научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/120x80/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сейчас у меня есть реальная возможность вернуть тебя и Терику в твое убежище, и вы сможете жить там до конца своих дней. Но я не желаю выслушивать твои нотации! Я устала терпеть твои неудачи!
– Прекратите! – крикнул Гриффитс, пытаясь освободить Оскана из рук Меринды.
Но она с силой отшвырнула руку астронавта.
– Нет, это вы прекратите! Помогите мне, Гриффитс, и я помогу вам. Соглашайтесь, пока вы еще представляете собой какую-то ценность! А теперь, – сказала она, возвращая Оскана в вертикальное положение, – мы уходим. ТайРены доставят трон Терики на «Бришан».
Квикет улыбался, стоя в тени.
– У меня снова появилась надежда, – хрипло произнесла Меринда, направляясь к выходу, – и на этот раз я не собираюсь ее терять!

***

Уже стемнело, когда многие жители планеты устало разбрелись по широким темным улицам в тщетных поисках тех, кого им не суждено было найти. Они едва ли заметили небольшую группу кораблей, поднявшихся из дальнего дока космопорта. Восемь звездолетов одновременно взмыли вверх и неслышно пролетели над городом, перед тем как набрать скорость и умчаться к звездам. Но корабль, эскортируемый «Гарпиями», привлек внимание горожан. Хотя его опознавательные знаки было трудно различить в тусклом свете сумерек, принадлежность корабля не вызывала сомнений.
В небе плыл корабль «Омнета», поднимаясь ввысь сквозь густые клубы дыма.


