https://wodolei.ru/catalog/akrilovye_vanny/sidyachie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Хаж может рассчитывать на нашу помощь в том случае, если... Если кто-либо посмеет напасть на королевство. И если, конечно, между нами установятся дружеские отношения.
«Если кто-либо посмеет напасть на Горный Удел города Ужжутак,» - все так же спокойно уточнил Иржа.
- Да... - теперь пришла очередь Лариона посмотреть на Мирзу.
«Горный Удел города Ужжутак,» - повторил смертоносец. - «Малый Ярлык пришел сюда с севера.»
- Тем не менее, - осторожно продолжил гость, - королевству Хаж, иначе именуемому Горным Уделом города Ужжутак в сложившейся ситуации не помешает надежный союзник, которым мог бы стать город Чивья. Высокородный Арнольд, хоть и не является принцем, достойный жених для принцессы Тулпан.
- А я думал. Он сын Малого Повелителя... - расстроился Патер.
- Сын, но младший. То есть не наследник, не принц, - терпеливо пояснил Ларион. - Однако встает следующий вопрос... Если свадьба состоится, то королевство может опять получить Большой Ярлык, взамен утраченного.
«От Смертоносца Повелителя города Чивья,» - уточнил Мирза.
- Да, и это сильно упрочит положение нового короля.
- Нового короля? - Чалвен вошел в залу, чтобы пригласить всех к столу и замер, услышав последние слова. - Как это - нового короля? А если вернется наш король, Ашор?
- Здесь нам нужно решить сразу: вернется король или не вернется, но если вопрос о замужестве его дочери обсуждается без него, то власти у Ашора уже нет, - твердо сказал Ларион и поджал губы, ожидая реакции.
Но хозяева молчали. Чалвен и Патер просто не знали, что сказать, а Иржа быстро просчитывал, к чему может привести их согласие с доводом гостей. С формальной точки зрения Ларион был совершенно прав: дочь выходит замуж без позволения родителей только в случае их смерти, так заведено у людей.
«Арнольд не сможет принять решение, если все сможет измениться в любой миг,» - сказал Мирза и чуть подвинулся к Лариону. - «Наш визит будет неудачен.»
- Прошу к столу, - вдруг вспомнил Чалвен. - Продолжим разговор там.
- А хорошо бы сейчас медку! - воспрял к жизни Патер. - Идемте, Ларион, и Агни пусть садится с нами! Молодые могут еще погулять.
- С удовольствием... - гость пошел за Чалвеном, сделав небрежный жест Агни и Настас.
Никакого удовольствия Ларион, конечно же, не испытывал. Личные дела торопили его обратно в Чивья, там решались дела поважнее, чем судьба крохотного королевства, непонятно от кого защищавшего горные перевалы. Старик с удовольствием вообще отказался бы от поездки, но Малый Повелитель приказал ему быть своим Оком, и тут наверняка не обошлось без интриг.
Угощение, приготовленное Чалвеном, не отличалось изысканностью. Да гости, впрочем, не ждали ничего другого, насмотревшись на примитивный, диковатый быт жителей Хажа. Большие глиняные миски с горками вареных клубней, мелкие и кислые, растущие в горах ягоды и кое-какие фрукты, не идущие ни в какое сравнение с теми, что дарила более теплая степь.
Но украшением стола, конечно же, являлись три больших кувшина с медом. Они вдоволь настоялись в подвалах дворца, и Патер ждал их появления на свет с нетерпением. Воевода давно пытался наложить на запасы свою скорую руку, но Чалвен стойко оборонял свое хозяйство.
- Вот! - Патер на радостях даже слегка толкнул в бок Лариона. - Теперь-то у нас все поживее пойдет!
- Надеюсь, - скромно заметил гость, осторожно накладывая себе на тарелку по чуть-чуть из каждого блюда, как и должны поступать воспитанные люди. - Но я жду вашего решения.
