научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/rakoviny_s_tumboy/120/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А потому, хоть и не имея формального старшинства над другими капитанами, Грульгор имел право претендовать на обращение «командор», тогда как Гарро именовался «боевым капитаном». По мнению последнего, его почетное звание восходило к Объединительным войнам, когда знак отличия был дарован офицеру Гвардии Смерти лично Императором. И даже по прошествии многих столетий Гарро гордился своим титулом.
— Наши традиции делают нас такими, какие мы есть, — спокойно заметил Гарро. — И правильно, что мы их придерживаемся.
— Все хорошо в меру, — поправил его Тифон. — Нельзя допустить, чтобы правила из давно ушедшего прошлого связывали нас по рукам и ногам.
— Верно, — поддакнул Грульгор.
— Вот как! — воскликнул Теметер. — Одной рукой ты, Игнатий, держишься за традиции, а другой отметаешь их прочь?
— Старые обычаи хороши только до тех пор, пока они служат нашим целям. — Грульгор неприязненно взглянул на Гарро. — Этот денщик, которого ты при себе держишь, тоже часть традиций, но уже не имеющих смысла. Некоторые обычаи теперь не представляют никакой ценности.
— Не могу согласиться, командор, — возразил Гарро. — Денщик безупречно выполняет свои обязанности…
Грульгор презрительно фыркнул:
— Ха! У меня когда-то тоже был такой помощник. Мне кажется, я потерял его где-то на ледяном спутнике. Этот слабак, наверное, замерз насмерть. — Он глянул по сторонам. — Это наводит на мысль о сентиментальности, Гарро.
— Грульгор, я, как всегда, приму твои комментарии ровно настолько, насколько они того заслуживают,— сказал Гарро и внезапно замолчал, уловив в луче света движение фигуры в золотом платье.
Теметер проследил за его взглядом и дважды хлопнул друга по наплечнику доспехов.
— Я же говорил, что Мортарион привез с собой компанию.
Калеб занял себя тем, что складывал зеленую бархатную накидку в ровный аккуратный квадрат. Вокруг него в нише оружейной Гарро на каркасах и крючьях было развешано обмундирование капитана. На одной стене на стальных штырях покоился болтер его господина. Вся его поверхность была отполирована до матового блеска, а латунные детали мерцали в слабом свете биолюминесцентных сфер.
Денщик убрал ткань и в раздумье скрестил руки. Мысль о том, что примарх находится всего в нескольких уровнях над ним, сверлила мозг и не давала сосредоточиться. Калеб посмотрел вверх, на стальной потолок, и представил себе, что бы он смог увидеть, если бы «Стойкость» была построена из стекла. Интересно, правда ли Мортарион распространяет вокруг себя мрак и холод, как о нем говорят? Возможно ли простому смертному взглянуть на Повелителя Смерти, чтобы сердце не остановилось в груди? Слуга сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Ему предстояло еще много дел, и рассеянность затрудняла выполнение обычных обязанностей. Мортарион приходился сыном самому Императору, а Император…
— Калеб.
Обернувшись, он увидел Хакура. Пожилой ветеран, один из немногих космодесантников, называл денщика по имени.
— Да, господин?
— Занимайся своим делом. — Тот кивнул на потолок, куда только что смотрел Калеб. — Смотреть сквозь сталь — дело примарха.
Слуга выдавил из себя улыбку и взял лоскут и банку с полировальной пастой. Под равнодушным взглядом Хакура он прошел в центр и занялся лежащей там тяжелой керамитовой кирасой. Это был парадный комплект, и Гарро надевал его только в сражение или на торжественные церемонии. В добавление к почетному званию боевого капитана он получил право на бронзовую накладку в виде орла с распростертыми крыльями и загнутым клювом. Казалось, грозная птица вот-вот взлетит с нагрудника. Спинную броню украшал второй орел, который словно охранял его голову, раскинув крылья по плечам, над боевым ранцем.
Что придавало символам уникальность, так это их отличие от аквилы Императора. Эмблема Империума Человечества обладала двумя головами — одна смотрела в прошлое, другая — в будущее, а орлы Гарро были одноголовыми. Калеб воображал, что эти орлы смотрят на то, что еще предстоит совершить, возможно, они были своего рода талисманом и заранее знали о летящей в грудь пуле или смертельно опасном выпаде. Однажды он осмелился высказать свои фантазии вслух и получил в ответ презрительные насмешки от людей Гарро. Позднее сержант Хакур сказал, что все это суеверия, которым нет места на корабле Императорского Крестового Похода.
