научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 По ссылке магазин Водолей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Искусственный интеллект? – удивился Гриффитс.
Меринда не отреагировала.
– Стало быть, вы двигались через квантовый фронт от низкой до средненизкой технологической области. Поэтому… какая движущая сила сработала на другой стороне?
Эллерби покачал головой:
– Что вы имеете в виду?
– Технический двигатель на другой стороне не работал, – сказала она. – Стало быть, какая у вас была альтернативная двигательная система? Вы использовали силу судьбы, силу магии или медитацию… Какие другие типы движения работали?
– Я не знаю, о чем вы, – растерялся Эллерби. – У нас имелся всего один двигатель – двигатель параллельного пространства Белтрана-Риша.
– Всего одна двигательная система? – изумилась Меринда. – Как долго ваш народ осваивает межзвездное пространство?
– Ну, фактически, мэм, – заговорил Гриффитс, – мы – первопроходцы.
Меринда рассмеялась. В ее смехе не было теплоты, только издевка и изумление. Гриффитсу это не понравилось.
– Значит, вы сидели на вашей маленькой планете и воображали, что Вселенная представлена однородным пространством, где повсюду законы физики действуют одинаково? – Она снова засмеялась холодным смехом, а в голосе послышались саркастические нотки. – Добро пожаловать в Великую Галактику, и желаю удачи в поисках вашего дома!
– Послушайте, нам надо в этом разобраться, – обратился Гриффитс к остальным землянам. – Мы могли бы ограничиться поиском G2V.
– Не знаю, чем это нам поможет, Гриффитс, – гневно произнесла Льюис. – Солнце в Галактике является самой обычной звездой. Они не станут называть ее звездой основной последовательности просто так.
– Послушайте! – истерически вскрикнула Мэрилин Тоблер. Надежда на спасение вообще, и ее рассудка в частности, казалось, исчезала одновременно. – Что, если нам проследить все в обратном порядке, понимаете? Вычислить, где мы находились? Тогда мы сможем хотя бы приблизительно определить, где находится Земля.
За разговором забытая всеми Меринда поднялась и тихо заговорила:
– Л'индия, нам нужен кубический дисплей нашего настоящего положения. Было бы неплохо здесь над столом.
И почти тут же над столом возник светящийся прозрачный куб. Светящиеся линии образовывали трехмерные системы координат. В центре дисплея виделось изображение корабля, который Гриффитс успел разглядеть во время их стремительного бегства из порта Иридиса. Когда корабль перемещался на экране между звезд, за ним двигалась координатная сетка. Гриффитс с удивлением заметил, что символы на решетке были числовыми и легко читались, даже если он не понимал их смысла.
– Пожалуйста, увеличь дисплей, – устало произнесла Меринда, – чтобы включить нашу позицию среди городов Иридиса и показать соответствующие участки курса.
Светящиеся кубы вдруг свернулись внутрь и исчезли, образовав более обширное пространство. Оно также рассыпалось на сотни частей, потом исчезло на следующем кубическом уровне. Среди кубов извивались линии оранжевого и зеленого света, конец каждой из них периодически ярко вспыхивал.
– Положение обоих судов представлено световой вспышкой.
– Спроектируй прежний курс кочующего города Иридиса.
Оранжевая линия протянулась дальше назад. Меринда посмотрела на Гриффитса.
– Как давно ваш корабль был захвачен?
– Недавно, возможно, дней десять назад. Меринда повернулась к дисплею.
– Л'индия, можешь показать нам траекторию патрульных кораблей Иридиса за последние десять дней?
Из оранжевой центральной линии во все стороны разбежались тысячи тонких, как волоски, линий.
– Хорошо, – изрекла Меринда, глядя на Гриффитса. – Расскажите мне о вашем мире.
Он было открыл рот, но заговорила Мэрилин Тоб-лер:
– Земля находится приблизительно в ста пятидесяти миллионах километров от нашей звезды, именуемой Солнцем. Диаметр Земли в среднем равен двенадцати миллионам семистам сорока двум тысячам километров. Это голубой шар с атмосферой, богатой кислородом. У нее один спутник – Луна.
– Л'индия! – позвала Меринда, посмотрев на потолок.
– Мне не хватает информации для веррятностного заключения, – прозвучал голос у них внутри. Мэрилин продолжала:
– Земля является одной из планет нашей Солнечной системы. Две из этих планет являются газовыми гигантами, один из которых имеет систему вращающихся ледяных колец.
