научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/vodonagrevateli/protochnye/na-dysh/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эффективно выполнить задачу перехвата корабль был способен, только оставаясь на высокой орбите, чтобы у команды было время засечь цель, навести орудия и уничтожить вражеские корабли. Потеря высоты влекла за собой сужение сектора обстрела. Изучив соответствующие координаты поверхности, Гарро расстроился еще больше. Новая позиция «Эйзенштейна» выводила его в пространство непосредственно над Хоралом, а Гарро был уверен, что там уже не осталось ни одного корабля, способного выйти в космос.
С самым мрачным видом боевой капитан вернул планшет Маасу. Если бы на борту фрегата были десантные капсулы с воинами второй волны вторжения, логика нового приказа не вызвала бы сомнений, но «Эйзенштейн» не был рассчитан на подобного рода операции. По сути, он был просто носителем артиллерийских орудий. Борта фрегата с обеих сторон ощетинились дулами тяжелых пушек, и на таком расстоянии от поверхности планеты единственной возможной операцией была бы бомбардировка мира с дальней дистанции, но это казалось немыслимым. В конце концов, Хорус на военном совете уже отклонил требования Ангрона стереть город Хорал в порошок снарядами с дальней дистанции. Воитель вряд ли мог так быстро изменить свое решение. А если бы и изменил, на поверхности все еще оставались сотни верных ему воинов. Гарро ощутил на себе пристальный взгляд Гарьи.
— Капитан, если у вас нет возражений, я хотел бы исполнить приказ.
Гарро рассеянно кивнул, ощущая необъяснимый холодок тревожного предчувствия:
— Выполняйте, мастер Гарья.
Гвардеец Смерти подошел ближе к обзорному иллюминатору и сквозь армированное стекло посмотрел наружу. Снизу уже приближалась окутанная тучами сфера Истваана III.
— Что-то не так, господин? — Дециус заговорил приглушенным шепотом, неслышным для остальных членов экипажа.
— Да, — ответил боевой капитан и сам поразился своей откровенности. — Но, клянусь Террой, я еще не понимаю, в чем дело.
Калеб плотнее запахнул полы матросской робы и осторожно двинулся по служебному переходу. За долгие годы он мастерски научился оставаться незаметным, даже находясь на виду у всех, а теперь для любого постороннего наблюдателя денщик выглядел обычным судовым слугой. Значок принадлежности к Гвардии Смерти и Седьмой роте надежно скрывался под серой тканью. Часть его мыслей безостановочно вертелась вокруг недопустимости такого поведения, но Калеб продолжал идти, стараясь не обращать на них внимания.
Неужели он настолько изменился? Тот факт, что вместо того, чтобы открыто идти по своим делам, он маскировался под рабочего «Эйзенштейна», был отчасти преступлением, и все же Калеб был уверен в правильности своих поступков. С тех пор как Император внял его мольбам в лазарете и спас хозяина от смерти, денщик осмелел. Приказы капитана предопределялись свыше. Возможно, так было и раньше, но теперь Калеб в этом твердо уверился. Боевой капитан приказал ему проследить за грузом последнего штурмкатера, и он намеревался выполнить поручение. Если таково было пожелание Гарро, значит, это была и воля Императора, а, следовательно, он прав в своем выборе.
После ухода с посадочной палубы воинов Седьмой роты Калеб расположился так, чтобы следить за работающими сервиторами и одновременно не выпускать из виду последний из прибывших штурмкатеров. Всего через несколько минут вернулся человек Грульгора — этот грубиян Мокир — и привел с собой целую толпу слуг, чтобы разгрузить челнок. Калеб увидел, как из люка выкатываются тяжелые стальные контейнеры, которые слуги подвешивали к цепным вагонеткам, направленным в сторону кормы. Все контейнеры были одинаковыми — прямоугольные стальные ящики, местами поцарапанные и побитые, отмеченные знаком аквилы, с ярко-желтыми предупредительными надписями на боках. В них могло быть что угодно. На таком расстоянии Калеб не мог прочитать сопроводительные свитки, прикрепленные на крышках.