- Ну... Конечно! - воевода имел на этот счет свое мнение и наполнил четыре кружки, потому что Настас сразу перевернула свою вверх дном.
При этом ее жесте Чалвен поморщился - он-то надеялся, что после обильного возлияния женщину стошнит, и медальон возвратится на свет более пристойным образом. Гости переглянулись, увидев полные пенящегося меда кружки, но выпили до дна, согласно этикету.
- За нашу будущую дружбу! - предварил начало пира Патер.
От меда в голове Лариона чуть зашумело. Старик поморщился - еще не хватало напиться. Он терпеть не мог выслушивать нравоучения от смертоносцев, а уж Мирза не упустит повода. Да и при дворе короля Стэффа обязательно узнают, станут порочить...
- Так я все жду вашего ответа, - напомнил он Патеру, когда воевода опять взялся за кувшин. - Вы готовы признать Ашора безвозвратно потерявшим права на власть?
Воевода замешкался, но ему помог Иржа, который вместе со своим восьмилапым визави стоял за столом, не принимая участия в трапезе.
«Продолжи, чтобы мы приняли решение. Что следует из того, что Ашор потерял власть?»
- Из этого следует, - Ларион решительно отодвинул от себя кружку, - что единственным властителем в Хаже является принцесса Тулпан. Она, как наследница, по положению даже выше, чем уважаемый Иржа, Око Смертоносца Повелителя, так же как король Ашор был выше его. В той части, что касается управления людьми, конечно...
«Я понимаю тебя,» - дружелюбно подтолкнул его Иржа. - «Продолжай.»
- Так вот, - гость продолжил смелее, - и получается, что муж принцессы будет занимать положение выше, чем Малый Повелитель. Посудите сами: ведь на свадебной церемонии произносится клятва жены на верность мужу.
- А я слышал, что иногда, в высоких семьях, такая клятва не произносится! - почти выкрикнул Чалвен, который никогда ни о чем подобном не слышал, и жалобно посмотрел на Иржу.
«Не торопись,» - успокоил только его паук, а для всех сказал: - «У людей странный, и на мой взгляд, идущий из диких времен обычай ставить самца выше самки. Ты знаешь, человек, что смертоносцы привыкли уважать мать.»
«У животных существ, с их примитивным способом размножения, могут иметься свои резоны на этот счет,» - тут же сказал Мирза. - «Ты же не ставишь двуногую самку выше восьмилапого самца?.. Кроме того, даже смертоносцы присягают именно Повелителю.»
«Ты знаешь, с чем это связано!» - Иржа имел свои, принесенные с севера принципы и считал обсуждение некоторых тем, по крайней мере при людях.
Почитание самки было одним из основополагающих принципов цивилизации пауков. Самка могла приказывать самцу, а при желании - убить и сожрать его, или скормить детенышам, любой смертоносец почел бы это за честь. Но ни в одном городе никогда не выбирали Повелительницу. Древние легенды говорили о страшных последствиях такого рода решений, власть толкала самок на самоубийственные поступки. Они хотели убить всех, чтобы мир не принадлежал никому, кроме их потомства. Это был какой-то очень древний инстинкт, и говорить о нем при людях или жуках - унижать восьмилапых.
- Странная сложится ситуация... - робко заговорил Ларион. Люди инстинктивно вжали головы в плечи, чувствуя импульсы ненависти, которыми обменялись восьмилапые. - Малая Повелительница и ее муж... Фактически, властвовать будет именно он. Но со стороны это будет выглядеть странно... Между тем у нее нет Ярлыка, а есть лишь медальон с Малым Ярлыком. Было бы чудесно, если бы Арнольд получил Ярлык от Смертоносца Повелителя города Чивья.
Патер опустил руку с кружкой, которую все еще держал поднятой, донышко гулко стукнуло по столешнице. Вот и попировали... Получить Ярлык от Повелителя Чивья - значит признать его власть над Горным Уделом.
