научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_vanny/Grohe/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Откровенный ужас, зияющая пустота в его мыслях не позволяли пошевелить языком. Предательство. Он не мог выговорить слово, не мог вытолкнуть его из горла. Чтобы сам Хорус, великий Хорус, прекрасный и могущественный Воитель на это пошел… От этой мысли все тело охватывала слабость. Но за одним выводом следовал и другой. Если Хорус планировал предательство, значит, он действовал не один. Замысел был слишком грандиозен, чтобы даже Воитель мог с ним справиться в одиночку. Да, вместе с ним в заговоре участвовали и его братья. Ангрон, всегда готовый встать на путь, ведущий к кровопролитию. Фулгрим, убежденный в своем превосходстве над всеми остальными. И сам Повелитель Смерти тоже был в тайном сговоре с Воителем.
Мортарион… Гарро вспомнил жесткие янтарные глаза, вспомнил разговор и настойчивость своего примарха. Для моего брата Хоруса важно объединить всех космодесантников. Он так сказал. У нас должна быть одна общая цель, иначе мы проиграем.
Был ли Мортарион откровенен, ссылаясь на Воителя? Гарро отвернулся, прижав ладонь ко лбу, стараясь разобраться в раздирающих его противоречиях. В этот момент створки входных дверей рубки разошлись и впустили дрожащую фигуру с перекошенным от страха лицом.
— Калеб?
Денщик, едва держась на ногах, поклонился.
— Мой господин, вы должны пойти со мной, быстрее! Брат Войен и я… В артиллерийском отсеке мы обнаружили…— Калеб никак не мог отдышаться и судорожно втягивал воздух. — Грульгор со своими людьми заряжают главные орудия… Заряжают сосудами с «Истребителем жизни»!
— Вирусные снаряды,— отрешенно произнес Сендек.
— Да, господин. Я видел это собственными глазами.
Гарро подавил свое смятение и выпрямился.
— Показывай дорогу.
Войен, задыхаясь от ужаса, продолжал наблюдать. И с каждой стеклянной сферой, поднятой на спину рабочего-грузчика, его отчаяние становилось все глубже. Как всякий квалифицированный апотекарий, он по долгу службы должен был знать действие биологических и вирусных веществ самых разных типов, и «Истребитель жизни» тоже был ему знаком. Теперь Войену казалось, что лучше бы он ничего не знал. В памяти на мгновение возникла картина практических занятий с магосом-биологом, когда преподаватели проводили демонстрацию действия разных отравляющих веществ на незащищенные тела осужденных преступников. Тогда через непроницаемое армированное стекло он увидел, какие разрушения наносит всего одна капля, пожиравшая кричащих от боли еретиков. А здесь, в стеклянных сферах, перед ним плескались галлоны густого физиологического раствора, в каждой капле которого гнездились миллиарды убийственных микробов. По его подсчетам, запаса одного только «Эйзенштейна» хватит, чтобы уничтожить население большого города.
Командор Грульгор, не выказывая никаких признаков страха, ходил между грузчиками и своими людьми и лично контролировал процесс. Войен понял, что тот взял на себя ответственность за операцию и, более того, испытывал гордость от причастности к ужасному событию.
На вспомогательной галерее раздались осторожные шаги, и Войен обернулся. Гарро выглядел мрачнее грозовой тучи, за его спиной виднелись встревоженные лица Сендека и Калеба. Боевой капитан не стал тратить время на предисловия.
— Это правда?
— Да.— Войен указал рукой.— Посмотри туда. Маркировка стеклянных сфер не оставляет сомнений. Это смертельный яд, господин, оружие, которым даже Император предпочитает не пользоваться. — Он покачал головой. — Зачем Грульгор это делает? Что за безумие им овладело?
Взгляд Гарро не дрогнул.
— Это не безумие, брат. Это предательство.