– Не хватает информации для вероятностного заключения.
– Л'индия, – медленно произнесла Меринда, – покажи нам на этом дисплее звездные системы, которые соответствуют приведенным критериям.
Но никакой картинки не появилось.
– Систем, соответствующих этим критериям, нет? – Меринда изогнула бровь. Первый признак настоящего интереса, который заметил Гриффитс.
– Нет, Меринда. Восхитительно и странно, не правда ли?
– Вероятно, какая-нибудь планета, не внесенная в каталог, какое-нибудь отдаленное место, до которого «Омнет» пока не добрался, – прошептала Меринда, потом резко взглянула на уставшие лица астронавтов и холодно произнесла: – Ваш дом должен быть на дисплее! Неужели вы не можете подать мне хотя бы какую-то идею о его местонахождении?
– Послушайте, а если мы нарисуем вам карту? – предложила Льюис. – Изобразим, как выглядит звездное небо с нашей планеты…
– Это займет много времени, – сказала Меринда, садясь в свое невидимое кресло. – Давайте попробуем подойти к проблеме иначе. Два дня тому назад вы дружно вспоминали аварию на вашем корабле и последующее пребывание на Иридисе. Эти воспоминания были достаточно точными?
– Как это вы запомнили разговоры, которые мы вели два дня тому назад? – удивилась Льюис. – Вы даже не могли разговаривать на нашем языке. И вот еще что. С чего это вы вдруг заговорили на английском? Или вы нас до этого разыгрывали? Никто из нас не станет сотрудничать с вами, пока мы не получим ответы на некоторые…
Со спокойным и непроницаемым выражением на лице Меринда лениво уперлась ботинком в край стола. Левой рукой она сделала одно движение в сторону Элизабет Льюис.
Льюис подалась вперед в своем кресле, испустив сдавленный крик. Голова ее упала вперед, тело поползло по столу в направлении невозмутимой Нескат, разбрасывая по комнате руками и ногами остатки еды, задевая испуганных спутников. Льюис вытаращила глаза, раскрыла рот и захрипела, когда рука Меринды схватила ее за горло.
– Вы еще слишком мало знаете, чтобы спрашивать меня о чем бы то ни было, глупая девчонка. – Глаза Меринды превратились в узкие щелки, но излучаемый ими холод заморозил сердце Гриффитса. – Вопросы могу задавать только я, и только я определяю, стоят ли ваши ответы моего внимания. – Вдруг Меринда перевела свои страшные глаза на Гриффитса, не выпуская трясущуюся Льюис. – Я задала вопрос, человек с Земли. Была ли ваша оценка событий два дня тому назад правильной?
– Отпустите ее, – спокойно произнес Гриффитс, – и я отвечу на ваш вопрос.
– Вестис никогда не торгуются, Гриффитс, вы должны это знать, если имеете представление о настоящей Вселенной.
– Я сказал, отпустите ее, и я отвечу.
– Отвечайте, и может быть, она останется в живых.
– Ладно. Все, что мы говорили, – правда! Она не ослабила хватки.
– Продолжайте!
– Что вы хотите услышать? – чуть ли не взмолился Гриффитс. – Это было наше первое межзвездное путешествие, корабль вышел из строя, мы не знаем, почему, а потом нас захватила кучка каких-то космических религиозных фанатиков, затем мы спаслись с помощью психопатки, прилетевшей на корабле с драконами, и вообще мы не понимаем, что происходит!
Посиневшая Льюис вдруг рухнула лицом на стол. Она не шевелилась.
Не сводя глаз с Гриффитса, Меринда подошла к нему. Он попытался отступить, но плотное поле кресла задержало его, пока она не приблизилась к капитану вплотную. Ее холодное бездушное лицо, похожее сейчас на жуткую маску, находилось совсем близко от его лица.
Она погладила его подбородок ледяными пальцами.
– Гриффитс, вы можете помочь мне и тогда остаться в живых либо умереть. Выбирайте. Но, капитан Джереми Гриффитс с «Архилуса», корабля НАСА, только я могу вернуть вас и вашу команду обратно домой. Постарайтесь запомнить это, хорошо?
От ее прикосновения Гриффитс содрогнулся.
– Да, мэм, я буду помнить об этом.

