https://wodolei.ru/catalog/dushevie_dveri/razdviznie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Вот, бери отсюда когда захочешь. Кофе надо наливать вот так... - она показала, куда ставить стакан и какую кнопку нажать. - Постепенно со всем освоишься.
- Это колдовство! - Долла взяв булочку, увидела, как на пустом месте появилась новая, дополнив ряд.
- Колдовство... Ты выучишь его и перестанешь бояться. Ведь мыться тебе понравилось?
Долла вспомнила струи теплой воды, бьющие со всех сторон, душистую пену... Но еще больше ей понравилась мазь, которой Рогнеда велела натереть истертые ноги, ушибы и порезы - все заживало прямо на глазах. А еще маленькие сапожки из какой-то кожи, со шнурками, и еще музыка, звучащая прямо из стен и много еще всякого. Здесь было хорошо. Но страшно...
- Спасибо, - девушка попыталась улыбнуться еще шире. - А где остальные? Келвин, например, и Люсьен...
- Зачем они тебе нужны? - вскинула брови Рогнеда. - Тебе скучно со мной?
- Нет, нет! Просто я подумала, что ты должна куда-то идти, что... Я подумала, что тебе скучно со мной!
- Вот как?.. Не стоит обо мне заботиться, я это умею сама. Раз ты не хочешь отправляться спать, то я тебе приказываю это сделать. Ясно? - Рогнеда шутливо погрозила Долле пальцем. - Не спорь со мной! А про чумазых вояк забудь, с ними все будет хорошо. Ты же с сегодняшнего дня - не дикарь. А в сущности, никогда не была дикаркой. Иди сюда!
Рогнеда прошла в по коридору и остановилась перед последней дверью, нажала на фиолетовый круг. Дверь отворилась сама.
- Здесь ты будешь жить - пока не освоишься и не придумаешь чего-нибудь получше.
Они оказались в крошечной комнате, половину которой занимала кровать, такая мягкая, что Доллу пугала даже мысль на ней спать. Наверняка приснятся кошмары! Рогнеда показала еще одну дверь.
- Там ванная комната. А вот это устройство будет кормить тебя булочками, оно точно такое же, как у меня. Если понадоблюсь - нажми вот эту кнопку, видишь? Только не красную! А то поднимется такой рев, что прибегут и Фольш с Роки. Мне сейчас действительно надо идти, после гибели Марка приходится работать за четверых... Скорее обучайся, малышка!
- Я буду стараться, - пообещала Долла.
Когда за Рогнедой закрылась дверь, девушка попробовала все же лечь на кровать. Ложе закачалось под ней, будто живое, Долла побыстрее соскочила на пол. Выждав несколько минут, она осторожно нажала на фиолетовый круг и отскочила, чтобы дверь ее не ударила. Но к удивлению девушки, она открылась в другую сторону.
Выглянув в коридор, Долла никого не заметила. Она не надеялась пока сбежать, но очень хотела отыскать Келвина и Люсьена. Без них ведь все равно не уйти - в степи полно хищников. А оставаться в подземелье, в компании с Рогнедой, девушке было страшно, из женщины просто сочилась скрываемая злость. И даже стены, своды казались зловещими...
Прокравшись мимо длинного ряда закрытых дверей без ручек, Долла оказалась на железной винтовой лестнице, по которой Рогнеда и привела ее сюда. Спустившись на цыпочках, девушка услышала какое-то гудение и замерла.
- Придется опять выводить всю схему! - мужской голос раздался совсем рядом. за углом, Долла вздрогнула от неожиданности и приготовилась убежать.
- Не ворчи! - издалека ответила мужчине Рогнеда. - Возишься уже восьмой день с одним флаером!
- Седьмой... - буркнул незнакомец.
- Восьмой!! - взвизгнула Рогнеда. Раздался звон, будто она швырнула на пол что-то железное. - Почему ты все время со мной споришь, Фольш?!
- Ну не умею я чинить энергетику! Не получается!