«Не совсем!» - Мирза прочел мысли воеводы. - «Не совсем так, Патер! Ведь у вас останется Малый Ярлык от Повелителя Ужжутака.»
«Малый Ярлык не поспорит с Большим,» - заметил Иржа. - «Мирза, ты предлагаешь нам изменить Повелителю.»
«Нет!» - смертоносец попятился, занимая оборонительную позицию. Только что Иржа обвинил его в нанесении несмываемого оскорбления. - «Это не измена! Ты знаешь, что армия Чивья могла бы прийти сюда вместо нас, и ее не остановит твой мост! В любой день такая же сила может неожиданно появиться из-за снежных перевалов, как в легенде о Повелителе Маро. Тогда Чивья подвергнется опасности. Мой Повелитель милостив, и не заявляет своих прав на Горный Удел Ужжутака, тем более, что с севера давно нет вестей...»
Опять воцарилась тишина. Патер с тоской посмотрел на кружку, потом скривился и влил ее в себя отчаянным залпом. Вот и договорились до угроз... Ни гости из Гволло, ни даже нахальный жених из далекого города Шахшус не вели дела так грубо. Чалвен посмотрел на воеводу, открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь язвительное, но передумал и тоже выпил.
Иржа размышлял. Легенда о Повелителе Маро гласила: некогда грозный Смертоносец Повелитель завоевал все земли от моря до моря и от гор до гор. Тогда, чтобы найти нового врага, он приказал людям перенести свою армию через снега. Двуногие исполнили приказ и те воины, что выжили, вернули себе силы, согретые солнцем. Даже потеряв половину смертоносцев, Маро сумел завоевать почти всю степь. Лишь объединенные силы наконец нанесли ему поражение.
Тогда Повелитель решил отступить, и с последним отрядом воинов опять доверился людям, которые, правда, в снегах перебили пауков, а самому Маро отрубили лапы и доставили его к врагам. Почему Мирза вспомнил про это сказание? Это произошло далеко отсюда, в Южных горах, и очень давно. Не может ли он что-нибудь знать о происходящем за белыми вершинами этих гор, Западных? Туда сватов никогда не посылали, люди враждовали с живущими за перевалами дикарями.
В то же время упоминание об армии Чивья - прямая угроза, это смертоносец чувствовал по мысленным импульсам сородича. Смертоносец Повелитель готов отвлечь свои силы для трудной, тяжелой войны с людьми в чужом для пауков мире гор? Странно, ведь в степи и в самом деле случаются битва за битвой. В трех городах объявлен Пхашш...
«Наш разговор имеет смысл лишь в том случае, если Тулпан и Арнольд договорятся о соитии,» - сказал наконец Око Повелителя Ужжутака.
- О свадьбе! - робко напомнил Чалвен.
«О свадьбе... Человеческой свадьбе. Не рано ли нам ссориться? Пусть люди продолжат трапезу за беседой, а я готов предложить тебе часть своей добычи, Мирза. Отложим разговор до вечера, когда принцесса и Арнольд скажут свое решение.»
«Согласен,» - спокойно ответил Мирза и первым пошел к выходу. - «По дороге мы не плели паутины, и я буду рад даже дохлой стрекозе.»
«В наших сетях бьются живые мухи,» - пообещал Иржа. - «А если хочешь попробовать, то я прикажу привести нам существ с красной кровью. Люди выращивают некоторые их виды в клетках.»
«Разве только попробовать... У них красная кровь, как у людей? В степи нет таких существ.»
«Зато у вас много людей.»
Пауки говорили неслышно для своих двуногих друзей. Человечина оставалась лакомством для любого смертоносца, им нравилась их теплая, пьянящая кровь. Но люди не хотели мириться с этим, и давно уже во всех городах степи в пищу употребляли лишь мертвецов. Восьмилапые терпеливо укрощали свои желания. Однако живая, бьющаяся в смертельном ужасе добыча ни с чем не сравнима. Что ж, на дикарей и восставших законы не распространялись... Иржа и сам с удовольствием принял бы участие в одной из таких облав.
