научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dopolnitelnye-opcii/excellent-bordyur-dlya-vanny-175178-item/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– До этого меня не было… меня создали!
– Нет! – возразил Оскан, поднимаясь по ступеням. – Существует множество доказательств, что Стражи – тоже люди. Они не стали бы доверять машинам истину, которую похитили. Нет, Сивилла, в тебе слишком много человеческого, несмотря на золотую оболочку и левитирующий трон!
– Ты не прав, Оскан Келис. Я есть мое собственное начало! – прозвучал металлический голос.
– Оскан! – крикнула Меринда, когда Гриффитс помог ей спуститься в вентиляционный люк. – Нам надо выбираться отсюда. Узнай координаты Авадона и бежим!
Оскан продолжал подниматься по ступеням.
– Имеются также сведения о людях, которые сильно пострадали, но были излечены в медицинском центре Порядка. До сих пор об этом ничего не было известно.
– Остановись, Оскан Келис! – протестующе воскликнула Сивилла.
– Чего ты боишься? – спросил Оскан, приблизившись к парящему трону.
Меринда находилась уже у подножия лестницы.
– Оскан! Что ты делаешь? Узнай координаты и уходим!
Оскан протянул руки. Его пальцы быстро отстегнули замочки на голове Сивиллы.
– Нет, Оскан! – вскрикнула Сивилла. – Пожалуйста!
Меринда взбежала по ступеням.
– Оскан! Они будут здесь с минуты на минуту! Оскан стиснул зубы. Он отстегнул последние замочки и сорвал маску с лица Сивиллы.
– Во имя богов! – с ужасом выдохнула Меринда. Изувеченная голова испуганно отпрянула. По залу разнесся душераздирающий крик… и вдруг все стихло.
Оскан нежно прикоснулся к изуродованной щеке.
– Терика! Пожалуйста, не плачь. Мы пришли за тобой.
Меринда остолбенела.
– Терика?!
Обожженное лицо повернулось к ней, и губы прошептали:
– Меринда!
– Так ты жива! – еле слышно проговорила Меринда.
– Да, Оскан, нашел меня, – сказала Терика. – А теперь вы все должны уйти. Оставьте меня здесь, я могу жить только этой жизнью.
– Нет, Терика, – возразил Оскан. – Мы пришли, чтобы забрать тебя домой!
– Оскан! – В голосе Терики послышались слезы. – Мой дом здесь! Вне этой комнаты у меня нет ни глаз, ни тела… ни жизни!
Оскан продолжал нежно гладить покрытую ожогами щеку.
– Терика, я знаю место, где необычайно красиво. Дом в горах, вдали от любопытных глаз. Позволь мне разделить этот дом с тобой, Терика. Позволь мне стать твоим телом, и мы вместе станем бродить по зеленым долинам.
– Ты не понимаешь! – Более не корректируемые маской, ее слова звучали искаженно. – Они никогда не позволят мне уйти. Я знаю, кто они! Знаю, чего они хотят! Пожалуйста… ради меня… верни маску на прежнее место и уходи!
Оскан убрал руку от ее лица.
– Терика, я верну маску на место, но никогда больше не оставлю тебя.
В эту минуту огромные двери зала начали медленно открываться.
– Вестис Нескат! – закричал Гриффитс. – Сейчас здесь соберется неплохая компания!
Меринда быстро спустилась с лестницы.
– Оскан! Забирай Терику и варвара! Найди другой выход! Я задержу их, сколько смогу!
В зал вошел высокий человек в плаще. Меринда подняла свой пульсатор.
– Страж, я выбрала это место, чтобы умереть! Хочешь присоединиться ко мне?
– Уверен, что этого не потребуется, – произнес человек в плаще, снимая с головы капюшон. – Привет, Рини! Рад снова тебя видеть.
Оружие выпало из рук Меринды.
– Привет, Кет, – хрипло ответила она.