14. Нет ничего лучше родного дома

«Квантовая погода на сегодня в диких местностях рядом с окраинами Династий Тайлис включает движение квантового фронтального смещения класса IV в системе Чоралис, изменяющее индустриально-технологический стандарт радикально в сторону магических тенденций в Q-декс. Ожидается энергетический спад электромагнитного спектра и усиление влияния колдовства и черной магии. Низкие дексы будут в электронике и топливе. Велика вероятность появления ксеноморфных нечеловеческих форм жизни.
– Это был отчет по квантовой погоде Межгалактической Информационной службы для Чукая и его окрестностей».

***

Доктор Мэрилин Тоблер плакала.
Она сидела на широкой обзорной палубе – одинокая маленькая фигурка, съежившаяся на невидимом кресле, обращенная спиной к величественной сияющей красоте возвышающегося над ней обзорного купола. Дымка недалекой протозвезды висела в млечном сиянии прямо над горизонтом прекрасного голубого мира, чье солнце освещало его край ослепительной полоской. Ночь была светла, потому что в этом мире существовало две большие луны, чей отраженный свет проливался на океаны и материки, дремлющие внизу в нежной синеве. Над одним из континентальных регионов бушевала буря, сверкали молнии, ярко освещая облака. На фоне этой величественной панорамы слева от обзорного купола то появлялись, то исчезали прозрачные силуэты фазовых драконов.
Мэрилин Тоблер больше не могла смотреть на все это. Она просто сжалась в комочек, а слезы не переставая капали на роскошный ковер и исчезали в его пушистых недрах. «За каждую мечту по слезе, – подумала она. – По слезе за каждую надежду».
С минуту Мэрилин размышляла о том, как ее жизнь вдруг вышла за пределы ее собственных мечтаний и поставила перед пропастью. Насколько Мэрилин могла помнить, она всегда любила небо. Первыми увлечениями стали книги и наука, занимавшие все ее внимание в школьные годы. Мэрилин была хорошенькой, но не настолько красивой, чтобы настойчивость мальчиков могла ее отвлечь от любимых занятий. Она росла приятной девочкой, но недостаточно общительной, чтобы долго с кем-либо дружить. Если и жило в ней страстное стремление к чему-то, то это был поиск ответа на «мои тайны», как она их называла. «Ее тайны» периодически менялись. Сначала это были цветы, и она увлеклась ботаникой. Потом «тайной» стали животные, и она начала заниматься зоологией. Но самой большой ее «тайной» стало для Мэрилин это огромное небо над головой – свет среди ночи. Она стремилась к нему, чтобы разгадать его секреты. Дома, в Индиане, она часто смотрела в ночное небо и повторяла стихотворение Роберта Фроста, которое однажды выучила в школе. Называлось оно «Коснись подобного звезде», и отдельные строчки из него она повторяла ежедневно.
Скажи! И это прозвучит:
Пылаю!
Но поясни, как сильно.
И Фаренгейт и Цельсий – лишь слова.
Понятен должен быть язык.
Какие элементы здесь сошлись -
Не знаю.
Но все же слово молвить должен ты,
Я полагаю.
И в итоге она предпочла звезды. Движимая страстью познания, она ценила свои неудачи больше успеха и неуклонно стремилась к цели. В программу космических исследований Мэрилин вступила как самый лучший кандидат, поскольку отвечала всем требованиям. В списке экипажа она значилась геологом, и действительно, Мэрилин изучила эту науку как одну из «своих тайн», но любовь к небу превосходила все.
В глубине души она надеялась, что обязательно покорит звезды.
Однако у Вселенной имелись на этот счет свои соображения. В итоге Вселенная укротила ее.
Мэрилин теперь переживала самый страшный кризис в своей жизни: она -достигла практически всего, на что надеялась, гораздо большего, чем когда-либо мечтала. Она надеялась преодолеть расстояние в несколько световых лет, сделать анализ образцов почвы первой из планет другой солнечной системы и с триумфом возвратиться на Землю. Вместо этого она обнаружила, что звезды населены разнообразными существами! Хуже того, она обнаружила, что ее любимая наука, основа ее существования и души, была всего лишь чем-то вроде локальной аномалии, всеми забытый закоулок квантовой зоны, чьи так называемые законы Вселенной даже близко не имели ничего общего с настоящим мирозданием. Величайшим открытием в науке, скорее всего, оказался тот факт, что наука в разных местах макрокосма разная. Мэрилин не могла вернуться домой, чтобы доложить о своем страшном открытии. Даже если бы удалось вернуться на Землю, она сомневалась, что ученые поверили бы ей.
