научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 унитаз лауфен 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Огромная арка из белого камня возвышалась над скульптурами воинов, выполненными из темного металла, отполированными временем, но затем покрытыми защитным слоем из синтетических алмазов. И еще он помнил ночь на Барбарусе, когда с вершины одного из высочайших пиков наблюдал за небом. На один короткий миг тучи разошлись, и глаза Натаниэля, как и сейчас, под куполом обсерватории, отыскали в беспросветной тьме одинокий огонек.
Сейчас, как и тогда, он смотрел на далекую звезду и спрашивал себя, не его ли это дом. Мог ли Император в своей непостижимой власти обратить на него мельчайшую долю своих возвышенных мыслей? Или это было тщеславием со стороны Гарро — надеяться на даже мимолетное внимание Повелителя Человечества?
В следующее мгновение у Натаниэля перехватило дыхание — звезда, за которой он наблюдал, ярко вспыхнула и исчезла, пропав навсегда. Погасшая звезда канула в бездну, оставив в душе Натаниэля темную пелену.
Дециус повернул руку ладонью вверх и поймал одну из порхающих вокруг крупных медленных снежинок. При низкой силе притяжения на Истваан Экстремисе сухие хлопья азотного льда неспешно падали на однообразную, различных оттенков серого цвета поверхность. Короткая самодовольная усмешка пробежала по его лицу, и пальцы сжались. Отделанный зеленой эмалью энергетический кулак полностью повторял форму правой руки, но был гораздо больше и неизмеримо сильнее, о чем напоминали беспрестанные искорки на его поверхности. Дециус для разминки пошевелил пальцами. Он настолько мастерски владел этим оружием, что с одинаковой легкостью мог сорвать цветок и расколоть череп.
На лишенном жизни шарике, состоящем из камня и льда, не было никаких признаков фауны. Но имелось достаточно голов, которые предстояло сокрушить. Определенно. При этой мысли улыбка Дециуса превратилась в дерзкую усмешку. Он оглянулся через плечо на испещренное кратерами плато западного подхода к цели. Гвардия Смерти притаилась, используя каждую складку местности. Воины, готовые к атаке, в полном молчании ждали сигнала. Светлые доспехи как нельзя лучше подходили к этой серой местности, и маскировку нарушали только зеленые полосы на плечах и нагрудниках доспехов.
Оправдывая название Легиона, они ждали очень тихо. Дециус заметил блеск позолоты. Капитан Гарро что-то говорил, приблизив свой шлем к шлему сержанта Хакура. Ветеран, в свою очередь, повернулся и шепотом передал приказ Ралю, тот — своему соседу, и так далее, по всей цепи.
Седьмая рота не пользовалась вокс-связью с тех пор, как «Громовые ястребы» высадили космодесантников за горизонтом астероида, вне пределов досягаемости датчиков на башнях станции. Они общались при помощи приглушенных голосовых команд и боевых жестов и с величайшей осторожностью подобрались к защитной стене, окружавшей вражеский комплекс с запада. Все это было затеяно, чтобы обратить внимание защитников только в одну сторону, откуда приближались ярко одетые Дети Императора. Теперь они вышли на исходную позицию, и часы ожидания, как казалось Дециусу, заканчивались. Скоро должна последовать атака.
Сендек наклонился к нему и зашептал прямо в аудио-приемник:
— Готовься. Скоро поступит приказ.
Дециус понимающе кивнул и передал команду своему соседу — воину с ракетной установкой на плече, похожей на голову кобры. Звук в разреженной атмосфере Экстремиса распространялся не слишком хорошо, но на подступах к комплексу мятежников с другой стороны поднялся такой шум, что его отголоски докатились и до Гвардии Смерти. Дециус разобрал частые очереди болтеров и отдельное буханье зарядов взрывчатки. От этого шума его ладони покрылись испариной.
Но вот он услышал, что капитан Гарро нарушил молчание на общем вокс-канале:
— Седьмая. Мы на месте.
Голос боевого капитана звучал мрачно и напряженно. Командир Дециуса сильно изменился с тех пор, как вернулся с «Духа мщения», и Солун в который уже раз задумался, что могло произойти на корабле Воителя. А потом еще эта неприятность с Войеном… Он постарался прогнать неуместные мысли.
Через усиливающие окуляры зрительной системы Дециус мог наблюдать за западной стеной и различить метавшиеся на ней фигуры в черном. Они бегали из стороны в сторону, не зная, куда им податься. Атака Детей Императора сделала свое дело и замкнула на себя все усилия защитников.