Он с любопытством наблюдал, как один работник, оступившись, чуть не уронил контейнер, подхватив его в метре от пола. Мокир вихрем налетел на провинившегося слугу и сбил его с ног ударом кулака. Калеб не разобрал произнесенные им слова, но ярость Гвардейца Смерти была очевидной.
Целый поезд вагонеток дернулся и покатился. Калеб нерешительно посмотрел ему вслед. Да, у него был приказ проследить за выгрузкой имущества и оборудования, но Гарро еще хотел получить информацию относительно характера груза штурмкатера. Калеб убедил себя, что последнее распоряжение было более важным.
И денщик, держась на некотором расстоянии от поезда и стараясь не попасться на глаза Мокиру, последовал через весь корабль за грузом. Вагонетки остановились у ряда подъемников, который шел вдоль центральной оси фрегата. По обе стороны стального туннеля располагались люки и приспособления для загрузки боеприпасов в основные артиллерийские орудия «Эйзенштейна». Большие открытые воронки были готовы принять боевые снаряды, хранившиеся на складах над ними. Контейнеры из вагонеток перенесли на подмостки у орудий левого борта. Калеб в полном недоумении скользнул взглядом вдоль одной из огромных пушек и через бронированное стекло смотровой щели увидел мерцавшую вдали поверхность планеты.
Рабочие начали открывать контейнеры, и денщик, стремясь увидеть как можно больше, переместился ближе, за выступающий край предохранительной перегородки, предназначенной для герметизации отсека на случай самопроизвольного взрыва боеприпасов или повреждения орудия. Изумление Калеба еще возросло при виде массивных фигур Гвардейцев Смерти, наблюдавших за работой слуг. Впереди всех с обнаженной головой стоял командир Грульгор, он выкрикивал приказы и направлял рабочих энергичными взмахами руки. Ближайший к нему контейнер с шипящим свистом открылся, наподобие подарочной шкатулки. Внутри оказалась шестиугольная рама, а на ней — дюжина круглых стеклянных сосудов. Каждый из шаров имел около метра в диаметре, и все они были заполнены жидкостью мутно-зеленого цвета.
Каждая капсула несла на себе черный символ из трех пересекающихся разорванных колец, и, повинуясь какому-то животному инстинкту, Калеб при виде этих обозначений изо всех сил вцепился в стоящее перед ним ограждение. Быстрый мысленный подсчет показал, что если все контейнеры одинаковы, то Грульгор получил более сотни таких капсул. Все сходилось: внезапная ярость Мокира, присутствие при разгрузке командира, величайшая осторожность, с которой трудились работники. Как бы ни называлась содержащаяся в стеклянных шарах жидкость, она, без сомнения, представляла смертельную опасность.
Сделанные выводы настолько поразили Калеба, что он вскочил на ноги. Внезапно вся его храбрость от смелой выдумки испарилась, и денщика охватил ужас. Он резко развернулся, чтобы убежать, но тотчас наткнулся на спешившего куда-то с полным подносом инструментов сервитора. Поршневые конечности машины-раба не выдержали толчка, и металлические детали со звоном посыпались на пол. Шум привлек внимание космодесантника Грульгора. Калеб увидел, что Мокир направился прямо к его убежищу, и отступил дальше в тень.
Страх охватил его так же плотно, как одежда корабельного рабочего. Едва привыкнув к темноте, Калеб понял, что находится в нише, откуда нет другого выхода. Тупик заканчивался глухой металлической стеной, и лишь под самым потолком, куда он не мог забраться, шли узкие мостки. Его непременно обнаружат. Его обнаружат и узнают, и тогда станет известно, кто его послал. У Калеба отказали ноги. Грульгор его непременно прикончит, в этом он не сомневался. Денщик помнил угрожающее выражение его глаз там, на «Стойкости». Но смерть ничто по сравнению с катастрофическими последствиями провала. Калеб Арин погибнет, но при этом он подведет своего господина и Повелителя Человечества.
