водолей.ру сантехника 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Воин... - Чей?! - Стрекозиный... Хлоя-табе... Бжашша...
- Иди! - Каль зашвырнул Олафа обратно в камеру. - Одевайтесь все, сейчас полетим.
- Куда? - спросил низкорослый румяный мужчина, но не дожидаясь ответа стал натягивать теплую куртку.
- Там видно будет, куда... Ты с нами, Барук?
- Нет, - отказался бородатый. - Подожду здесь. Присматривай за новеньким, как бы не обделался или еще чего.
- Пусть только попробует, - многозначительно прошипел Каль.
Олаф, поглядывая на остальных, облачился в широкую куртку из двойной кожи земляного червя, чем-то легким заполненную между слоями. Еще на лежаке нашлись такие же штаны с веревочным поясом и огромного размера сапоги, больше всего похожие на два комка жесткой паутины.
- Велики мне, - заметил Олаф.
- А тебе в них бегать не придется. Только сидеть и стоять, не потеряешь. Так, теперь внимание!
Каль вышел на балкончик и несколько раз заливисто свистнул. Потом сразу отошел назад, потому что с разных сторон к отверстию стали слетаться стрекозы. Олаф заметил, что общаются насекомые с помощью звуков, которые издают или всеми крыльями, или только самыми их кончиками. На его восприятие все это выглядело монотонным, сливающимся жужжанием, но десятник вслушивался и время от времени отвечал свистом.
- Начали! Давайте по одному, чтобы десятый все видел.
Новые товарищи Олафа явно собирались в полет уже не первый раз. Каждый из них извлек из-под лежака большую сетку, лук и связку уже знакомых коротких копий. По очереди проходя на карниз, они привязывали сетку к тому месту, где грудь стрекозы переходила в брюхо, для чего приходилось обнимать насекомое за талию.
- Тут петля, - быстро показал Каль новичку конструкцию сетки. - Не перепутай, и затяни хорошо, иначе мне нового десятого ждать придется.
- А давно здесь ваш город? - Олаф подумал, что другого времени задать вопрос может уже и не быть.
- За половину сезона стрекозы все сделали, - быстро ответил Барук, явно очень гордый этим. - Еще никто про нас и не знает, потому что с речниками мы побеседовали сразу, по-свойски. Но скоро узнают все... Будет весело, вот увидишь!
- Не отвлекай его! - потребовал Каль. - Вот так повесишь сетку, и влезешь, сначала - сам. Потом с балкона возьмешь оружие. Кинжалом своим смотри не зацепись, да сетку не порежь! Знаешь, оставь его здесь.
- Я за пазуху суну, - Олаф быстро забросил оружие за воротник куртки. - Но как мне с ней разговаривать-то?
- С летучкой? Тебе не надо пока с ней говорить, а потихоньку научишься, все научатся. Просто когда увидишь, что мы стреляем - тоже стреляй. Держал в руках лук?
- Нет! - чивиец постарался быть поубедительнее. Ему совсем не хотелось стрелять в тех, на кого покажут. - Никогда, даже в детстве!
- Тогда оставь на первый раз. Но копья возьми, только учти, что пользоваться ими будешь вместе со всеми, не раньше. Все, пошел, вот твоя летучка на сегодня.
С замиранием сердца Олаф пошел вперед, навстречу фасетчатым, огромным глазам. Стрекоза сидела смирно, позволив прицепить к себе сетку. Веревки казались тонкими, ненадежными... Будь это привычная паутина, сотнику было бы куда спокойнее. Забравшись на свое место, он, как и учили, взял с карниза пять копий. Кал коротко свистнул и стрекоза взлетела.
В первый миг Олаф почувствовал дурноту - сетка раскачивалась под насекомым. Но вот стрекоза набрала скорость, сделала несколько стремительных виражей над Хлоей, и чивиец почувствовал упоение полетом. Жаль только, что он был здесь не главным, а лишь дополнением крылатого существа. Между тем летучка решила, что хватит порхать без дела и взмыла вверх. В мгновение ока Олаф оказался посреди строя. Стрекозы повисли в воздухе попарно, сетки с людьми раскачивались под ними.
Сотник заметил, что все воины улыбаются. Ему и самому было несказанно приятно оказаться так высоко, видеть эту землю так далеко, как дано только крылатым насекомым. Вот только пустота под ногами пугала Олафа, напоминала, что он здесь чужой. Слева ему кричал что-то румяный парень, но ни слова разобрать Олаф не смог. Наверное, предлагает не смотреть вниз, догадался он.
