научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 ifo arret 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Киборг замер, потом пошатнулся, а Гарро, рассыпая обломки керамической брони, продолжал разрушать свою клетку. Горящие легкие рывком заполнились спасительным воздухом. Капитан, подняв сияющий меч, снова устремился вперед, несмотря на все усилия механоида отшвырнуть его.
От Гарро не ускользнули эмоции, тронувшие ротовые части йоргалла, когда Вольнолюбец коснулся верха стеклянной колбы. В отличие от ксеноса, капитан не был склонен к излишней жестокости. Он не стал медлить и всем своим весом налег на эфес меча, разбил капсулу и погружал лезвие в плоть врага, пока оно вместе с фонтаном багровой крови не вышло из спины.
Йоргалл рухнул с оглушительным треском, увлекая за собой немало стоящих поблизости деревьев. Полумертвые зародыши с писком вывалились из яиц и были встречены огнем болтеров Гвардии Смерти и ищеек.
Выдернув меч, Гарро бросился на землю, чтобы переждать последние удары извивающихся в агонии щупалец. Ничем не удерживаемая ноша киборга, завернутая в серый муслин, подкатилась к ногам капитана. Гарро опустился на колени и острием меча осторожно отодвинул ткань.
Внутри оказался нерожденный йоргалл. Самым удивительным в этом трехногом зародыше было даже не отсутствие каких-либо механических устройств, а его необычная мутация. Два ксеноса каким-то образом срослись во время развития в одно уродливое существо. В отличие от овальных голов, типичных для его рода, существо имело огромный череп с четырьмя хорошо различимыми полушариями. Руки и ноги тотчас протянулись навстречу Гарро, мутные глаза повернулись и замерли, уставившись в его сторону.
Внезапно воздух вокруг изменился. Капитан кожей ощутил, что атмосфера стала густой и скользкой, резко запахло озоном. Он уже испытывал такое же чувство на других полях сражений, в других войнах на благо человечества. Разум Гарро выдал одно лишь слово, и он понял, зачем сюда пришли Сестры Безмолвия.
Псайкер!
Гарро широко размахнулся мечом, готовый отделить уродливую голову от тела зародыша.
— Стой!
Слово окатило его ледяной волной, и руки как будто онемели. Озоновая пелена обволакивала, затемняла разум и вытесняла мысли точно так же, как — совсем недавно — удушающие объятия киборга. Существо проникло в разум Гарро так легко, словно читало книгу.
— Гвардеец Смерти, — довольным шепотом шелестело существо. — Такой уверенный в своей правоте, ты так боишься увидеть трещину в своей вере.
Гарро попытался завершить удар, но чувствовал себя связанным, пойманным, как муха в куске янтаря.
— Скоро настанет конец. Мы видим завтрашний день. И ты тоже увидишь. Все, чему ты поклоняешься, рассеется. Все…
Туловище мутанта взорвалось кровавым месивом и осколками костей от единственного болтерного снаряда, оставившего в нем отверстие величиной с кулак. Пелена неожиданно спала, и Гарро изумленно моргнул, словно пробуждаясь от глубокого сна. Обернувшись, он увидел за своей спиной Амендеру Кендел с еще дымящимся оружием. Сквозь прорезь в шлеме на него внимательно смотрели темные глаза Сестры. Капитан медленно поднялся и повторил ее жест, увиденный на берегу озера, — сначала пальцами в бронированной перчатке дотронулся до груди, потом до лба.
До него донесся поднявшийся в инкубационном лесу шум — визг и свист с каждой секундой становились громче. Негармоничные звуки резали уши. Это было погребальное завывание, плач тех, кто оставался в яйцах.
— Смотрите! — закричал Хакур. — Смотрите на деревья! Все пришло в движение!
Все яйца в поле зрения Гарро начали дрожать и раскачиваться. Это йоргалльские зародыши пытались вырваться из своего заключения и убежать. Уголком глаза Гарро заметил, что Кендел отдала приказ своим подчиненным собрать в кольчужный мешок останки убитого мутанта. Затем она перевела взгляд на Гарро и кивнула. Возможно, Войен был прав. Вероятно, киборг был охранником детеныша-псайкера, а теперь он погиб, и его сородичей охватила ярость.
Повсюду с деревьев падали струйки желтка. Кендел сделала несколько отрывочных жестов, и Сестры принялись действовать. Они активировали огнеметы и направили их на кроны деревьев. Гарро уловил смысл в их намерениях и отдал приказ по вокс-каналу:
— Применить гранаты и взрывчатку. Берите пример с Сестер Безмолвия. Уничтожить все деревья.