- Что ж, продолжим, - мрачно сказал Патер и снова налил себе и Чалвену. - Кушайте лук. Лучше вонять самому, чем нюхать других!
Над шуткой никто не рассмеялся. Ларион поднял кружку, но отпил лишь несколько глотков, молчаливый Агни, глядя на него, поступил так же. Старик был и рад тому, что напряжение несколько спало, и расстроен задержкой. Неужели Арнольд не может действовать быстрее? Ведь отец ясно сказал ему: свадьба должна состояться, даже если принцесса окажется скорпионом.



- Не проведать ли нам молодых? - спросил Ларион. - Позовем их за стол.
- Я схожу! - с готовностью поднялся Чалвен, но от дверей вернулся и зашептал воеводе на ухо: - Ты пей, да за Настас поглядывай! Нельзя ее к выгребным ямам пускать, а то не отыщем медальона! В моей каморке приготовленный горшок стоит, туда ее проводишь. А чуть что - зови стражников.
- Ты думай, с кем говоришь! - воевода в сердцах пихнул слугу. - Неужели сам не соображу?! Иди, знай свое дело!
Чалвен ушел, бормоча себе под нос ругательства. Он был уверен, что Патер и думать забыл о медальоне, завидев кувшин. В саду, который гости почему-то называли «деревья, что растут у дворца», он не сумел различить фигур молодых людей. Предчувствуя еще одну заботу, старик подбежал к ближайшему стражнику.
- Где они?
- Кто? - не понял тот и с трудом подавил заботу.
- Да ты меда что ли на посту обпился?! Принцесса и рыжий этот, приезжий, где?!
- Да вон... - стражник широко обвел рукой сад. - Где-то там... Вроде бродили, а теперь не вижу. С ними еще Алпа была и нестриженый. Поискать?
- Ищи, да только на глаза не показывайся, а скажи сперва мне! - Чалвен подтолкнул зевающего воина в спину. - Ну что же это делается?!
Охая, он проковылял через весь сад, дважды встретившись с бегающим зигзагами стражником, но никого не нашел. Старику стало совсем плохо, и он привалился к стволу дерева, схватившись за сердце. Сверху на него посыпались кусочки коры, там зашевелился восьмилапый.
«Они смеются над тобой,» - сказал он.
- Что? - Чалвен задрал голову.
«Принцесса, ее спутники и стражник, которому приказала Тулпан. Те, кого ты ищешь, сидят в кустах и смеются над тобой. Им весело.»
- Весело?! - горестно воскликнул Чалвен. - Тут такие дела творятся, а им весело надо мной потешаться?! Где эта мерзавка?
«Не говори так о дочери Малого Повелителя.»
- Маленькая мерзавка - она и есть маленькая мерзавка! - не унимался старик. - Где она, показывай!
«Желание принцессы - приказ,» - ответил паук и поднялся повыше. - «Она не хочет, чтобы ты ее нашел. Вернись во дворец, я пригляжу за ее безопасностью, как приказал мне Иржа.»
Чалвен сплюнул со злости и поплелся обратно в зал. Там Патер, уже успевший влить в себя еще несколько кружек, рассказывал об охоте на горных оленей. Ларион слушал его с вежливой улыбкой, которая чрезвычайно раздражала воеводу.
- Ты мне не веришь?! - то и дело вскрикивал он. - Нет, скажи, ты что: мне не веришь?!
- Я верю, - кивал Ларион.
- Нет, ты слушай: у них на голове рога, и яиц они не откладывают, а вынашивают и рожают детенышей как люди! О таких тварях еще в древних сказаниях говорится...
- Сказках, - поправил его неожиданно раскрывший рот Агни. - В сказках еще говорится, что прежде насекомые были крохотными, и люди могли давить их ногами.