Мокир, держа одну руку на рукоятке боевого ножа, искоса взглянул на лежащего сервитора и продолжал идти. Денщик молча молился:
«Император, Повелитель Людей, защити меня и сохрани от врагов Твоей Божественной Воли…»
В следующую секунду он ощутил, как чья-то рука схватила его и подняла с палубы на мостки. Приземлившись, Калеб заморгал от неожиданности.
— Войен? — прошептал он.
Апотекарий приложил палец к губам и крепко сжал руку Калеба. Денщик посмотрел вниз. Мокир, внимательно обследовав нишу, фыркнул и отправился обратно к Грульгору. Спустя несколько мгновений Войен отпустил Калеба и заставил его лечь.
— Господин, — прошептал денщик, — что вы здесь делаете?
Войен тихо зарокотал в ответ:
— Мои подозрения, как и твои, полностью оправдались. Но, в отличие от тебя, я умею действовать скрытно.
— Спасибо, что спасли мне жизнь, сэр. Если бы Мокир меня там обнаружил…
— Опасность еще не миновала.
По голосу апотекария было ясно, что он крайне встревожен. Калеб посмотрел на грузчиков и стеклянные шары.
— А что это за сосуды?
Теперь рабочие осторожно снимали кожухи с боеголовок ракетных снарядов и заменяли в них взрывчатое вещество на стеклянные сферы, наполненные жидкостью.
Войен заговорил, но казалось, слова настолько ему противны, что застревают в горле.
— Это капсулы с «Истребителем жизни»,— выдавил он.— Это специально разработанное вирусное средство такой мощности, что применяется только в самых крайних случаях, обычно против наиболее злостных ксеносов.
Апотекарий отвернулся, но выражение его лица успело ужаснуть Калеба. Если уж космодесантник боится…
— Это биологическое оружие высшего порядка, убийца миров. Иметь такое в своих арсеналах имеют право только самые большие и надежные корабли.
— Они привезли его со «Стойкости»? — Калеб недоуменно моргнул. — Зачем, господин? И почему они заряжают им орудия над планетой?
Войен бросил в его сторону суровый взгляд:
— Слушай меня, Калеб. Беги к капитану и расскажи обо всем, что видел. И как можно быстрее, маленький человечек. Беги. Быстро!
И Калеб побежал.
— Что это?
Дециус услышал тревожные нотки в голосе Гарьи и поднял голову от гололитического дисплея капитанского мостика. Капитан корабля разговаривал со связистом Маасом.
— В этом секторе не запланировано никаких передвижений. Или схема развертывания изменилась, а я об этом не знаю?
— Никак нет,— ответил Маас. — Никаких изменений, сэр. И все же сигнал с «Повелителя Хируса» абсолютно ясен. «Громовой ястреб» с «Андрониуса» входит в зону наших действий, и он не доложил о миссии полета.
— «Андрониус» — корабль Эйдолона, — вмешался Сендек. — Может, он внезапно возжелал присоединиться к нашим боевым братьям на поверхности?
Капитан Гарро, морщась от боли в ноге, подошел ближе.
— Ты уверен? — спросил он офицера-связиста. Маас кивнул и показал электронный планшет:
— Абсолютно уверен, сэр. «Громовой ястреб» Детей Императора проходит через зону досягаемости наших орудий.
— Хорошая возможность превратиться в цель,— пробормотал Сендек, и Дециус согласился с ним, сдержанно кивая.
Космодесантник подстроил голопроектор, чтобы удостовериться в представленных Маасом сведениях, и удивленно моргнул. В контролируемом «Эйзенштейном» секторе оказался не только катер, но и звено перехватчиков класса «Ворон», идущих в боевом порядке.
