научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/zerkala/so-svetodiodnoj-podsvetkoj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что-то задерживало ее здесь.
– Почему мы остановились? – спросил Гриффитс. Он все еще был разгорячен после прогулки и размышлял о том, все ли постройки «Омнета» располагались столь неудобно. Его также пугал и настораживал вид садов и башен на красных утесах по обеим сторонам лестницы. – Где мы?
Черный наряд Меринды резко контрастировал с роскошным и замысловатым каменным кружевом комплекса. Ее плащ развевался на раскаленном ветру, но она сама оставалась совершенно неподвижной.
Гриффитс поднялся на вершину лестницы, внимательно следя за Мериндой, и встал рядом, не сводя с нее глаз.
Ее взор, казалось, был устремлен куда-то вдаль, мимо грандиозного здания.
– Вестис Нескат, – произнес он тихо, но настойчиво, – где вы? Что вы видите?
Ее голос прозвучал откуда-то из глубины, словно она была чревовещателем. Глаза ее так и остались прикованными к чему-то невидимому.
– Это Либрис Винкулум Чукая. «Омнет» построил это здание в стиле Третьей Династии Тайлис. Да, императоры Тайлис были не только воинами, капитан, но еще и художниками, обладавшими восхитительным вкусом, и умели во внешних формах выразить внутреннюю красоту. Они жили среди скал, и их постройки должны были заполнить каньон с максимальной эффективностью. Однако их крепости более знамениты своей красотой и изяществом, чем осадами и битвами. Легенда гласит, что враг отступал в страхе разрушить эту красоту столь же часто, как и в результате отпора защитников крепостей.
Гриффитс увлеченно рассматривал то, о чем говорила Меринда. Его взгляд скользнул по мощному фундаменту стены и туда, где она, суживаясь, переходила в красивый гребень и где ее линии плавно сливались с башнями. За стеной поднимались многоярусные внутренние сады. Каждый ярус был подвешен над другим, создавая усеченную пирамиду. Характерный для этого района Чукая ярко-оранжевый и красный песчаник лишь подчеркивал выразительность сооружения, прекрасного и ужасающего одновременно.
Но Меринда Нескат застыла на пороге здания меж колоннами, удерживаемая какой-то непреодолимой силой.
– Вы рассказали о том, где мы находимся, – осторожно произнес Гриффитс. – Но что видите вы?
Вестис помедлила.
Вдали закричала птица, ее голос эхом разнесся по ущелью.
– Я вижу себя, – наконец сказала она больше самой себе, чем ему. – Здесь я прежняя встретилась с Собой нынешней… очень трудно смотреться в такое ясное зеркало.
Гриффитс был чуть ли не в шоке: на ее лице словно бы мелькнула тень сомнения. Он медленно покачал головой.
– Не понимаю.
– Капитан Гриффитс, среди звезд творятся великие и ужасные дела, – вздохнула она и, несмотря на жару, зябко поежилась. – Дела, которые могут подвергнуть опасности даже твой собственный мир… где бы ты ни находился. – Вдруг она повернулась к нему, пристально и холодно глядя ему в глаза, снова непоколебимая и лишенная сомнений. – Вы предстанете перед Э'торис Либре Винкулума Чукая. Она старшая среди Либре и требует к себе уважения. Отвечайте на все задаваемые вопросы. Отнеситесь к расспросам серьезно, и вы будете вознаграждены. Но если вы разочаруете меня, ваше сердце остынет в моей руке еще до заката. Вы поняли меня?
– Я понял, – сдержанно ответил Гриффитс. Внимание Меринды привлекло какое-то движение, и она быстро повернулась ко входу.
– Она идет. Выразите ей свое почтение!
Гриффитс не знал, что делать, поэтому он встал на одно колено, склонил голову и опустил глаза. Колено сразу заболело, и он заерзал, чтобы найти удобное положение, пока не появилась Э'торис Либре во всем своем великолепии. Джереми слышал быстро приближавшийся звук ее шагов, боль в колене становилась нестерпимой, но он не смел шелохнуться.
Вдруг его взору предстала пара туфель, а слух уловил звуки веселого голоса.
– Он так и пришел согнувшись или ты что-то с ним сделала?
Меринда проигнорировала вопрос.
– Э'торис, мы пришли в твой Винкулум в поисках ответов от имени Инквизиции и просим помощи у вас и у тех, кто в вашем доме.
– О, – в голосе Э'торис звучал легкий сарказм, – очень хорошо сказано, Меринда! В точности из учебника Вестис по формальностям. Наверное, это твоя настольная книга.