Омега. Книга Кендис-Дая

33. АВАДОН

Темная комната освещалась лишь слабым светом звезд, льющимся сквозь пять соединенных между собой треугольных прозрачных панелей в дальнем ее конце. Повсюду были расставлены удобные кушетки и кресла. В комнате находилось три человека.
– Ну что же, – задумчиво произнес Бродерик Эл-лерби. – Они еще пока не скормили нас своему демону.
– Ах как приятно это осознавать! – ехидно заметила Элизабет Льюис.
– А я считаю, что это хороший признак, – произнесла доктор Тоблер. – Мы им нужны для какого-то поиска. По крайней мере так сказал Белизондр.
– Да, – отозвалась Льюис, – но что будет с нами, когда мы им больше не понадобимся? Собираются ли они чествовать нас как участников своего великого поиска или попросту избавятся от нас? Похоже, эти люди не слишком высокого мнения о нашей планете. Они даже не знают, где она находится. Не могу понять, чем вызван такой интерес к нам и что же все-таки нам известно. Сильно подозреваю, что, как только они получат что хотят, мы станем лишними.
Эллерби застонал:
– Неужели вы замышляете еще один побег?
– Ну нет, хватит, – твердо произнесла Мэрилин.
Льюис горько усмехнулась:
– Похоже, я сумела затащить всех нас еще глубже в болото? Но мы не можем просто так сдаться. Мы все еще живы, а пока живешь – надеешься.
– Это ваше изречение, лейтенант Льюис? – раздался низкий голос у нее за спиной. Астронавты невольно вздрогнули.
– Извините, что вмешиваюсь в разговор, – сказал Белизондр, подходя к ним и шурша плащом по ковру, – но лично я считаю ваше путешествие во Вселенной просто восхитительным, я бы даже сказал, освежающим.
– Пророк Белизондр, – произнесла Мэрилин, склонив голову в приветствии.
Белизондр пересек комнату и встал рядом с астронавтами, глядя на звезды.
– Почему вы до сих пор блуждаете среди звезд? – спросила Мэрилин.
– Мы скитаемся, потому что Авадон холоден, мертв и закрыт для нас. Мы верим, что вы поможете вернуть его нам.
– Верите? – Льюис удивленно подняла брови. – Вы верите в это… но не знаете наверняка?
– Так сказал Гнуктикут, значит, это правда. Льюис посмотрела на Эллерби. Тот лишь пожал плечами.
– Скоро вам все станет ясно, – важно произнес Белизондр. – Вы станете первыми пришельцами, которые увидят это святое место.
– Так почему же это место святое? – спросила Льюис.
– Потому что Авадон – последняя из известных нам планет, где прошел Кендис-дай, перед тем как покинул нас. Это был его дом, до того как стал нашим, и мы его хранители. Мы существуем, чтобы приготовить место для его возвращения, и это время скоро наступит.
Вдруг что-то привлекло внимание пророка.
– Вот он, смотрите! Потерянный Авадон! Льюис повернулась к иллюминатору. На фоне звезд появился черный, быстро увеличивающийся круг. Поначалу он показался ей совершенно ровным, просто растущая темнота на звездном поле. Но по мере его приближения Льюис разглядела, что это темный шар, сверкающий в лучах звездного света.
– Это и есть ваша планета? – спросила Льюис. – А где же солнце?
Она припала к стеклу.
– Солнца нет, – выдохнула она. – Это какая-то блуждающая планета!
– Совершенно верно, лейтенант Льюис, – подтвердил Белизондр, меж тем как планета заслонила весь горизонт. – Тысячелетия тому назад Авадон покинул орбиту, чтобы найти свой собственный путь среди звезд. Там города, ждущие жителей, поля, ждущие сеятелей. Там технологии такой мощи, что нам больше нечего будет бояться. Авадон ждет и зовет нас.
– Он, может быть, вас и зовет, – задумчиво произнес Эллерби, – но вы не можете до него добраться. К тому же планета абсолютно безжизненна.
Белизондр кивнул:
– Все это верно, кроме одного. Двенадцать лет тому назад мы составили карту поверхности планеты, как бы проникнув сквозь ее ледяной панцирь. Проводя свои исследования, мы вскоре обнаружили сигнал, подаваемый с поверхности планеты. Так мы открыли не только город Ад'он, но и храмовый комплекс вне его. Вообразите наше удивление, когда мы обнаружили атмосферный купол, окружающий храмовый комплекс. Пять тысяч лет тому назад нечто находящееся в храме предотвратило замерзание воздуха в этом месте. Мы использовали, духов, чтобы они проникли сквозь ледяной панцирь и растопили его над храмовым комплексом. Потом мы смогли обследовать этот комплекс и сохранили открытой шахту, ведущую к храму. Но мы не сумели проникнуть в сам город.
Льюис снова посмотрела на замороженную поверхность планеты, вращавшейся под ними. Потом она увидела одинокую точку яркого света над горизонтом. В тот миг она поняла, что ее участь решится на этой замерзшей планете. Ну что ж, она достаточно повидала в жизни и встретит свою судьбу стоя, глядя ей прямо в лицо.

