https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/Hatria/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лучники, которых у жителей Хажа имелось гораздо больше, смогли бы решить исход сражения.
Иржа хотел лишь с самого начала дать понять пришлым сородичам, что не намерен допускать отклонений от традиций гостеприимства и настроен очень серьезно. Двуногие гости из Чивья спешились и выстроились перед мостом, готовясь первыми перейти на ту сторону.
Когда мост, скрипя и раскачиваясь, опустился, некоторый переполох вызвал Чалвен. Слуга вдруг вспомнил о древней традиции встречать гостей, и решил непременно протрубить в рог. Во время двух прежних приездов женихов он про висевший на стене инструмент и не вспомнил, но теперь не удержался. Когда слабый, но резкий, хрипловатый звук, вырвавшийся из большой раковины пронесся над округой, рыжий Арнольд был уже посередине моста и от неожиданности покачнулся, едва не полетев вниз.
- Что за мода у них строить мосты из двух бревен?! - воскликнул он, схватившись за руку своего спутника, длинноволосого Олафа.
- Разве здесь ездят повозки? - хладнокровно усмехнулся тот. - Посмотри вперед - это они называют дворцом!
- В самом деле, - согласился Арнольд.
Дворец, частью состоявший из естественных пещер, частью сложенный из камней и кирпичей, действительно производил впечатление мрачное. Оборону в нем держать, защищая один из пяти перевалов, еще можно было, но жить? Сада гости просто не заметили, им бы и в голову не пришло, что эти в беспорядке растущие деревья и кусты - сад.
- Но главный сюрприз ждет нас впереди, - Арнольд пошел дальше, вернув на лицо вежливую улыбку. - Скоро узнаем, кого здесь называют принцессой.
- Не болтай! - бросил ему через плечо шагавший первым старик Ларион. - И не думай!
В мире, населенном не только людьми, но и переговаривающимися с помощью мысленных импульсов смертоносцев подумать лишнее не менее опасно, чем сказать. Пауки выстроились с двух сторон, одновременно и защищая мост, и проявляя вежливость. Когда мимо них проходил Арнольд, они чуть подрагивали передними лапами. Не слишком почтительно, но вполне достаточно для младшего сына Малого Повелителя чужого города.
После людей на ту сторону перебрались Мирза и двое восьмилапых, за ними, чуть помедлив, прошел Иржа. Как только смертоносец оказался в дворцовом саду, стражники снова взялись за вороты и подняли мост. Мирза уже знал об их действиях, уловив намерения людей, но вежливо молчал до тех пор, пока веревки из паутины не натянулись.
«Ты не доверяешь нам, Иржа?»
«Смертоносец Повелитель приказал мне заботиться об охране Горного Удела.»
«Мы никогда не воевали с Ужжутаком. Я должен буду с прискорбием доложить своему Повелителю о твоей показной грубости.»
«Это не грубость,» - скрепя сердце Иржа согнул перед гостем передние лапы. Он знал, что именно этого на самом деле и добивается от него Мирза и был готов к короткому унижению. - «Лишь предосторожность. Ты сам сказал, что беглые люди из Гволло разбойничают поблизости.»
«Теперь я понял,» - Мирза боком отошел в сторону, очень довольный.
Важный чужак все же поклонился ему, более молодому! Так и должно быть, ведь они гости из могучего Чивья, а про Ужжутак, что находился далеко на севере, давно никто не слышал... Между тем люди успели поприветствовать друг друга, хозяева представились первыми, настала очередь гостей.
- Я - Ларион, Око Малого Повелителя, - сказал старик и встречающие его Чалвен и воевода кивнули, будто не знали этого заранее. - Этот рыжий красивый парень - Арнольд, младший сын короля Стэффа. Рядом нестриженый бездельник - Олаф, племянник короля и слуга Арнольда. Агни, мой слуга. Женщину зовут Настас, она нема, но обладает даром предсказания. Ей захотелось поехать с нами и король не стал в этом препятствовать.
Чалвен и Патер переглянулись, кивнули опять, на этот раз уважительно. Люди с подобным даром рождались редко, и почти все были женщинами. Гостья улыбнулась, показав при этом крупные желтые зубы. Все ее лицо собралось в множество морщин, совершенно спрятав глаза. Когда улыбка так же неожиданно исчезла, то оба подумали, что не в состоянии определить ее возраст. Не молода, пожалуй, стара, но то появляющиеся, то разглаживающиеся морщины не давали понять, насколько.