— Мы ведем войну, чтобы разогнать ложные мифы и домыслы холодным светом истины, и нам не пристало распространять сказки. — Ветеран постучал пальцем по орлам. — Всего лишь неодушевленная бронза — и ничего больше, это так же верно, как то, что мы состоим из плоти и крови.
И все же Калеб, когда его никто не видел, не мог удержаться, чтобы не прикоснуться к бронзовой иконке, спрятанной глубоко под туникой.
Фигура в золотом явно принадлежала женщине, гибкой и стройной, в мерцающем, словно змеиная кожа, костюме плотного кольчужного плетения, дополненным золотым нагрудником, напоминавшим корсаж платья. Снятая полумаска висела у нее на груди, открывая прекрасное лицо. Гарро не всегда правильно определял возраст тех, кто не принадлежал к космодесантникам, но все же пришел к выводу, что женщине не может быть более тридцати солнечных лет. Фиолетово-черные волосы были собраны в пучок на макушке продолговатого черепа и открывали кроваво-красную татуировку в виде аквилы. Женщина, бесспорно, была красива, но внимание Гарро больше привлекла ее манера двигаться. Гостья бесшумно скользила по металлическому полу зала, так что космодесантники могли принять ее за голографический призрак, чудесным образом появившийся из проектора.
— Амендера Кендел, — с оттенком неприязни произнес Тифон. — Ищейка.
Теметер кивнул:
— Из отделения «Штурмовой Кинжал». Она здесь вместе с делегацией Сестринства Безмолвия, возможно, по поручению самого Сигиллайта.
Грульгор пренебрежительно скривил губы:
— Здесь нет никаких псайкеров. С какой целью накануне сражения прислали сюда этих женщин?
— Вероятно, у Регента Терры имеются свои причины, — предположил Тифон, хотя по его тону было ясно, что он лично этих причин не видит.
Гарро следил, как ищейка идет по залу. Ее профессиональные навыки вызывали восхищение. Даже будучи открытой всем взглядам, она передвигалась совершенно незаметно, обходя стоящих офицеров словно по случайно выбранному пути, хотя обостренное чутье Гарро подсказывало ему, что это не так.
Кендел наблюдала. Она считывала реакцию разных людей и собирала впечатления для последующих выводов. Это напомнило космодесантнику разведчика, осматривающего местность перед боем в поисках наиболее уязвимых целей и слабых мест. Гарро еще никогда не приходилось встречаться с Сестрами Безмолвия, но он был наслышан об их подвигах на службе Империуму.
Они заслуженно носят это имя, решил капитан. Кендел действительно была безмолвной, словно ветерок над могилами, и на своем пути, как он заметил, заставляла некоторых воинов непроизвольно вздрагивать или на мгновение терять нить разговора. Вокруг ищейки словно существовала особая невидимая аура, заставлявшая простых смертных на миг замолкать.
Наблюдая за ищейкой, Гарро вновь обратился к входу в зал, и его взгляд приковал блеск бронзы и стали на двух гигантских фигурах, стоявших по обе стороны от люка. Абсолютно идентичные часовые, с бочкообразной грудью, в прекрасно изготовленных доспехах, перекрыли вход скрещенными боевыми косами, отличительным оружием элитных воинов Гвардии Смерти. Подобные артефакты имели в своем распоряжении лишь несколько членов Легиона, отмеченных лично примархом. Эти орудия были известны как жнецы, а изготовили их в память о простой крестьянской косе, которыми, как говорят, Мортарион сражался в дни своей юности. Одним из жнецов владел Первый капитан, но эти лезвия-близнецы Гарро узнал сразу.
— Часовые Смерти, — прошептал он.
Эти двое космодесантников были личными охранниками примарха и до конца своих дней не имели права открывать свои лица ни перед кем, кроме самого Мортариона. Кое-кто говорил, что Часовых Смерти примарх тайно выбирал из рядовых воинов Легиона, а потом они числились погибшими в какой-нибудь операции. Эти воины становились безымянными стражами и никогда не отходили от своего господина дальше, чем на сорок девять шагов. Гарро понял, что не заметил, как Часовые Смерти вошли в зал, и от этой мысли по его спине пробежал холодок.
— Если они здесь, то где же наш господин? — спросил Грульгор.
Понимающая улыбка скользнула по лицу Тифона:
— Он все время был здесь.