- Значит, мы с Роки должны все а тебя делать, да? А ты будешь играться со своими человечками?
- Не осталось их больше...
- Опять разбросай шарики! Флаер только сперва почини, и лети. Может, убьешься наконец! Скорее бы девчонку обучить. Эх, если бы не Марк, я бы давно здесь поселила штук пять, толку было бы больше, чем от вас.
- Марк был прав, - упрямо сказал Фольш. - Нельзя селить здесь туземцев. Дикарь, обученный технике, остается дикарем, только более опасным.
- Ага, ты как Роки еще скажи: наберем детишек и Рогнеда будет с ними нянчиться, помощников растить. Еще предложите нарожать! Дурачье ленивое, трусы!
- Кстати, ты закрыла там эту... Доллу? - Фольш явно решил переменить тему. - Или она только на общем контроле?
- А какой тебе еще нужен? - фыркнула Рогнеда. - Если вдруг вылезет наружу, услышим. Но она не вылезет, шарахается от любого продшкафа. Посмотрел бы ты, как она мылась! Думала, наверное, что спит и видит свой лучший сон. А теперь лежит на чистом белье, в кроватке... Я ей установила максимум по мягкости, силой не вытащишь оттуда дикарочку.
- Ну, ладно...
Они замолчали. Долла на четвереньках, боясь случайно стукнуть по железной ступени жестким каблуком, забралась обратно наверх. Потом, тщательно оглядываясь, чтобы не заблудиться, немного побродила по коридорам. Открывать двери она боялась.
Когда снова послышались голоса, девушка уже хотела побыстрее пробраться обратно в свою комнату, но узнала Люсьена. Двинувшись на звук, Долла оказалась перед ничем не отличающейся от других дверью и, поколебавшись, тронула кружок. Осторожно заглянув внутрь, она увидела большой зал, в центре которого стояла клетка с пленниками.
- Вы тут одни? - громким шепотом спросила она.
- Да! - так же ответил ей Келвин. Воины вскочили, прижались к прутьям. - Ты свободна?
- Я ушла из своей комнаты, - объяснила Долла. - Вас кормили? Я могу принести сладких булочек!
- Булочки потом, - оборвал ее Люсьен. - Где колдуны? Что они тебе говорили?
Девушка как могла описало все с ней произошедшее. Пленники выслушали ее внимательно, потом недоуменно переглянулись.
- С ней-то все ясно, - сказал Люсьен, - но мы здесь зачем? Убили бы, да и дело с концом.
- Мне кажется, надо поискать здесь сотника, - предположил Келвин. - Поброди тут еще, Долла, это важнее сладких булочек. Из клетки нам никак не выбраться, так что помочь мы тебе не сможем.
- Олафа искать? - вздохнула Долла. - Страшный он.
- Если найдешь его, то страшно будет твоим врагам, - пообещал Люсьен. - Сотник друзей не забывает, а ты станешь ему самым лучшим другом. Правильно говорит Келвин: мы можем пригодиться только если Олаф где-то здесь.
- Зачем? - усомнился Джани.
- Ну, скажем, захотят они что-нибудь узнать от него, и нам с Алем начнут пальцы отрезать. Чтобы, значит, он нас пожалел и все рассказал.
- А не проще сотнику отрезать пальцы? - Джани такое предположение не понравилось.
- Сотнику можно отрезать что угодно, да толку не будет.
- А если нам отрезать - будет? - вздохнул Аль. - Не верю я, что Олаф нас пожалеет, если дело серьезное. Он каратель.
- Конечно, не пожалеет! - всплеснул руками Люсьен. - Но они-то, колдуны, этого не знают!
- Хватит болтать, - попросил Келвин. - Иди, Долла, ищи его. Только будь осторожна: ничего не трогай.
- Я попробую... - неуверенно пообещала девушка и покинула зал.