Настас между тем будто забеспокоилась. Она пригнулась, как-то странно поджала к груди руки и вдруг поскакала к дворцу, прячась от кого-то за деревьями. Стражники захихикали, Патер сурово взглянул на них, потом сделал гостям приглашающий жест.
- Прошу! Принцесса с нетерпением ждет вас!
- Мы не сомневаемся в ее красоте! - Ларион опять пошел первым. - Но если ты, друг мой, опасаешься за жизнь и здоровье своей госпожи, то хочу тебя успокоить: Настас ведет себя немного странно, но ни разу не причинила кому-либо вреда. Да и оружия у нее нет...
Патера гораздо больше успокоило то, что пустившийся за женщиной Чалвен почти догнал ее у входной двери. Ну и стражники у него в подчинении - ни один не догадался держаться рядом! Иржа полностью сосредоточил свое внимание на восьмилапых, от него поддержки ждать тоже не приходилось.
У дверей воевода немного опередил Лариона, важно прокашлялся, поправил на себе широкий пояс с длинным мечом и широко распахнул и без того не закрытую Чалвеном тяжелую дверь.
- Принцесса Тулпан! К тебе высокие гости из города Чивья по важному делу!
Согласно полузабытого этикета, принцесса должна была ответить «Проси!», но этого не произошло. Обеспокоенный Патер заглянул в зал и увидел, что Тулпан стоит на троне, из-за которого выглядывает перепуганная Алпа. Воевода шагнул внутрь, взявшись за рукоять меча. В темном углу Чалвен сидел верхом на гостье и явно пытался ее задушить.



- Пожалуйста, подождите одну минуту! - с широкой улыбкой вернулся Патер к вежливо ждущим гостям. - Принцесса еще не готова!
- Я понимаю, - легко согласился Ларион, в то время как Арнольд и Олаф переглянулись с плохо скрываемыми ухмылками. - Молодая девушка... Хозяйка такого большого дворца...
Патер кашлянул, стараясь заглушить громкое пыхтение Чалвена, и совсем уже забыв про приличия, захлопнул перед приезжими дверь. Бегом он кинулся к старику и стащил его с Настас. Та осталась лежать, растянув губы и сморщив щеки с своей жутковатой улыбке.
- Ты с ума сошел?! - зарычал Патер на Чалвена. - Что она тебе сделала?!
- Она сожрала... - старик задыхался. - Она сожрала медальон!..
- Какой еще медальон?! - возмутился воевода, и тут же сам все понял. - Тулпан, где твой медальон?!
- Он же все сказал, - сердито сказала девушка и с размаху плюхнулась на твердую подушку трона, заняв в нем более приличествующее принцессе положение. - Эта сумасшедшая старуха подбежала, сорвала его с меня вместе с цепочкой и проглотила!
Патер недоверчиво посмотрел на Настас. Она все так же лежала на спине, смирная, счастливая. Воевода еще немного сомневался, когда гостья вдруг быстро закивала головой, а через миг выплюнула кусочек тонкой золотой цепочки.
- И как же мы теперь докажем, что Тулпан - принцесса? - Патер почесал затылок, сбив на бок шлем, и несильно пихнул ногой сидящего на полу Чалвена.
- А вот никак... - выдохнул старик и показал пальцем на Настас. - Пускай они сами ее разрубят и достанут!
- Ну уж... Разрубят... Скажешь тоже! У нее все же дар, да и гостья. А знаешь, - Патер просиял, - ведь он сам выйдет! Со временем.
- Со временем! - передразнил его Чалвен. - Ты думай, что говоришь! Это что же за амулет будет со временем?! Его Смертоносец Повелитель прислал, а мы?! Беги скорее к Ирже, скажи, а то я совсем задохнулся...
- Ты тут за ней пригляди! - воевода сердито оскалился на Настас. - Прожорливая какая! Ох, конфуз назрел...

Глава вторая

Медальон, проглоченный полубезумной Настас, представлял из себя золотой шарик, способный открываться при одновременном нажатии на два крошечных выступа. Тогда полушария распадались, показывая находившийся внутри них крошечный зеленый бриллиант. Именно он и являлся символом власти.
Малые Повелители, предводители человеческих племен, согласившихся служить смертоносцам, старались передавать власть по наследству. Однако это не всегда нравилось паукам, которые благодаря своим способностям иногда знали сына лучше, чем отец. Поэтому по установившейся традиции Смертоносец Повелитель передавал новому Малому Повелителю свое позволение править в виде какого-либо уникального предмета, получившего название Ярлык.