Из сумрака между овальными иллюминаторами в дальнем конце зала поднялась высокая тень. От звука уверенных шагов по металлическому полу моментально стихли все разговоры. Каждый шаг сопровождался гулким звоном железного наконечника. Гарро напрягся всем телом, а некоторые из офицеров флотилии при этих звуках попятились от голопроектора.
В пыльных легендах Терры, дошедших через историю древнейших государств, таких как Мерика, Старый Урш и Осеания, существовал миф о страннике из темноты, который приходил к каждому умершему. Он изображался в образе скелетообразного существа, которое собирало души из тел людей, словно зерно с поля. Все это были лишь россказни суеверных и боязливых людей, но сейчас, в миллиардах световых лет от источника этого фольклора, в полумраке зала на борту «Стойкости» поднялась точно такая же фигура — высокая и мрачная, в плаще и капюшоне цвета замерзшего моря.
Мортарион остановился и снова стукнул в пластины пола рукоятью своего жнеца, такого длинного, что лезвие возвышалось над головой примарха. Стоять остались только Часовые Смерти. Все остальные присутствующие в зале, люди и космодесантники, опустились на колени. Из-под разошедшейся накидки ладонью вверх поднялась рука Мортариона.
— Встаньте, — приказал он.
Низкий голос примарха прозвучал уверенно и твердо, составляя контраст с безволосым пепельно-серым лицом, показавшимся над тяжелым воротом, защищавшим шею. Из обруча на шее Мортариона вырывались белые струйки профильтрованного воздуха с планеты Барбарус. Ощутив его запах, Гарро на мгновение мысленно оказался в этом мрачном, облачном мире под угрожающим небом.
Все собравшиеся поднялись с коленей, но Мортарион все равно возвышался над собранием. Под серой накидкой мелькнули доспехи из гладкой стали и сияющей бронзы. С нагрудника скалился символический череп на фоне звезды — эмблема Гвардии Смерти, а на поясе, находящемся на уровне груди рядовых космодесантников, Гарро заметил цилиндрическую кобуру с Лампионом, изготовленным вручную энергетическим пистолетом, уникальным произведением Шенлонги.
Единственным дополнением к доспехам на примархе была цепочка бронзовых шариков-курильниц, куда тоже были добавлены смертоносные элементы из высоких слоев атмосферы мира, принявшего его. До Гарро доходили слухи, что время от времени Мортарион дегустирует их содержимое, словно коллекционные вина, а иногда, наоборот, швыряет во врагов, вызывая в рядах противника смертельное удушье.
Боевой капитан вдруг осознал, что надолго задержал дыхание и сделал вдох лишь после того, как янтарные глаза Мортариона обвели зал. В полнейшей тишине командор начал свою речь.
— Ксеносы. — Пир Раль, постукивая пальцами по короткому дулу своего болтера, без особых усилий превратил это слово в ругательство. — Интересно, какого цвета у них кровь? Белого? Фиолетового? Зеленого? — Он огляделся и другой рукой взъерошил коротко подстриженные волосы. — Ну же, кто хочет заключить со мной пари?
— Никто не будет с тобой спорить, Пир,— покачав головой, ответил Хакур. — Мы все устали от твоих мелких розыгрышей.
Он оглянулся на нишу в оружейной, где денщик Гарро усердно занимался работой.
— Да и в любом случае, о каких выигрышах может идти речь между нами? — добавил Войен, присоединяясь к Хакуру, стоявшему у стенда с оружием.
В физическом аспекте два ветерана разительно отличались друг от друга, и массивная фигура Войена ничуть не походила на жилистое тело Хакура, но они сходились во мнениях по большинству вопросов, волновавших отделение.
— Мы же не матросы и не солдаты, чтобы спорить из-за бумажек и монет!
Раль нахмурился:
— Это не имеет никакого отношения к деньгам, апотекарий, ничего подобного! Дело не в выигрыше, а в том, кто прав.
Вытирая полотенцем вспотевшее после боя в тренировочной камере лицо, к ним подошел Солун Дециус, самый молодой воин командирского отделения. Его взгляд всегда поражал сосредоточенной суровостью, что не вязалось с очевидной молодостью. В глазах горело пламя едва сдерживаемой энергии, разожженное возможностью проявить героизм в присутствии примарха
— Я приму пари, если это тебя успокоит. — Дециус оглянулся на Хакура и Войена, но старшие товарищи не оказали ему никакой поддержки.— Я ставлю на красное, у них кровь как у орков.
