» - не спеша ответил Иржа. - «Я рад, что вы откликнулись на наше приглашение. Во дворце Арнольда ждет Тулпан, человеческая принцесса, однако она не Малая Повелительница Горного Удела. Смертоносец Повелитель еще не назначил Малого Повелителя... С тобой слишком много восьмилапых для дружеского визита, Мирза. Да продлятся дни Повелителя Чивья.»
Мирза чуть переступил лапами, не сумев скрыть эмоций.
«Разве принцесса не означает Малая Повелительница?.. Пусть Арнольд и Ларион, старый человек, поговорят с вашими. Я мало разбираюсь в делах двуногих. Путешествия теперь стали опасны, до нас дошли слухи о мятеже в Гволло. В горах видели шайки беглых людей. Ты, Око Повелителя в Горном Уделе, должен был об этом знать.»
«Горный удел начинается здесь и простирается на юг, меня мало интересует происходящее севернее, в ваших землях,» - не дрогнул Иржа. - «Я впущу во дворец только трех восьмилапых.»
«Будь по твоему. Но мост должен быть опущен.»
Десять глаз Мирзы уже успели разобраться в механизме. В случае нападения помощь успеет прийти, слишком долго людям придется крутить вороты. Паук чувствовал всех стражников, и предполагал, что у них имеются луки, но прежде никогда не испытывал на себе их действие, поэтому несколько недооценивал врага.
«Патер! Со мной войдут трое смертоносцев!» - обратился Иржа к воеводе, для чего пауку вовсе не нужно было даже поворачиваться.
- Я понял! - пробасил Патер, сложив руки рупором, что тоже было совершенно излишним. - Давайте, ребята, работайте!
Стражники поднялись из кустов и со смущенными улыбками взялись за вороты. На взгляд постороннего это могло бы показаться странным - ведь предполагаемые враги оставались у моста и могли попробовать напасть. Но путь над пропастью был достаточно узок, чтобы находящиеся в распоряжении Иржи смертоносцы смогли остановить даже численно превосходящего врага.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


А-П

П-Я