- Ты мне не веришь!? - Патер покраснел и переключил внимание на нового врага. - Не веришь, что эти олени скачут по скалам не хуже кузнечика даже в лютый мороз?!
- Помолчи, Агни, - строго сказал Ларион. - Чалвен вернулся. Что там? Они идут?
- Нет, хотят еще погулять. Приказ принцессы, - чопорно ответил старик. - Если гости наелись, то могут тоже прогуляться по саду. Вот только на Настас это приглашение не распространяется, это тоже приказ принцессы.
- Я понимаю... - Ларион вздохнул и посмотрел на смирно сидящую женщину. - Настас, ты подождешь нас здесь?
Она кивнула и с безразличным видом набила рот вареными клубнями, присовокупив к ним крохотный кусочек вяленой стрекозы.
- Все хорошо, Настас? У нас, - с нажимом произнес Ларион, - все хорошо? Будет?
Настас отрицательно покачала головой и вздохнула.
- Это ее дар? - спросил Чалвен, испуганно глядя на странную гостью.
- Ее дар... - вздохнул Ларион. - Никогда не знаешь, что означает ее ответ. Я спрашиваю просто так, из интереса. Однажды она обещала, что все будет хорошо, когда сын одного богатого человека отправился в степь, охотиться на бегунцов. И никто с той охоты не вернулся... Но спустя год слуги расширяли в его доме погреб, и наткнулись на тайник, в котором хранился яд и кое-какие записи. Тот парень, что погиб на охоте, собирался отравить отца.
- Выходит, Настас правильно предсказала! - уважительно промычал Патер.
- Как сказать... Ведь ничего хорошего на самом деле тоже не вышло. Порой когда она говорит, что будет плохо, тоже ничего не случается. Но она видит мир иначе, чем мы... Вот только ничего не объясняет. Идем, Агни, - Ларион отправился к дверям. - Благодарим за угощение!
- Как же они тогда узнали, что у нее есть этот дар? - спросил Чалвен у воеводы, когда гости вышли.
Но Патер уже похрапывал, устроив голову на массивных кулаках. Старик вздохнул и сел поудобнее, чтобы в одиночку сторожить Настас.

Глава третья

Сначала прогулка по саду выглядела довольно скучно: молодые люди разбились на две пары, молча следовавшие друг за другом. Но мало помалу длинноволосый Олаф сумел разговорить все еще полупьяную Алпу. Тему для беседы он выбрал самую неожиданную - странности старика Лариона.
По его словам выходило, что Око Малого Повелителя только и делает, что развлекает жителей Чивья своими выходками. То старик, выйдя из дому, забудет одеться и сверкает задницей до самого дворца перед хохочущей толпой, а потом, спохватившись, бегом несется обратно, оступаясь и падая в грязь. То прикажет ехать на носилках, но задремлет внутри, и когда они остановятся, чтобы пропустить бегущего по делу Смертоносца Повелителя паука, очнется и выскочит прямо под лапы рядового восьмилапого, крича спросонок «Приветствую тебя, о владыка города!»
Алпа и верила ему, и нет, но хохота сдержать не могла. Уж очень забавно Олаф передразнивал скрипучий голос Лариона, его горделивую осанку и манеру двигаться плавно. Принцесса и Арнольд прислушивались, наконец девушка начала прыскать в кулак.
- Да, с Олафом не соскучишься, - сказал наконец Арнольд. - Он передразнит кого хочешь в нашем городе.
- Не только в нашем! - обиделся его спутник и слуга. - Я и в Гволло бывал. Там Малый Повелитель... Никому не расскажете?
- Нет! - хором воскликнули девушки.