Рахл фыркнул:
— Белая, как молоко. Как кровь мегарахнидов.
— Вы оба не правы,— раздался спокойный и монотонный голос Толлена Сендека, не поднявшего лица от электронного планшета с изображениями тактических карт.— Кровь йоргаллов имеет темно-бордовую окраску.
Густые брови и полузакрытые глаза придавали лицу этого воина постоянное сонное выражение.
— И откуда это тебе известно? — потребовал объяснений Дециус.
Сендек помахал электронным планшетом.
— Я много читаю, Солун. Пока ты впустую размахиваешь в тренировочной камере своим цепным мечом, я изучаю врага. Эти протоколы препарирования, изложенные магосом биологии, просто удивительны.
Дециус нахмурился:
— Мне надо знать одно: как убить врага. В твоем тексте говорится об этом, Толлен?
Сендек кивнул массивной головой:
— Да, говорится.
— Ну-ка, ну-ка. — Войен поманил серьезного космодесантника. — Поделись с нами полезной информацией.
Сендек со вздохом встал, не отрывая взгляда от планшета, так что его угрюмое лицо осветилось сиянием экрана, и похлопал себя ладонью по груди.
— Йоргаллы предпочитают усиливать свои физические тела механическими приспособлениями. Им присущи некоторые гуманоидные черты — имеются голова, шея, глаза и рот, но похоже, что мозг и центральная нервная система расположены не там,— постучал он по своему лбу,— а здесь.— Рука Толлена легла на грудь.
— Значит, чтобы его убить, надо целиться не в голову, а в сердце, — сделал вывод Раль и был вознагражден кивком.
— Ага, — произнес Дециус. — Вот так?
В одно мгновение космодесантник резко развернулся и выхватил болтер. Из оружия прогремел единственный выстрел, и снаряд попал в туловище неподвижной мишени, всего в нескольких метрах от оружейной Гарро. Денщик капитана дернулся от выстрела, вызвав недовольство Хакура.
Довольный собой Дециус отвернулся. Мерик Войен обменялся взглядами с Хакуром:
— Самодовольный щенок. Не понимаю, что увидел в нем капитан.
— Когда-то я то же самое сказал о тебе, Мерик.
— Скорость и мастерство ничего не значат, если нет надлежащего контроля, — упрямо продолжил апотекарий. — Такие выходки больше подходят щеголям из Детей Императора.
Слова приятеля вызвали на губах Хакура слабую усмешку.
— Несмотря ни на что, мы все — космодесантники, братья и боевые товарищи.
Благодушие Войена окончательно испарилось:
— А это, братец, в такой же степени ложь, как и истина.
В голубоватом кубе голопроектора появилось изображение конструкции йоргаллов. Широкий цилиндр имел длину в несколько километров, один его конец был закруглен, и на нем присутствовали механизмы управления, а второй, постепенно сужаясь, переходил в короткую носовую часть. Из кормы поднимались похожие на лепестки лопасти, покрытые блестящими панелями, они улавливали солнечный свет и направляли его внутрь через огромные, словно моря, иллюминаторы.
Мортарион указал на изображение:
— Цилиндрический мир. Этот образец по своей массе вдвое превосходит конструкции, обнаруженные и уничтоженные в районе планет Тасак Бета и Фаллон. В отличие от них, нашей целью является первый действующий боевой корабль йоргаллов, встреченный в глубоком космосе.
Один из адептов извивающимися, словно черви, механодендритами тронул переключатели, и изображение отодвинулось, открыв поблизости флотилию каплевидных судов.
— Впереди корабля идет значительная эскадра заграждения. Капитан Теметер должен возглавить вылазку с целью разорвать их строй и уничтожить линии коммуникаций.
Примарх принял салют Теметера и продолжал:
— Отделения Первой, Второй и Седьмой рот останутся со мной для штурма внутри колбы. Наши уникальные таланты как нельзя лучше проявятся на таком поле боя. Йоргаллы дышат смесью кислорода и азота с большой примесью хлора, которую наши легкие без труда смогут нейтрализовать.
Словно в подтверждение своих слов Мортарион вдохнул газ из своей полумаски.
— Первый капитан Тифон будет оставаться при мне. Командор Грульгор проникнет в управляющий центр и возьмет под контроль главный распределитель энергии цилиндра. Боевой капитан Гарро нейтрализует инкубаторы.