Теперь она шла по коридорам, подолгу останавливаясь возле каждой двери. Чаще всего ничего не было слышно, иногда что-то гудело. Наконец Долла услышала какие-то шорохи, явно издаваемые живым существом. Но что, если это один из колдунов?.. Она долго не могла ни на что решиться, и вдруг отчетливо расслышала голос сотника:
- Чанжа, попробуй покачаться на прутьях подольше, не могут же они хоть немного не расшататься!
Долла тронула круг на двери и с опаской вошла. Ответа паука она не услышала, да и не думала об этом - девушка впервые в жизни видела смертоносца. Огромного паука от нее отделяли лишь тоник прутья решетки...
- Не бойся, не бойся! - Олаф испугался, что Долла сейчас же выскочит за дверь. - Он пленник, как и мы... Как и я. Его зовут Чанжа, он не сделает тебе ничего плохого.
"Я не питаю к тебе вражды, чернокожая девушка Долла," - подтвердил восьмилапый, отодвигаясь в дальний угол клетки, чтобы не пугать ее. Он уже успел прочесть ее мысли, ведь мозг гостьи не привык защищаться от таких атак. - "Она хочет выбраться отсюда, Олаф. Хочет вернуться к стрекозам."
- Это не очень правильное желание, - заметил сотник. - Впрочем, сейчас это не так важно. Подойди ко мне, Долла, и не пугайся тех тварей, шатровиков. Клетка очень прочна. Расскажи все, что видела и слышала.
Пока Долла повторяла рассказанное другим пленникам, Олаф держал ее за руку. Как бы там ни было, а вполне доверять девушке он не мог. Если она действительно ценна для тшеров, то, может быть, удастся вынудить их что-нибудь сделать, угрожая убить ее?
"Не думаю, что это было бы верным поступком," - сказал только для него Чанжа, с которым Олаф мысленно посоветовался. - "Тшеры никого не любят, даже друг друга. Долла считает, что ее ненавидит Рогнеда. Думаю, это правда - таковы тшеры."
- Значит, Люсьен и Аль совсем неподалеку, - довольно сказал Олаф, когда Долла закончила рассказ. - И еще двое воинов... Нас здесь уже пятеро людей и смертоносец против троих тшеров, это не считая тебя. Но ведь ты с нами, верно?
- Я боюсь, - пожаловалась Долла. - Тшеры... И слово страшное.
- Да, они великие злодеи, - поддержал ее сотник. - Наверняка убьют тебя, когда станешь не нужна. Но не бойся, все что нужно - выпустить нас из клеток.
- У них даже дверей нет! - развела руками Долла. - Я не знаю, как это сделать.
- Вернись к Люсьену, передай, что я здесь, что я обязательно выберусь и приду к ним. Потом вернись к себе и делай вид, что хочешь стать тшеркой. Рогнеда хочет учить тебя колдовству? Отлично, учись хорошо. Смотри и слушай, запоминай... При удобном случае прибегай ко мне и рассказывай про все.
- А тебя не убьют?
- Нет, думаю, не убьют... - Олаф посмотрел на Чанжу. - Скоро я поставлю под сомнение свою честь, восьмилапый. Я решился.
"Угроза виду," - протянул паук. - "Я скорблю о твоей чести, Олаф-сотник. Я отомщу за нее, если представится такая возможность."
- Иди, - приказал сотник Долле. - Надеюсь, тебя еще не хватились. Будь осторожна и впредь. Постой! - он окликнул ее у самой двери. - Спасибо тебе, чернушка. Я рад, что не убил тебя. Можешь сказать всем: Олаф-каратель - мой друг!
Когда девушка исчезла, сотник опустился на пол и закрыл глаза.
"Ты решился," - сказал смертоносец. - "Я не судья тебе. Но скажи, тяжело ли человеку решиться на такое?"
- Да, - пробурчал сотник, не поворачиваясь. - Тшеру было бы просто, а человеку - нет. Теперь непонятно только, смогу ли я их обмануть... Мне придется изменить не только на словах. Но и в мыслях. Пожелай мне удачи, Чанжа.
"Если бы я мог помочь тебе, то отдал бы жизнь. Спаси наш вид!"