— Нет, — настаивал Войен, отчаянно пытаясь объяснить ситуацию, как пытался с тех самых пор, как отослал Калеба. — Возможно, если я поговорю с Грульгором, то смогу добиться от него правды. Я могу подойти к нему как член ложи. Он прислушается…
Капитан качнул головой:
— Он не станет тебя слушать. Поверь мне, это можно прекратить только одним способом.
Гарро выпрямился, вышел из тени и стал медленно и решительно спускаться по трапу, ведущему на основной уровень артиллерийской палубы. Он нагнулся, проходя под выступающим краем аварийной задвижки, а потом крикнул:
— Игнатий Грульгор! Подойди и объяснись!
Голос капитана гулко раскатился в высоком просторном проходе над оружейными станками.
Войен вместе с остальными осторожно последовал за командиром, и апотекарий заметил, как напрягся Грульгор при виде нежеланных гостей.
— Гарро,— усмехнулся он,— для тебя было бы лучше забрать своих людей и уйти. То, что здесь происходит, тебя не касается.
Стоящие вокруг него космодесантники и даже рабочие замерли в молчании.
Гарро опустил ладонь на рукоять Вольнолюбца.
— Я не уйду.
Грульгор, самодовольно улыбаясь, кивнул. Он явно не ожидал ничего другого.
— Ответь мне, — требовал Гарро. — Именем Императора, отвечай!
Лицо командора искривила пренебрежительная гримаса.
— Именем Императора? — насмешливо переспросил он. — А где он сейчас? Что значит в данный момент его имя?
— Нечестивец! — внезапно выкрикнул Калеб.
— Почему мы должны перед ним отчитываться? — Грульгор продолжал издевательски ухмыляться. — Он нас покинул! В тот момент, когда мы больше всего в нем нуждались, он бросил нас и сбежал на твою драгоценную Терру! И что он сделал с тех пор? — Командор раскинул руки, обводя жестом своих людей. — Он продал наши права сборищу глупцов и политиканов, гражданских личностей, которые никогда не нюхали пороху. Он их, а не нас сделал господами, дал право устанавливать законы. Теперь у него нет права нами распоряжаться!
Услышав такое откровенно мятежное заявление, Войен едва удержался, чтобы не вскрикнуть, а когда раздался гул сердитых голосов космодесантников Второй роты, задохнулся от возмущения.
— Только Воитель и Повелитель Смерти могут нами командовать! — продолжал Грульгор. — То, что мы здесь делаем, происходит по приказу Хоруса и Мортариона!
Гарро с угрожающим видом шагнул вперед и движением большого пальца активировал кнопку на рукояти Вольнолюбца, так что часть его лезвия выскочила из ножен.
— Ты и твои люди должны покинуть артиллерийскую палубу и прекратить это безумие.
Грульгор коротко рассмеялся:
— С тобой двое космодесантников и денщик. А у меня полное командное отделение и бригада судовых рабочих. Соотношение сил не в твою пользу.
— На моей стороне правда, — заявил Гарро.— Я спрашиваю тебя в последний раз.
Командир окинул боевого капитана оценивающим взглядом.
— Ну, хорошо. Вперед. — Он запрокинул голову и показал рукой на незащищенное горло. — Убей меня, если тебе так хочется.
Гарро нерешительно замер, и в душном помещении раскатился хохот Грульгора.
— Ты не можешь! Я видел это по твоим глазам. Одна мысль о том, что придется лишить жизни кого-то из космодесантников, приводит тебя в ужас! — Он оглянулся. — Твой дух так же хромает, как и твоя нога! Вот почему ты слеп, Гарро. Под этой суровой наружностью скрывается слабая душа. Ты боишься сделать то, что необходимо.
Рука Гарро в латной перчатке сжала рукоять меча, но, казалось, оружие примерзло к ножнам и не желает выходить. Проклятый Грульгор! Но Гарро понимал, что этот хвастун отчасти прав. В его голове против воли вновь прозвучали слова йоргалльского псайкера:
Гвардеец Смерти, такой уверенный в своей правоте, и так боишься увидеть трещину в своей вере.