Гарро старательно отдал салют, повторив жесты Грульгора и Тифона. Он подавил разочарование назначенной целью в отдаленной части цилиндра и вдали от поля боя примарха и стал прикидывать первые наметки плана сражения.
Мортарион на мгновение замолчал, а затем — Гарро мог поклясться, что уловил в голосе примарха намек на улыбку — произнес:
— Как уже догадались многие из вас, в этом сражении предстоит принять участие не только Гвардии Смерти. По приказу Сигиллайта Малкадора я пригласил дознавателей из Дивизио Астра Телепатика под командованием Рыцаря Забвения — сестры Амендеры.
Примарх наклонил голову, и Гарро увидел, как Сестра Безмолвия в ответ склонилась в глубоком поклоне. Она ответила языком жестов, быстро двигая пальцами и запястьями рук.
— Уважаемые сестры присоединятся к нам, чтобы отыскать след псайкеров, который привел нас к этому миру-колбе.
Гарро напрягся. Псайкеры? Он впервые услышал о подобной угрозе, исходящей со стороны корабля йоргаллов. А потом заметил, что эти новости не удивили одного только Тифона.
— Я верю, что каждый из вас сознает важность данного предприятия, — продолжал Повелитель Смерти, повышая голос. — Эти йоргаллы постоянно проникают в наше пространство на кораблях, где воспроизводится их потомство. Они пытаются заселить миры, принадлежащие Императору. Нельзя допустить, чтобы они смогли где-то закрепиться. — Примарх отвернулся, и его лицо скрылось в тени капюшона. — Со временем космодесантники изгонят этих существ с небес человечества, и сегодня нам предстоит сделать первый шаг.
Гарро и его боевые братья снова отсалютовали, а примарх повернулся и скрылся в полумраке. Не было ни боевых кличей, ни одобрительных выкриков. Примарх сказал — и его голоса было достаточно.
2

АТАКА
БРАТЬЯ И СЕСТРЫ
ПОСЛАНИЕ В БУТЫЛКЕ
Рывок двигателей тяжелого штурмового катера гулом отозвался в костях и прижал космодесантников к компенсационным рамам. Гарро напряг мускулы, преодолевая тяжесть ускорения, и устремил взгляд на вогнутые створки дверей, образующих нос корабля. Внутреннюю поверхность покрывала искусная чеканка, демонстрирующая бесчисленные операции, в которых участвовал катер.
В этот момент он был одним из сотен таких же судов, летящих сквозь бездну, несущих в себе настроенных на бой воинов, и каждый был нацелен на корабль йоргаллов, словно бездушная ракета из точно наведенного орудия.
Через пикт-цепи, внедренные в линзы брони, Гарро быстро просмотрел сведения, доступные ему как командиру роты. Перед его взором промелькнули изображения из глазных камер лидеров отделений, телеметрические данные из медицинского ауспекса Войена, и на мгновение появилась зернистая и размытая картина, переданная с зазубренного носа корабля.
Гарро потратил несколько секунд, наблюдая за движением приближающегося громадного цилиндра. Отливающая металлическим перламутром стена становилась все больше. Она казалась такой огромной, что кривизна поверхности была почти незаметной, и единственным признаком приближения стали выступающие детали корпуса корабля: россыпь штырей, возможно служивших антеннами, и округлая выпуклость орудия, плевавшегося желтыми трассирующими снарядами.
Капитан не опасался йоргалльских пушек. Штурм-группа двигалась на предельной скорости, под прикрытием электронных залпов, маскирующих тепловых выбросов и мерцающих скоплений облаков дипольных отражателей, что сводило на нет все попытки противника вести прицельную стрельбу. Гарро был уверен в мастерстве Теметера и знал, что капитан Четвертой уже внес сумятицу в ряды заградительной флотилии, лишив ксеносов возможности предупредить основные силы.
Стена уже была совсем близко, и дистанция сокращалась с каждым мгновением. По краям надвигающейся громады Гарро успел заметить и другие суда, летящие к своей цели. Дальнобойные датчики определили этот участок корпуса как самый тонкий, значит, Гвардия Смерти начнет вторжение именно здесь, в полукилометре от центральной оси цилиндра. Гарро отключил внешние источники, собрался с мыслями и активировал общий канал вокс-связи. Его голос зазвучал в шлемах всех находившихся на борту космодесантников.