- Он толстый и маленький... Вот примерно такой, - Олаф очень забавно присел и пошел, раскорячив ноги и сильно раскачиваясь. - И считает себя положением выше любого восьмилапого, кроме, конечно, Повелителя и самок. Не может пройти мимо, чтобы не приказать что-нибудь. Подходит так, задирает голову, и говорит: «Ты беги к реке, да посмотри, быстро ли роют арык! А другому скажи, что я приказал ему отправиться в сады, прогнать всех жуков-вредителей!» И идет себе дальше. А смертоносцы ему даже не отвечают, они привыкли к таким глупостям.
- У вас, наверное, дворцы побольше нашего? - спросила Тулпан. - Настоящие города, много людей, много пауков...
- Да как тебе сказать, принцесса... - замялся Олаф, переглянулся с Арнольдом и тут уж они засмеялись. - Да, у нас в городах есть дворцы. Твои слуги, Чалвен и Патер, тоже довольно веселые. Вот приеду домой и буду там про них рассказывать.
- А нам!? - возмутилась Алпа.
- Это неприлично... - не слишком логично возразил Олаф.
Конечно же, он дал себя уговорить. Алпа хохотала, как сумасшедшая, глядя как похоже изображает длинноволосый гость Патера и Чалвена. Принцесса тоже смеялась, но почувствовала и легкую обиду - уж очень глупыми выглядели те, кто заботился о ней с раннего детства. Арнольд заметил это и несильно толкнул слугу в бок.
- Хватит. Лучше попросим теперь принцессу рассказать о том, какие чудеса и опасности бывают в горах.
- У нас... - Тулпан задумалась. - У нас есть существа с красной кровью, животные. Говорят, что в степи они не живут.
- Б-р-р-р!.. - гости переглянулись.
- Да-да, у них кровь, как у человека, и такое же сердце! И легкие! Хотите посмотреть? Тех, что поменьше, в поселке разводят в клетках. Они теплые и пушистые.
- В другой раз, - Арнольд жестом остановил готового согласиться Олафа. - Поселок - это ведь далеко отсюда?
- Не очень, - ответила Алпа. - Надо идти вон по той тропе все вниз и вниз. Он находится почти на самом дне пропасти, там начинается подъем к перевалу.
- Все равно, сегодня уже поздно туда отправляться. Да и Ларион может в любой момент нас хватиться. Может быть, поговорим немного и о нас?
Тулпан отвернулась. Она не знала, что сказать. Прежние сваты нравились ей меньше, с ними не посмеешься. Надутые, гордые, все время держатся за рукояти мечей. Арнольд на первый взгляд, не такой, хотя вид у него глуповатый, а лицо в веснушках. Зато слуга веселый... А не выдать ли за него Алпу?! Эта мысль так понравилась принцессе, что Тулпан взялась за дело немедленно.
- Олаф, а у тебя есть жена?
- Нет... - он собирался в очередной раз пошутить, но оказался застигнут врасплох вопросом. - Но мне казалось, я приехал просто за компанию... Принцесса - многовато для меня.
- Не говори глупостей! - одернул его Арнольд. - Почему ты спрашиваешь, принцесса?
- Потому что... - Тулпан, всю жизнь проведя в горах, не научилась хитрить. - Алпе тоже надо подыскать мужа.
Олаф поперхнулся и вдруг решил подтянуть сапоги. Алпа дернула подругу за рукав и покраснела, только Арнольду мысль понравилась. Он тихо рассмеялся.
- Да, конечно, Алпе тоже надо подыскать мужа. Но... Я могу считать это ответом на мое предложение?
- Да, - неожиданно вырвалось у Тулпан, хотя она помнила требование Иржи не отвечать ничего определенного без его разрешения. - Только...
- Я понимаю! - Арнольд быстро взял ее за руку и повел по тропинке. - Мы общались всего несколько минут. Впереди еще твое путешествие в город Чивья, у тебя будет время подумать. Но я очень рад, что пока ты согласна.
- Путешествие в Чивья?! - с завистью переспросила спешащая за ними Алпа.