Он резко втянул воздух, и Грульгор окончательно убедился в его нерешительности. Внезапно командор выхватил из-за пояса короткоствольный болт-пистолет и выстрелил. Едва Гарро это увидел, как Вольнолюбец сам впрыгнул ему в руку, и лезвие вспыхнуло голубоватым огнем. В тот же момент все пришло в движение, на палубе загрохотала стрельба, раздались крики и скрежет металла по металлу.
— Стреляйте осторожнее! — приказал Грульгор, вытаскивая свободной рукой боевой нож.
Гарро успел заметить, что Войен и Сендек тоже приготовились к бою, а Калеб, нагнувшись, ушел с линии огня. Он вспомнил Дециуса, оставленного в капитанской рубке. Искусство молодого космодесантника в рукопашных схватках сейчас бы очень пригодилось. Грульгор не солгал. Соотношение сил действительно было очень невыгодным, но нагромождение механизмов и оборудования, а также наличие поблизости хрупких стеклянных снарядов не давало воинам развернуться в полную силу. На ровном поле схватка уже давно бы закончилась.
Но не здесь. Гарро ринулся вперед, к командору, но дорогу ему заступили двое воинов, вооруженные тяжелыми боевыми молотами. Капитан двигался быстрее. Удар слева он парировал мечом, а нападавший справа получил удар по голове, от которого едва устоял на ногах. Гарро развернулся на месте и лезвием Вольнолюбца рассек рукоять одного молота, а хозяина второго заставил отступить ложным выпадом, направленным в живот. Продолжая двигаться вперед, капитан все же нанес удар второму противнику — на этот раз тяжелым эфесом меча, и космодесантник упал с разбитым, окровавленным лицом.
Натаниэль не в первый раз проливал кровь своих боевых братьев. Много раз ему приходилось сражаться против живых противников до чистой победы в тренировочных камерах, но эти сражения контролировались, и их целью никогда не было убийство. Гарро в душе проклинал Грульгора, поставившего его в подобные условия. Боковым зрением он видел, что Сендек и Войен тоже вступили в бой. Почувствовав, что еще один противник заходит сзади, капитан шагнул в сторону как раз в тот момент, когда закаленный клинок боевого ножа ударился в плечо. Ни секунды не раздумывая, Гарро перехватил меч и ударил назад, вдоль своего тела. Вольнолюбец прошел сквозь корпус противника, и капитан обернулся, чтобы выдернуть оружие. Нападавший воин с грохотом упал на палубу, и у Гарро сжалось сердце. Гвардеец Смерти был мертв — и погиб от его руки.
Грузчики всем скопом бросились на Калеба. Ни один из них не был настолько смел или настолько глуп, чтобы посягнуть на космодесантника, а потому они избрали для себя другую цель. Денщик осыпал их проклятиями за то, что они встали на сторону Грульгора, а не Гарро, но только зря расходовал дыхание. Матросы видели только то, что у командира больше людей, а потому спешили продемонстрировать свою лояльность сильнейшему. Калеб дрался изо всех сил, но рабочие словно обезумели — они кусались, царапались и норовили схватить за волосы.
Денщик ощутил, как чьи-то пальцы рванули его одежду и вцепились в горло. Металлический обруч сильно вдавился в грудь, и Калеб почувствовал, как в нем разгорается ярость. Ударом головы он отбросил ближайшего противника, выругался и понял, что гнев придал ему новые силы.
— На вас падет проклятие Императора, мерзкие подонки!