— Крепитесь, братья. Удар уже близко. Я хочу, чтобы высадка прошла четко и быстро. Так, чтобы сам Император мог одобрить наше мастерство! — Он перевел дыхание, и в этот момент взвыл сигнал тревоги. — Сегодня нас ведет примарх, и мы должны вызвать у него чувство гордости за своих воинов. За Мортариона и Терру!
— Мортарион и Терра!
В общем хоре возгласов Гарро различил хрипловатый баритон Хакура. По вокс-каналу прорезался голос Дециуса, звенящий от усердия.
— Вперед, Седьмая! — закричал он, заглушая сигнал общего сбора. — Вперед, Седьмая!
Гарро присоединился, но через мгновение его слова заглушил удар, когда толстый нос штурмового катера врезался в корпус йоргалльского цилиндра. Пронзительный скрежет разрываемого металла и свист вырывающегося газа заглушили все звуки вокруг фюзеляжа катера, а судно продолжало углубляться в толщу корпуса при помощи цепких гусеничных захватов на боковых плоскостях. Автономный мозг пилота катера поворачивал и раскачивал судно, преодолевая хитиновый защитный слой толщиной в несколько метров, а гидравлические установки уже выбросили зазубренные заглушки, чтобы предотвратить потерю внутренней атмосферы.
Неистовые броски и оглушительный скрежет, казалось, будут продолжаться вечно, но внезапно все стихло. Штурмовой катер остановился. Гарро уловил металлический скрип, и на внутренней поверхности дверей зажегся предупредительный сигнал.
— Приготовиться к высадке! — скомандовал он.
Створки повернулись на пироболтах, и Гарро уже поднял болтер, готовый уничтожить любого, кто осмелится ворваться внутрь, но в открывшийся проем вместо вражеских защитников неожиданно хлынул голубой поток солоноватой воды. Ледяная жидкость быстро забурлила вокруг ног и поднялась до уровня живота.
— Вперед! — взревел Гарро.
Боевой капитан стал выбираться из штурмового катера, чувствуя за своей спиной остальных воинов. Он бросился в кобальтовый сумрак и устремился к поверхности, оглядываясь, не выпуская из рук оружия.
Это был один шанс из ста. Вторжение произошло через дно неглубокого химического отстойника, и темные корпуса катеров торчали из плотной жидкости, словно зазубренные пальцы латной перчатки. Там, где вслед за кораблями ворвался убийственный холод космоса, вода уже начала замерзать, превращаясь в твердые бело-голубые пластины. Сделав глубокий вдох, Гарро даже сквозь дыхательные фильтры ощутил привкус металлических солей. Рядом с ним, выбравшись из своего катера, выкрикнул команду Грульгор.
А на берегу, указывая своим жнецом, стоял Мортарион. Одного вида примарха оказалось достаточно, чтобы разогнать кровь в жилах Гарро, и, держа болтер над головой, он устремился вперед к мелководью.
— Вперед, Седьмая! — крикнул он, даже не оглядываясь, зная, что воины его роты уже образуют позади боевой строй.
От места высадки Гарро бросился в атаку вместе с отделением ветеранов Хакура и Дециусом и Сендеком в качестве поддержки. Ровный берег химического озера вокруг них огласился громовой стрельбой и ударами клинков. Толпы космодесантников в смертельной яростной схватке сошлись с ксеносами.
Силы чужаков быстро утратили порядок. Даже в нечеловеческих войсках Гарро различал манеру передвижений и поведения воинов, когда они начинали терять уверенность. Отдельные группы распадались и перестраивались, солдаты мельтешили в замешательстве, вместо того чтобы соблюдать строй и действовать как единый организм. На уничтожение этого противника Гвардии Смерти не потребуется много времени и сил.
Стало ясно: йоргаллы слишком поздно поняли, что объект на пути их мира-корабля является не огромным складом оружия, а настоящим военным судном, на котором полно воинов. Вторжение, близкое к попытке самоубийства, ошеломило их, и они не смогли подготовиться к жестокой ярости нашествия Гвардии Смерти. Кроме того, в расстановке сил тоже были допущены грубейшие ошибки. Йоргаллы-киборги, стоящие по берегам химического озера, были быстро перебиты, и их пронзительные крики далеко разнеслись по невысоким сыпучим дюнам, окружавшим место высадки десанта.
Гарро уже мысленно составлял план, как обезопасить зону высадки перед тем, как роты разойдутся — каждая к своей цели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 вино bartenura 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я