Вся ее жизнь строилась на незыблемости науки, технического прогресса и логики. Теперь она чувствовала, будто стоит на песчаной осыпи и ей не на что опереться.
Внимание Мэрилин привлекло легкое шуршание.
В подъемной трубе появился Эллерби и вышел на палубу. Выглядел он вполне презентабельно.
Мэрилин глубоко вздохнула, вытерла слезы и приготовилась еще раз примириться с окружавшим ее миром.
– Отлично выглядите.
Эллерби улыбнулся, автоматически поправив свой комбинезон обеими руками.
– Спасибо, доктор. Знаете, всегда люблю выглядеть хорошо, когда входим в порт.
– Порт? О, должно быть, это планета Чукай?
– Да, мэм, так сказала Нескат. Атмосфера, пригодная для дыхания, умеренная температура. Интересно было бы посетить этот Чукай, не так ли?
– Я думала, что все это, по вашим же словам, чистая иллюзия, – заметила Тоблер.
– Так и есть, – ответил Эллерби, закинув руки за голову и удобно потягиваясь в невидимом кресле. – Но, по крайней мере, это стабильная иллюзия. Насколько я понимаю, этим можно наслаждаться, пока не придешь в себя.
– Согласна, – вздохнула Мэрилин. – А как вам удается выглядеть таким… э… чистым?
– Ах это! – отозвался Эллерби. – Хорошо, что вы спросили. Поговорил с компьютером…
– Я не компьютер, мистер Эллерби, – вдруг раздался голос в них обоих. – Я искусственный интеллект. Нет надобности грубить, если вы в дурном расположении духа.
– Верно! Извините! – Эллерби сделал легкий реверанс в направлении прозрачного полукруглого потолка и повернулся к Мэрилин Тоблер. – Я уже сказал, что поговорил с искусственным интеллектом, и она поведала мне об этих замечательных чистящих приспособлениях на третьей палубе, где для очистки используются нанотехнологические роботы. Должен признаться, что поначалу мне было немного не по себе. Когда по вашему телу ползают три миллиона маленьких механических существ, это, знаете ли… но они отлично поработали. Они почистили меня и летный костюм, и мне не потребовалось даже его снимать!
– Ах, как это галантно с их стороны, – сказала Мэрилин, отвернувшись. – Зачем вы пришли?
– Ну, вообще-то, меня за вами прислал Гриффитс. Нескат говорит, что хочет видеть нас троих на четвертой палубе.
– Вы не могли бы пригласить и Льюис?
– Льюис оправдывается тем, что все еще приходит в себя после объятий Нескат. Лично я думаю, что она просто постарается избегать Нескат, пока не залижет раны своего самолюбия. Нескат утверждает, что мы должны соединиться с контрольной службой прибытия в порту Чукая, и ей необходима наша помощь. – Говоря это, Эллерби смотрел в красивый купол.
– Очень хорошо, – снова вздохнула Мэрилин. – Так что же мы должны сделать?
– Ну, контроль на Чукае осуществляется гильдией медиумов планеты.
– А чего ждут от нас? – спросила доктор Тоблер настороженно.
– Мы должны помочь Нескат во время сеанса, чтобы связаться с… Мэрилин! Ты снова плачешь?

***

Чукай был новой планетой, появившейся на свет после гибели старого мира, произошедшей всего семнадцать месяцев тому назад.
Чукай стал первым связующим звеном в Цепи Чоралиса – местного скопления звезд. Это скопление, в свою очередь, также являлось связующим звеном между Разрывом Уалик и важным торговым путем и регулировало время транспортировки, фрахта и коммуникаций между колониями Гунд и Династиями. Чукай прежде был частью Династий Тайлис и важным торговым портом на границе квантового фронта между их собственным технологическим обществом класса IX и более магически ориентированным Гундом. Однако несколько месяцев тому назад квантовый фронт после какого-то хаотичного перемещения в квазистабильных зонах, окружавших Союз Звезд, сместился по отношению к системе Чукая. Конечно, будучи полностью интегрированным в межзвездную торговлю и являясь важным связующим звеном региональной службы информационной системы, Чукай имел предостаточно времени, чтобы подготовиться к этому смещению.
Поэтому, когда хаос квантового фронта прошел сквозь систему, потери были сведены до минимума, а повреждения оказались незначительными. Сложным стал лишь процесс реорганизации общества в условиях совершенно других законов физики.