Гарро повернулся к женщине:
— Пахнет неприятностями. Разверните корабль на курс перехвата.
Воут передала рулевым приказ боевого капитана, и Дециус обратился к Гарро:
— Господин, может, это какая-то проверка? Сначала нас переводят с предписанной ранее позиции, а потом наши собственные корабли не идентифицируют свои цели?
— Я ничего не могу тебе на это ответить.
— Капитан! — настойчиво окликнул Гарро Сендек.— Истребители преследуют «Громовой ястреб»… Они только что открыли огонь.
— Наверное, предупредительный залп, — заметил Гарья.
Воут покачала головой:
— Нет. Регистратор указывает на энергетические возмущения на корме катера. Десантный корабль получил удар.
Снова прозвенел знакомый колокольчик, и Маас вышел из своей ниши.
— Боевой капитан Гарро, я получил открытое послание по главному вокс-каналу.
— Давай скорее, — приказал Гарро.
— От лорд-командира Эйдолона, с борта звездного корабля «Андрониус». Послание гласит: «Громовой ястреб» похищен, его пилот действует в нарушение приказов Воителя, а потому признан изменником. Всем кораблям флотилии предписывается уничтожить корабль, как только он появится в виду.
— Расстрелять наш собственный корабль? — Сендек не сдержал негодования, едва представив себе такую возможность. — Он что, лишился разума?
— «Громовой ястреб» поворачивает, — доложила Воут. — Он подходит к зоне действия наших орудий. Подтвердите, что корабль-беглец в нашем секторе.— Она посмотрела на Гарро. — Он уже в пределах досягаемости наших лазпушек, сэр.
Лицо капитана Гарьи словно окаменело, и на мгновение в рубке повисла гнетущая тишина.
— Капитан Гарро, каков будет ваш приказ?
Боевой капитан оглянулся на Дециуса, затем обратился к Маасу:
— Вы можете установить связь с «Громовым ястребом»?
— Да, сэр.
— Тогда действуйте.
— Но, господин, приказ… — протянул Дециус.
Гарро резко обернулся:
— Эйдолон может отдавать любые приказы! Я не стану стрелять в своего товарища-космодесантника, пока не узнаю причины.
Капитан шагнул к входу в нишу вокс-связи и взял из рук Мааса переносной коммуникатор.
— «Громовой ястреб», находящийся в зоне контроля «Эйзенштейна»! — крикнул Гарро.— Назовите себя.
Через треск помех донесся взволнованный ответ:
— Натаниэль?
Дециус заметил, как побледнел Гарро, узнав этот голос.
— Это Саул. Я рад слышать твой голос, брат.
— Саул Тарвиц,— прошептал Сендек.— Первый капитан Детей Императора. Невозможно! Это человек чести! Если уж он стал изменником, значит, Галактика сошла с ума!
Дециус осознал, что не может отвести взгляда от потрясенного лица Гарро.
— Наверное, так оно и есть.
Он не сразу понял, что сам произнес эти слова.

Часть Вторая.
РАЗДЕЛЕННЫЙ ОБЕТ
8

ТОЧКА НЕВОЗВРАЩЕНИЯ
ЖЕРТВА
ОСОБАЯ КЛЯТВА
Толлен Сендек всегда гордился своим упорядоченным мышлением и ограничиваемой, регламентируемой волей. Для него было делом чести следовать логике и целенаправленно служить XIV Легиону и Императору. Сендек избегал иррациональности и беспечности, присущей некоторым из его боевых братьев. Раль часто подшучивал над его сдержанностью и утверждал, что Сендек возвел понятие «стоицизм» в высшую степень добродетели. Интересно, что бы сейчас сказал его погибший брат, глядя на откровенно растерянное лицо?