— Они хоть на что-то годятся, — самому себе пробормотал Дециус, всегда считавший воинов III Легиона большими эгоистами по сравнению с другими космодесантниками.
На главном канале связи опять послышался голос, и единственное слово звенело ликованием битвы.
— Вперед! — воскликнул Эйдолон, и Гвардейцы Смерти, все как один, покинули свое укрытие и неудержимой лавиной ринулись в атаку.
— Ура, Седьмая! — раздался крик, и Дециус повторил призыв, снова и снова слыша его по всей цепи.
Воины XIV Легиона слишком долго соблюдали тишину.
Часовые на стене уже превратились в окровавленные останки — болтерные снаряды на средней дистанции разрывали их тела и сбрасывали на каменный пол. Над головой Дециуса просвистел залп малокалиберных ракет, нацеленный в тот участок стены, где ауспекс показал наименьшую толщину. У подножия барьера космодесантники внезапно заметили какое-то движение. Это высунулись наружу дула самонаводящихся орудий, снабженных лазерными излучателями. Навстречу атакующим устремились тончайшие нити багровых лучей, и к ним присоединились овальные снаряды артиллерии. Лазер оставлял царапины на керамите, а нескольким воинам лучи ударили прямо в лицо и ослепили.
Защитникам не удалось даже замедлить продвижение Гвардии Смерти. Сейчас, когда в них взыграла кровь, это было попросту невозможно. Ноги в бронированных сапогах крушили камни и глыбы замерзшего газа, болтерная стрельба сотрясала разреженный воздух. Дециус выпустил всю обойму в амбразуру ближайшего блиндажа и, не сбившись с шага, на ходу перезарядил болтер. Из амбразуры до него долетел сдавленный крик.
Боевой брат с ракетной установкой все еще был рядом с ним, на его доспехах остался уродливый след от ожога, но в целом он не пострадал. Выбрав цель, космодесантник опустился на одно колено, в следующий момент защелкал карусельный механизм и в бункер понесся залп из четырех ракет. Снаряды угодили точно в цель и вскрыли укрепление, так что пламя внутренних взрывов вырвалось наружу. Невероятно, но из дымящихся руин выскочили закопченные фигуры, некоторые в горящей одежде и все — размахивая оружием.
Очередью от бедра Дециус уничтожил несколько защитников, а затем рванулся вперед, намереваясь покончить с оставшимися врагами в рукопашном бою. Он сильно толкнул одного из них в грудь, и энергетический кулак отбросил тело на камни стены. От удара в кладке образовалась щербина, а труп врага упал к ногам Дециуса, словно тряпичная кукла.
Слуха космодесантника коснулся какой-то шипящий шум, и Дециус нагнулся рассмотреть его источник. При ударе его противник потерял ушную вокс-капсулу, и теперь она валялась рядом в пыли. Дециус поднял ее и прислушался. Оттуда раздался резкий свист, негармоничная последовательность аккордов, то понижавшихся, то повышавшихся. Космодесантник бросил капсулу, выпрямился и огляделся.
Все бункеры вокруг были уже разгромлены или горели. Носком ноги он перевернул тело убитого. Уже раздувшееся лицо глянуло на него открытым глазом, видневшимся сквозь разбитую красную линзу прицела.
— Ты у меня сегодня не последний, — бросил мертвецу Дециус.
— Всем отойти на безопасную дистанцию, — раздался крик Гарро. — Сейчас будет взрыв!
Космодесантник с ракетной установкой хлопнул Солуна по плечу:
— Пошли, брат. Они собираются взорвать стену.
Дециус отбежал на сотню метров назад, где уже выстроились остальные космодесантники. За ним по пятам подскочил Толлен Сендек, держа в руке саперный пусковой механизм.
— Готово! — доложил он. Шлем Гарро качнулся.
— Запускай!
Сендек ударил по единственной кнопке, и сначала Дециус услышал пронзительный свист, в следующую секунду воздух разорвал грохот, и большой участок стены превратился в щебенку и пыль.
— Вперед! На штурм! — Гарро выхватил свой меч и взмахнул им, рассекая воздух. — За Мортариона и Терру!