Волокнистая ткань стволов оказалась сухой и прекрасно горела. Через несколько мгновений весь лес ксеносов был объят огнем, серые шары кипели и лопались от жара. Множество модифицированных детенышей попадали на землю и были тщательно уничтожены.
Гарро наблюдал, как ревет и бушует голубоватое пламя, как гибнут дремлющие и не рожденные обитатели мира-корабля. По всему цилиндру Гвардейцы Смерти уничтожали йоргаллов, доказывая лживость последних слов мутанта.
— Ложь, — вслух произнес Гарро, глядя на поднимающиеся клубы ядовитого дыма.
3

«ЛЭРИЯ ГЛОРИС»
ОТРАВЛЕННЫЙ КУБОК
ПОДВЕРГНУТ ДОПРОСУ
После разгрома врага корабли Гвардии Смерти перегруппировались и подвели итоги сражения. Заградительная флотилия йоргаллов превратилась в облако из кристаллизовавшихся газов, обломков судов и трупов. Некоторые из каплевидных кораблей все еще оставались почти целыми, но атомные заряды настигали их один за другим и превращали в ослепительные шары радиоактивной плазмы. Меньше чем за стандартные сутки Терры не осталось ничего, что напоминало бы врага, с которым Гвардия Смерти столкнулась накануне.
Среди обломков мелькали штурмкатера в поисках космодесантников, которых вынесло в открытый космос во время абордажных операций. Те, кого смогут найти, будут похоронены как герои, но только после того, как из их тел будут извлечены железы генокода. Драгоценные органы мертвецов, строители плоти, снова будут служить Легиону. Когда наступит следующий период набора воинов, железы имплантируют новичкам для умножения сил. Время от времени случались и счастливые находки, когда внутри доспехов, под убаюкивающее гудение мембран, дремал в анабиозе живой боевой брат, но такие случаи были чрезвычайно редки.
Ниже места сбора флотилии Гвардии Смерти, чьи корабли медленно кружили, словно хищники над добычей, цилиндр йоргаллов выполнял последний поворот по направлению к эклиптической плоскости системы Йоты Хорологии. Следом за ним, как за кометой, тянулся слабо светящийся шлейф из разбитых солнечных панелей и вылетевших обломков. Основные плазменные двигатели с трудом справлялись с колоссальной массой мира-бутылки и напряженно перемигивались. От имени механикумов с борта «Призрака Смерти» было составлено прошение, в котором они умоляли Мортариона дать несколько дней на изучение технологий чужаков. Примарх, пользуясь своей властью, отказал. Смысл приказа Малкадора — а следовательно, самого Императора — был совершенно ясен: вторгнувшиеся в этот сектор йоргаллы должны быть уничтожены. Командир Гвардии Смерти не видел причин отступать от приказа. Ничего, что имело отношение к чужакам, не должно сохраниться.
И все же…
Натаниэль Гарро наблюдал за передвижениями кораблей с галереи, расположенной над главной посадочной палубой. Над ним за толстым бронированным стеклом темнел космос, внизу сквозь латунные рамы и декоративные решетки просматривалась вся посадочная платформа. Его взгляд рассеянно скользнул сверху вниз.
Внизу, среди стройных штурмкатеров и тяжелых «Громовых ястребов», стоял один-единственный пассажирский челнок, напоминавший своими очертаниями лебедя. Широко распростертые черные крылья поблескивали позолотой отделки. В стае серых и белых хищников он был единственным ярким пятном.
После того как все приметы йоргалльского мира в этой части космоса будут окончательно уничтожены, на челноке сохранится единственное материальное свидетельство проведенной операции. Интересно, какие еще приказы, полученные Сестрами, не согласуются с распоряжениями примарха? Но если они выполняли волю Императора, это ведь нельзя считать пренебрежительным отношением к приказам Мортариона? Нельзя рассматривать их поступок как неповиновение. Гарро никогда не слышал о таких случаях и даже не мог себе представить ситуацию, когда приказы примархов не совпадали с волей Императора.
Мягкое шипение гидравлики оповестило об открытии входного люка на галерею, и Гарро обернулся посмотреть, кто нарушает один из нечастых моментов его уединения после битвы. Но при появлении в пустынной гулкой колоннаде двух фигур на его лице появилась улыбка. Вошедшую Амендеру Кендел и ее спутницу — молодую девушку в более скромном, чем у ищейки, костюме — он приветствовал легким поклоном.