Потребовалось всего несколько мгновений, чтобы вывести Сендека из равновесия. Угнанный «Громовой ястреб», сигнал от Эйдолона, немыслимый приказ уничтожить судно вместе с летящим в нем офицером-космодесантником… Сендек тряхнул головой, стараясь привести мысли в порядок. Может, Дециус прав и это какая-то проверка? Что-то вроде внепланового испытания готовности команды «Эйзенштейна» к сражениям? Или Саул Тарвиц действительно стал предателем и заслуживает только уничтожения? Если уж имперский губернатор Вардус Праал оказался способен на мятеж, может, и космодесантник поддался ереси?
Капитан Гарро сжал микрофон побелевшими пальцами и полностью сосредоточился на разговоре.
— Тарвиц? Именем Императора, что происходит? Неужели эти истребители действительно пытаются тебя сбить?
Сендек молниеносным взглядом оценил обстановку на гололитическом изображении. Ответ на запрос Гарро был очевиден: датчики фрегата фиксировали потоки энергии, которые вылетали из корпусов «Воронов» и били в корму «Громового Ястреба». На его глазах похожие на хищных птиц перехватчики опять организовали атакующий строй. Они готовились нанести завершающий удар.
Толлен слышал, как Гарро кричал в вокс-микрофон, требуя объяснений, любых объяснений.
— Скорее, Тарвиц! Они тебя почти настигли!
От следующих слов Тарвица у Сендека сердце сжалось в груди.
— Это предательство! — отчаянно кричал капитан Детей Императора. — Все это предательство! Флотилия готовит бомбардировку поверхности планеты вирусными снарядами!
Все, кто был в рубке и слышал переговоры, замерли от изумления.
— Что? Нет! — воскликнула Воут, качая головой.
Офицеры остальных служб оторвались от своих пультов и недоверчиво уставились на Гарро.
— Этого не может быть, — тревожно добавил капитан корабля и шагнул вперед.
Дециус напрягся всем телом.
— Он ошибся. Там, внизу, наши братья…
Все голоса слились в общий гомон, и Сендек смог разобрать только обрывки разговора Гарро с Тарвицем.
— Клянусь тебе своей жизнью, я не лгу! — крикнул Саул, и тяжесть его слов как будто придавила плечи боевого капитана. Сендек разобрал и последние слова: — Всем космодесантникам на Истваане III грозит гибель!
Он перевел взгляд на изображение голопроектора. Тарвицу оставалось жить несколько секунд. «Громовой ястреб» уже вилял из стороны в сторону и истекал топливом, а «Вороны» быстро его нагоняли.
Гарро выскочил из ниши связиста и бросился к командному пульту.
— Артиллерия! — закричал он. — Передайте мне команду лазерных орудий, немедленно!
Пальцы Воут заплясали на переключателях.
— Батарея ближнего боя активирована, сэр,— доложила она. — Регистраторы вычисляют траекторию снарядов. — Женщина нерешительно мигнула. — Сэр… Вы намерены его сбить?
— Переключите на ручную наводку. — Гарро жестом отстранил Воут от пульта. — Если уж кто-нибудь должен нажать на пусковую кнопку, пусть это буду я.
Одной рукой боевой капитан вцепился в край пульта, а другой ударил по кнопке активации.
— Выстрел произведен, — монотонным голосом доложил один из сервиторов.
Батарея высокоэнергетических лазерных орудий над фюзеляжем «Эйзенштейна» синхронно повернулась и замерла, направив дула в сторону «Громового ястреба» и «Воронов». По сигналу с мостика снаряды беззвучно рванулись в бездну, лишь на одно мгновение наполнив темноту мерцающим потоком энергии. Копья параллельных когерентных лучей устремились вперед и нашли цель, проникая сквозь металл, керамит и пластик. Топливные танки взорвались ослепительным фейерверком, густое облако радиоактивных обломков разошлось в идеальную сферу.