- Попытаюсь. А пока буду спать.

Глава восьмая

- Начнем с того, что самое главное - энергия, - сказала Рогнеда после завтрака. - Знаешь, что такое "энергия"?
- Нет, - призналась Долла. - Я и слова такого не слышала.
- Не удивительно, Марк не из тех, кто заботится о своих детишках... Был не из тех. Так вот энергия - это сила. То, что заставляет светиться потолки, то, что синтезирует пищу, воздух, качает воду из скважин, двигает все машины. Понимаешь?
- Вроде бы.
- Прекрати все время улыбаться, малышка, меня это уже бесит! - тшерка подошла к продшкафу и взяла стаканчик с кофе. - Ты необычная девочка, у тебя гены Марка, то есть обучить тебя чему-либо гораздо проще, чем дикаря. Ты - человек улучшенной породы, так же как твои сестры и братья.
- У меня есть сестры и братья? - разинула рот девушка.
- Конечно. Марк же не просто из удовольствия залезал на дикарок, он планировал поселить своих детей здесь, со временем, конечно. Роки и Фольш говорят, что ни за что бы на это не отважились, и я им верю. Но твой отец был небрезглив... Вот только держал в тайне местонахождение своих отпрысков, на тебя мы вышли совершенно случайно.
- А как же вы узнали, что я дочь... Марка?
- Есть такие приборы... Нет смысла сейчас об этом рассуждать. Машин у нас осталось очень мало, поэтому пришлось просить Фольша вытащить тебя от стрекоз. Чудо, что он тебя не убил! Трус. Он бы и сотника убил, только и говорит, как Олаф его ненавидит. Вообще, сказать по правде, Фольш - законченный мерзавец... Но мы не должны об этом говорить, - оборвала себя Рогнеда. - Вот что, нет у меня времени все растолковывать неграмотной дурочке. Иди за мной!
Она вышла в коридор и открыла четвертую по счету дверь. Здесь оказалось небольшое помещение, уставленное креслами. На спинке каждого висел прозрачный, как кресло стрекозы, шлем. В углу находился большой ящик с множеством кнопок, от него к стенам тянулись разноцветные тонкие веревки.
- Сядь и надень шлем, - распорядилась тшерка. - Хорошо, что Марк успел наладить обучающую систему... Для начала выучишься читать.
Рогнеда что-то сделала и над ящиком повисло светящееся облачко. Быстро нажимая на кнопки, она то и дело поглядывала в него.
- Нашла! Чего ты ждешь?
Долла вертела в руках диковинный шлем-пузырь, не решаясь надеть.
- Быстрее! Настоящие люди живут быстро! Я поставлю тебе сразу большой урок, на час. Не смей снимать шлем! Немного будет болеть голова, может быть, стошнит - терпи. Закрой глаза и ни о чем не думай.
Девушка неохотно выполнила все требования. Как только она закрыла глаза, шлем будто затрещал, а на сетчатке появились бегущие символы. Долла испуганно вскочила, но Рогнеда силой усадила ее в кресло. Символы никуда не исчезли, а потрескивание оказалось быстрой, почти непонятной скороговоркой.
- Закрой глаза, я сказала! Расслабься, тогда все получится быстрее. Когда все кончится, снимешь шлем и отправишься к себе поспать.
Убедившись, что Долла все делает как положено, тшерка вышла. Символы то сливались в причудливую рябь, то замедляли движение, тогда девушка замечала, что они часто повторяются. В скороговорку она сталась не вслушиваться, и все-таки отдельные слова прорывались в мозг.
Очень скоро Долле захотелось сорвать шлем и разбить его о стену. Голова действительно начала болеть, желудок неотвратимо приближался к горлу. Теперь девушка уже знала почти все символы, знала, что они называются "буквами", что они способны передавать звуки, слова.
К тому времени, как все кончилось, девушка действительно научилась грамоте. Но далось ей это такой ценой, что больше всего Долле хотелось опять все забыть. Голова болела так сильно, что в свою комнату она не пошла, а просто сползла на пол и пролежала так, пока не уснула. Разбудила ее вернувшаяся Рогнеда.