Внезапно перед глазами блеснул темный металл, и что-то тяжелое ударило его в висок. Калеб почти не почувствовал боли, но схватил упавший предмет. Запахло оружейным маслом. Это был короткоствольный пистолет. Денщик, боясь выронить оружие, перехватил его поудобнее, растолкал своих преследователей и выстрелил — звук показался совсем негромким, но в толпе кто-то закричал. Калеб перекатился по полу в сторону и вскочил на ноги, сжимая в руке горячий металл. Пальцы привычно нащупали затвор и курок, и следующая пуля поразила противника в глаз. Оружие давало ему шанс на спасение и было божественным подарком.
— Бог-Император защитит!— пробормотал Калеб.— Я Его слуга и Его подданный!
Тяжело дыша и прихрамывая, он отошел в сторону и вдруг увидел впереди капитана Гвардии Смерти в светлых с зеленой отделкой доспехах. Космодесантник поднял болт-пистолет и очень тщательно прицеливался в гущу дерущихся. Денщик инстинктивно проследил за дулом, определяя его цель.
Гарро был занят рукопашной схваткой с другим космодесантником и явно не подозревал о готовящемся смертельном выстреле.
Нет! Он не должен погибнуть!
Мысль обожгла мозг Калеба.
Я не могу этого допустить. Он избран Богом-Императором!
Калеб поднял маленький пистолет и вслух прочел молитву.
— Божественный, направь мою руку.
Он выстрелил. Пуля ударила за мгновение до того, как Грульгор спустил курок. Короткоствольный пистолет был настолько маломощным, что его пуля лишь царапнула металл тяжелого болт-пистолета, но этого оказалось достаточно, чтобы сбить прицел командора.
Болт из пистолета Грульгора прошел на волосок от головы Гарро.
Грульгор отреагировал с немыслимой быстротой и с разворота метнул в денщика боевой нож. Клинок космодесантника по самую рукоять вонзился в грудь Калеба, а сила удара отбросила его на один из пультов управления оружейной палубы. На все это, начиная с выстрела денщика, потребовалось меньше секунды.
Кровь хлынула в горло Калеба, заполнила рот, просочилась в легкие, а в этот момент послышался еще один звук — отрывистый звонкий треск разбитого стекла.
Затуманенный взгляд Калеба отыскал тонкую струйку темного тумана, со злобным шипением поднимавшуюся над треснувшей колбой.
— Колба! — закричал Войен, отскакивая от своего противника.
Болт неудачного выстрела Грульгора вскользь задел хрупкий сосуд, и на стеклянной сфере образовалась паутина трещин.
— Уходим! — скомандовал он и потянул за собой Сендека.
Черный газ превращался в медленно поднимавшуюся зловещую пелену, звенящую, словно рой злобных насекомых. Грузчики, стоявшие ближе всех, уже начали раздирать ногтями незащищенную кожу, многих стало тошнить. Еще несколько секунд, и страшная дымка расползется по всей палубе.
Гарро поспешно окинул взглядом помещение и отыскал Калеба. Денщик, с кровавой пеной вокруг рта, не отрываясь смотрел на него.
— Господин! — закричал он, несмотря на клокотавшую в горле кровь. — Перед вами великая цель! Такова воля Бога-Императора! — Денщик, тяжело дыша, оперся на пульт.— Его рука коснулась вас! Император защитит!
Гарро, предупреждая Калеба об опасности, махнул ему рукой, но тот собрал последние силы и нажал кнопку аварийной защиты.
Под стальным потолком взвыли сирены, завертелись огромные шестерни, и толстые железные пластины стали опускаться к выемкам в полу. Гарро в броске пролетел под опускающейся заслонкой и по инерции прокатился к тому месту, где уже стояли Сендек и Войен. Один из людей Грульгора, воин по имени Мокир, тотчас бросился вслед за Гарро. Он опоздал на долю секунды, и под заслонкой прошла только верхняя часть туловища. Железная стена, словно массивная гильотина, обрушилась на космодесантника и рассекла его пополам, ломая керамит и кости.
Сердце Гарро билось о стенки грудной клетки, мощными ударами толкалось в горло. Фантомная боль терзала несуществующую ногу.