Сендек прищурился на яркий свет, затопивший капитанский мостик через обзорные иллюминаторы, а картина голопроектора исчезла в вихре сплошных помех. Космодесантник отыскал взглядом Гарро, а тот, покинув пульт управления, тяжело захромал к станции вокс-связи.
— Он убил его, — едва слышно произнес Толлен. — Клянусь кровью, он убил Тарвица.
Дециус, раздираемый противоречивыми чувствами, заглянул в его глаза.
— Таков был приказ.
— Это был приказ Эйдолона! — огрызнулся Сендек, изменив своей обычной сдержанности. — Ты видел вырезанного на налокотнике капитана орла? У Тарвица есть точно такой же, Хакур мне рассказывал! Гарро и Тарвиц побратимы! Он не мог вот так просто его убить!
— Но если Тарвиц стал изменником…
Подойдя к нише, Гарро схватил Мааса и сильным рывком выбросил из-за пульта вокс-связи. Затем нагнулся, чтобы поместиться в тесном углу, и задернул за собой звуконепроницаемый занавес, отгородившись от всей остальной рубки.
Сендек услышал вопрос Воут, обращенный к Гарье:
— Что он собирается там делать?
— Доложить Эйдолону об исполнении, — предположил капитан корабля.
Космодесантник наклонился почти вплотную к границам гололитического куба. Мерцающие завихрения разноцветных энергетических потоков не давали увидеть картину после взрыва. Разошедшиеся волны отражались от верхних слоев атмосферы и на несколько минут ослепили корабельные датчики.
— Толлен, — снова заговорил Дециус. — Что бы ни связывало боевого капитана с Тарвицем, никакие чувства не могут перевесить долг. Эйдолон — лорд-командир. Он старше по званию, чем Гарро.
— Нет, — покачал головой Сендек, не переставая манипулировать с переключателями, чтобы перемотать назад запись недавних событий. — Я не могу поверить, что он на такое способен. Солун, ты знаешь его не хуже меня. Люди прозвали капитана «прямолинейным Гарро». Он образец благородства для всех Легионов Космодесантников! Как ты можешь думать, что наш командир согласился уничтожить своего боевого брата по прихоти одного из Детей Императора?
— Тогда что там произошло? — спросил Дециус. — Ты же видел, как взорвался «Громовой ястреб»?
— Я видел взрыв, — поправил его Сендек.
Он еще пощелкал переключателями и запустил запись короткой схватки в замедленном режиме. Индикаторы показывали, что «Эйзенштейн» повернулся и произвел выстрел, лазерные лучи метнулись к скоплению кораблей, а затем все потонуло в помехах. Космодесантник медленно кивнул.
— Он вообще не целился в «Громовой ястреб». Выстрел был направлен в ведущего «Ворона». Остальные истребители оказались слишком близко и детонировали от взрывной волны.
— Тогда где же Тарвиц?
Сендек показал пальцем себе под ноги:
— Он был совсем близко к слою атмосферы Истваана III. Могу поспорить, что он воспользовался временным отключением датчиков и ускользнул вниз.
Дециус оглянулся, убеждаясь, что остальные члены команды капитанской рубки не слушают их разговор.
— Значит, Тарвиц ускользнул, а вместо него уничтожены пятеро пилотов?
— Это были всего лишь пилоты-рабы, а не космодесантники. Сомневаюсь, что Эйдолон будет их оплакивать. — Сендек бросил взгляд на узел связи. — И наверняка он сейчас разговаривает не с «Андрониусом»,— с мрачной убежденностью добавил он.
— Если все так, как ты говоришь, значит, мы только что стали свидетелями неповиновения нашего командира прямому приказу старшего по званию офицера. Это нарушение долга и, в лучшем случае, грозит суровым дисциплинарным взысканием! — Дециус помрачнел. — Ты знаешь, что я не в восторге от выскочек Фулгрима, но если об этом услышит Воитель, его гнев падет на всех нас, на всю Гвардию Смерти!