- Ты и не ела ничего? Я же тебе объяснила, как пользоваться продшкафом! Ладно, сиди голодная. Итак, читать ты умеешь. Теперь посмотри на это!
Долла увидела в руках у тшерки небольшой прямоугольный предмет. Она вложила его девушке в руки, показала кнопки.
- Эта включает, еще раз нажмешь - все погаснет. Включи.
Перед Доллой повисло светящееся облачко, от неожиданности она едва не выронила колдовской предмет.
- Это называется "книга". Не ваша, дикарская, а настоящая. Она соединена с нашими базами данных, и... Смотри, вот здесь ты должна выбирать то, о чем хочешь прочесть. Видишь названия текстов?
- Вижу, - призналась Долла. - Но я не хочу читать... Голова все еще болит.
- После того, как за один раз проходят полный курс, у любого разболится! Да и желания пользоваться полученными знаниями нет... - вздохнула Рогнеда. - Будь по другому - я просто продержала бы тебя здесь два дня в шлеме. Но от этого мозги через уши вытекут, а ты мне нужна здоровой. Поэтому читай, вникай... Не будешь слушаться - все-таки опять надену на тебя шлем. Хочешь?
- Нет!
Долла не знала, что обычно в шлеме проводят не больше десяти минут, а обучение идет куда более плавно. Ей же пришлось за один час выучиться не только грамоте, но и основам математики, а также запомнить тысячи новых слов и понятий.
- Читай... - Рогнеда быстро выделила несколько названий. - Вот, на сегодня достаточно. Если будешь стараться, то через три дня с тобой уже можно будет разговаривать. Не разочаровывай меня!
Девушка послушно взялась за чтение, но спустя некоторое время положила книгу на кресло и выглянула в коридор. Рогнеда, как Долла уже знала, работала внизу, пытаясь вместе с Фольшем починить неисправные машины. Осторожно пройдя по полу из пластика - теперь она знала, как называется этот материал - пленница добралась до лестницы и поднялась выше. Уже почти добравшись до двери, за которой находились пленники, она с удивлением поняла, что знает и расположение многочисленных комнат и залов.
- Схема подземелья, - сказала сама себе Долла и запутанный план возник у нее перед глазами. Девушка испуганно зажмурилась: - Что они со мной делают?..
- Ты действительно согласен помочь нам? - Фольш насмешливо щурился, разглядывая Олафа. - Быстро же ты передумал!
- Я принимаю сторону сильнейшего, - как мог спокойно ответил сотник. - Мой Повелитель уронил честь... Я не знал прежде, что разница между смертоносцем и шатровиком так мала.
- Ее вообще нет... - Фольш посмотрел на скорчившегося в углу своей клетки Чанжу, потом на шатровиков. - Что ж, значит, ты решил, что мы - лучшие Повелители? Это правильно. А готов ли ты доказать свою искренность?
- Что я должен сделать?
Фольш опять посмотрел на Чанжу. Паук ничего не говорил, но Олаф почувствовал себя неуютно. Если тшер потребует убить восьмилапого... Чанжа не дрогнет, не выдаст. Но...
"Ненавижу, ненавижу, ненавижу!" - трижды повторил сотник про себя, адресуя чувства пауку. Нельзя забывать, что Фольш читает его мысли. Насколько глубоко? Закрыться, как от смертоносца, чивийцу не удавалось.
- Убить его? - тут же опять продемонстрировал свою власть Фольш. - Хорошая идея... Но Роки расстроится, ему нужны производители. Он все еще хочет вывести таких пауков, которые служили бы ему, как собаки, катали на себе, защищали... Но получается не очень удачно, надо мудрить с генами, а у Рок пока нет времени. Хотя меня никто не заставит дотронуться до мерзкой восьмилапой гадины!
- Кто такие "собаки"?