– Э'торис, – быстро заговорила Меринда, – вы знаете так же, как и я, что необходимо объяснение цели визита…
– О, не спеши, Меринда! – В тоне женщины вновь послышалась усмешка. – Неужели ты не видишь, что у мужчины сейчас коленка распухнет?
К Гриффитсу протянулась тонкая маленькая рука. Он взял ее и удивился силе женщины, когда она помогла ему встать. Он посмотрел сверху вниз на пухленькую женщину ростом чуть выше пяти футов в светло-бежевом форменном костюме и темно-зеленом плаще, слегка развевавшемся на ветру.
Затем она обратилась к Гриффитсу очень официально:
– Я уважаемая и почитаемая Э'торис Либре Вин-кулума Чукая, приверженец истины и указующая путь к истине для тысячи планет, находящихся под юрисдикцией «Омнета». – Она вдруг улыбнулась, лучась морщинками в уголках глаз, и неожиданно подмигнула ему. – Но вы можете называть меня Кириа. Кириа Бренай.

***

Гриффитс старался идти вдоль колонн помедленнее, поскольку Э'торис не шла, а плыла рядом с ним. С помощью левитации она могла непостижимым образом держаться так, что ее голова находилась наравне с головой Гриффитса. Висячие сады по обеим сторонам аллеи поражали своей красотой и невероятными оттенками голубого, красного, желтого и серебристого цветов. Пышная ухоженная зелень шелестела на легком ветру.
Гриффитс ничего этого не видел. Маленькая женщина, плывущая рядом с ним, продолжала оживленно болтать, и он внимательно ее слушал, пытаясь составить для нее что-то вроде рапорта. Кириа была совершенно очаровательна, но за ними следовала бдительная Вестис Нескат, молча следя за каждым движением Гриффитса. Нет, Джереми не боялся Меринды Нескат. Он был просто в ужасе от нее.
– А теперь, – сказала Кириаболее спокойно, – вам надо сделать кое-какую работу, капитан Гриффитс. Если вы пройдете сюда, в Зал Видений, вероятно, мы сможем приступить к делу, которое свело наши судьбы.
Она слегка кивнула в сторону гигантских дверей. Футов десять в ширину у основания и раза в два больше в высоту, они были сделаны из материала, внешне напоминавшего полированную бронзу, и украшены искусными узорами и изображениями различных фигурок. Гриффитсу хотелось внимательно их рассмотреть, но двери, словно невесомые, вдруг распахнулись перед Кирией. За ними стояла холодная темнота с редкими участками тусклого света. Маленькая женщина направилась прямо в эту темноту.
Взглянув на Меринду, Гриффитс последовал за Э'торис Либре.
Меринда вошла последней, и двери за ней плавно закрылись. Гриффитсу было трудно привыкнуть к темноте после яркого дневного света. «Почему они называют это место Залом Видений, если тут ничего не видно?» – подумал он.
В темноте раздался голос Кирии, хотя и несколько изменившийся. Более интимный и немного печальный.
– Я так рада видеть тебя снова, Меринда. Прошло много времени.
– Много? – Голос Меринды звучал бесстрастно и невыразительно. – Да, наверное. Ты преуспела, Кириа. Эта должность делает тебе честь.
– Мне всегда нравилась исследовательская работа, – ответила Кириа. Теперь маленькая женщина сидела на высоком стуле. – Иногда мне кажется, что я слишком многое знаю и слишком многое видела.
– Мы все много повидали, Э'торис, – произнесла Меринда.
Когда глаза Гриффита привыкли к темноте, участки тусклого света стали более различимы. Ему захотелось, чтобы их беседа тоже стала более ясной.
Вдруг заговорила Меринда, резко бросая слова в пространство зала.
– Кириа! Зачем ты послала меня с этой миссией? Как ты могла так поступить со мной! Ответ прозвучал достаточно жестко.
– Вестис Нескат, ты действительно веришь, что Э'торис Либре может что-либо диктовать Инквизиции? Мы – законопослушные просеиватели знаний среди этих звезд, подчиненных «Омнету», а не прославленные, наделенные почти божественной властью Инквизиторы.
– Не играй со мной, Кириа, – огрызнулась Меринда. – Я видела план миссии. Его составляла ты!
Привыкнув к полумраку, Гриффитс увидел, что стоит посередине комнаты, потолок которой конусом уходил высоко вверх. «Ничего себе, – подумал он. – Есть в этой Галактике хотя бы одна небольшая постройка?» Он огляделся и с неудовольствием заметил, что стоит прямо между двумя спорящими женщинами.