Сендек поморщился:
— Как ты можешь так быстро менять свои привязанности? Наш капитан не способен на такие поступки без особых причин. Если он это сделал, я не сомневаюсь, что у него были свои соображения. Может, ты хотя бы узнаешь, в чем дело, прежде чем заботиться о своей репутации?
Дециус сверкнул глазами:
— Хорошо, брат. Я спрошу его прямо сейчас.
Не успел Сендек его остановить, как Дециус проскочил мимо голопроектора и быстрым шагом направился к нише вокс-связи. Он решительно схватился за край занавеса и отдернул его. В этот момент оба космодесантника услышали слова, произнесенные боевым капитаном в микрофон вокса.
— Да поможет вам Терра, — сказал Гарро, а в ответ донесся только треск помех.
Гарро поднял голову от коммуникационного пульта и встретил взгляды своих воинов. Дециус поразился опустошенному, сломленному выражению его лица. Даже в койке в лазарете, в состоянии исцеляющего транса после ранения на Истваан Экстремисе капитан не казался таким разбитым и уставшим, как сейчас.
— Господин? — спросил Дециус. — Что происходит?
— Надвигается буря, Солун, — безжизненным голосом произнес боевой капитан.
Откровения Тарвица, не переставая, звучали в его голове, лишая силы его волю и мышцы, словно какое-то странное недомогание, и Гарро пришлось потрудиться, чтобы выбраться из ниши вокс-связи. То, что сказал Саул… Важность его открытия ошеломляла. Гарро, игнорируя любопытные взгляды команды «Эйзенштейна» и нескрываемое неодобрение Мааса, тотчас прошедшего к своему посту, тяжелыми шагами вышел в капитанскую рубку.
Оглянувшись через плечо, он отдал приказ офицеру связи:
— Маас, свяжитесь с «Андрониусом». Доложите, что преступник уничтожен и при взрыве погибли и его преследователи. Никто не выжил.
— Так и было на самом деле? — осуждающе спросил Дециус.
— Тарвиц передал мне… передал нам предупреждение. Вы слышали, как он говорил по воксу.
— Господин, я слышал лишь отчаянные крики о предательстве и вирусных снарядах. И, основываясь только на этом, вы не выполнили приказ?
Сендек и его собратья перешли в самую отдаленную часть помещения и стали говорить очень тихо.
— Если Тарвиц так сказал, значит, так оно и есть,— со спокойной настойчивостью ответил Гарро.
Дециус фыркнул:
— При всем уважении, капитан, я не так хорошо знал этого человека и не считаю, что его слов достаточно для отказа выполнять команду.
Ярость Гарро мгновенно рванулась наружу, и капитан, схватив Дециуса за ворот, сильно встряхнул.
— Зато я достаточно знаю Тарвица, молокосос, и его слово стоит тысячи приказов Эйдолона! — Он поднес налокотник к лицу Дециуса.— Ты видишь, что здесь выгравировано? Этот знак дает мне все необходимые гарантии! Когда ты проведешь столько же времени в сражениях, сколько провел я, ты узнаешь, что некоторые вещи превосходят даже приказы наших повелителей!
Он отпустил молодого космодесантника, но все еще яростно сжимал кулаки.
Сендек побледнел от потрясения.
— Если все, что он сказал, правда, если в составе флотилии есть корабли, готовые сбросить на поверхность губительные снаряды, значит, погибнут тысячи наших собратьев. — Он покачал головой. — Клянусь, чтобы стереть с лица планеты город Хорал, не требуется приносить подобные жертвы. Как мог Хорус такое допустить? В этом нет никакой логики!
— Точно, — кивнул оправившийся от шока Дециус. — Какая причина могла побудить Воителя к столь страшным мерам?
Гарро открыл рот, чтобы ответить своим боевым братьям, но понял, что не в состоянии произнести вслух эти слова.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 вино feudo monaci 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я