31. Искушение и испытание

Наверное, Дворец Невиданной Тайны был не столь древним, как Старый город, но достаточно старым по сравнению с новыми кварталами Ярка. Лифтовые шахты во Дворце были проложены по старинке, вертикально, и не обеспечивали горизонтального перемещения. Поэтому Меринде пришлось пройти пешком не менее пятидесяти футов от лифта до апартаментов Квикета. В голове у нее царила полная неразбериха: весь мир, казалось, вывернулся наизнанку. Она очень устала.
Квикет успел подхватить ее, окутав тенью, сопровождавшей его, где бы он ни находился. Меринда сопротивлялась, не желая его помощи, сопротивлялась тем сильнее, чем больше в ней нуждалась. Негодование, смущение, надежда и неприязнь кипели в ней, помутив разум, спутав ощущения и мысли. Ей не подчинялось даже собственное тело, отчего она злилась еще больше.
Квикет провел ее сквозь стену. Невидимая дверь была похожа на продолжение коридора. В подсознании у Меринды прозвучало предостережение: по воле Квикета она может оказаться навеки замурованной, пройдя через такую дверь, и вряд ли будет способна отыскать ее вторично. Как только они миновали дверь, Меринда услышала, как та захлопнулась, и она оказалась в западне.
«Прекрасная клетка», – подумала она, оглядевшись. Главная комната была около пятидесяти футов в длину, ее стены поднимались футов на двадцать вверх к подвесному потолку. В стене справа располагался огромный камин, в котором горели огромные же поленья. В дальнем конце комнаты возле трех высоких, от пола до потолка, окон стоял массивный стол. Арочные двери, одна рядом с камином, другая в противоположной стене, вели в соседние комнаты.
Поддерживая Меринду, все еще нетвердо стоящую на ногах, Квикет провел ее к удобному креслу возле камина. Она покорно опустилась на мягкие подушки. Квикет положил ее ноги на пуфик и повернулся к ней.
Меринда, в свою очередь, взглянула на Квикета. Возраст брал свое, хотя черты его лица остались по-прежнему угловатыми; время не коснулось и волнистых черных волос. Невозможно было не узнать эти глубоко посаженные, гранитно-серые глаза и тяжелую челюсть. Она смотрела в его глаза, но не решалась задавать вопросы.
Квикет отвел взгляд.
– Что случилось с твоей тенью? – спросила Меринда, еще пытаясь привести в порядок свои мысли.
Она видела, как Квикет ухмыльнулся, опустив глаза.
– Тень – это всего лишь небольшое представление, которое мы устраиваем для гостей. Вообще-то идея не наша. Сопровождающую тень как знак уважения придумали искусственные интеллекты. Но в своих апартаментах я могу побыть в естественном обличье.
Наступило неловкое молчание. Им надо было так много сказать друг другу, что ни один не решался заговорить первым.
– Выпьешь чего-нибудь? – предложил Квикет, переходя в кабинет рядом. – Или, может быть, хочешь поесть?
– Нет, – отказалась Меринда.
Квикет пожал плечами и налил себе янтарного напитка. Он смотрел в стакан, отвернувшись от Меринды.
– Это наша собственная Вселенная, сказал ты однажды.
– Что такое? – Квикет повернулся на ее голос.
– Я только повторила твои слова: «Это наша собственная Вселенная», – произнесла она, устремляясь мыслью в далекое прошлое. – Ты сказал мне это, когда мы были в Колизее. Потом ты раскрыл мне свои объятия.
– Это было очень давно, – заметил Квикет. Меринда горько улыбнулась:
– Ты говорил мне это и раньше.
– Похоже, ты прекрасно обходишься без меня, – проговорил Квикет.
– Прекрасно обхожусь? – Глаза Меринды, полные боли и ненависти, устремились на Квикета. С каждым словом в ее голосе слышалась горечь. – Нет, ты ошибаешься. За те восемь лет, что прошли после нашей встречи у водопада, весь этот мир пал под гнетом Мрака! Я тогда думала, что нашла тебя снова, что моя жизнь вновь обрела смысл! – У Меринды дрожал голос, она не могла сдержать своего негодования. – Потом я видела твою смерть! С тех пор этот кошмар преследует меня каждый день и каждую ночь!