Но существовали и другие проблемы, как это всегда случается после квантового сдвига. Люди вдруг обнаружили у себя магические способности. Многие сразу же попытались обмануть тысячелетние древние законы Чукая с помощью этих необычных способностей. Местная законодательная власть вынуждена была срочно переучиваться, чтобы отслеживать и изолировать от общества криминальные элементы, обладающие магическим даром. Пришлось полностью переписать законы по части морали и уголовно наказуемых действий.
К счастью, сами жители Чукая отличались достаточно передовыми взглядами, высокой образованностью и, по большей части, хорошим воспитанием. Первые случаи антиобщественного поведения стали отмечаться среди подростков, не сразу осознавших рамки законности в использовании своих новых способностей. Население, хорошо проинформированное заранее, было готово к изменениям и сравнительно легко адаптировалось к ним. Новый мир им понравился – измененный и обновленный.
Но проблемы были неизбежны.

***

«Бришан» без происшествий причалил к гавани № 377 в звездном порту Этис, его драконов сопровождали опытные портовые инспекторы. Это были субтильные мужчины с крыльями, которые встретили корабль милях в десяти от порта.
– Вы видели стеклянные башни в центре города? – поинтересовалась Мэрилин, когда корабль замер.
Тоблер, Эллерби и Льюис снова собрались на обзорной палубе, чтобы наблюдать посадку корабля. Когда корабль вошел т в огромную овальную гавань, крылатые мужчины уже распрягали драконов. Гриффитса нигде не было видно, но никому не хотелось его искать. Они еще воспринимали капитана как своего номинального командира, но различие между табелью о рангах и всем происходящим сильно увеличивалось. Никому из них Гриффитс больше не был нужен.
– Да, конечно! Мы их видели, – спокойно заметил Эллерби. – Это часть иллюзии, в которой мы пребываем, и вполне естественно, что мы их видели.
Тоблер покачала головой.
– Вы все еще увлечены своей теорией массового гипноза?
– Можете смеяться сколько угодно, – медленно проговорил Эллерби, – но я намерен доказать вам, что все это лишь сложная иллюзия.
– Полагаю, что у этих чукайцев чересчур свободная форма архитектуры… для иллюзии, – с иронией произнесла Тоблер. – Интересно, используют ли они какие-либо каркасы при строительстве или формируют здание с помощью магии?
– Трудно сказать, – буркнула себе под нос Льюис. – Хотелось бы знать, насколько хрупки эти постройки.
Мэрилин Тоблер подняла бровь.
– Похоже, вам хотелось бы это проверить. Вижу, что вы уже идете на поправку, лейтенант.
– Скажем, я сыта по горло этой нашей поездочкой, – тихо ответила Льюис. – У каждого врага есть свое слабое место, даже у всесильной Меринды Нескат.
– Смотрите! – Мэрилин указала вниз. – Кто-то идет.
Они все посмотрели на огромную площадку причала. К кораблю из портала направлялась целая делегация. Впереди шел высокий человек в длинной, ослепительно белой одежде. «Настоящее пугало, – подумал Эллерби, наблюдая за ним, – тем не менее его движения выглядят достаточно грациозно». Лысая голова человека ярко блестела на солнце, а поредевшие волосы ниспадали на плечи.
В ярких лучах солнца внизу вдруг появилась Меринда Нескат, быстро направлявшаяся к группе и сопровождаемая Гриффитсом, по виду которого можно было судить, что делает он это неохотно.
– Похоже, нового командира экспедиции вывели на прогулку, – съязвил Эллерби.
– Хорошо бы – с ним что-нибудь случилось, – позлорадствовала вслух Льюис.
– Он не виноват, что мы здесь, Элизабет, – сказала Мэрилин Тоблер, правда, без особого подъема.
Когда Нескат и высокий мужчина приблизились на достаточное расстояние, они оба остановились, склонили головы, положив руки на сердце, а затем каждый в качестве приветствия поочередно коснулся тыльной стороны руки друг друга. Они обменялись несколькими словами, но из-за расстояния и непроницаемого купола никто ничего не услышал.
– Они выглядят довольно дружелюбно, – заметила Тоблер.
– Друзья Нескат – мои враги, – с ненавистью произнесла Льюис.
Разговаривая с высоким мужчиной, Нескат указала рукой вверх на корабль. Потом она быстро пошла к выходу из порта, Гриффитс за ней, а высокий человек направился к кораблю.