Шли годы и люди все больше походили не на слуг пауков, а на их союзников. Жизнь двуногих становилась более независимой, а восстания, случавшиеся время от времени - все опаснее. Повелители приходили к выводу, что проще уступать требованиям своих подданных, получая верных друзей, способных во многом помочь настоящим хозяевам городов. Ярлык теперь не вручался каждому Малому Повелителю, а хранился в их семье, причем люди уважали этот предмет как некий священный символ.
Одно запрещалось: передавать Ярлык другой семье. Против этого люди почему-то не возражали, более того, им это нравилось. Теперь столкновения между различными группировками двуногих в городах начинались, как правило, лишь когда прерывался род королей. Такое случалось нечасто, Смертоносцы Повелители порой даже давали людям время выпустить лишнюю кровь, определяли сильнейших и только потом вставали на чью-либо сторону.
Люди любили символы, и во многих городах наряду с Ярлыком появился Малый Ярлык. Его получал в дар от Смертоносца Повелителя наследник, старший сын, или дочь, если с такой просьбой обращался король. Именно так крошечный зеленый бриллиант, заключенный в золотой шарик древней работы, оказался у Тулпан. Символ хранился в потайном ящичке под троном, о котором все во дворце прекрасно знали. Каждый раз, когда девочки доставали медальон и начинали играть с ним, Чалвен выходил из себя и гонялся за ними по саду.
И вот теперь, когда настало время надеть его ради встречи гостей, Настас оставила принцессу без символа наследования власти. Единственного символа в Хаже, ведь Ярлык исчез вместе с королем Ашором. Чалвен лежал на полу, прерывисто дыша, и Тулпан боялась даже заговорить с ним. Старик в этот момент явно был бы рад, окажись рядом какая-нибудь сороконожка, согласная укусом ядовитых жвал избавить его от позора.
- Может, на него водой побрызгать? - тихо спросила Алпа.
- Не нужно, - схватила ее за руку Тулпан. - Сейчас придет Иржа, и скажет что делать. Не отходи от меня, я боюсь эту старуху.
- Сама боюсь, - кивнула подруга принцессы. - Эй, сумасшедшая! Ты зачем это сделала?
Девушки не знали, что Настас нема. Гостья только улыбнулась им еще раз, потом поднялась с пола и начала тщательно отряхиваться. Зазвенели золотые, серебряные и просто железные бляшки, во множестве украшавшие ее наряд. Чалвен приоткрыл левый глаз, увидел гостью и со стоном опять закрыл его.
- Не хочешь с нами говорить, да? - Алпа немного пришла в себя и вдруг вспомнила про оружие. Она вытащила кинжал, точно такой же, как у принцессы: - Видишь? Не подходи к нам!
- Ты сама не подходи к ней! - потребовала принцесса. - Пускай стоит там. Придет Иржа и все как-нибудь уладится. Ведь он-то знает, что это я - наследница.
- Все это знают, - Алпа пожала плечами. - Неужели ты думаешь, что без медальона ты уже не принцесса? Да гости и не знают, где находится Ужжутак, им важно кого мы здесь признаем главной. Хотя это забавно... Сейчас я вспорю старухе брюхо, надену медальон на себя и выйду замуж за рыжего Арнольда, а ты будешь моей служанкой!
Она заливисто расхохоталась - алкогольных паров в ее крови еще хватало. Тулпан поморщилась. Да, люди в Хаже не спутают свою принесу с другой, хотя потеря Малого Ярлыка очень неприятна. Но смертоносцы весьма щепетильны, и не обнаружив символа власти, пусть и наследной, могут просто уйти. Ведь без позволения далекого Повелителя властвовать Хаж превращается из Горного Удела Ужжутака в независимое королевство двуногих, лакомый кусок для любого. Даже присутствие здесь Иржи и других восьмилапых не может изменить положения дел - они сами оказываются скомпроментированными, не оправдавшими доверие северного Повелителя, позволившими людям утерять оба Ярлыка.
Об этом же на бегу думал Патер. Он выдавил из себя жалкую улыбку, оказавшись за дверью, но не нашелся что сказать гостям и кинулся через сад к восьмилапым. Два Ока своих Повелителей стояли рядом и вели неторопливую, неслышную беседу. Перевести ее на человеческий было невозможно, хотя по сути она являлась просто обменом новостями. Перебрасывая друг другу зрительные и слуховые образы, смертоносцы к тому же еще и соревновались. Кто сможет большему научить собеседника? Обычно преимущество на стороне старшего, но Иржа много лет провел в пустынном Горном Уделе, а Мирза скитался по степи, выполняя разнообразные поручения властителя, участвовал в далеких походах и сражениях, оплодотворял самок, охотился...