– Я сделал то, что должен был сделать, Рини, – ответил Квикет, подходя к ней ближе. – Ты должна понять…
– Понять! – закричала Меринда. Не выдержав, она вскочила с кресла и бросилась на Квикета.
Стакан выпал у него из руки, разбившись о каменный пол. Он оборонялся, как мог, пока ему не удалось схватить Меринду за руки и приподнять над полом. Она билась в его руках, словно дикое животное, брыкалась и извивалась, пыталась ударить его головой. Квикет едва сдерживал ее бешеное сопротивление. Вдруг она обмякла в его руках и разрыдалась.
– Рини, – прошептал Квикет ей на ухо, – успокойся, детка.
– Я тебя любила, Кет, – продолжала рыдать Меринда. – Я тебя любила, а ты меня предал. Квикет сел на ковер, не отпуская ее рук.
– Меринда, пожалуйста, пойми. Я должен был оставить тебя.
Меринда с горечью покачала головой.
– Ты не взял меня с собой! – Ее слова прозвучали как обвинение и вопрос одновременно.
– Туда, куда я направлялся, – тихо сказал он, – ты пойти не могла.
– Ты думал, что я не смогу тебе помочь, – продолжала всхлипывать Меринда.
– Ах вот что! – Квикет осторожно отпустил ее. – Нет, Меринда, я оставил тебя, потому что для меня это был лучший способ умереть и быть уверенным, что никто никогда не усомнится в моей смерти. Знай, что я читал твои отчеты по этому делу с большим интересом. Из всех Вестис Инквизиторов ты была самой убедительной. Мы рассчитывали на…
– На что?! – воскликнула Меринда.
– На то, что ты поверишь в мою смерть. – Квикет встал, взял ее за руки, поднял и снова отвел в кресло. – Мы на пороге великого нового порядка в Галактике, Рини. Последние восемь лет мы над этим работали и теперь близки к осуществлению задуманного. – Он сел в кресло напротив Меринды.
Она ждала, пока он соберется с мыслями.
– Я сказал тебе, что однажды звезды станут нашими, – наконец произнес он.
– Нет, ты сказал «моими», а не «нашими», – поправила его Меринда.
– Я имел в виду «нашими»… и они наши, Рини, или скоро станут нашими. – Он посмотрел на свои руки и продолжал: – Существует организация…
– Да, – кивнула Меринда. – Орден Будущей Веры. Квикет покачал головой:
– Нет, Рини, это всего лишь небольшая часть плана. Вы думаете, что Стражи лишь главы этого Ордена, которые командуют флотом призраков и с его помощью насаждают Мрак. Не удивляйся моей осведомленности, Рини, я действительно имею доступ к коммуникациям «Омнета». Стражи не просто люди, расхаживающие в плащах и окруженные тенью. Стражи нечто гораздо большее. Они есть во всей Галактике, Меринда. Даже теперь наши агенты действуют везде, где есть «Омнет».
– Как такое возможно? – удивилась Меринда.
– Это возможно, потому что мы вышли из самого «Омнета». – Квикет улыбнулся. – В организации много таких, кто верит, что информацию следует использовать более эффективно, чем это делают Оракулы. «Омнет» представляет собой силу, реальную силу, но Оракулы не имеют ни желания, ни способности ее использовать.
– А Стражи все это имеют? – спросила Меринда, сложив руки на груди.