Кендел выглядела так же, как, по мнению Гарро, он сам выглядел в ее глазах: только что из боя, измученная, но довольная благополучным завершением операции.
— Сестра, — заговорил Гарро, — надеюсь, прошедший день принес вам удовлетворение?
Женщина сделала несколько жестов, и ее спутница заговорила:
— Рада видеть вас, боевой капитан Гарро. Задание Империума было выполнено в силу наших возможностей.
Натаниэль удивленно приподнял бровь и посмотрел на девушку. Теперь он рассмотрел ее более отчетливо. На ней, в отличие от Кендел, не было ни брони, ни оружия.
— Простите, но, насколько мне известно, Сестры Безмолвия никогда не разговаривают.
Девушка кивнула и ответила менее официально:
— Это действительно так, господин. Никто из Сестер, давших Обет Спокойствия, не произносит ни слова до самой смерти. Я всего лишь послушница, капитан. Мне только предстоит дать обет, а пока я могу с вами разговаривать. Сестры-в-ожидании, вроде меня, служат Ордену в тех случаях, когда необходимы переговоры с посторонними.
— Вот как, — кивнул Гарро. — Тогда могу я спросить твою госпожу, что привело ее ко мне?
Кендел снова начала жестикулировать, и девушка переводила ее жесты в прежней официальной манере.
— Перед тем как мы покинем «Стойкость», я хотела бы поговорить о той ситуации, которая возникла на борту йоргалльского цилиндра. Император пожелал, чтобы ни вы, ни ваши люди ни с кем не обсуждали это дело.
Капитану все стало ясно. Конечно, зачем бы Кендел убивать йоргалльского псайкера выстрелом в грудь, когда можно было выстрелить в голову? Да для того, чтобы сохранить секреты, таившиеся в этом уродливом черепе. Он мысленно кивнул. Великие замыслы Повелителя Человечества в постижении царства эфира никоим образом не касались его, простого офицера. И если для этого Императору потребовался труп мутанта-ксеноса, Натаниэль Гарро не собирался препятствовать Его планам.
— Я позабочусь об этом. У Императора свои задачи, а у нас — свои. Мои люди не будут обсуждать этот случай.
Сестра Безмолвия подошла ближе и пристально посмотрела ему в лицо. Она что-то показала на пальцах своей помощнице, но девушка засомневалась и перед тем, как передать ее слова, о чем-то спросила свою госпожу.
— Сестра Амендера спрашивает… Она хотела бы узнать, не разговаривал ли с вами этот младенец?
— У него же не было рта, — неожиданно торопливо ответил Гарро.
Кендел приложила палец к губам и покачала головой. Затем перевела руку к виску.
Натаниэль взглянул на свои руки. На них все еще виднелись брызги йоргалльской крови.
— На мне не осталось никакой скверны, — настаивал он. — Это существо не смогло меня заразить.
— Он разговаривал с вами? — прозвучал тот же вопрос.
Прежде чем капитан ответил, прошло несколько мгновений.
— Он знал, кто я такой. Он сказал, что видит завтрашний день. И что все, чему я поклоняюсь, погибнет. — Гарро усмехнулся. — Но я — космодесантник. Я не поклоняюсь ничему. Я не чту ложных богов, только реальность Имперских истин.
Его ответ, похоже, удовлетворил сестру Амендеру. Она вежливо кивнула.
— В вашей верности, как и в верности остальных Гвардейцев Смерти, никто не сомневался, капитан. Благодарю вас за честные ответы,— перевела послушница.— Мне стало ясно, что это существо старалось отвлечь вас от ваших намерений. Вы правильно поступили, сопротивляясь его попыткам.
Рыцарь Забвения сотворила знамение аквилы и поклонилась. Девушка повторила ее движения.
— Моя госпожа от имени Сестер Безмолвия выражает свое восхищение и благодарит вас и воинов вашей роты. Ваши имена будут упомянуты в докладе для Сигиллайта в связи с выполнением задания Терры.
— Для нас это большая честь, — ответил Гарро. — Если мне будет позволено, я хотел бы узнать о состоянии Ноль-Девы, той, что во время боя лишилась шлема.
Послушница кивнула:
— Ах да, сестра Фессалия. Ее раны довольно тяжелы, но она обязательно поправится. Наши медики на борту «Аэриа Глорис» успешно выбрали метод лечения. И они признают, что брат Войен спас ей жизнь.
— «Аэриа Глорис», — повторил Гарро. — Я не знаю такого корабля. Он состоит в нашей флотилии?