— Противовзрывной щит, — проронил Сендек и тяжело сглотнул.
Войен кивнул:
— Он спас наши жизни. Заслонка не пропустит вирус. Этот маленький человек пожертвовал собой ради нас и всего корабля.
Скрежет металла постепенно уменьшился, щит встал на место, и все замерло. Гарро поднялся, подошел к заслонке и приложил к ней руку. Металл оказался теплым, как свежая кровь: возможно, от начавшего в отсеке гниения уже поднялась температура. Он попытался выбросить из головы мысли о том, что происходит внутри, о разлагающихся телах, о вываливающихся внутренностях и потоках гноя. Попытался, но не смог.
Слова Калеба продолжали сверлить мозг. Теперь ему стало ясно, что голос, говоривший об Императоре и божественности во время исцеляющей комы, принадлежал Калебу. И вот верный слуга отдал свою жизнь в обмен на спасение господина.
— Передо мной великая цель, — пробормотал Гарро.— Какая цель?
— Сэр? — Подошедший Сендек был вынужден почти кричать, чтобы быть услышанным сквозь вой сирен.— Что ты сказал?
Гарро повернулся спиной к щиту.
— Очистить этот отсек! Скажи Гарье выпустить воздух в открытый космос. «Истребитель жизни» доберется до каждого контейнера и выпустит весь запас, но он не может существовать без атмосферы. Я хочу освободить от него корабль!
Войен кивнул.
— А тела, капитан? Они будут разлагаться, и…
— Оставь их, — бросил Гарро, едва сдерживаясь.— Нам надо двигаться быстрее, а не то мы к ним присоединимся. — Капитан угрюмо вернул Вольнолюбца в ножны.— Смерть собрала первую жатву.
На «Эйзенштейне», как и на «Стойкости», имелась своя обсерватория, расположенная в верхней части корпуса, перед самым капитанским мостиком фрегата. Но конечно, она была не такой большой, а когда в ней собрались несколько высоких и широкоплечих космодесантников, показалась совсем маленькой. Входные створки раздвинулись и впустили еще двух Гвардейцев Смерти, и при взгляде на них Дециус поморщился. Апотекарий Войен вошел в зал вместе с Сендеком, и выражение их лиц заставило Дециуса удержаться от слов. Он только оглянулся на сержанта Хакура, стоявшего поодаль с воинами своего отделения, и увидел, что старина Андус настроен не более оптимистично, чем вновь прибывшие.
— Мерик, что происходит? — спросил ветеран.— Мне срочно приказывают все бросить и отправляться сюда, никто ничего не говорит, а тем временем я слышу отдаленный вой сирен и обрывки матросских сплетен о выстрелах и взрывах.
— Не было никаких взрывов, — мрачно произнес Сендек.
— А где капитан? — спросил Дециус.
— Он будет здесь через минуту, — ответил Войен.— Пошел позвать кое-кого еще.
Очередной уклончивый ответ не удовлетворил Дециуса.
— Пока я был на мостике, с артиллерийской палубы поступил сигнал пожарной тревоги. Целый отсек в середине был заблокирован, значит, как доложил сервитор-контроллер, выведены из строя четыре пушечные установки. А потом я слышу тебя на вокс-канале с требованием провести там декомпрессию. Что произошло внизу? — Он повернулся к апотекарию. — Сначала ложа, потом Тарвиц, теперь еще и это. Я требую объяснений!
— Капитан все тебе объяснит, — сказал апотекарий.
— А что с Саулом Тарвицем? — вмешался Хакур. — Я слышал, он сейчас должен быть на «Андрониусе».
— Он сейчас в городе Хорале, если не сгорел при спуске на поверхность планеты, — все так же угрюмо пояснил Сендек. — Он нарушил присягу, угнал «Громовой ястреб» и направился к Истваану III. Лорд-командир Эйдолон отдал приказ о его уничтожении.