– Да, его составила я. Так что же? Да, я рекомендовала тебя, но с тех пор Инквизиция хотя бы раз прислушалась к моим рекомендациям?
– Кириа! – процедила Меринда сквозь стиснутые зубы. – Ты не просто рекомендовала меня, не так ли? Я знаю тебя слишком хорошо, Кириа. Ты всячески способствовала тому, чтобы так было. Ты знала, что это для меня значило и чем закончится. Я убивала за меньшие обиды, Кириа, гораздо меньшие.
Гриффитс смотрел на миниатюрную Э'торис, сидевшую в луче тусклого света с опущенными глазами. Но вдруг она прямо взглянула на Меринду.
– Значит, ты пришла затем, чтобы убить меня, Меринда?
Меринда замерла.
Кириа вздохнула и медленно подошла к Вестис, глядя той прямо в глаза.
– Убийство успокоит тебя, сестра? Мое мертвое тело излечит твою истерзанную душу?
Услышав эти слова, Меринда прикрыла глаза.
– Я пришла, потому что я Вестис… потому что меня позвали.
– Нет, сестра, – тихо сказала Кириа. Пройдя мимо Гриффитса, она встала напротив Меринды и взглянула ей прямо в глаза. – Ты пришла, потому что сломалась и не могла не прийти.
Нижняя губа Меринды заметно задрожала, но в остальном она осталась совершенно неподвижной.
– Ну что же, – Кириа обратилась к Гриффитсу, – вижу, ты привела ко мне кого-то. Кто же он, Меринда? О, мы можем говорить, никого не опасаясь, дело это слишком деликатное, чтобы остальные Либре знали о нем.
Меринда глубоко и судорожно вздохнула:
– Его зовут капитан Джереми Гриффитс. Он и почти половина его команды были захвачены воинами с Иридиса, посчитавшими, что у этих пленников достаточно знаний о Кендис-дае, чтобы отдать их мозги демоническому богу Гнуктикуту. Вестис Замфиб даже пожертвовал своей жизнью ради спасения этого человека и его людей.
– Неужели? – Кириа удивленно вскинула брови. – Это действительно большая потеря! Откуда же этот пришелец?
– Говорит, что с планеты Земля.
– Земля? Никогда не слышала!
– Никто не слышал, Кириа. Она не значится в каталоге контактов Информационной Службы, а также ни в одном локальном поисковом плане. Я обращалась к некоторым справочным искусственным интеллектам, но никто из них не нашел никаких знаний об этой планете.
– Они могут лгать, – размышляла Кириа, обходя Гриффитса и разглядывая его с нескрываемым интересом.
– Искусственный интеллект не лжет, – спокойно возразила Меринда.
– Теперь и они обманывают, – сказала Кириа, продолжая кружить около Гриффитса. – По крайней мере, наблюдался рост таких случаев накануне Мрака. Это один из основных признаков, ты знаешь. Искусственные интеллекты начинают лгать, утаивать информацию, вести себя странно. Помнишь, Меринда, ты была там, когда это все началось? Мы обе там были.
– Мрак не является моей теперешней задачей. – Меринда сложила руки на груди.
– Мрак касается каждого, – зловеще произнесла Кириа.
Э'торис встала рядом с Гриффитсом в центре комнаты. По мановению ее руки над ними возникло изображение всей Галактики, невероятно подробное. Гриффитс улыбнулся, понимая, что он первый, кто видит ее в таком безупречном, почти реальном виде. Ученые Земли только предполагали ее строение, а эти люди там бывали. Теперь он знал то, о чем на Земле могли только догадываться.
Изображение казалось ему знакомым, словно он уже видел его раньше.
Все трое смотрели на огромную сияющую трехмерную карту вверху. Среди звезд медленно обозначались цветные прозрачные зоны.
– Основные империи. Мрак! – с трепетом произнес Гриффитс, заметив в наружном диске небольшой затемненный участок.
Кириа покосилась на него:
– Что вы знаете о Мраке?
– Знаю, что это область космоса протяженностью приблизительно две тысячи световых лет в самом широком участке, – равнодушно констатировал Гриффитс. – Хотя ее точные размеры пока неизвестны. Она постоянно расширяется со скоростью приблизительно полтора световых года в день, хотя эта скорость расширения спорна и варьируется в пределах нескольких месяцев.