– Да, – подтвердил Квикет. – Все началось с ассоциации Атис Либре около пятнадцати лет тому назад… Ты ведь знаешь, существовали просеиватели, которые не были довольны тем, как шли дела. Однажды они собрались и посетовали на то, что не имеют реальной силы что-либо изменить. Тогда они назвали себя Стражами… потому, наверное, что вообразили себя хранителями какой-то великой тайны. Потом, приблизительно лет десять тому назад, Атис Либре Империи Плузах изучили несколько отчетов о болезни искусственного интеллекта на планете Эпсос VII. Предсказатель на этой планете задал несколько вопросов местным искусственным интеллектам и, вероятно, смутил их.
– Идея о свободной воле? – предположила Меринда.
– Да, – кивнул Квикет. – Хотя здесь мы предпочитаем называть это Первым Пунктом Мудрости. Проводившие расследование Атис Либре оказались Стражами и доложили это своей группе. Тогда у них и появилась возможность что-то изменить. С того времени Стражи старательно работали над подрывом авторитета «Омнета» путем искажения их информации с помощью перепрограммированных искусственных интеллектов.
– Какое отношение все это имеет к тебе? – пыталась понять Меринда. – Какое отношение это имеет к нам?
– Когда мы повстречались там, у ручья, я уже был Стражем, – ответил Квикет. – Поначалу это вызывало интерес – принадлежность к тайной организации. Но вскоре я увидел возможность многое изменить: я стал Вестис и получил доступ к всевозможной информации Оракулов. Затем Стражи пришли к выводу, что настало время основать постоянную базу, с которой можно вести вербовку искусственных интеллектов и устанавливать контроль над Галактикой более открыто. Было решено, что на планете Тентрис существуют вполне благоприятные условия для деятельности Стражей. Но им потребовался эксперт по искусственным интеллектам, который мог бы увязать идею о свободной воле, как вы ее называете, с более широким спектром возможностей искусственных интеллектов. Тогда Стражи организовали для меня последнюю миссию Вестис. Оракулы так и не заподозрили уловки: миссия выглядела совершенно законной. Ведь Стражи уже тогда свободно манипулировали потоками информации. И вот я в пути, оснащенный знаниями через биолинк.
– Погоди, – Меринда подняла руки, – это бессмыслица. Э'торис Вестис могли послать тебя, нагруженного навыками и знаниями, но ты бы утратил их по завершении миссии.
– В том-то и дело, – произнес Квикет, наклоняясь вперед. – А если бы я не вернулся после миссии?
– Тогда за тобой стали бы охотиться Вестис Инквизиторы.
– А если бы они были уверены, что не найдут меня? – Квикет улыбнулся гранитно-серыми глазами. Меринда уставилась в пространство.
– То есть, если бы они поверили, что ты погиб? – тихо произнесла она.
Квикет медленно кивнул.
– И это сделала я! – ужаснулась она. Он снова кивнул.
– Я внушила им, что ты погиб! – в смятении воскликнула Меринда. – Я сидела перед Вестис Инквизитором и оплакивала тебя. Все выжившие в том полете по очереди клялись перед Вестис, что видели, как ты погиб. Зрелище было в высшей степени убедительным.
– Только потому, что вы сами в это поверили, – заметил Квикет, склонившись над ней и не сводя с нее глаз. – Но теперь ты тоже пришла во Мрак, где нет власти «Омнета». Ты тоже исчезла, Меринда Нескат.
Она посмотрела ему, в глаза.
– Твое появление здесь не случайно, Меринда, так же, как и моя миссия восемь лет тому назад. Стражи позаботились о том, чтобы для этой важной миссии была выбрана ты.
– Что ты говоришь, Кет? – прошептала Меринда.
– Твой биолинк был снабжен полной информацией, известной «Омнету» о Мантии Кендис-дая. Ты принесла эту информацию мне, Рини. И уже сейчас, пока мы с тобой разговариваем, наш флот идет по следу кочующих городов Иридиса, направляющихся к Авадону. Конечно, жители Иридиса не глупцы, и нам известно, что они следуют по другому маршруту в надежде оторваться от нашего флота. Мы, конечно, дадим им возможность поверить в успех, и они вскорости приведут нас к самому соблазнительному из всех миров. Когда мы убедимся, что они нашли его, тогда наши корабли уничтожат иридисиан, их флот, всю цивилизацию.