Дециус, держась возле капитана, нырнул в облака поднявшейся от взрыва пыли, и оптика шлема автоматически отобразила на стандартном визуальном дисплее окружающее пространство в виде зернистых штрихов схемы. Вопреки традиционной боевой доктрине, Сендек вместо обычных подрывных зарядов применил мощные устройства, предназначенные для разрушения корабельных корпусов. Возникший в результате взрыва перепад давления в атмосфере — даже такой тонкой, как на Экстремисе,— снес часть западной стены и слегка затронул даже стоящее за ней здание. Дециусу не надо было всматриваться в пролом, чтобы увидеть цель. Еще за время полета со «Стойкости» он ввел в память все данные и теперь прекрасно представлял себе немного сплющенный купол в лесу странных, похожих на трубы башен.
Под ногами захрустели кости убитых при взрыве стены. Вокруг космодесантников поднимались ряды искореженных арматурных прутьев с оставшимися комками бетона, напоминавшими запылившиеся жемчужины. Гарро приготовил меч, чтобы прорубить себе путь.
— Нет, господин,— подошел к нему Дециус. — Дай-ка я попробую.
Он нанес четыре удара энергетическим кулаком по бетону, и с последним ударом участок преграды рухнул, открыв достаточно больший проем. Дециус довольно ухмыльнулся — не в каждой битве удается пробить кулаком стену здания.
Гвардия Смерти устремилась в образовавшуюся брешь, и фигуры в светлых доспехах рассыпались по всему помещению. В клубах дыма и пыли, словно обезумевшие муравьи, метались защитники в черных балахонах, а за ними… Дециус несколько раз моргнул, окидывая взглядом необычное сооружение, доминировавшее во внутреннем пространстве. На коротком совещании перед боем космодесантникам было сказано, что внутри здания находится стандартная Имперская станция наблюдения, возможно претерпевшая некоторые изменения за последние годы, и больше ничего. Дециус ожидал, что, проникнув в здание, они обнаружат ряды регистраторов, мониторов и тому подобного оборудования. Реальность еще никогда так сильно не опровергала полученных сведений.
Внутри купола были удалены все перекрытия, объединив все уровни в одно огромное пространство. В середине окутанного дымом зала стояло сооружение, по всей видимости построенное из камней, но не из местной серой разновидности глыб с прожилками слюды. Это была грубо выполненная ступенчатая пирамида из разных видов минералов, поражавших своим разноцветьем. Очевидно, камни доставили сюда с других планет, но зачем? Какая причина могла заставить прилагать подобные усилия в столь отдаленном месте, где пирамиду могли видеть лишь несколько сотен мятежников?
Внутренние поверхности здания были украшены давно забытыми узорами из линий и окружностей, создававших впечатление глубины и движения. И еще здесь присутствовал свет и звук — тот же самый негармоничный шум, который Дециус слышал в вокс-капсуле убитого защитника. Они неслись с самого верха пирамиды, скатываясь по крутым склонам медленными грозными валами. Над вершиной сооружения парила фигура. Красные лучи лазера замелькали вокруг головы Дециуса и отвлекли его внимание от пирамиды, вернув к разгоревшейся битве. Гвардия Смерти бросила в бой немалые силы, но численность собравшихся в главном зале изменников была намного больше. На вокс-канале раздался дрожащий от ярости голос Раля:
— Большой численный перевес и ожесточенное сопротивление!
Первого же врага Дециус убил сильным ударом кулака, и тело, отлетев, рухнуло в толпу его товарищей, так что многие попадали на пол. Капитан Гарро прорубался сквозь ряды истваанцев, его Вольнолюбец блестел от крови защитников, а болтер в другой руке с грохотом посылал в противников убийственные снаряды. Солун ускорил шаги и встал рядом с командиром, к ним подтянулись Раль и Сендек. Хакур со своим отделением прикрывал с флангов, и весь отряд стал продвигаться к подножию загадочного сооружения. Дециус смеялся на ходу — ликование битвы уже бушевало в его крови; болтерная очередь с близкого расстояния уничтожила сразу десяток врагов, и их кровь оросила доспехи. Гвардейцы Смерти уже пробились к самому подножию пирамиды, как вдруг все здание загудело от взрывов и несколько бронированных дверей с жалобным скрипом упало внутрь. Мощные гиганты в пурпурных с золотом доспехах мгновенно ворвались в зал и бросились на одетых в черное защитников.
— Ребята Фулгрима решили почтить нас своим присутствием,— оскалив зубы, бросил Гарро.— Нельзя, чтобы Эйдолон потом хвастался, что взобрался на эту гору раньше Гвардии Смерти!
Мгновенного замешательства защитников, вызванного появлением новых противников, хватило, чтобы обнаружить брешь в их рядах, и боевой капитан быстро собрал Седьмую роту и повел ее вверх по неровной стене пирамиды.