***

Шесть белокрылых Анжу летели рядом с челноком, цепко держась своими стальными когтями за поручни. Сквозь прозрачный портал Льюис следила за ними и за удалявшимся кочующим городом. Странно было чувствовать грусть при расставании с ним. Мэрилин Тоблер и Эллерби сидели рядом, в то время как Белизондр и отряд Рыцарей Мысли заняли почти все пространство в носовой части аппарата. Потом Льюис вспомнила о Гриффитсе и пожелала этому тупице более приятного путешествия по странной, неведомой Галактике.
Движимый крылатыми Анжу, челнок приблизился к планете и ее единственному источнику света. Вскоре они начали опускаться вертикально, плавный изгиб планеты при этом начал уплощаться. Внезапно их окружили гладкие стены прямой шахты, тянувшейся вниз сквозь замерзшую поверхность. Стены сверкали и переливались в свете посадочных прожекторов спускаемого аппарата. Льюис показалось, что в ледяной толще она увидела пейзаж – горы, долины, реки… «Спящий мир», – подумала она и тут же усомнилась в своем праве его будить.
Однако у Льюис не было времени размышлять, поскольку совершенно неожиданно в поле ее зрения появились высокие шпили из голубого стекла. Узкая вертикальная ледяная шахта перешла в широкую прозрачную полусферу. Но челнок неожиданно развернулся, скрыв от нее картину. Через минуту она почувствовала, как аппарат мягко коснулся поверхности.
Рыцари Мысли, как по команде, одновременно поднялись на ноги. Белизондр, повернувшись к Льюис и ее коллегам, улыбнулся.
– Мы на месте, друзья, – произнес он. – Идемте! Откроем врата рая!
Льюис, отстегивая ремни безопасности, услышала, как Мэрилин язвительно проворчала:
– Надеюсь, вы не забыли ключи?
Когда передняя часть кабины освободилась и Рыцари Мысли выстроились снаружи, Льюис и ее друзья быстро подошли к выходному люку и тоже покинули челнок.
Температура снаружи была такой, что у Льюис сразу же перехватило дыхание. Она вспомнила о центре подготовки в Антарктике и поняла, что вдыхаемый кислород еще совсем недавно пребывал в твердом состоянии.
«Это все, на что были способны духи», – подумала она, энергично растирая руки.
– Вот, – сказал Белизондр, протягивая каждому по теплому плащу, доходившему до пят. – Пока что Авадон не очень гостеприимен, но скоро станет таковым. Пойдемте, я покажу вам, где взять теплую обувь, если не хотите остаться без ног.
И, накинув на голову теплый капюшон, Белизондр направился к модульному комплексу у посадочной площадки.
Льюис, отыскав пару утепленных ботинок, быстро сунула в них ноги. Немного согревшись, она спрятала руки в складкахплаща и огляделась, чтобы оценить обстановку.
Посадочная площадка, находившаяся у подножия горы, была прозрачной. С той стороны площадки, где помещался модульный комплекс, широкая дорога вела к вершине горы.
Именно вершина и привлекла внимание астронавтов. Они увидели там какие-то неведомые, но необыкновенно красивые постройки. Над одним из сооружений, сложенным из резного камня, высились три изящные башни голубого стекла, похожие на бутоны экзотических цветов. Были тут и другие сооружения, крыши которых покоились на витых колоннах, также украшенных искусной резьбой. Время, к счастью, не коснулось этой сказочной красоты.
– Сколько же лет этим постройкам? – спросила Мэрилин.
– Не знаю, – отозвалась Льюис, – но по словам Белизондра, – около пяти тысяч лет.
– Невероятно! – воскликнул Эллерби.
Их восторги были прерваны возвращением Рыцарей Мысли и их предводителя. Рыцари держали в руках оружие, нацелив его на землян.
– Добро пожаловать в Ад'он, – радушно произнес Белизондр. – Долгожданный момент настал! Пойдемте, друзья.
Они пошли по дороге, которая заканчивалась у подножия широкой лестницы, ведущей наверх. По обеим ее сторонам возвышались каменные обелиски, установленные на шарах. На вершине каждого обелиска застыли крылатые существа, названия которых земляне не знали. Под ногами у идущих скрипел иней. Ступени постепенно сужались. Льюис взошла на верхнюю ступень и подняла глаза. Перед ней возвышалась девятиметровая статуя женщины с прекрасным, исполненным печали лицом.
– У нас мало времени, – с некоторым нетерпением произнес Белизондр.
Резко свернув направо, они подошли к большой стеклянной башне. Тут же находился замерзший водоем, вокруг которого стояли статуи. Льюис хотела прочитать надписи на постаментах, но, к своему удивлению, не смогла этого сделать. После знакомства с Мериндой Нескат она вроде бы могла читать и понимать любой язык, с которым им приходилось сталкиваться. Тем более странно, почему эти буквы ей непонятны.