Впереди заняла место одиннадцатая стрекоза, под которой сидел Каль. Сотник обратил внимание, что одноглазый командир время от времени постукивает насекомое кончиком копья по хитину. Вот и еще один способ переговариваться... Насколько проще со смертоносцами! И откуда только взялись эти твари? Зачем они объявили войну паукам? Разве им нужна их пища?
Десяток полетел вперед, быстро набирая высоту. Стрекозы легко держали равнение, будто красуясь перед кем-то. Строй двигался к западу, удаляясь от знакомых Олафу мест. Он еще раз посмотрел на реку, стараясь запомнить место. Кажется, это владения погибшего Гволло, теперь официально - ничейные. А речники молчат... То есть уже предали своих Повелителей. Был ли у них выбор?
Олаф вдруг понял, что совершенно открыт для атаки снизу. Хороший стрелок легко проткнет его, если стрекоза опустится. Вся надежда на то, что насекомое окажется достаточно осторожным. Чивиец стал смотреть вниз. Он видел скорпионов, бегунцов, видел рощу, затянутую паутиной шатровиков. Этот полет не шел ни в какое сравнение с первым, вынужденным.
Стрекозы летели долго, но Олаф не соскучился. Степь оказалась вовсе не такой скучной, как казалось снизу. Насекомые не смотрят вверх, за исключением разве что самых мелких, тех, что служат пищей стрекозам. Хищники спокойно брели внизу, охотились, пожирали добычу. Сотник увидел даже бой паука-бегунца с черным степным скорпионом из-за трупа какого-то жука. Паук потерял две ноги в клешнях врага, но сумел-таки укусить его в кончик хвоста, почти в самое жало, там, где хитин наименее прочен.
Вскоре Олаф заметил, что против воли зевает. Сетка ритмично покачивалась, страх прошел, ему было тепло и уютно. Он устроил голову на руках, расслабился и вполглаза наблюдал за картиной внизу. Почти все его спутники поступили так же. Может быть, не худо быть слугой Бжашша-Хлоя-табе?
Люди и пауки не сразу стали жить вместе, в одних городах. Когда-то очень давно, после планетарной катастрофы, человек жестоко истреблял всех насекомых, чтобы уберечь свои посевы. Однако никакое оружие не могло остановить быстро размножающихся врагов. Тогда двуногие смирились с этим, затворились в крепостях и стали учиться жить в новом мире.
Вот тут-то они и увидели своего настоящего соперника. Не стрекозы и не скорпионы, не муравьи и не пчелы - им оказались огромные пауки смертоносцы, наделенные самым сильным разумом. Люди напали на них первыми, опасаясь, что однажды будут вынуждены уступить первенство быстро развивающимся восьмилапым. Многих вел кроме того древний инстинкт, порождающий ненависть ко всем паукам без исключения.
Не мыслившие свою жизнь без сражений смертоносцы охотно приняли вызов. Борьба продолжалось долго, с переменным успехом, до тех пор, пока однажды не случилось нечто странное. Легенда, шепотом рассказываемая из поколения в поколение, повествовала о предательстве, о человеке, открывшем смертоносцам секрет души двуногих.
Люди образованные и рассудительные, такие как Агни, не верили в эту сказку. По их мнению, смертоносцы продолжали изменяться, мутировать, и однажды открыли в себе новые способности. С тех пор пауки научились вселять в людские сердца ужас, подчинять себе их волю и чувства, и прошло тысячелетие прежде, чем природа нашла для человека хоть какой-то ответ.
За это время смертоносцы могли бы уничтожить весь род людской, как непременно поступили бы с ними двуногие. Но паукам это даже не пришло в голову, зачем? Психология их устроена совершенно иначе. Восьмилапые заняли человеческие города, где удобно было натянуть поперек улиц толстые слои паутины, в глубине больших зданий затаились их Повелители. Города воевали друг с другом, ибо в стремлении к власти и силе - смысл жизни смертоносца.
Люди скитались в степях и горах, прятались от охотившихся на них врагов. Человеческое мясо, особенно свежее, от еще живой, бьющейся в ужасе добычи, оказалось настоящим лакомством. Чтобы всегда иметь его при себе, смертоносцы стали заводить человеческие фермы, где выращивали людей на убой.