Взгляд Дециуса все дальше поднимался по склону небольшой горы, пока снова не остановился на вершине. Да, теперь он видел совершенно ясно. Женщина все еще была там, и каким-то образом она парила в воздухе, окутанная потоками света. Лучи обвивали и поддерживали ее мерцающую фигуру, и каждая солнечно-яркая вспышка сопровождалась новым звуком, новым визгом и ужасным шумом, от которого болели барабанные перепонки.
— Кровавая клятва! — закричал он, едва преодолевая непереносимый шум. — Кто это, во имя Терры?!
Гарро обернулся через плечо и словно выплюнул имя:
— Дева Битвы.
6

НА ГРАНИ
ТРИАДА ЧЕРЕПОВ
НОВЫЕ ПРИКАЗЫ
Гарро осторожно посмотрел вниз по склону и увидел, что под ним разгорелась яростная битва. По всему залу множество людей были заняты лишь тем, что убивали друг друга. Толпы людей в черных капюшонах бросались на светлые и пурпурные островки космодесантников, лазерные орудия испускали непрерывные красные вспышки, и им вторили желтые взрывы болтерных снарядов. Дети Императора уже прорвались к подножию пирамиды и начали подъем по той тропе, которую тяжелыми бронированными сапогами проложили воины Гарро. Каждый шаг сопровождался осыпанием пыли и мелких камней, и странное сооружение резонировало с мучительно резким пением Девы Битвы.
Капитан прижался к стене, впился защищенными перчаткой пальцами в едва заметные выбоины и еще немного подтянулся наверх. За время подъема ему уже попались красный гранит, хрупкие фрагменты известняка и неожиданные осколки каких-то статуй. В этой мешанине глыб было невозможно определить ни замысла, ни вообще какого-нибудь порядка. Они уже поднялись близко к стоящей наверху женщине, и космодесантник смутно слышал голоса на вокс-канале, но непрерывные оглушительные крики врага забивали их, превращая в неразборчивое бормотание. Дева Битвы совсем не двигалась, лишь странные разноцветные блики скользили вокруг нее и медленно опускались, как те крупные снежинки, которые падали на каменистое плато. Она прижала руки к груди, запрокинула голову и посылала свою песнь к потолку здания. Пение казалось бесконечным, в нем не было пауз для дыхания, не было ритма, ничем не связанные ноты следовали одна за другой и сводили на нет все попытки Гарро сохранить ясность мысли. Ни одно человеческое горло не было способно воспроизвести эти звуки, ни одни легкие не выдержали бы такого длительного пения. Неведомая сила песни дрожала и плыла в воздухе, пронзая ткань реальности. Верхняя часть купола покрылась рябью, словно вода, и начала деформироваться.
Нехотя, словно от скуки, а не из кровожадной жестокости, женщина тряхнула запястьем, и по граням пирамиды покатились вниз мерцающие кольца энергетической волны. Блики окутали Раля, подняли с каменной поверхности, ненадолго подвесив в воздухе. Внезапно над ним взвилось облако пепла, а доспехи сморщились и смялись, как будто были сделаны из бумаги. Раль успел испустить сдавленный крик, оборванный сухим треском взорвавшихся костей. В следующее мгновение исковерканные останки космодесантника полетели в толпу сражавшихся у подножия воинов. Увидев гибель своего боевого брата, Гарро зарычал от ярости и рванулся вверх.
Почти неожиданно он оказался на вершине, уронил болтер, оставив его висеть у бедра на перевязи, и выхватил меч. Боевой капитан обеими руками сжал рукоять Вольнолюбца и направил клинок на Деву Битвы. Боковым зрением он видел, что Дециус прикрывает его стрельбой из болтера и страдальчески морщится, когда снаряды, отраженные непроницаемой стеной звука, рикошетом разлетаются в разные стороны.
Дева Битвы перевела взгляд на Гарро. Его атака затронула ее чувства, и на лице женщины вспыхнуло возмущение. Боевой капитан увидел, как она вздрогнула и повернулась, так что пряди длинных волос мазнули по щекам. Но пение не прекращалось. Гнев на равнодушного убийцу его подчиненного придал сил Гарро, его меч ударил в песенный щит, и при этом раздался звук, как будто лезвие проскребло по стеклу. Предводительница мятежников легко подхватила новый звук и вплела его в свою песню, так что образовался безумный хор.