Пройдя мимо замерзшего водоема, они поднялись по невысокой лестнице к круглой платформе пятидесяти футов в диаметре.
Рыцари Мысли остановились.
– Подойдите. – Остановившись наверху лестницы, Белизондр подал знак Льюис и ее команде присоединиться к нему.
Вокруг верхней площадки стояли девять обелисков из голубого стекла, каждый от трех до четырех футов в высоту. В центре площадки находился камень, на котором лежал широкий диск, испещренный какими-то знаками.
– Это древняя скрижаль, – проговорил Белизондр торжественным тоном. – Этот диск является изображением Звездного Щита Кендис-дая. А письмена означают следующее: «Охотник и его колесница пересекут небеса в день свершения его слова. Ищите их и разбудите мудрость для новой эпохи».
Эллерби и Тоблер растерянно посмотрели друг на друга.
– Что, по-вашему, это означает? – спросила Льюис у пророка. В голове у нее прозвучали слова Гриффитса: «Они говорят, что у нас есть нужный им ответ».
– Мы не знаем, – смутился пророк. – Охотник – это, очевидно, сам Кендис-дай. Существует немало легенд о колеснице, на которой он бороздит небеса. Однако на диске имеются и другие знаки, которые станут понятны, когда вы взойдете на него.
Льюис взглянула на своих товарищей и шагнула на круглую площадку.
Вдруг стена замерзшей атмосферы исчезла, словно ее и не было. За краем платформы теперь ясно различалась долина. Под ними лежал древний город, не тронутый временем, а за ним в ясное ночное небо, усыпанное звездами, устремлялись горные вершины.
Льюис отпрянула назад. Видение мгновенно исчезло.
– Элизабет, что это было? – выдохнула Мэрилин.
– Вы тоже это видели, Эллерби? – быстро спросила Льюис.
Великан с побледневшим лицом медленно кивнул:
– Город, сохранившийся под ледяным куполом.
– Да, но вы видели, что там слева? – прошептала она ему. – Клянусь, что это космопорт! Корабли, Эллерби! Там должны быть корабли!
– Льюис! – сдавленно заворчал Эллерби. – До космопорта несколько миль замороженного газа!
– Я повидала и более странные вещи за последнее время, – ответила Элизабет и повернулась к пророку.
– Думаю, это указатель того, что требуется сделать, чтобы открыть эту планету для нас, – ответил тот на ее немой вопрос. – У вас есть какой-нибудь опыт обращения со столь древними приборами?
Льюис посмотрела ему прямо в глаза.
– Конечно, – сказала она. Эллерби невольно закашлялся:
– Правда, нам потребуется некоторое время, чтобы подготовить его к работе. Эллерби! Тоблер! Не могли бы вы подойти и помочь мне?
Эллерби и доктор Тоблер приблизились к Льюис, и та услышала, как Мэрилин прошептала сквозь стиснутые зубы:
– Льюис, что вы делаете?
Льюис посмотрела на пророка, к которому кто-то спешил через храмовый комплекс, и, повернувшись к нему спиной, негромко обратилась к своим друзьям:
– Нам нужно время, вот я и пытаюсь его оттянуть! Кажется, они на самом деле думают, что мы знаем ответ. Возможно, это и так. Что бы ни случилось, мы должны делать вид, что пытаемся приспособить эту планету для жизни. Для этого необходимо – ха-ха! – всего лишь разморозить атмосферу. А потом, может быть, нам как-нибудь удастся выбраться отсюда самим.
– О Господи, – простонала Мэрилин. – Еще один побег!
Льюис оглянулась. Подбежавший к Белизондру человек поднялся по ступеням и что-то зашептал ему на ухо. Лицо у пророка стало серым, как пепел.
– Что-то случилось, лорд Белизондр? – спросила Льюис.
– Я должен ненадолго вас оставить, – сказал тот, быстро спускаясь с платформы. – Безотлагательное, дело. А вы продолжайте настройку. Когда я вернусь, покажете мне результаты!
– Как вам будет угодно, – церемонно проговорила Льюис ему вслед и снова повернулась к своим товарищам. – Послушайте, нам действительно надо разобраться, как работает это устройство.
– Что вы предлагаете? – спросил Эллерби.
– Давайте поэкспериментируем немного и посмотрим, на что способна эта игрушка.
– О проклятье! – вдруг крикнул Эллерби. – Они улетели!
– Кто улетел? – удивилась Льюис.
– Они все!
Льюис повернулась.
Отряд Рыцарей Мысли тоже исчез.
Льюис спрыгнула с платформы, пробежала через двор и остановилась на верхней ступени лестницы. Внизу, залитый светом прожекторов, в ледяной тоннель вплывал челнок, сопровождаемый шестью Анжу.
Эллерби и Тоблер замерли рядом с Льюис, наблюдая, как единственное средство передвижения исчезало в толще льда.
– Похоже, – заметил Эллерби, – наше путешествие завершено.