Изумлению Хакура не было предела.
— Это смехотворно. Ты, вероятно, ошибаешься.
Дециус тряхнул головой:
— Мы все были в рубке. Мы слышали приказ, но Гарро не повиновался. Он позволил Тарвицу бежать. — Молодой космодесантник все еще никак не мог смириться с происходящим, и действия командира сильно подорвали его доверие. — Это мятеж.
— Да, это так.
Гарро только что вошел в зал вместе с капитаном корабля Гарьей и его адъютантом Воут. По кивку Гарро женщина закрыла за собой створки, и только тогда Дециус понял, что вслед за капитаном не последовал его денщик Калеб.
Боевой капитан прошел в центр комнаты и положил на контрольный пульт обсерватории матерчатый сверток. Тяжелым, оценивающим взглядом он обвел всех собравшихся людей. У Дециуса возникло ощущение, что Гарро не решается произнести слова, замершие на его губах. Наконец он тяжело вздохнул и кивнул, словно принимая решение.
— Когда мы покинем эту комнату — станем мятежниками, — заговорил Гарро. — Наши братья направят на нас все орудия. Я намерен предложить вам решиться на сомнительный выбор, но другого пути нет. У нас не будет другого шанса. Только мы одни можем донести предупреждение.
— Какое предупреждение, господин? — озадаченно нахмурившись, спросил человек Хакура.
Гарро взглянул на Дециуса.
— Предупреждение об измене.
Гарья откашлялся. В отличие от своего подчиненного офицера, он, казалось, не испытывал смущения в тесном обществе Гвардейцев Смерти.
— Уважаемый боевой капитан, при всем моем почтении, это мой корабль, и я хотел бы знать, что происходит на борту, прежде чем двигаться дальше.
— Это правильно, — кивнул Гарро.
Он перевел взгляд на свои закованные в броню руки, сделал глубокий вдох и сдержанным, размеренным тоном рассказал о столкновении с Грульгором. Упоминание вирусных снарядов повергло изумленных слушателей в шок, а когда Гарро рассказал о выступлении командора против Императора и последовавшей за этим схватке на артиллерийской палубе, воцарилась гнетущая тишина. От обилия немыслимых фактов у Дециуса закружилась голова. Казалось, будто пол под ногами превращается в трясину и его затягивает в гущу сомнений и смятения.
Лицо Воут стало белым, как бумага.
— Этот… «Истребитель жизни»… не распространится по кораблю?
Сендек качнул головой:
— Он был вовремя изолирован. Смертоносный вирус быстро уничтожит сам себя.
— Я бы рекомендовал не пользоваться этим отсеком в течение ближайших шести часов, — добавил Войен. — Для надежности. Военный заряд после открытия декомпрессионных люков был успешно выброшен в космос, но в телах погибших могли остаться спящие колонии бактерий.
— Наших людей. — Хакур покачал головой. — Я с трудом могу в это поверить. Я знал, что Грульгор был хвастуном и всегда стремился к славе, но такое… Почему он решился на это предательство? — Ветеран обратил к Гарро вопрошающий, почти наивный взгляд. — Почему, господин?
Гарро и сам хотел бы как-то объяснить поведение Грульгора. Как и Войен, он в глубине души еще надеялся, что все произошедшее окажется странным кошмаром или таинственным безумием, охватившим его соперника, но в тот момент, когда он взглянул в глаза Грульгора, Гарро понял, что это не так. Грульгор никогда не стал бы участвовать в деле, если бы имелась хоть малейшая вероятность провала. Решимость, абсолютная уверенность, написанная на лице командора, без слов рассказала Гарро всю правду. Капитан подтвердил слова Тарвица, и все части головоломки сошлись, как сходятся обойма и магазин болтера.