Внезапно на Гарро словно сошло озарение, и он понял природу врага. Деву Битвы невозможно уничтожить энергией тепла или света. Ее может убить только открытый звук.
Из ужасной мелодии, заполнявшей весь купол здания, Дева Битвы вытянула одну протяжную ноту и свила ее в тугой сверкающий узел резонанса. Гарро угадал грозящий удар и отбросил Дециуса в сторону, стараясь оттолкнуть как можно дальше от врага. Волна рванулась со скоростью звука, акустический взрыв разорвал воздух и превратил в кольца белого пара, а Гарро ощутил ярость Девы Битвы в ударе молота-гимна.
Оглушение. Падение. Боль.
Мысли Дециуса от удара смешались, и теперь остались лишь простейшие реакции, едва способные преодолевать обрушившуюся на него боль. Купол над ним завертелся, грубая поверхность пирамиды рванулась навстречу и ударила, а он все продолжал падать. Энергетический кулак разжался и всей ладонью ударился о выступающий обломок древней горгульи, и тогда пальцы со щелчком сомкнулись. Каменная фигура трещала и крошилась, но выдержала, остановив беспорядочное падение. Голова гудела, словно тревожный колокол, глаза были словно занавешены плотным туманом. Дециус молча выругался на языке Барбаруса и встал на ноги. Встроенная система предупреждения доложила о контузиях и мелких переломах нескольких костей, но не выявила ничего серьезного. Гарро… Капитан Гарро спас ему жизнь, сбросив перед самой атакой Девы Битвы.
В голове мелькнула вспышка беспокойства, настолько близкая к панике, насколько это возможно для космодесантника. Где же он? Где боевой капитан? Дециус выпрямился, обрадовался, обнаружив свой болтер на обмотавшейся вокруг запястья портупее, и отбил неуклюжую атаку одного из истваанцев. Обогнув выступ пирамиды, он увидел своего командира. Мраморно-серые доспехи Гарро были обильно залиты кровью космодесантника. Над ним склонился один из Детей Императора — Тарвиц, как припомнил Дециус. Гарро когда-то рассказывал о нем и отзывался очень хорошо. И все же при мысли о том, что воин III Легиона первым пришел на помощь Гвардейцу Смерти, грудь Дециуса пронзила стрела оскорбленной гордости. Не важно, что они побратимы.
Дециус снова стал взбираться на пирамиду, стараясь не обращать внимания на резкую боль трущихся обломков костей. Подойдя ближе, он уловил обрывок разговора двух капитанов.
— Держись, брат, — сказал Тарвиц.
— Только убей ее, — выдохнул Гарро и закашлялся, сплевывая кровь.
Удар Девы Битвы расколол его шлем, и капитан остался с обнаженной головой.
— Я позабочусь о нем, — вмешался подошедший Дециус. — Теперь он будет в безопасности.
Тарвиц коротко кивнул ему и начал подниматься к вершине.
Космодесантник повернулся к своему командиру, и от запаха свежей крови его замутило. Этот запах он хорошо знал и ненавидел. Следы падения виднелись и на доспехе Гарро, и на его руке, кроме того, где-то наверху он потерял свой болтер. Но вторая, уцелевшая рука боевого капитана с мрачной решимостью сжимала рукоять Вольнолюбца, словно это был его талисман. Острые осколки гранита и обсидиана местами пробили керамитовое покрытие доспехов, и вокруг них выступили капли аварийного восстановителя, но больше всего пострадала нога.
Прикрытое щитком шлема лицо Дециуса помрачнело, и он был благодарен, что капитан не может видеть его выражения. Почти у самого бедра правая нога командира превратилась во влажное месиво обрывков кожи, обгоревших костей и почерневших мышц. Только нейрохимические реагенты и противошоковые средства, вырабатываемые вживленной в шею железой, позволяли Гарро сохранять сознание.
Представив себе, какую боль должен испытывать капитан, Дециус едва не задохнулся. Дева Битвы не просто вывернула или сломала ему ногу. Ее звуковой удар полностью раздробил конечность.
— Как я выгляжу, брат? — спросил капитан. — Наверно, не так хорошо, как Дети Императора.
— Все не так уж плохо.
Гарро, морщась от боли, усмехнулся:
— Парень, ты совсем не умеешь врать. — Он поманил космодесантника рукой. — Помоги мне подняться. Саул закончит то, что мы начали.
— Ты не в том состоянии, чтобы сражаться, — возразил Дециус.
Гарро, вцепившись в его руку, подтянулся.