34. Святотатство

«Бришан» летел среди звезд в плотном кольце сопровождавших его кораблей-призраков. Туманность Цестилины осталась далеко позади. Квантовый фронт необычной хаотической силы оказал им некоторое сопротивление, а состояние квантового поля на другой его стороне потребовало от «Бришана» сбросить скорость, притормозить минут на двадцать, перед тем как корабль смог нормально двигаться дальше. Второй фронт повстречался им возле небольшой империи под названием «Хозяева», где в самом разгаре был мятеж интеллектуальных машин. Огромный флот призраков прошел мимо несколькими часами раньше, не обратив на империю никакого внимания, а Хозяева были так заняты своими проблемами, что не заметили ни флота, ни «Бришана». Прохождение через второй фронт было тихим и спокойным. Они знали, что скоро попадут в пекло войны, но пока их путешествие протекало без приключений.
Однако на самом «Бришане» война уже начиналась.

***

– Авадон, – изрек Квикет с огромным удовлетворением, откинувшись на спинку парящего кресла и сложив руки на груди. Над столом в главном зале в воздухе висел дисплей с изображением звездной карты. – Потерянный мир Кендис-дая все это время находился на своей собственной орбите. Но это частности. Главное заключается в том, что Авадон вращался против движения Галактики.
– Я думал, – продолжал Квикет, обращаясь к Оскану, – что ты сможешь оценить по достоинству грандиозность этого явления. Если это происходит естественным образом, тогда почему все сооружения городов на планете остались невредимыми? Если этого не произошло, тогда достижения инженерной мысли тех, кто все это создал, неизмеримо высоки. Нет, – сказал Квикет – в этой планете заключена грандиозная загадка, а не заплесневелая легенда! Здесь заключена некая реальная сила.
– Ею следует овладеть, – заметила Сивилла.
Квикет повернулся к женщине в золотом облаке:
– Я тоже так думаю, Терика.
– Будь осторожен, – ответила она, – ибо сила, которой ты хочешь овладеть, может обернуться против тебя. Помни, что ты ищешь Мантию Кендис-дая, чтобы уничтожить правду или быть уничтоженным ею. Правда же существует сама по себе.
Квикет иронично фыркнул.
– Послушай Сивиллу, – посоветовал Оскан. – Ты держал ее при себе, чтобы знать правду и сверять с ней свою собственную ложь.
– Я держал ее при себе, – неохотно ответил Квикет, – потому что правда является главным элементом лжи. Смешайте достаточное количество правды с некоторым объемом лжи, и вы сможете заставить любого поверить во что угодно, это основной закон пропаганды. Именно поэтому Мантия так могущественна: в ее правде не сомневается никто во всей Вселенной. Стоит нам завладеть Мантией, и все, что Стражи назовут правдой, будет правдой. Вот в чем сила, Оскан!
– У тебя в руках появится меч, который отсечет тебе руки, – предрекла Сивилла. – Правду невозможно контролировать.
– Странно, что из всех людей именно ты говоришь об этом, – произнес Квикет, надменно подняв подбородок. – Ты прячешься за этой маской, чтобы быть более привлекательной для людей. Разве ты не контролируешь правду, Терика Дара?
Ответом ему было молчание.
– А что же вы, варвар? – Квикет, схватив свою перчатку, швырнул ее в землянина. – Неужели ваш народ никогда не прибегает ко лжи?
Гриффитс поднял перчатку и швырнул ее обратно.
– Оставьте меня, – отрезал он, вместе с креслом повернувшись к Стражу спиной.
– Оставить вас? – промурлыкал Квикет. – Я, признаться, думал, что вас и так все оставили. Однако хочу сделать вам одно предложение. Ваши коллеги, вероятнее всего, погибнут вместе с иридисианами в течение нескольких ближайших часов.