Гриффитс заморгал. «Какого дьявола я несу? – подумал он. – Откуда мне это может быть известно?»
– Итак, капитан Гриффитс Из Ниоткуда, что же такое Мрак? – спросила Кириа, прищурив глаза.
– Не знаю, но ведь точно никто не знает, верно? – Джереми говорил неуверенно, роясь в чужих воспоминаниях и пытаясь соединить их в какое-то единое целое. – В этом-то и состоит проблема. Говорят, что Мрак это военная организация: ходят слухи о невидимом флоте, его суда называют кораблями-призраками, на них нет команды, и контролируются они искусственным интеллектом, преследующим лишь собственные цели. А еще говорят, что это новое политическое движение, пытающееся доминировать в указанном районе. Некоторые считают, что это религиозное течение. Даже ваш «Омнет» не знает этого наверняка, не так ли?
– Верно, – кивнула Кириа. – В районах Мрака «Омнет» не имеет источников информации… в основном из-за уклонения искусственных интеллектов от своих обязанностей, а также вследствие их случайных действий, спровоцированных несанкционированным вмешательством. Попытки проникнуть во Мрак были практически безуспешны из-за саботажа независимых посредников. Главным из них является Иридис, хотя теперь есть свидетельства, что посредники эти в прямом сговоре с Мраком и непосредственно или косвенно способствуют его расширению.
– Ничто из этого, – заметила Меринда, – не имеет ничего общего с моей теперешней задачей.
– Все это напрямую связано с твоей миссией! – возмущенно ответила Кириа. – Твоя задача состояла в том, чтобы найти доказательные улики вмешательства в передачи «Омнета» со стороны колоний Гунд. Тебе предстояло расследовать случаи неповиновения нескольких искусственных интеллектов в том районе. Разве у меня неправильное представление о твоей работе? Ответь!
– Э'торис! Как ты смеешь обсуждать этот вопрос в присутствии постороннего? – разозлилась Меринда.
– Этот человек? Забудь о нем, он даже не может найти дорогу домой. – Кириа отмахнулась рукой от неуместных возражений. – Ты знаешь, что передача искаженной информации связана с искусственными интеллектами, ставшими неуправляемыми и в некоторых случаях откровенно нас обманывающими. Ты подозревала, что за всем этим стоит Мрак. Старый Замфиб вычислил, в чем тут дело, что в этой загадке была своя логика, связанная с каким-то глупым поиском, который вел Иридис.
– Да! – возбужденно воскликнул Гриффитс. – Это связано с древним пророчеством, начертанным на Пяти Скрижалях Иридиса. Путешественники должны были прочесать звездное пространство в поисках потерянного места под названием Авадон. Тогда явится варвар с дикой звезды, владеющий неким ключом к чему-то, что спрятано в звездной пустыне. Варвар должен отпереть город и стать величайшим из пророков, подготовившим путь к… к… дьявольщина! Не могу вспомнить!
– Варвар с дикой звезды. – Гриффитс услышал, как Меринда повторила его слова, и почувствовал, что она пристально смотрит на него.
– Успокойтесь, Гриффитс, – тихонько произнесла Кириа. – Расскажите нам, что вы знаете. Гриффитс глубоко вздохнул:
– Дело в том, что секреты Авадона хотят разгадать и Иридис, и Мрак. Более того, они просто жаждут их заполучить.
– Действительно жаждут, капитан. – Кириа снова махнула рукой.
Вдруг Галактика надвинулась на них с головокружительной скоростью, звезды по ее краям словно взорвались вокруг Гриффитса. У него закружилась голова, но тут же движение звезд замедлилось и остановилось. Серая масса Мрака повисла над ним такая огромная, что раздвинула, казалось, стены и потолок комнаты. Несколько более мелких районов», неразличимых в первоначальном масштабе, теперь светились разноцветными огнями. Кириа указала на один из них.
– Мы теперь вот здесь: последняя звезда Цепи Чоралиса. Вот колонии Гунд, а вон там в голубом свете Династии Тайлис. А теперь здесь. – Она указала на внезапно вспыхнувшую красную точку в нескольких футах в стороне. – Здесь вы покинули кочующий город Иридиса.
«Одна из этих звезд мой дом, – неожиданно понял Гриффитс. – Но которая из них?»
– Это курс, которым следовал Иридис до указанной точки, – продолжала Кириа, когда в комнату протянулась красная длинная вьющаяся линия. – Однако как только вы покинули их, вся армада кочующих городов остановилась.
– Остановилась! – изумилась Меринда.