– Кажется, нас только что обменяли, – объявила Льюис своим коллегам. – Интересно, у кого теперь ключи от зверинца?
– Вы, наверное, имеете в виду консула Секару, здешнего советника «Омнета» по связям и безопасности. Он в данный момент на четвертой палубе и скоро войдет в помещение, – раздался голос.
– Благодарю, Л'индия, – процедила сквозь зубы Льюис. – Твое знание английского становится пугающим. Не могла бы ты оставить нас на несколько минут?
– Я вернусь проверить, все ли в порядке через десять ваших минут.
– Спасибо. Л'индия! – позвала Льюис. – Л'индия!
– Думаете, она действительно больше не подслушивает? – тихонько поинтересовался Эллерби.
– Л'индия, – заговорила Мэрилин Тоблер, – компьютером какого типа ты являешься? Тишина.
– По-моему, все в порядке, – осторожно предположила Мэрилин. – Так что же у вас на уме? Этот лысенький появится здесь через несколько минут.
– Надо выбраться с этого корабля, – решила Льюис. – Мы не знаем, что на самом деле происходит. Единственный наш источник информации – это Нескат, и я не уверена, что она – источник надежный.
– Мы не можем утверждать, что она лжет, – не согласилась Мэрилин.
– Мы не можем также утверждать, что она не лжет, – огрызнулась Льюис. – Я надеюсь, что этот костлявый старикан собирается сообщить нам что-нибудь новое.
– Может быть, – сказала Мэрилин. – Либо мы убедим этого человека отпустить нас, либо мы его запрем и потом что-нибудь придумаем. Возможно, получше изучим местность и найдем способ удрать от этой снежной королевы.
– Что вы предлагаете? – медленно спросил Эллерби.
– Просто распахните пошире глаза и уши, чтобы не упустить нужный момент, – ответила Льюис. – Сгодится любой шанс, если мы все согласны действовать…
Раздался легкий шорох открывающегося люка, и в комнату вошел высокий лысый человек. Он был загорелым, с открытым решительным лицом и ослепительной улыбкой, которой он щедро одарил всю команду «Архилуса». Он слегка поклонился, продолжая улыбаться своими мягкими глазами. По-своему красивый, вызывающий доверие, он относился к тому типу мужчин, к которому интуитивно стремились женщины… Именно поэтому Льюис ему не доверяла.
– Приветствую вас, – сказал он на языке, который показался им странным, но вполне понятным. – Я консул Секара и ваш слуга на время вашего пребывания здесь.
– Приветствуем вас, Секара. Как долго мы здесь пробудем? – первой заговорила Льюис, неожиданно обнаружив, что вполне уверенно владеет странным языком. «Что еще сделала с нами Нескат?» – подумала она.
– Не очень долго, уверяю вас, – произнес Секара приятным мелодичным голосом. – Вестис Нескат сказала мне, что собирается покинуть систему где-то завтра и просит вас продолжить путешествие вместе с ней. К тому же она надеется, что вы насладитесь пребыванием в нашем портовом городе.
– Вы имеете в виду, – медленно произнесла Льюис, – что мы можем покинуть корабль?
– Если только эта экскурсия не покажется вам слишком обременительной, – с энтузиазмом подхватил Секара. – Предлагаю свои услуги вашей уважаемой команде в качестве гида.
Льюис сложила руки на груди и склонила голову набок.
– Значит, мы отправимся на прогулку на поводке?
Секара заморгал.
– На поводке? Не понимаю.
– Все нормально, Секара. – Льюис зловеще улыбнулась: – Объясню потом. А пока нам всем будет полезно подышать свежим воздухом. Прогуляемся, осмотрим достопримечательности и, возможно, займемся внеплановыми мероприятиями.
– Внеплановыми? – не понял Секара. – Что такое внеплановые мероприятия?
– Не тревожьтесь, уважаемый Секара, – успокоила его Льюис, слегка похлопав консула по спине. – Это я вам также объясню несколько позже.

15. Старые друзья

Меринда Нескат остановилась на верхней ступени широкой каменной лестницы и посмотрела вниз сквозь ряд массивных колонн, тянувшихся к наружному двору комплекса. Воздух был жаркий, несмотря на ветер, поднимавший пыль у ее ног, солнце лишь начинало свой путь к закату. Тем не менее она оставалась на солнцепеке, не желая уходить в манящую тень массивного знания.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 арманьяк comte de lafitte 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я