– Ты был одним из тех, кто продал его команду этим самым иридисианам, – вдруг произнесла Сивилла.
– Это была необходимо, чтобы мы могли найти Авадон! – огрызнулся Квикет.
– Я знаю об Авадоне все, – устало произнес Гриффитс. – Это была последняя резиденция бога-императора Кендис-дая накануне падения Империи Кен-дис три тысячи четыреста шестьдесят девять лет тому назад. Летопись Кендиса содержит двести пятьдесят шесть четверостиший, описывающих столицу Ад'он и тайны его дворцов. В последней главе летописи рассказывается о том, как Кендис-дай покинул Ад'он, умчавшись ночью на колеснице к смертным, чтобы отыскать там царицу, свою жену Шауну-кир. В конце повествования говорится о его великом сопернике Обем-улеке, пришедшем в ярость из-за того, что он тоже стал смертным. В отместку он погрузил Авадон во мрак, чтобы его никто никогда не смог отыскать. – Гриффитс вдруг почувствовал, что все присутствующие, включая Сивиллу, смотрят на него.
– Для варвара вы слишком хорошо осведомлены, – сказал Оскан с выражением любопытства на лице.
Растирая лицо руками в попытке стряхнуть с себя усталость, Гриффитс ответил:
– Я кое-что узнал от парня по имени Замфиб. Сначала я ничего не знал ни об Авадоне, ни о Кен-дис-дае, ни о его волшебной Мантии. Теперь же каждое новое слово или факт ложатся в схему. – Он постучал себя пальцем по голове. – Кажется, я научился у старика Замфиба очень многому, но вовсе не потому, что был старательным учеником.
Раздался негромкий шум. Кто-то приближался по подъемной трубе. Из лифта вышла Меринда Нескат, одетая в костюм защитного цвета.
– Доброе утро всем, – поздоровалась она, обходя стол. – Извините, что так долго отсутствовала. Было много дел на корабле.
Оскан раздраженно взглянул на нее:
– Целых два дня?
– Я же сказала, было много дел, – улыбнулась Меринда.
Гриффитс смотрел на нее молча. Насколько он помнил, Вестис первый раз позволила себе улыбнуться открыто, без оттенка боли. «Хотя бы кто-то обрел покой», – мрачно подумал он.
– Наконец-то ты такая, как прежде, – констатировала Сивилла, повернувшись к Меринде.
– Я и ощущаю себя как прежде, – радостно откликнулась та. Она небрежно присела на ручку кресла, в котором сидел Квикет. Он, в свою очередь, обнял ее за талию.
– Такая ты мне ненавистна еще больше, чем когда была подручной «Омнета», – с горечью произнес Оскан. Гриффитс молча с ним согласился.
– Не самые неприятные слова, что я от тебя слышала, Оскан, но я учитываю дурное расположение духа, в котором ты пребываешь, – спокойно ответила Меринда. – Это напоминает мне, что нам с тобой надо еще кое над чем поработать, перед тем как мы спустимся на Авадон.
– Со мной? – переспросил Оскан.
– Да, с тобой.
– Не могу, я сейчас очень занят.
– Следующие два часа ты свободен, – заметила Меринда вставая. – Пошли, Оскан. Помоги мне, старина, в последний раз…
– Ты сильно ошибаешься, если думаешь, что…
– Я сказала: помоги мне! – непререкаемым тоном произнесла Меринда, глядя ему прямо в глаза.
Оскан, в свою очередь, посмотрел на нее и поднялся.
– Да, конечно, ведь я должен быть благодарен тебе за то, что ты не просишь меня помочь предать все человечество в течение этих двух часов, – сказал Оскан. – Кроме того, хочу сказать тебе несколько слов… Куда мы идем?
– Вниз, обратно в…
– В рубку, да, догадываюсь. Похоже, корабль стал твоим вторым домом, – произнес Оскан.
– Эй, Рини! – сказал Квикет, придержав ее, когда она хотела встать. – У тебя нашлось время даже для Оскана! Когда же настанет мой черед?
– Скоро, Кет, – пообещала Меринда, выскальзывая из рук Квикета. – Очень скоро.