– Да. Это беспрецедентно. Путь кочующих городов определен священным заветом, их блуждание должно быть вечным. Они никогда не должны ни останавливаться, ни менять курс. Тем не менее вчера они остановились.
Кириа обратила их внимание, указывая прямо в район Хоралиса, что красная линия прервана.
– Они ищут тебя, Меринда, – сказала Кириа. – И ради этого они пренебрегли многовековыми традициями. Хуже того, информацию о твоем перемещении они получают от кораблей-призраков. О, капитан, они действительно существуют. Их трудно обнаружить, поскольку это обычные космические корабли, захваченные собственными искусственными интеллектами, но и против них есть способы борьбы. Они жаждут найти вас, капитан, и они теперь направляются прямо сюда. Меринда, вам скоро придется покинуть это место, если вы хотите опередить их. – Э'торис повернулась прямо к Гриффитсу. – Значит, капитан, вы пришли с неведомой… и, вероятно, незначительной… планеты и владеете знаниями, которые столь ценны, что старший член Вестис Инквизитас пожертвовал своей жизнью ради вашего спасения. Что же такое важное вы знаете? Что они ищут?
Гриффитс минуту раздумывал над ее словами.
– Ничем не могу вам помочь, мэм, – произнес он. Улыбка сошла с лица Кирии, и она обратилась к Джереми совершенно серьезно.
– Возможно, в вашем языке есть какие-то нюансы, которые наш искусственный интеллект еще не постиг. – Она говорила ласково, но с легкой примесью яда. – Вы хотели сказать «не могу» или «не буду»?
У Гриффитса пересохло в горле, и голос зазвучал почти умоляюще:
– Я хотел сказать: «не могу!». Не думайте, что я не желаю вам помочь. Просто я не знаю, о чем идет речь. Я даже не в состоянии постичь всего того, что мне стало известно!
Кириа покачала головой:
– Ваши слова представляются мне бессвязными.
– Мэм, Вестис, который спас наши жизни, перед тем как умереть, наполнил мою голову разными знаниями, но я не знаю, как ими воспользоваться. Я знаю почти все об Иридисе. Теперь, когда вы упомянули о Мраке, мне кажется, что мне известно кое-что и об этом.
Кириа заморгала и отступила на шаг.
– Передача миссии? – прошептала она. Меринда выступила вперед.
– Да, Э'торис. Спасаясь от погони, Замфиб передал груз своей миссии мозгу этого человека – в дополнение к той особой информации, которая сделала его бесценным для Иридиса… и вполне вероятно, что для Мрака тоже.
– Вы знаете все ответы, капитан, не так ли? – улыбнулась Кириа. – Ваша проблема в том, что вы не знаете вопросов! Не унывайте, человек с Земли! Если вы выжили, пройдя квантовый фронт пространства Династий, значит, у вас могут найтись вопросы для ваших ответов.
– Если позволите, Э'торис, – вмешалась Меринда, – необходимы некоторые приготовления, и мне еще надо составить файл, перед тем как я покину вас.
Маленькая женщина повернулась и направилась к своей старой подруге. Гриффитс видел, как напряглась Вестис, всем своим существом предупреждая Э'торис держаться подальше… предупреждение, проигнорированное Кирией с большим усилием.
– Меринда, – сказала она, положив на ее руку свою, – путь, который я тебе определила, опасен. Если Мать Звезд пожелает, возможно, эта дорога приведет тебя к избавлению, которое ты ищешь. Если нет, тогда я очень за тебя боюсь.
Взгляд Меринды снова устремился в пространство. Она говорила с молодой Кирией, той, что знала раньше.
– Они уже взяли мою жизнь, Кириа. Что еще мне осталось?

16. Побег

– Господин Секара, это одна из прекраснейших пещер, в которых я побывала, – сказала Льюис, наклонившись к нему через стол, и ее ресницы кокетливо запорхали.
Тоблер закатила глаза. Действия Льюис были ясны и ребенку, и в то же время они были грубы по исполнению, как наспех скроенный сапог. Возможно, Тоблер и не была большим знатоком по части дипломатических тонкостей, но даже она могла бы кое-чему поучить Элизабет.
Несколько часов назад они покинули корабль, и Льюис сразу же прилипла к Секаре, предоставив Эллерби и Тоблер лишь следовать за ними. У Мэрилин возникло ощущение, что она вдруг оказалась в роли навязчивой подружки на чужом свидании. Она тут же с грустью вспомнила не слишком счастливые школьные времена.