Но были и другие виды разумных насекомых, в их числе - жуки. Шестиноги, травоядные, по сути своей безобидные существа, тоже заинтересовались людьми, но совсем с другими целями. Их руки, ловкие в обращении с различным материалом, помогали устраивать фейерверки с громкими взрывами, что так нравилось жукам. Природа наделила их способностью поражать врагов огнем, воспламеняя выделяемый газ. Так и случилось, что двуногие и жуки зажили вместе, сообща отбиваясь от смертоносцев.
Постепенно войны шестиногих и пауков сошли на нет. Слишком большую опасность представляли огневики, способные спалить паучьи города вместе с драгоценным потомством и самками. В заключенных договорах специально оговаривалась безопасность и свобода передвижения людей, которые находились на службе у жуков. Постепенно начинался диалог между двумя основными разумными видами.
Восстания людей потрясали города. Слуги жуков снабжали пленников мясных ферм горючим материалом, и тогда происходило ужасное. Нет для смертоносца большего горя, чем потеря потомства, общего для всего города. Наиболее мягкие Повелители стали заключать договора и с людьми, определяя в них число съеденных в сезон, обеспечивая безопасность семьям человеческих вождей.
Взамен люди стали участвовать в войнах смертоносцев. Находясь под прикрытием своих хозяев, они больше не боялись атак на свое сознание со стороны врага, и с удовольствием втыкали в восьмилапых стрелы. Довольно быстро те города, что могли добавить к своему войску армию людей, одержали победы над соседями. Договора становились все мягче, появились Малые Повелителя. Наконец, поедание живых людей превратилось в вид казни для преступников, зато все мертвые доставались восьмилапым.
Так сосуществовали два вида. Они жили в одних городах, ходили по одним улицам, вместе нападали и защищались. Пауки весьма бережно относились к двуногим, которые размножались непозволительно медленно, старались не брать их в самые опасные предприятия. Чувствуя искреннюю заботу, люди отвечали смертоносцам преданностью. Лишь в той мере, конечно, в которой отпустила им это чувство природа.
Эпидемия восстаний людей Фольша потрясла степь. С ней боролись и смертоносцы, и Малые Повелители, не зная пощады для предателей тысячелетней дружбы. Но еще большую опасность представляли стрекозы, появившиеся на юго-востоке степи.
Мутации, вызванные катастрофой, продолжались. То и дело поступали слухи о пчелах-убийцах, о возникновении разумных и полуразумных видов муравьев, термитов, о совершенно новых, странных существах. По молчаливому согласию, всем новым претендентам на господства объявлялась война, но лишь в том случае, если они вторгались на чужие территории или мешали смертоносцам иным образом. До сих пор паукам и людям, иногда бравшим в союзники и жуков, удавалось побеждать, о чем повествовали многочисленные предания.
Стрекозы представляли собой очередной вызов природы. Откуда они пришли, и почему с такой ненавистью нападают именно на смертоносцев, узнать было невозможно. Повелители переговаривались между собой с помощью гонцов, обсуждали опасность, продолжая воевать между собой, а летучий народ захватывал все новые территории, размножался, разрушал города. Самое печальное, что и стрекозы привлекли на свою сторону людей.
Про них никому ничего не было известно. Сидя в сетках под летящими насекомыми, они стреляли из луков, бросали копья, нанося огромный ущерб. Лучникам с земли редко удавалось попасть в вертких стрекоз, а если такое и случалось, человек непременно погибал, падая с высоты. Пленных добыть не удавалось, а все разведчики, уходившие на юго-восток, исчезали.
Смертоносцы чувствовали себя совершенно беспомощными. Даже без помощи людей стрекозы избивали их, сбрасывая с высоты камни, разбивая хитин. И мощь, и яд, и даже могучее сознание оказались бесполезны. Двуногие союзники также не могли помочь, потому что встречали сопротивление таких же умелых воинов.
Смертоносец Повелитель Чивья действительно был очень стар, Олаф даже не догадывался, как долго прожил на свете этот паук. Больше сотни лет он сидел во дворце Повелителя, являясь самым старым, мудрым самцом. Восьмилапый старик потратил много сил и времени, пытаясь организовать общее сопротивление далеким пока стрекозам, остановить их победное шествие числом, заплатив любую цену. Но смертоносцы по прежнему предпочитали воевать с соседями, и Повелитель чувствовал, что время, возможно, уже упущено. Стрекозы тоже размножаются быстро.