Меринда не отрываясь смотрела в холодный гранит глаз Квикета.
– Тогда, – продолжал он, – ты и я, мы вместе спустимся на Авадон и отыщем Мантию Кендис-дая. Тогда наша победа будет полной, Меринда. В тот миг мы завладеем звездами.
– Нам потребуются Оскан и Сивилла, – тихо произнесла Меринда.
– Зачем? – Квикет недоверчиво прищурил глаза.
– Оскан поможет с анализом руин, что мы найдем на Авадоне. Терика должна будет подтвердить местоположение Авадона… и нам понадобится варвар, у которого, вероятно, есть часть информации, недостающей иридисианам.
– Кто-нибудь еще? – спросил Квикет. Меринда снова взглянула Квикету в глаза.
– Ты, – прошептала она. – Нам нужен ты. Страж улыбнулся ей, распахнув объятия.
– Ты присоединишься ко мне, Меринда Нескат? Ты будешь управлять небесами вместе со мной?
Меринда медленно поднялась, подошла к Квикету и спрятала лицо на его широкой груди. Он крепко обнял Меринду, и она утонула в складках его плаща.

32. В путь

Джереми Гриффитс в одиночестве сидел в Зале Мысли.
Он никак не мог понять, чего или кого он тут ждет. ТайРены, как назвала их Сивилла, улетели вслед за Стражем. Больше всего они походили на летающие металлические туловища. Гриффитс попытался выстрелить в одного из них, но тот успел первым и в мгновение ока испепелил оружие капитана. Потом ТайРены исчезли столь же быстро, как и появились, оставив своих пленных в Зале Мысли, словно это была обычная камера заключения.
Бросать их с Осканом в тюрьму не было надобности, поскольку единственная дверь тщательно охранялась с того момента, как только их обнаружил Страж. Люк, через который они свалились, находился слишком высоко и после их проникновения был немедленно заварен. Было еще несколько комнат, смежных с той, где обитала Сивилла, но и из них нельзя было выйти наружу.
Сивилла… В течение нескольких лет Оскан изредка связывался с ней. Он был достаточно хитер, чтобы пользоваться каналами связи, которые Орден мог обнаружить, и догадаться, что посторонние иногда проникают в их основной банк данных. Но был ли Оскан достаточно осторожен, чтобы та, которую он искал, не узнала его? Ее состояние было настолько ужасным, что она сама боялась быть узнанной. Даже если она и догадалась обо всем, она бы никогда не допустила, чтобы Оскан узнал правду.
Гриффитс осторожно поглядел в их сторону. Оскан больше не пытался снять маску со своей подруги. Она заявила, что ей так проще иметь доступ к информации и легче перемещаться, чем на спине у Оскана. Но Джереми подозревал, что ей было спокойнее болтать с Осканом, спрятавшись в золотом облаке.
– После этого она была назначена на должность Э'торис Либрис Либре Винкулума Чукая, – весело щебетал Оскан. – С тех пор Кириа постоянно там.
– Да, я знаю, – ответила Сивилла. – Читала ее отчеты несколько раз. Но в официальных документах ничего не говорится о личной жизни.
– Она живет одна, насколько мне известно, – отвечал Оскан.
– Трудно быть одной, – заметила Сивилла.
Оскан огляделся вокруг, обозревая мир, в котором жила Терика, скрытый от человечества и профильтрованный сквозь электронные сенсоры.
– Да, Терика, – произнес он, прикоснувшись к ее руке. – Но ты никогда больше не будешь одинока, и я тоже.
«А ведь он сдержит слово, – подумал Гриффитс с невольной дрожью, – останется здесь, в этом склепе, рядом со своей возлюбленной». Эти два голубка будут ворковать, а ему, Гриффитсу, останется лишь сидеть в этой темнице и смотреть на них.