- Конечно! Мой отец непременно хочет тебя увидеть, прежде чем дать согласие. На самом деле ему просто скучно... Но есть и еще кое-кто, кому очень хотелось бы с тобой познакомиться, принцесса. - Кто же это? - удивилась Тулпан. - Смертоносец Повелитель!
У девушки даже сердце замерло. Повелители казались ей страшными, удивительными существами. Неужели один из них обратит на нее внимание, пригласит в свой дворец, затянутый паутиной, будет читать ее мысли в вечном сумраке? Немногие из двуногих удостаивались такой чести.
- Вот здорово! - ахнула Алпа. - Ты поедешь в Чивья! К Повелителю! Ты ведь возьмешь меня с собой, правда? Я обещаю вести себя хорошо!
- Ну... Если это можно...
- Конечно! - Арнольд пожал ей руку. - Ты возьмешь кого пожелаешь!
- Никого не пожелаю, - твердо сказала Тулпан. - Только Алпу. Чалвен и Патер будут везде ходить за нами и все запрещать. Правда... - она опомнилась. - Есть еще Иржа. Его мнение очень важно, ведь он - Око Повелителя Ужжутака, а я его подданная.
- Думаю, Ларион и Мирза найдут с ним общий язык, - уверенно сказал Арнольд, а поотставший Олаф опять закашлялся.
Они прошли весь сад, и Арнольд почувствовал, что разговор опять сломался. Он остановился и дождался Олафа, посмотрев на него довольно сурово. Тот весело сдунул с лица челку и опять принялся а свои фокусы, рассказывая о разных вельможах города Чивья. Спустя некоторое время он расшалился до того, что встал на четвереньки и изобразил жука-путешественника, прибывшего в город из южных степей.
- Ой, какие они забавные! - хохотала принцесса. - А я никогда не видела ни одного.
- Шестиноги очень похожи на усачей-падальщиков, которых полно в степи, - пояснил Арнольд.
- Да я и их не видела...
- Увидишь! Шестиноги часто посещают наши края, а однажды я даже ехал в их караване.
- Верхом на жуке?!
- Нет, они этого не любят. Если уж людям совсем не на ком путешествовать, то впрягаются в повозку, один за другим, и бегут. Повозка трясется, все скрипит... - Арнольд попытался показать, как раскачиваются пассажиры в тележке, но у него не получилось так смешно, как у Олафа. - В общем, это не восьмилапый. Пауки бегают плавно, хоть мед пей у них на спине.
- А правда, - Алпа обняла принцессу и пригласила гостей нагнуться к ним, перейдя на шепот. - Правда ли, что некоторые люди дразнят восьмилапых раскоряками?
Олаф громко расхохотался, а Арнольд покраснел. Он взглянул на слугу, но тот отвернулся и отошел на несколько шагов.
- Давай не будем про такие вещи говорить. Восьмилапые - наши друзья и покровители.
- Конечно, конечно! - закивала испуганная Алпа. - Мне просто в поселке так говорили...
Не все люди любили восьмилапых хозяев планеты, особенно те, кто хоть раз видел, с каким наслаждением они поедают живых людей. Арнольд многое мог бы рассказать принцессе о том, как сложно строятся отношения двуногих и восьмилапых жителей Чивья, но он уже смог определить, что девушка не умеет скрывать свои мысли. Это очень не нравилось молодому человеку в будущей жене, от такой каждый смертоносец сможет узнать все. Но приказ отца следовало исполнить.
- Тебе не стоило их слушать, - строго сказал Арнольд Алпе. - И лучше всего - рассказать о них Ирже.
- Я... Я наверное... Потом... - девушка увлеклась разглаживанием подола.
- Идемте к пропасти, я покажу вам водопад! - выручила ее Тулпан. - Вода падает с края на самое дно, там почти всегда висит радуга!
Это предложение всем понравилось. Молодые люди шутили, болтали о пустяках, швыряли вниз камешки. Вот только Олаф тайком строил своему господину рожи, а тот показывал ему кулак.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я