Обеспокоенный выживанием уже не своего города, а целого вида, Повелитель стал искать хоть какой-то выход. И нашел перевалы, которые бережно охранял Горный Удел Ужжутака. Горы - чужая, холодная среда. Не желая понести большие потери, Повелитель постарался решить дело мирным путем. Нужно много смертоносцев, чтобы там, за перевалами, завоевать для себя новое место под солнцем, и нужно много двуногих, чтобы перетащить эту армию через снега.
Увы, ничего не вышло. Прибежавшие в Чивья пауки донесли, что караван, который должен был доставить принцессу в город, попал в засаду повстанцев Гволло. Шансов на то, что Тулпан останется жива, ситуация не оставляла. Повелитель немедленно послал карательный отряд, но вслед ему приказал двигаться армии. Как бы то ни было, а перевалы должны быть захвачены. Особую печаль вызывала потеря Мирзы, одного из лучших командиров, Агни, знатока преданий, и Олафа, молодого сотника, на ум которого смертоносец очень надеялся в случае войны с Хажем. Безопасная с виду поездка обернулась неожиданной трагедией.
Теперь Повелитель впервые за долгое время выполз из вечного сумрака затянутого паутиной дворца, вскарабкался, медленно перебирая лапами, на старые, грязные тенета, что перегораживали одну из центральных улиц. Перед ним, на площади, выстроились отдельно два войска: смертоносцев и людей. Чинно вышагивая, приблизился Малый Повелитель, удрученный потерей младшего сына.
- Мой Повелитель, твои верные воины готовы умереть за тебя, за Чивья, за священную дружбу! Дай приказ!
«Откройте мне дорогу в снега,» - медленно проговорил смертоносец.
- Повелителю слава! - крикнул король Стэфф, обнажая меч.
Его движения повторили полторы тысячи бойцов, по всей площади засверкала сталь. В один голос воины повторили приветствие. Повелитель отдал такой же приказ для смертоносцев. После этого восьмилапые и двуногие, сохраняя равнение, пошли друг на друга. Два строя смешались, потом люди забрались на спины каждый своему пауку. Армия прошла под тенетами с Повелителем, площадь опустела.
- Я сожалею, Повелитель, что ты не разрешил мне отправиться и возглавить облаву на убийц, - сказал Стэфф.
«Мы пойдем с тобой в места куда более дальние, король,» - ответил паук и опять уполз во дворец, в темноту.

Глава десятая

Стрекозы стали снижаться, степь внизу побежала быстрей и Олаф встряхнулся. Может быть, попробовать выпрыгнуть, если летучка окажется достаточно низко?.. Но Каль обязательно убьет, сверху ему это будет легко. А может быть, стрекоза просто схватит его и унесет обратно в Хлоя-табе - что сделаешь с такой громадиной кинжалом? Правда, есть еще копья.
Впереди показались какие-то насекомые. Сверху они выглядели непривычно, и Олаф не сразу понял, что это смертоносцы. Восьмилапые услышали гудение крыльев, когда враг был уже совсем рядом и побежали по степи, пытаясь найти укрытие. Но с воздуха сотник хорошо видел, что скрыться им некуда.
Четыре паука мчались налегке, по ровному месту. Они развили огромную скорость, но воздух давал преимущество, стрекозы легко настигли их и полетели рядом, чуть сбоку. Каль оживленно переговаривался со своим насекомым, постукивая копьем по хитину. Первые две летучки опустились ниже других и приблизились к смертоносцам. Сотник испытал к восьмилапым горячее сочувствие - они были совершенно беспомощны.
Когда расстояние до цели стало совсем маленьким, воины метнули копья, оба целясь в ближайшую мишень. Они кинули их довольно ловко, с упреждением, но один все-таки промахнулся. Зато второе копье вонзилось в жертву с такой силой, что пробило хитин и вошло глубоко в тело. Человек закричал что-то, торжествующе потряс кулаками.
Раненый паук сбился с шага, отстал, вместе с ним остались и две преследующие его стрекозы. Олаф отвлекся, смотрел назад, надеясь, что смертоносец что-нибудь придумает. Но вскоре в нем торчали еще два копья, он побежал в другую сторону, потом остановился, закрутился на месте.