***

Квикет вошел в рубку, кивнув Оскану, который стоял, прислонившись к панели управления, и повернулся к командирскому креслу.
– Меринда!
Меринда сидела, наклонившись вперед, ее глаза светились недобрым огнем.
– Мы приближаемся к Авадону, Кет, – произнесла она, возбужденно дыша. – И скоро прекратим ползти по-черепашьи.
– Да, часа через три, – ответил Квикет. – Корабли-призраки все еще следуют за нами?
– Ты мог бы спросить об этом Л'индию, – предложила Меринда, вставая с командирского кресла и улыбаясь.
– Конечно, – сказал он, с некоторым сомнением в голосе. – Л'индия! К тебе обращается Страж. Каково положение кораблей-призраков, сопровождающих нас?
– Страж, мой долг служить тебе. «Гарпии» следуют за нами в боевом порядке. Сторожевики – слева и справа по борту.
– Отлично, – отозвался Квикет. – Когда основной флот настигнет иридисиан?
– Сражение уже началось, господин Страж. Предварительные данные разведки не дают пока полной информации о результатах.
– Пожалуйста, передавай мне лично все сообщения флагманских кораблей флота, а их проинформируй о том, что мы прибудем в течение следующих трех часов.
– Боюсь, теперь это будет невозможно, господин Страж.
Квикет нахмурился:
– Почему?
– Дорогой! – ласково позвала Меринда, повернув его лицо к себе.
– Рини, что-то случилось с…
Вдруг колено Меринды метнулось вверх. Когда Квикет согнулся от изумления и боли, она обеими руками схватила его за голову и резко опустила. Ее колено снова рванулось вверх, ударив Стража в лицо.
Квикет изловчился и, преодолевая боль, попытался обеими руками схватить Меринду, но она была слишком проворна для него. Слегка повернувшись, она ребром ботинка ударила его по колену.
Квикет завыл от ярости и локтем ударил Меринду прямо в подбородок. Меринда рухнула на пол, но все ее движения были тщательно продуманы. Неожиданно она стукнула его снизу по ногам, и он упал лицом вперед.
В мгновение ока Меринда уселась ему на спину.
– Оскан! Кабель, скорее! – крикнула она, заломив слабеющие руки Квикета.
Страж снова взвыл, отчаянно брыкаясь. Меринда уворачивалась, все круче заламывая ему руки, пока боль не заставила Стража прекратить сопротивление.
– Л'индия! – закричал Квикет сквозь боль. – Сообщи эскорту, что меня схватили! Останови «Бришан»! Пусть ТайРены взойдут на борт немедленно!
– Сожалею, но команда не может быть выполнена, о Страж.
– Я приказываю! – вопил Квикет. – Выполняй немедленно!
– Оскан! Где же кабель?
Наконец Оскан сунул Меринде в руку кусок оптоволоконного кабеля. Быстрыми движениями она связала руки Квикета.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 вино мальвазия бьянка 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я