Иржа проигрывал, окружавшие их смертоносцы, выполнявшие роль болельщиков в этом соревновании, испускали импульсы одобрения в сторону Мирзы. Поэтому когда один из глаз паука заметил приближающегося Патера, то восьмилапый тут же прекратил беседу и, быстро изобразив лапами жест сожаления, побежал навстречу человеку.
- Иржа! - горячо зашептал воевода. - Там...
«Не думай!» - предупредил его паук.
Он подбежал к Патеру и обнял его лапами, почти полностью упрятав под мохнатым телом, прижал человека к мягкому брюху. Теперь он мог блокировать мысленные импульсы воеводы, который сам этого не умел.
- Она сожрала медальон! Настас! Малого Ярлыка больше нет! То есть он есть, но он внутри и...
Паук, читая мысли Патера, узнал гораздо больше, чем сумел выговорить запыхавшийся старик. Он, придерживая воеводу двумя лапами, побежал ко дворцу. Перед дверями Ирже пришлось опустить свой груз на землю, что поклониться.
«Сожалею, у нас случилась некоторая неприятность, нарушающая этикет. Вы обо всем узнаете очень скоро.»
- Надеюсь, наша Настас тут ни при чем? - Ларион наклонил седую голову.
Опытный в общении с пауками, он чувствовал, как читают его мыли, как ищут подвох, сосредотачивая особое внимание на ассоциациях, связанных с образом Настас. Ларион постарался полностью открыться - он чувствовал себя совершенно невиновным.
«Вы узнаете очень скоро,» - повторил Иржа.
Нетерпеливый Патер уже распахнул обе створки дверей и тащил паука за ногу. Сдвинуть смертоносца с места не по силам человеку, но Иржа и сам не собирался задерживаться. Он боком вбежал в дверь и застыл в середине зала, в то время как его сознание металось от одного человека к другому.
Алпа и Тулпан наперебой что-то рассказывали ему, стонал Чалвен, но паук не обращал на это внимания. Через миг он уже восстановил полную картину произошедшего. Но сознание Настас... Оно оказалось полностью закрытым для смертоносца, представая его разуму в виде медленно вращающейся темноты, вызывающей странное, неприятное чувство в брюхе.
«Женщина Настас, зачем ты сделала это?» - решился Иржа на прямой вопрос.
Однако гостья онемела не только в прямом смысле этого слова, молчали и ее мысли. Проверяя себя, смертоносец метнулся вперед, нависнув над женщиной, приблизил к ней дрожащие, сочащиеся ядом клыки жвал. Нет, ничего не отразилось в темноте, хотя от испуга Настас переменилась в лице.
- Иржа, что делать-то? - спросил Патер, когда все замолчали.
«Об этом мы спросим у наших уважаемых гостей,» - твердо ответил паук. - «Прежде всего, не спускайте с Настас глаз, пока она здесь, медальон вовсе не потерян.»
- Но он теперь у нее! - горестно выдавил Чалвен. - Нас обманули! Ларион и Арнольд специально подговорили эту женщину, и теперь Малый Ярлык у нее. Она - принцесса Хажа! Ох, не успел я, несчастный...
- Не говори глупостей! - прикрикнула на него Тулпан.
«Да, Настас не может претендовать на трон Хажа,» - подтвердил Иржа. - «Но я расстроен. Этикет нарушен, мы в глупом положении. Надо признать, что и двуногие гости показали себя не с лучшей стороны, но на смертоносцах города Чивья вины нет. О себе я не могу этого сказать.»
- Конфуз... - подтвердил Патер. - Звать их?
«Зови,» - подтвердил Иржа и подошел к узкому окну.
Там стоял, ожидая его приказаний, один из его смертоносцев. Толстые каменные стены препятствовали прохождению мысленных импульсов, но здесь можно было говорить свободно. Иржа приказал позвать Мирзу, поскольку сложившееся положение требует общего совета для принятия решения, которое не запятнает честь ни одной из сторон.
Чалвен с трудом поднялся на ноги, прокашлялся, и удалился в соседнюю залу, чтобы попасть в свою каморку. Ему хотелось хоть на минуту присесть, утереть пот платком и даже по-стариковски поплакать, когда никто не видит. Половину жизни проведя во дворце, слуга искренне полагал, что вся забота о соблюдении традиций и этикета лежит на его плечах.