Впереди в атаку пошли две следующие летучки. Этому пауку сначала повезло, оба копья воткнулись в землю перед ним. Он споткнулся, но продолжал бег. И все же настал и его черед, и этот смертоносец остался сзади, добиваемый в упор. Третьего атаковали стрелами - наверное, воины как-то понимали команды Каля. Олафу наскучила эта жестокая игра. Вот если бы на спинах пауков сидели лучники, если бы восьмилапые догадались двигаться рывками, зигзагами...
Они догадались. Два последних паука вдруг разделились, и побежали в разные стороны, то и дело меняя направление. Строй стрекоз сперва пролетел мимо, затем две ушли за облюбованной жертвой, а Каль повел за собой последних. Десятник впервые оглянулся и указал пальцем прямо на Олафа.
Сотник задумался, глядя на приближающегося смертоносца. Стрекоза ловко следовала его маневрам, постепенно сокращая расстояние. Что предпринять? Паук обречен так или иначе, кроме того, не имеет отношения к городу Чивья. Убив его, Олаф не совершит никакого греха перед своим Повелителем. Правда, этим он поможет стрекозам... Но сотник никогда не был уж чересчур щепетильным.
Ему даже хотелось попробовать, испытать охотничий азарт, вогнать на всем ходу копье в твердую спину. Но как к этому отнесется Каль? Не догадается ли, с кем имеет дело? Олаф предпочел бы пока остаться недотепой в его глазах, это давало больше шансов на побег. Паук приближался.
Чивиец принял решение. Он быстро достал из сетки копья, все сразу, тут же выронив одно в степь. Посмотрел на Каля, сделал виноватое лицо. Десятник что-то кричал, скаля зубы. Мысленно усмехнувшись, Олаф использовал вторую попытку, целясь прямо в смертоносца, без упреждения. Как он и ожидал, копье вонзилось в землю далеко за восьмилапым.
Паук опять поменял направление, бега, стрекоза заложила широкий вираж. Не успела она подстроиться к жертве снова, как Олаф кинул третье копье, на этот раз всерьез, только целясь на корпус вперед. Восьмилапый споткнулся о воткнувшееся перед ним древко, сломал его брюхом, замер. Тут уж сотник швырнул смертоносный снаряд как палку, под себя, и попал-таки, только плашмя. Чивиец не сдержал смешка, представив себе лицо Каля.
Стрекоза снова сделала вираж, настигая паука, а он вдруг повернул ей навстречу. Этого не ожидал даже Олаф, но соблазн оказался слишком велик. Смертоносец и низко летящая крылатая тварь стремительно сближались, сложив свои скорости. Сотник с силой швырнул вниз копье и даже услышал хруст. Пока летучка разворачивалась, чтобы вернуться к жертве, Олаф усилием воли заставлял себя не оглядываться. Он весь дрожал от возбуждения. Как же это здорово! И наверняка он попал, попал прямо в мозг.
Случившееся превзошло все ожидания. Легкое копье, выпущенное с быстро летящей стрекозы в бегущего навстречу смертоносца пробило его насквозь и вышло из брюха. Восьмилапый замер на траве, распластав лапы, возле него опустилась летучка Каля. Десятник выскочил, подбежал, готовый ударить копьем, осмотрел труп. Потом задрал к небу смеющееся лицо.
Ну конечно, Каль, посмейся! Так везет только дуракам, ты это знаешь. Олаф помахал командиру рукой, пооткрывал рот - сделал вид, будто кричит что-то в восторге. Восторга и правда было немало, но сотник давно научился с ним справляться.
Каль попробовал выдернуть из убитого смертоносца копье, но оно совсем скрылось в хитине. Махнув рукой, десятник подозвал стрекозу и взмыл в воздух. С разных сторон к командиру уже летели другие воины, справившиеся с задачей. Учебный полет закончился, понял Олаф. Теперь обратно в Хлоя-табе, город стрекоз, о котором еще ничего не знает даже Повелитель... Сотник должен был непременно попасть в Чивья, и как можно скорее.
Но первый полет не дал шанса спастись. Придется вернуться город, ждать более удобного случая. Может быть, даже полезно осмотреть получше Хлоя-табе, который, судя по всему, будет вести войну со всей окрестной степью. Сто эскадрилий - страшная сила, Олафу даже думать не хотелось, какую бойню учинит эта армия в его родном Чивья.
Он опять положил голову на руки, разглядывая пробегающую внизу степь и постарался успокоиться. Надо еще выдержать разговор с Калем, убедить его в случайности сегодняшнего броска. Одноглазый может оказаться куда более хитрым, чем кажется. В сущности, пока ему все время везет, даже в том, что стрекоза в поисках новых воинов выбрала его. Интересно, чем именно он ей так понравился? Олаф посмотрел вверх, на летучку. Симпатичное насекомое. Жаль, что они воюют со смертоносцами, очень жаль.