На губах Кендел появилась улыбка, и Сестра что-то показала послушнице.
— Нет, капитан. Он состоит в моей флотилии. Посмотрите сами.
Сестра показала на стеклянный купол, и Гарро взглянул в указанном направлении.
Перед носовой частью «Стойкости», между кормой соседнего боевого корабля и светом далекого йотанского солнца как будто двигалась часть бездны. Тогда как обычные суда имперских флотилий всегда передвигались с вымпелами и сигнальными огнями, обозначавшими длину корпуса, этот корабль, «Аэриа Глорис», шел в абсолютной темноте. Судно появлялось из межзвездных глубин, как океанский хищник поднимается к поверхности ночного моря.
Гарро еще не приходилось видеть Черный Корабль. Это было главное судно Сестер Безмолвия, и оно носило их по всей Галактике, из конца в конец, куда с исследовательскими миссиями их посылал Император. Кроме основных деталей корпуса в темноте трудно было рассмотреть что-либо еще. Силуэт боевого крейсера, очерченный сиянием Йоты Хорологии, показывал, что размер судна не уступает крупному боевому кораблю Гвардии Смерти, «Неукротимому духу». В отличие от других имперских кораблей, на нем не было похожего на плуг лезвия и носовая часть имела плавные очертания. Единственный узкий, словно клинок, парус стоял под кормой, а на нем мерцал символ аквилы, вырезанный из вулканического стекла. Если «Стойкость» и другие корабли флотилии Гвардии Смерти можно было назвать мечами, карающими врагов Терры, то «Аэриа Глорис» подошло бы сравнение с молотом ведьм.
— Впечатляюще, — только и смог произнести Гарро.
Неожиданно для себя капитан подумал, что было бы интересно посетить палубы этого корабля, хотя таившиеся в нем секреты его одновременно притягивали и отпугивали.
Сестра Амендера снова поклонилась и кивнула послушнице.
— Нам пора идти, уважаемый капитан, — сказала девушка. — К концу дня предстоит осуществить переход к Луне, а варп становится неспокойным.
— Счастливого пути, сестры, — попрощался Гарро, не в силах оторвать взгляда от темного силуэта корабля.
Калеб вез тележку по оружейной палубе, стараясь держаться как можно ближе к стене узкого прохода. Поперек тележки лежал болтер его господина, обычно бывший в безукоризненном состоянии, но получивший немало царапин во время операции на корабле йоргаллов. Обязанностью Калеба, как денщика Гарро, было доставить оружие сервиторам-оружейникам и проследить, чтобы болтер как можно скорее снова приобрел безупречный вид. Калеб не хотел подводить своего господина.
Ему предстояло пройти мимо нескольких групп воинов Гвардии Смерти, которые разоружались и обменивались впечатлениями, людей из роты Теметера, занятых обсуждением трудного момента во время абордажа, и космодесантников Тифона, все еще пребывавших в весело-агрессивном возбуждении. На другом конце зала он заметил Хакура, беседовавшего с Дециусом, — молодой воин вспоминал прошедшее сражение с энтузиазмом, которого ветеран явно не разделял.
Космодесантники XIV Легиона не имели привычки шумно отмечать свои победы — такие церемонии, как слышал Калеб, были более характерны для Космических Волков и Пожирателей Миров, — но они праздновали по-своему, похваляясь достигнутыми успехами и отдавая дань погибшим во время операции.
Гвардейцы Смерти поддерживали образ, охотно принимаемый другими Легионами: грубых, безжалостных и жестокосердных солдат, но в характерах этих воинов имелось гораздо больше нюансов. Космодесантники Гвардии Смерти не считали военное дело спортом, и это было правдой, но они не были и такими суровыми и угрюмыми, какими представлялись в глазах остальных.
Исходя из услышанных историй о стоицизме и бесстрастности Ультрамаринов и Имперских Кулаков, Калеб мог бы назвать Гвардейцев Смерти чуть ли не своевольными и буйными вояками.
На повороте вокруг колонны ход размышлений Калеба нарушил резкий смех человека, стоявшего прямо перед ним. Денщик заколебался. На пути стоял командор Грульгор, спокойно и негромко беседовавший с космодесантником из Второй роты. Два воина хлопнули бронированными перчатками в крепком рукопожатии, и, несмотря на тусклое освещение, Калеб заметил, как бронзовый значок в форме диска, только что находившийся в пальцах Грульгора, перекочевал в ладонь его собеседника.