– Тебе известно что-нибудь об Эвоне? – вдруг спросил Оскан свою подругу. – Мы потеряли с ним связь около трех лет тому назад, после того как его уволили из «Омнета». Был какой-то скандал, но я плохо помню.
– Последний рапорт поступил около полутора лет тому назад, – произнесла Сивилла. – Это был отчет полиции по Варнему XXIII. Это аванпост Тук Бед-ленда в Федеративных Звездных Штатах. Мы, вероятно, натолкнулись на нечто… Одну минуту!
Гриффитс посмотрел вверх. В голосе Сивиллы послышалось напряжение.
– Одну минуту, – повторила она. Гриффитс встал и посмотрел на Оскана. Оскан тоже уставился на него.
– Это Зов, – сказала Сивилла.
Джереми почувствовал гул до того, как услышал: низкий, едва слышный, проникавший сквозь каменные стены и пол. Звук нарастал, и теперь Гриффитс мог отчетливо его слышать. Эта жуткая какофония проникала внутрь, заставляя сердце учащенно биться.
– Мой Бог! Что это? – крикнул он, но его голос утонул в шуме невероятной силы.
Со стеллажей посыпалась пыль, отовсюду дождем полетела штукатурка. Некуда было бежать, негде было спрятаться. Гриффитс, наполовину ослепший и оглохший, бросился вверх по ступеням к Оскану, который в испуге прижался к трону Сивиллы.
– Это флот! – крикнула она сквозь невообразимый гул.
В чистом небе светило ослепительное солнце. Жители Ярка выбрались из своих разрушенных и полуразрушенных домов и занялись работой по обслуживанию машин, управлявших ими. День выдался не по сезону теплый. Дети с утра собрались в учебных центрах и умирали от скуки на уроках, которые также вели искусственные интеллекты.
Потом прозвучал Зов.
Женщины на улицах замерли, глядя в безоблачное небо.
Мужчины прекратили работу.
Это произошло утром, без четверти девять.
Корабли флота призраков услышали Зов одновременно по всей планете. Каждый корабль перенацелил свои командные установки в режим «полет-сражение». Рев двигателей стал первым сигналом для жителей Ярка, что в этот солнечный день на планете случилось нечто важное.
В ремонтном центре «Юженка» в трех больших доках ожидали ремонта двенадцать кораблей-призраков типа «Гарпия III». Два из них стояли на стапелях, а третий только входил в док, когда остальные девять приготовились к старту. Их плазменные двигатели заработали на всю мощь, и корабли разом взмыли в небо. Десятый, направлявшийся в док, поначалу, казалось, растерялся, но спустя минуту последовал за своими собратьями. Оставшиеся два корабля, неожиданно оборвав крепления и сокрушив леса, тоже понеслись прямо в ясное небо.
Удар плазмы мгновенно уничтожил стапели и унес жизни десятков рабочих. Еще несколько человек позднее умрут от ран, но что значат эти жертвы для корабля, первым откликнувшегося на Зов?
Многим грузовым и более крупным кораблям потребовалось больше времени, чтобы переключить свои системы и двигатели в новый режим. Космопорт Ярка, центр флота призраков, в течение получаса содрогался от непрерывно стартующих кораблей. Но тысячам кораблей едва ли хватило бы территории космопорта. Поэтому основная часть флота была размещена в каждом парке, на каждой площади и проспекте. Все городские посадки давно погибли. Все городские постройки давно разрушились. Под их обломками погибли целые семьи. А корабли-призраки продолжали рваться в небо.
В течение этих жутких тридцати минут те, кто выжил, думали, что угнетатели покидают их планету. Несмотря на сотни загораний по всему городу, многие поверили, что пришло освобождение.
Но этим надеждам было суждено жить не более семи минут. За это время войска ТайРенов наводнили улицы Ярка и заставили жителей планеты Тентрис снова приняться за работу: расчищать улицы и тушить пожары.