На обратном пути он снова задремал в своей сети, потеряв последний страх, доверившись могучей стрекозе, как доверялся восьмилапым. Река появилась под ними так неожиданно, что Олаф даже ахнул. Будто стараясь произвести впечатление, крылатое насекомое заложило крутой вираж над самой водой, а потом уже подлетела к отверстию в высоком берегу. Дождавшись своей очереди, стрекоза села на карниз и позволила сотнику выбраться и отстегнуть сеть.
Разыгрывать спектакль перед Калем не пришлось.
- Ну ты и дурачина! - выкрикнул тот, прохаживаясь по камере. - Если бы не твое дурацкое счастье, всыпал бы я тебе сегодня палкой, а потом посадил на воду и лепешки! Но сегодня твой день, везет с самого утра. Сейчас вам принесут еды, а потом можете отдыхать. Пойду помогать Баруку, может быть, еще один десяток собирать начнем.
Товарищи отнеслись к успеху Олафа по разному, одни поздравляли, другие осыпали насмешками. Сотник решил никак не отвечать, чтобы не нарваться на драку. Когда играешь недотепу, то положено быть битым, а ему и так досталось за последнее время. Он снял теплую одежду и с наслаждением вытянулся на лежаке.
В самом деле, скоро принесли поесть. Четыре женщины доставили прямо в камеру миски с незнакомой кашей, в которой плавали кусочки мяса скорпиона, лепешки и, что было особенно приятно Олафу, пять кувшинов воды. Воины вступили с женщинами в разговор, они уже успели познакомиться. Сотник решил и здесь отмолчаться, сосредоточившись на еде. Барук считает его уроженцем Трофиса, нехорошо получится, если кто-нибудь из женщин окажется оттуда.
Но одна из стряпух сама подошла к Олафу, бесцеремонно уселась рядом и представилась.
- Меня зовут Мета. Я из Ужжутака, а ты?
- А я из Трофиса, - сотник постарался произнести название города как можно тише, чтобы не услышали остальные. - Первый день. Меня зовут Олаф, я носильщик. У меня есть знакомая по имени Мета.
- Трофис - это где-нибудь неподалеку? - переспросила Мета.
- Да, - кивнул раздосадованный Олаф и перевел разговор на куда более интересную для него тему: - А где находится твой Ужжутак? На востоке?
- Нет, на севере, далеко. Там мы ничего не слышали о гигантских стрекозах, я чуть не умерла со страху, когда она меня схватила. Мы летели два дня, она охотилась по дороге и пыталась меня кормить. Съедала муху, а потом выблевывала мне в рот! - Мета расхохоталась. - Они так с личинками поступают. А я не могу так есть... Намучались мы обе.
- Ты теперь дружишь со стрекозами?
- Нет, я не понимаю их языка, тут слух надо особый иметь. Со смертоносцами проще... Я живу на третьем уровне от воды, там, где взрослые личинки. Хочешь зайти в гости сегодня?
- Ему нельзя! - встрял в разговор мрачного вида рослый детина. - Он первый день, должен привыкать. Я к тебе приду.
- Ну, приходи ты, - легко согласилась Мета и пояснила Олафу: - Никак не получается забеременеть. Говорят, стрекозы сердятся. Отнесут еще обратно, чего доброго...
- В Ужжутаке плохо? - воспользовался моментом сотник.
- Теперь, я думаю, совсем плохо. Люди Фольша - знаешь, кто это такие? У нас завелись их колдуны. Не успели оглянуться - а половина города уже с ними. Ходили в степь, плясали у костров... Малого Повелителя задушили, а потом восстание сделали. Мои отец и брат за восьмилапых стояли, их тоже убили. Город почти весь сгорел, два сражения потом случилось, когда уцелевшие смертоносцы вернулись... - Мета широко зевнула. - Фольш победил, пауков мало оставалось. Колдуны сказали, что будут теперь сами жить, без насекомых. А по-моему, так не бывает. Ты согласен?
- Согласен, - кивнул Олаф. - Или раскоряки, или летучки.
- Конечно, летучки! - быстро сказала женщина, а остальные в камере странно притихли. - Ты и думать забудь, что может быть иначе! Они этого не любят.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я