Денщик тотчас понял, что стал свидетелем глубоко личного момента, который был предназначен исключительно для самих космодесантников. Он увидел нечто такое, что простому слуге видеть не полагалось. Но спрятаться было совершенно негде, а если бы он стал разворачиваться, стук колес тележки выдал бы его присутствие. Сам того не желая, Калеб вдруг кашлянул, и за этим очень тихим звуком последовала полнейшая тишина. Командор, заметив денщика, замолчал на полуслове.
Калеб смотрел в пол прямо перед собой и не мог видеть выражения полнейшего презрения, появившегося на лице Грульгора.
— Маленький слуга Гарро, — произнес командор. — Ты что, подслушиваешь?
Он шагнул навстречу денщику, и вопреки своему желанию Калеб попятился. Грульгор заговорил тоном учителя, читающего нотацию нерадивому студиозусу:
— Брат Мокир, тебе известно, кто это?
Второй космодесантник окинул Калеба равнодушным взглядом:
— Это не сервитор, командор, для этого в нем слишком мало металла и поршней. Он напоминает человека.
Грульгор тряхнул головой:
— Нет, это не человек. Это денщик. — Последнее слово он настолько выделил, что оно прозвучало оскорблением. — Удручающий пустячок, остаток пыльного прошлого. — Командор вытянул руку в направлении Калеба. — Посмотри, Мокир, посмотри на этого неудачника.
Калеб наконец обрел голос:
— Господин, прошу вас… Мне надо выполнить задание…
На его слова никто не обратил внимания.
— До того как наш примарх влил свежую кровь в Легион, существовало множество обрядов и традиций, крепко связывающих космодесантников. Большая часть этих узлов уже разрублена.— Лицо Грульгора помрачнело. — Но некоторые еще остаются, благодаря консерватизму людей, которые остались верны старым заблуждениям.
— Капитан Гарро, — кивнул Мокир.
— Да, Гарро. — Грульгор не унимался. — Он позволяет чувствам затуманивать свой разум. Да, он отличный воин, в этом я могу отдать ему должное, но наш брат Натаниэль слишком старомоден, слишком привязан к своим терранским корням. — Космодесантник навис над Калебом и понизил голос. — Или я не прав в своих суждениях? Может, Гарро держит тебя не из приверженности традициям, а как напоминание? Как живой пример того, во что превратится каждый, кто не оправдает доверие Легиона?
— Прошу вас… — пробормотал слуга, вцепившись в поручни тележки так, что побелели суставы пальцев.
— Я не понимаю, — вмешался совершенно сбитый с толку Мокир. — Почему ты назвал этого слугу неудачником?
— А… — протянул Грульгор, отводя взгляд от Калеба. — При благоприятном повороте судьбы этот доходяга мог бы с полным правом разгуливать среди космодесантников. Он мог бы стоять на твоем месте, носить светлые доспехи и оружие во славу Империума. Когда-то наш приятель, как и все мы, был претендентом в Четырнадцатый Легион. Только он из-за своей собственной слабости не прошел обряда великого посвящения. — Командор задумчиво постучал пальцем по подбородку. — Скажи-ка, слуга, на чем ты сломался? На черных равнинах? Или в туннеле ядов?
Голос Калеба упал до шепота.
— В колючем саду, господин.
Давние ненавистные воспоминания, ничуть не потускневшие с течением времени, всплыли снова. Денщик не удержался от дрожи, припомнив, как острые ядовитые колючки рвали его незащищенную кожу, как кровь залила все тело. Он вспомнил боль и, что еще хуже, стыд, когда ноги отказались ему служить. Он словно снова упал в густую коричневую грязь и зарыдал, поняв, что навсегда лишился шанса стать Гвардейцем Смерти.
— Колючий сад, ну конечно. — Грульгор стукнул по своему забралу. — На этом суровом испытании многие истекли кровью. Но ты сумел прожить до сих пор.
Мокир удивленно приподнял бровь:
— Командор, ты хочешь сказать, что этот… человек был соискателем? Но всех, кто не прошел испытания, уничтожают!
— Почти всех, — поправил его тот. — Многие погибают от ран или отравления ядами за семь дней испытания, но некоторые выживают. Даже эти чаще всего выбирают Императорское Упокоение, лишь бы не возвращаться с позором в свои кланы. — Грульгор сурово взглянул на Калеба. — Но не все. Кое у кого не хватает силы воли даже на этот шаг. — Он снова повернулся к Мокиру и насмешливо фыркнул: — В некоторых Легионах извлекают выгоду даже из таких отбросов, хотя это и не в обычаях Гвардии Смерти. И все же Гарро воспользовался старинным правом и спас этого слабака от его собственных слабостей. Он взял его к себе. — Грульгор снова хмыкнул: — Какое благородство!