По его мнению, в королевстве Хаж этикет соблюдался на высочайшем уровне, и очень бы удивился и расстроился, узнав, как смешат его потуги жителей большого, богатого города Чивья. Там о соблюдении традиций заботились десятки вымуштрованных чиновников.
Патер вышел за дверь, чтобы наконец провести гостей в зал, принцесса села на трон. Алпа встала рядом, опершись на спинку, Иржа занял позицию с другой стороны. Паук смотрел на Настас, эта женщина не нравилась ему. И уж конечно, нельзя было допустить, чтобы она вышла отсюда и сумела перепрятать медальон. Именно так смотрел на это смертоносец - его представление о пищеварительной системе человека не допускало иного толкования. Настас спрятала украденное, и сможет удержать в себе еще некоторое время.
- Принцесса Тулпан! К тебе высокие гости из города Чивья по важному делу! - провозгласил Патер.
- Проси! - с некоторым опозданием откликнулась Тулпан.
Первым во дворец вошел Арнольд, как более высокий по рождению, за ним Ларион, Олаф, и, наконец, Агни. Патер тут же открыл вторую створку, чтобы пропустить приближающегося Мирзу. Гости выстроились возле Настас, наступило короткое молчание. Наконец к группе присоединился воевода, который успел ненадолго выскочить, чтобы негодующими жестами подозвать нескольких стражников.
- Я счастлив приветствовать тебя, принцесса Хажа, Горного Удела города Ужжутак, да продлятся дни его Повелителя! - четко проговорил Ларион, тряся окладистой бородой.
После обмена немного скомканными (из-за волнения хозяев) приветствиями, стороны взаимно представились друг другу. За это время Мирза и Иржа успели обменяться информацией. Восьмилапый гость не сдержал радостных эмоций - его более старший соперник опять оказался в невыгодном положении.
«Никто из нас не предполагал о таком поведении Настас, заверяю тебя,» - сказал Око Повелителя Чивья. - «Однако хочу предостеречь от попыток причинить женщине вред: люди чрезвычайно уважают таких, как она. Они называют это «дарами», такие рождаются редко. Если ты заглядывал в ее сознание...»
«Да, я сделал это. Что ж, тогда мы будем ждать. Я не выпущу Настас из дворца,» - жестко предупредил смертоносец. - «Малый Ярлык доставлен принцессе из Ужжутака, в знак уважения к ее отцу и всей семье. Поступок подданной Повелителя Чивья может быть оценен как враждебный.»
«Хорошо,» - согласился Мирза. - «Женщина останется здесь, пока медальон не покинет ее тело. Людей почему-то смущают подобные вещи... Дело, ради которого мы здесь, всецело в ведении двуногих, напоминаю.»
Иржа и сам все помнил, пауки не умеют забывать. Да, сложная паутина человеческих взаимоотношений вполне может запутаться так сильно, что сватовство сорвется.
- Я приношу глубочайшие извинения за столь неожиданный поступок моей спутницы, - церемонно расшаркивался Ларион, стараясь выглядеть смущенным.
На самом деле он с трудом прятал в пышных усах улыбку. Не имеющие подобного украшения Арнольд и Олаф отворачивались и потирали лица. Вдобавок Алпе сложившаяся ситуация тоже показалась очень забавной, она фыркнула и спряталась за троном.
- Надеюсь, спустя некоторое время все уладится, - пробасил покрасневший Патер. - В сущности... Мы конечно, должны продемонстрировать... Но, наверное, можно пока обойтись и без Малого Ярлыка?
- Придется обойтись без него, - уточнил Ларион. - Итак, принцесса - я осмелюсь называть ее так, доверяя вам... Принцесса Тулпан готова рассмотреть предложение сына нашего Малого Повелителя о свадьбе? Я думаю, что у этого дела есть две стороны.
- Да уж не меньше... - еще больше покраснел воевода и взглянул на Иржу, но паук промолчал. - Никак не меньше, чем две. А с которой начнем?
- С обоих. Пусть молодые люди прогуляются между тех деревьев, что растут у дворца. Там безопасно?
- Вполне. Тулпан! Иди с Арнольдом в сад! - гаркнул воевода и тут же осекся - уж очень это походило на приказ. - Мы решили, что вам надо поговорить и...