- Собаки - это такие люди, верные своим Повелителям, - ухмыльнулся тшер. - Будешь моей собакой, Олаф-сотник?
- Я уже сделал выбор.
- Докажи. Ты уже знаешь, что это - потомство нашего смертоносца. Вышло оно глупым, злобным... Тем не менее это - потомство. Возьми, - Фольш протянул Олафу свое оружие, железный предмет с выступающей вперед трубкой. Каратель заметил, что в другой руке трусливый тшер держит второй, такой же. - Видишь кнопку? Наведи на шатровика и нажми ее. Паучку будет очень больно... И он умрет. Смертоносец, тебе не жаль потомство?
"Не смей!" - взревел паук и кинулся на обидчика, сильно ударившись о прутья. - "Убей меня, сожри меня!"
- Ему жаль, - удар гнева, вскользь задевший Олафа, на Фольша не подействовал совершенно. - Ого, он тебя стукнул! А будет хуже... Впрочем, ты умеешь держать эти удары. Ну так как - убиваем потомство раскорячье? Только не тронь Старую самку, она Роки нужна.
Вместо ответа сотник вытянул руку с оружием в сторону самцов-шатровиков. Те, почуяв эмоции Чанжи, опять пытались дотянуться до человека. И самцы, и молодые самки... Глава семейства держалась в стороне, под пологом из паутины. Мелькнула мысль выстрелить в Фольша, но Олаф отогнал ее. Тшер не стал бы рисковать.
Когда палец надавил на кнопку, из трубки вылетела череда ярких желтых искр. Они пронзили одного из самцов, беззвучно взревевшего от боли, запахло жареным мясом, паленым волосом. Мука Чанжи обрушилась на сотника потоком, согнула. Скрипнув зубами, Олаф выпрямился и опять выстрелил, чтобы добить раненое насекомое.
Шатровик дернулся еще раз и умер. Взъярившиеся сородичи тут же принялись рвать его тело. Сотник опустил руку с оружием, не решаясь оглянуться на Чанжу.
- Еще, еще! - потребовал Фольш. - Хватит их кормить! Убивай всех, кроме Старой самки, осваивай бластер.
Олаф послушно стал нажимать на кнопку. Несмотря на весь трагизм ситуации, он не мог не наслаждаться какой-то частью своего существа. Вот это - оружие! Настоящее оружие богов. С ним можно выходить против любых армий, можно сбивать стрекоз в воздухе...
- Оно не действует на большом расстоянии, мало энергии, - напомнил о себе Фольш. - Ну, хватит уже. Чем мне нравятся пауки - убирать тела не надо, Старая самка все сожрет. Мерзкие твари... Ну, Чанжа, или как там тебя, теперь вы с женушкой тут одни останетесь. Поболтай с ней о чем-нибудь...



"Ненавижу! Трусливый тшер! Краснокровный урод!"
- Они тебя оскорбил! - Фольш рассмеялся. - Ну что ж, Олаф, ты молодец. Ведь мог меня застрелить, а не попытался. Отдай мне оружие. О, ты думаешь, что оно не стало бы в меня стрелять? - тшер забрал бластер. - Что ж, так и есть. Ведь не дурак же я, верно? Зато в моих руках эта штука стреляет во все стороны, помни об этом.
Фольш достал что-то из кармана, и не успел сотник понять, что происходит, как три прута из стены клетки выпали. Олаф осторожно перешагнул через них, встал перед тшером, целившимся в него из бластера.
- Сам понимаешь, я еще не до конца тебе верю... Но верю - разве иначе выпустил бы тебя?
Позади сотника что-то звякнуло. Он оглянулся и увидел, что прутья клетки сами собой встали на место.
- И еще помни: у тебя появился новый враг! - Фольш расхохотался. - Ты ведь знаешь не хуже меня, что потомства тебе ни один паук не простит. Что ты теперь сделаешь с Олафом, если я его посажу в твою клетку, а, Чанжа?!
"Убью," - коротко ответил смертоносец.