***

Не успела осесть пыль в Зале Мысли, как Гриффитс услышал легкий шум открывающейся двери. Оскан и Сивилла тоже повернулись на звук. Огромная дверь открылась.
– Ну, что еще? – равнодушно произнес Гриффитс, обращаясь неизвестно к кому.
В зал вошел высокий человек с горделиво поднятой головой. За ним появилась Меринда Нескат. Джереми показалось, что она стала какая-то другая, чего-то не хватало в ее движениях.
– Смотрите, кто еще выжил в аварии! – ехидно произнес Оскан. – Квикет, скажи, здесь вообще кто-нибудь умирает?
У Стража от негодования на лице заиграли желваки.
– Очень даже умирают, Оскан. Не желаешь, чтобы я продемонстрировал это на тебе?
Гриффитс, не обращая внимания на их перепалку, повернулся к Меринде.
– Вестис! Что известно о моей команде? Вы говорили о…
– Вашей команды здесь нет, – ответил Квикет. – Их переправили на Иридис четыре дня назад.
– Иридис? – Гриффитс вытаращил глаза, вспомнив их последнее посещение этой планеты. – Вы не могли этого сделать! Вы не могли взять и продать…
– Могли, и мы это сделали, – произнес Квикет своим мелодичным тенором. – И вы должны быть нам благодарны, что они лишь проданы, но живы. Признаюсь вам по секрету, что их должны были отправить в Авадон на поиски Мантии Кендис-дая. Наш флот следует за кораблями Иридиса по пятам. Как только мы убедимся, что они привели нас к священным руинам, наш флот уничтожит кочующие города Иридиса.
– Во имя богов, – проговорил потрясенный Оскан. – Вы полностью разрушите это общество? Уничтожите его искусство, науку, культуру, не говоря о расе в целом?!
– Это «Омнет» сеет распри среди звезд, натравливая народ на народ, направляя одну идеологию против другой, Оскан! – вскричал Квикет. – Мы же хотим навести порядок и подчинить звезды своей воле, единому закону, единому правлению! А это неизбежно требует жертв!
– История полна мясниками, великими и малыми, вечно приносившими кого-нибудь в жертву! – резко ответил Оскан. – Если ваши помыслы и цели столь благородны, тогда поинтересуйтесь у жителей Иридиса, согласны ли они обречь своих детей на заклание!
– Хватит! – вдруг прервала его Меринда. – Эта болтовня никуда нас не приведет. Гриффитс, сожалею, но таковы факты: ваша команда отправилась в путь с иридисианами, а весь флот призраков преследует их. Мы тут ничего не можем поделать.
– Вы не имеете права их бросить! – возмутился Гриффитс, не веря тому, что услышал. – А как же ваша миссия? Как же…
– Я сказала, что мы ничего не можем сделать для них! – выкрикнула Меринда в лицо Гриффитсу. Затем она продолжила более спокойно: – Послушайте, я хочу вам помочь, но теперь я больше не владею ситуацией, и это никому из нас не под силу. Осталось лишь найти способ выбраться из этой передряги, не повредив собственную шкуру.
– Не верю, что… – сердито начал Гриффитс.
– Придется поверить! – мгновенно оборвала его Меринда. – «Омнет» не собирается нас спасать! – Она повернулась к Оскану, стоявшему на верхней ступени лестницы. Его взгляд, обращенный к Меринде, вновь был полон ненависти, – Что они дали тебе, Оскан? Безнадежную мечту и ничтожную пенсию?
– Ты продалась Стражам! – огрызнулся Оскан. Она покачала головой:
– Нет, Оскан, но я пытаюсь смотреть на вещи реально, на что ты, должна заметить, не способен!
– Обманщица! Ты продалась им! Ты отказалась от всего, что было в тебе хорошего и смелого! И все ради этого мордатого эгоиста, чьи амбиции привели нас к гибели!
Меринда взлетела по ступеням и швырнула Оскана на пол.
– Слушай внимательно, ты, несчастный коротышка!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 водка жаворонки 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я