— Проклятье, Дециус! Пока Гвардеец Смерти может дышать, он в состоянии драться! — Качнувшись от боли, он огляделся вокруг.— Где этот проклятый болтер?
— Потерян, сэр, — ответил Дециус, помогая ему спуститься.
— Милостивая Терра! Тогда помоги мне занять положение для боя, и я начну крошить этих глупцов мечом!
Оставляя за собой кровавый след, они спустились со ступеней пирамиды на пол и снова окунулись в суматоху сражения. Дециус услышал, что песня Девы Битвы наверху изменила тональность, но в данный момент все его внимание было поглощено рукопашным боем. Он стал опорой для капитана. Дециус широко расставил ноги, уперся покрепче и противостоял волнам атак, отстреливая черные фигуры очередями болтера в одной руке, а второй настигал тех, кто осмеливался подобраться ближе. Гарро прислонился к нему спиной, придерживался раненой рукой, но здоровая рука с мечом описывала смертоносные дуги. Под их ногами уже собралась лужица, в которой кровь капитана смешалась с кровью истваанских мятежников.
Дециус по вокс-каналу потребовал медицинскую помощь, но в ответ услышал только треск помех. Вероятнее всего, вокс-передатчик был поврежден при падении, а голос, даже на пределе возможности, не мог преодолеть звуковой барьер, созданный Девой Битвы. Спустя некоторое время Гарро осел на пол; неимоверные усилия и потеря крови сломили даже организм космодесантника. Дециус помог боевому капитану перебраться к стене пирамиды.
— Господин, возьми вот это. — Он положил на колени Гарро свой болтер и запасной магазин.
— Куда ты собрался? — невнятно спросил Гарро, с трудом фокусируя взгляд.
— Я сейчас вернусь, капитан.
Дециус развернулся и бросился в самую гущу, пробивая своим энергетическим кулаком дорогу в рядах мятежников. Исковерканные тела истваанских повстанцев в черных капюшонах разлетались от его ударов, а Дециус не останавливался. Враги расступались перед ним, словно вода, а за его спиной снова заполняли пробитые бреши.
Наконец Дециус отыскал нужный силуэт и заорал во всю силу легких:
— Войен! Ты меня слышишь?
Апотекарий Гвардии Смерти поднял голову — он склонился над павшим братом, чье тело было рассечено лучом лазера на две половины.
— Ему я уже ничем не могу помочь, — мрачно произнес он.
— Император знает его имя, — торопливо крикнул Дециус. — И если ты сейчас же не пойдешь со мной, имя капитана тоже будет в этом почетном списке!
— Гарро? — Войен рывком поднялся на ноги. — Показывай дорогу, парень, быстрее! Капитан Седьмой не погибнет, если это в моих силах.
Они устремились обратно, с боем прорываясь через толпы сражавшихся людей.
— Сюда! — крикнул Дециус.
— Он все еще остается моим командиром, — раздраженно говорил Войен. — Ты понимаешь? Не важно, что было сказано и что сделано, — это ничего не меняет. Ты понимаешь, Дециус?
— Кого ты стараешься убедить, Войен? Меня или себя? — Солун сердито оглянулся. — В настоящий момент меня не интересуют ни ты, ни твоя окаянная ложа. Только спаси…
Остальные слова Гвардейца Смерти потонули в финальном душераздирающем вопле сверху. Все, кто мог, инстинктивно зажали уши ладонями, чтобы не слышать последней, предсмертной ноты Девы Битвы. Подняв голову, Дециус увидел на вершине пирамиды две фигуры в пурпурных доспехах, увидел, как разрубленная фигура в воздушном одеянии упала и, кувыркаясь, покатилась по крутому склону.
— Эйдолон! — закричали рядом космодесантники.— Эйдолон ее убил! Разбойница мертва!
Продолговатый предмет со светлым хвостом пролетел в воздухе, и Дециус поймал его на лету. Перевернув добычу, он обнаружил, что это человеческая голова.
— Дева Битвы, — произнес он, держа женскую голову за пучок светлых волос.
Шея жертвы была рассечена одним мастерским ударом. Он поморщился и швырнул голову Детям Императора, а потом бросился дальше, не обращая внимания на победные крики. Защитники в черных капюшонах, все как один, прекратили сражение. Некоторые попадали на колени и стонали, раскачиваясь взад и вперед, или, уронив голову на руки, оплакивали неожиданный конец своей драгоценной песни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 коньяк camus vsop borderies 0.7 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я