Калеб нашел в себе силы возразить.
— Я имею право служить, — сказал он.
— Вот как?!. — рыкнул космодесантник. — Ты осмеливаешься указывать нам на наши ошибки? Нам, избранникам Мортариона? Это оскорбление. Пока мы сражаемся за будущее своего народа, ты притворяешься одним из нас, цепляешься за полы наших плащей, полируешь оружие и считаешь себя достойным нашей компании? — Он прижал тележку Калеба к стене. — Ты крадешься по темным закоулкам. Ты шпионишь для Гарро. Ты — ничтожество! — Раздражение Грульгора зажгло его глаза огнем. — Если бы я был Первым капитаном, бессмысленные обычаи, сохранившие тебе жизнь, давно были бы искоренены!
— Что я слышу! — раздался еще один голос. — Командор Второй роты недоволен своим почетным званием?
— Апотекарий Войен. — Грульгор сдержанным кивком приветствовал подошедшего.— К сожалению, слишком многое вызывает у меня недовольство.
— В этом отношении жизнь всегда бросает нам вызов, — с напускной веселостью сказал Войен, искоса поглядывая на Калеба.
— Это верно, — согласился командор. — Что привело тебя ко мне, брат?
— Только то, что я хотел бы понять, почему ты задерживаешь денщика моего капитана, исполняющего свой долг. Боевой капитан вскоре вернется и захочет узнать, почему не выполнены его приказы.
Калеб отчетливо видел, как в ответ на безрассудно смелое высказывание апотекария дернулась челюсть Грульгора. Он ожидал, что старший по званию, Грульгор, сурово отчитает Войена, но напряженное мгновение миновало, как миновал и тот непонятный момент, свидетелем которого он стал не по своей воле.
С преувеличенной вежливостью Грульгор освободил дорогу Калебу.
— Слуга может идти по своим делам, — сказал он и с этим оставил их вдвоем, позвав за собой Мокира.
Калеб проводил их взглядом и снова уловил блеск бронзы, когда космодесантник прятал похожий на монету предмет в кармашек на поясе доспехов.
Он судорожно вздохнул и поклонился Войену.
— Благодарю вас, господин. Должен признаться, я не понимаю, почему командор испытывает ко мне такую ненависть.
Денщик продолжал свой путь, и апотекарий зашагал с ним рядом.
— Игнатий Грульгор ненавидит всех и вся, Калеб. Ты не должен воспринимать это как что-то личное.
— И все же то, что он говорит… совпадает с моими собственными мыслями.
— Вот как? Тогда ответь на мой вопрос. Неужели ты думаешь, что Натаниэль Гарро, командир великой Седьмой роты, считает твое присутствие оскорбительным? Разве этот благородный воин мог допустить подобные мысли?
Калеб покачал головой.
Войен положил свою огромную руку на плечо денщика.
— Ты никогда не сможешь стать одним из нас, от этого никуда не деться, но, несмотря ни на что, ты все же приносишь пользу Легиону.
— Но Грульгор был прав, — пробормотал Калеб. — Временами я действительно шпионю. Я хожу по всему кораблю, и меня почти никто не замечает, но я вижу и слышу. А потом рассказываю своему капитану о настроениях в Легионе.
Выражение лица апотекария осталось бесстрастным.
— Хороший командир всегда должен быть хорошо проинформирован. Это не имеет никакого отношения к заговорам и тайнам, о которых шла речь. Это просто доклады о разговорах и настроениях. Тебе ни о чем не стоит беспокоиться.
Они подошли к мастерской, где уже поджидали сервиторы-оружейники, и денщик передал им болтер капитана. Калеб ощущал, как внутри него нарастает напряжение, он просто должен был с кем-нибудь поговорить. Апотекарий, казалось, тоже это почувствовал и повел его в уединенное местечко неподалеку от обзорной площадки.
— Дело не только в этом. Я кое-что видел. — Калеб говорил очень тихо, чтобы не услышал никто другой.— Иногда в помещениях корабля, куда редко заглядывают прислужники, проходят тайные собрания, господин. Секретные встречи людей в надвинутых капюшонах, но, судя по росту, они могут быть только вашими боевыми братьями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 вино раевское ренессанс 0.75 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я