Сам по себе порт выглядел великолепно, и если его красоты ускользнули от Льюис, то Мэрилин ими просто восхищалась. Антенны и оборудование, когда-то громоздившиеся на башне управления в самом центре комплекса, были планомерно заменены на крылатых людей, каких она видела во время приближения к порту.
Эллерби, казалось, ни на что не обращал внимания. Он был убежден, что все вокруг – иллюзия, и наблюдал за всем с равнодушным удивлением.
Они миновали здание терминала, граничащего с тем, что Мэрилин Тоблер посчитала монорельсовой дорогой на магнитной подушке, соединяющей звездный порт с центром Этиса. Однако магнетизм в этом мире не действовал, поэтому здесь использовали наемных колдунов, чтобы в каждом вагоне поддерживать соответствующий уровень левитации.
– Система работает. Хотя и не очень быстро, но все-таки работает, – объяснил Секара, указывая на плывущие в воздухе транспорты. – Чукай гордится своим прагматизмом и умением приспосабливаться.
Больше всего понравился Мэрилин огромный хрустальный шар, подвешенный в углу их вагона, в котором можно было увидеть разные образы и картины.
– … Империя К'тар вторглась в Федеративные Звездные Штаты, заявив, что их военный флот прибыл для защиты «законных и исторических интересов в Девятой Провинции». Федеративные Штаты развернули в этом районе гвардейский боевой флот № 8229, а также штурмовой эскадрон № 14655, сказав, что проводят учения и заявив, что их сеттльменты в захваченном районе забыты не будут. Это был утренний репортаж для Этиса, подготовленный Межгалактической Информационной службой…
Мэрилин Тоблер пыталась обратить внимание других на хрустальный шар, но все было бесполезно, пока из него не зазвучал очень знакомый голос.
– …многочисленные отчеты искусственных интеллектов были, по всей вероятности, поражены особым вирусом. В колониях Гунд отмечается множество проблем, от воздушных средств передвижения, не подчиняющихся своим водителям, до нелепого случая, когда искусственный интеллект местного университета отклонил все вопросы, поскольку занялся сочинением серии романов. Причина таких нарушений остается непонятной. Это была Меринда Нескат с сообщением из колонии Гунд семь…
Мэрилин Тоблер была потрясена. Она пыталась обратить на это известие внимание Льюис, но в этот момент они подъехали к центральной станции города, и надо было выходить.
День начался плохо и лучшего не обещал. Они шли по многолюдным улицам города – непростое занятие, надо заметить, поскольку обитатели Этиса не признавали прямого направления в чем бы то ни было. Наконец они пришли к пещерам Этиса, главной достопримечательности города, оказавшимся большой дырой. Столетиями раньше, судя по красочному рассказу Секары, находившийся здесь город был разрушен в результате разверзнувшейся под ним почвы. Жители восприняли это как знамение и решили перестроить город с наибольшим соответствием строгим религиозным догмам того времени. Тоблер размышляла, почему жители не восприняли это как сигнал к тому, чтобы убраться с этого места. Но они продолжали строительство храмового комплекса в районе пещеры и воздвигли посередине высокий обелиск, объявив его центром Вселенной.
Они сидели в переполненном ресторане, где размеры стульев и столов говорили о том, что средний чукаец гораздо меньше среднего землянина. Секара угостил их традиционными чукайскими напитками и предложил остаться, чтобы посмотреть традиционный танец ложек. Тоблер потеряла всякий интерес к чу-кайским традициям уже в середине дня, где-то между демонстрацией привидений и концертом местного гения музыки, исполненным на каких-то шлангах и металлических прутьях.
А вот Льюис все продолжала строить глазки их мучителю-гиду.
– Ну что вы, благодарю, лейтенант Льюис, вы очень любезны, – отвечал Секара на ее любезности. – Мы гордимся уникальной культурой Чукая. Думаю, вам понравится этот танец ложек…
– Не могли бы вы сделать мне одолжение? – перебила Льюис, подсаживаясь поближе к высокому загорелому консулу. – Кажется, я забыла свою записную книжку в посудной лавочке, где мы были недавно.
– Записную книжку? – спокойно переспросил Секара.
– Да, маленькая такая штучка в красной обложке размером с ладонь, знаете, когда листочки с одной стороны сшиты вместе ниткой?
– Да, – улыбнулся Секара, – да, я понимаю, что вы имеете в виду.
– А не затруднит ли вас, дорогой мой, принести ее мне?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 вермут contratto 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я