Все мелочи, все странные отклонения и сомнения, зловещие предчувствия, настроения на борту «Стойкости» и «Духа мщения», все, что в последние дни так тревожило Натаниэля, соединилось в одно целое.
— Саул Тарвиц, мой друг и побратим успел меня предупредить. Рискуя собственной жизнью, он угнал один из катеров Детей Императора и полетел на планету, чтобы рассказать о неминуемой вирусной бомбардировке. Эйдолон, стараясь этого не допустить, приказал его расстрелять. — Гарро снова кивнул. — Я не стал выполнять этот приказ. И сейчас, пока мы разговариваем, Саул уже спустился на поверхность Истваана III и убеждает всех космодесантников спрятаться в укрытие до начала бомбардировки. Моя уверенность в его словах непоколебима, так же как непоколебимы связывающие нас узы.
Гарро, протянув руку, похлопал по плечу Хакура. Затем он по очереди пристально посмотрел в глаза каждого воина, словно проверяя, какое впечатление произвели на них ужасные откровения.
— Теперь вам известна страшная правда. Грульгор и Эйдолон не сбившиеся с пути одиночки, преследующие свою собственную выгоду. Они солдаты в грядущей бесчестной войне. Их поступки не зависят от их личного желания, они продиктованы приказами самого Воителя. — Он не стал обращать внимания на раздавшиеся в ответ на последние слова возгласы. — Все это затеял Хорус при поддержке Ангрона, Фулгрима и, как ни трудно мне это признать, нашего господина Мортариона.
Напротив Гарро в кресле наблюдателя Гарья сжался в комок, пытаясь осознать слова капитана. Рядом с ним застыла Воут, и ее лицо исказилось, словно от физической боли.
— Почему? — прошептал капитан корабля. — Разрази меня Терра, если я могу найти хоть какую-то логику в их замыслах. Ради чего они все это затеяли? Что надеется получить Хорус в противостоянии с Императором?
— Всё, — бросил Дециус.
Войен печально склонил голову.
— В ложе до меня через вторые и третьи руки доходили слова Воителя о том, как далеко от нас сейчас Император, и о неприятной необходимости подчиняться Совету Терры. Резкость этих речей заметно возросла после ранения Хоруса на Давине и его таинственного исцеления.
— Предательское лезвие ударило из-за угла, — заметил Сендек.
Гарро продолжал:
— Хорус лично отбирал все соединения для атаки на Хорал. Он выбрал только тех воинов, кто, как он считал, не пошел бы под его знамена по первому зову. Вирусная бомбардировка уничтожит единственное препятствие на пути к полному мятежу.
— Если это так, — запальчиво заговорил Дециус, — тогда почему мы тоже не оказались на поверхности? Твоя непоколебимая преданность Императору и Терре ни для кого не секрет!
Гарро грустно улыбнулся и похлопал ладонью по набедренным пластинам брони.
— Если бы Дева Битвы с Экстремиса не заставила меня прибегнуть к этому куску железа, мы бы, без сомнения, были рядом с Теметером и его воинами и не знали бы, что клинок уже приставлен к горлу. Но судьба распорядилась иначе, и нам надо воспользоваться предоставленным шансом.
— Бегство Тарвица не может долго оставаться в тайне, — сказала Воут. — Когда Воитель узнает, что вы сделали, «Эйзенштейн» окажется под прицелом всей флотилии.
— Я в этом ничуть не сомневаюсь, — согласился Гарро.— У нас в лучшем случае всего несколько часов.
— И что ты предлагаешь? — спросил Сендек.— Этот фрегат — всего лишь один корабль. Мы не сможем предотвратить бомбардировку и помочь наземным войскам или попытаться сразиться с Воителем.
Гарро покачал головой:
— Если Саул доберется вовремя, нам не придется предотвращать бомбардировку. Если нет…— Он тяжело сглотнул. — Мы ничем не сможем помочь этим людям.
Дециус первым понял, к чему он клонит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 джин runoi 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я