Старая самка уже подбиралась к телам детей, запах крови пробудил у нее аппетит.
Фольш приказал Олафу идти впереди. Очень трудно было сотнику не думать о том, как бы поскорее связать лжебога, с почитателями которого воевал всю жизнь. Толстый, гладкий, смазанный маслом кол в задницу...
- Не надеюсь, что ты когда-нибудь меня полюбишь, - сказал с усмешкой тшер. - Но верю, что мало помалу у тебя проснется разум. Тогда ты поймешь, в чем твои интересы.
- Что я должен буду делать?
- Сейчас - спустись по лестнице, - направил его Фольш. - А в ближайшем будущем... Надо будет поговорить с джетами, но идти пешком через Хаж, через перевалы - ни к чему. Скоро мы с Рогнедой починим флаер, и просто отвезем тебя туда. Роки! Олаф решился наконец-то.
В зале, заставленным полуразобранными механизмами, колдовал над каким-то прибором второй тшер. Он разогнулся, потер спину, без особого интереса рассмотрел сотника.
- Врет, конечно. Что ж, все идет по плану... Рогнеда! Подойди, обними нашего нового товарища. Тебе ведь нравится Рогнеда? Она всем мужчинам безумно нравится, по крайней мере, она так думает.
- Заткнись! - тшерка появилась из-за угла, вытирая руки ветошью. - Что, Олаф-каратель, надоело в клетке сидеть?
- Он убил потомство раскоряки, тот теперь спит и видит, как бы нашего сотника разорвать! - похвастался Фольш.
- Умно, - кивнул Роки. - Но если пострадала Старая самка, я тебе руки оторву!
- Нет, с ней все в порядке, - отмахнулся Фольш. - Можешь хоть сам с ней спариться, чтобы гены поправить... Я привел Олафа, чтобы мы решили, как быть с ним дальше.
- А что решать? - Роки пожал широкими плечами. - Дай ему комнату Марка, пускай живет, пока мы флаер чиним. В клетке, правда, было бы удобнее его держать... Шучу! Не злись, сотник, мы с Рогнедой всегда были на твоей стороне.
- Но нельзя же, чтобы он свободно разгуливал везде? - Фольш немного смутился.
- Боишься?! - захохотала Рогнеда. - Ладно, сейчас принесу ему замок.
Она ушла и почти сразу вернулась, неся нечто вроде амулета на тонкой веревочке. Подойдя к Олафу - Фольш сзади прижал к его спине бластер - Рогнеда затянула веревочку на его шее, так, чтобы снять амулет через голову было невозможно.
- Мы пока не можем тебе вполне доверять, Олаф, - серьезно сказала она. - Но ты будешь жить, как мы. Как тшеры, если тебе угодно. Ты будешь вкусно есть и пить, спать на кровати. Согласись, это немало! Заодно это поможет тебе лучше понять, как важно стать нашим другом. Снимать замок не пытайся ради своего же блага - он оторвет тебе голову. Я не шучу, это правда!
- Я верю тебе, - честно сказал сотник.
- Ну, вот. И не выходи из своей комнаты, каждый раз как это произойдет - мы будем знать. И тогда, может быть, решим все-таки оторвать тебе голову... Зачем нужна глупая голова? Теперь иди отдыхай, Фольш покажет дорогу.
- Я хотел спросить, нет ли еще людей в подземелье, - задержался Олаф. - Мои друзья... Я смогу уговорить их помогать мне. Дорога к джетам может оказаться не такой уж простой, даже на ваших машинах.
- Люди для тебя есть, но пока тебе еще рано с ними встречаться, - отрезал Роки. - Поживи, осмотрись... А с ними ничего не случится, не волнуйся.
Опять шагая впереди опасавшегося его Фольша, Олаф оказался в комнате с кроватью. Тшер показал ему еще и ванную, научил пользоваться душем и продшкафом.
- Помни: покидать это помещение тебе нельзя. Да и незачем...
Спустя час Долла пришла к сотнику.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
загрузка...


А-П

П-Я