- Чтобы вы там не решили, - сквозь зубы процедила побледневшая принцесса, - а решать все-таки буду я. Арнольд, мы с моей подругой хотим выйти на воздух. Ты составишь нам компанию?
- Конечно, - гость чуть наклонил рыжую голову. - И мой слуга Олаф тоже к твоим услугам.
Когда пышащая яростью Тулпан покинула дворец, опять стало тихо. Патер смущенно кашлянул и отвернулся от Лариона.
- Чалвен! Как там стол?! Все готово?!
- Сейчас! - резко отозвался старик, который в соседней зале действительно готовил для гостей угощение, точнее, расставлял его на столе.
Его просто вывело из себя обращение воеводы с принцессой на глазах у приезжих. Конечно, частенько приказывал во дворце именно Патер, и никто с этим не спорил, но ведь как это теперь неприлично! Кроме того, Тулпан наверняка вернется нескоро, а Чалвен поставил для нее самый высокий стул во главе стола. Теперь старик не знал, кого туда посадить.
- Пока идут приготовления, - опять заговорил Ларион, - мы можем коснуться второй стороны дела. Предположим, что Малый Ярлык находится там, где ему и положено быть, на груди принцессы. Но... Давай начнем с самого начала. Прошло уже три сезона, как пропал король Ашор. Таким образом его можно считать погибшим, а Ярлык Малого Повелителя - утраченным.
Ларион сделал паузу. Патер даже запыхтел от натуги: надо было хоть что-нибудь сказать, а смертоносец и не думал подсказывать.
- Да... Хотя мы надеемся на чудесное спасение нашего короля! Но, в общем, да... Он охотился на скорпионов, это такая серая порода, мы называем их скалистыми. Не оттого, что у них скалы на панцире, хе-хе, а потому что живут среди скал. Там серый камень, и их очень трудно заметить, поэтому...
- Итак, - Ларион мягко положил руку на плечо воеводе, заставляя его замолчать. - Итак, единственный символ законной власти, символ, который определяет принадлежность Горного Удела, иначе говоря, королевства Хаж, к городу Ужжутак, что находится к северу, является Малый Ярлык. Верно?
- Вро... - Патер мысленно обозвал Иржу «раскорякой», но восьмилапый и тут не заговорил с ним. - Вроде того что... Да.
- Значит, - продолжил гость, - принцесса Тулпан и есть Малая Повелительница, хотя ее статус не вполне ясен. Я хочу сказать, что для полного доверия к ее статусу нужен Ярлык, который она получила бы от Смертоносца Повелителя Ужжутака. Но это невозможно, потому что города на севере сейчас находятся в состоянии войны, и уже из трех мест мы получили известия об объявленном Пхашш.
Пхашш объявлялся Повелителями восьмилапых в моменты крайнего обострения войны, когда они отказывались верить кому бы то ни было. Это означало, что каждый смертоносец, человек, жук или иное разумное существо, оказавшееся в момент Пхашша на территории города, станет врагом и будет немедленно уничтожен. Дорога на север действительно была закрыта.
- Повелитель Ужжутака не может прислать Ярлык, - Ларион обернулся на Иржу. - По причинам, от него не зависящим...
Пауки были очень ранимы в таких вопросах. Его Повелитель - самый сильный, самый могущественный. Тот, кто усомниться в этом - враг.
«Продолжай,» - сухо приказал Иржа.
- В то же время вокруг очень неспокойно. Последние войны на севере возникли после того, как погиб город Стиал, а его земли не сумели поделить, не проливая кровь. Теперь уже с Трофисом вот-вот случится то же самое, а в Гволло - восстание людей. Я презираю этих варваров... Но даже они опасны для малонаселенного Хажа.
- Мы надежно защищены пропастями! - Патер немного приободрился, расправил плечи. Уж в этом-то он считал себя знатоком. - Древние строители дворца и пяти поселков возвели не только поднимающиеся мосты, но и множество крепостных стен, сделав рубежи Хажа поистине неприступными!
- Конечно, - Ларион поднял вверх руки. - Мы могли это оценить! У меня нет ни малейших сомнений, что от банд дикарей Хаж сможет защитить себя. Но мы не можем предвидеть дальнейшего развития событий... Это политика, Патер. Ты ведь понимаешь, как сложна политика, проводимая степными городами?
- Да, - уверил его воевода и опять посмотрел на Иржу.
«Мы знаем, как силен город Смертоносца Повелителя Чивья и уважаем его силу,» - сообщил паук.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я