научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/komplekty/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Сюда!
Из неровных стен торчали влажные извивающиеся корни деревьев, покрытые черной скользкой пленкой. Меринда освещала путь фонариком, в луче которого вдруг вспыхивали небольшие водопады. Она пробегала сквозь них, не раздумывая. Ее униформа промокла насквозь, а волосы слиплись от воды и грязи.
– С ума сойти можно! – послышался голос Гриффитса, старавшегося не отставать от нее. – Куда же мы все-таки направляемся?
Не успела Меринда обрадоваться тому, что капитан по-прежнему с ними, как вдруг она поскользнулась и больно ударилась коленкой о камень, но быстро вскочила и побежала дальше.
– Сюда! – На этот раз голос Оскана звучал издалека. – Сюда!
Меринда замерла. Коридор, по которому они бежали, заканчивался большой комнатой в виде ротонды. Из нее еще три двери вели в темные коридоры.
– Знаете, – произнес задыхаясь Гриффитс, – он может еще раз попытаться вас убить… а заодно и меня!
Меринда быстро осмотрела пол в поисках хотя бы каких-то следов Оскана.
– Я так не думаю, – возразила она. – Мы ему все еще нужны.
– Вы понимаете, что мы ему нужны, я понимаю, что мы ему нужны, – отозвался Гриффитс. – Но понимает ли это он?
– Сюда! – послышалось вдали. – Сюда! Сюда! Меринда пыталась определить, откуда доносился голос.
– Оскан! – позвала она. – Стой! Обожди нас! Никакого ответа.
Меринда выключила фонарь и подождала, пока глаза привыкнут к темноте. Слева мелькнул луч света.
– Там!
Она снова включила фонарь и поспешила влево. Вскоре коридор уперся в скалу. Перед ними был извилистый тоннель. Они все время вынуждены были хвататься за торчавшие повсюду корни растений, чтобы не свалиться в липкую грязь.
– Сюда! – Голос Оскана звал их вниз. – Сюда! Ой!
Меринда резко остановилась. Ее насторожил внезапно изменившийся голос Оскана.
К сожалению, Гриффитс не был столь же осторожен. Он понял свою ошибку слишком поздно. Пытаясь остановиться, он все же налетел на Меринду.
Удар был слабый, но этого оказалось достаточно, чтобы Меринда поскользнулась и упала в стремительный поток. Взглянув вверх, она успела заметить, что Гриффитс пытался ее поймать, но тоже при этом потерял равновесие и полетел следом за ней.
Она пыталась остановиться, упираясь ногами в стены тоннеля, но это не дало результатов.
– Оскан! – позвала она.
И вдруг Меринда оказалась в пустоте.
– Оска-а-а-а-а-ан! – раздался ее протяжный крик. Луч ее фонаря беспорядочно метался из стороны в сторону, вниз и вверх. Меринда пребывала в свободном полете. А когда полет закончился, она снова очутилась в воде. Буквально через секунду в воду упало нечто огромное. Это был Гриффитс, который приводнился всего в нескольких дюймах от Меринды. Она энергично заработала руками, стремясь поскорее выплыть на поверхность.
Вынырнув, Меринда судорожно закашлялась, пытаясь освободить легкие от воды. Затем, не выпуская из рук фонарик, она поплыла к берегу водоема. С трудом выбравшись на камни, она еще раз откашлялась.
Тут у ног Меринды появился квадрат света, и она вдруг поняла, что смотрит на грязные ботинки Оскана Келиса.
– Как хорошо, что ты нашла нас, – похвалил ее Оскан.
Меринда направила свой фонарь в темноту и увидела, что прямо ей в голову нацелены стволы по крайней мере тридцати ружей.

***

Меринде представилось, что когда-то здесь был театр. Напротив своеобразной сцены, куда ей помогли подняться, располагались ряды каменных скамей.
Она была здесь не одна. Рядом стояли Оскан и Гриффитс со связанными за спиной руками, как и у нее самой.
– Что это такое, Оскан? – тихо проворчала Меринда.
– Они организованы гораздо лучше, чем я думал, – заметил он, оглядываясь вокруг. – Знаешь, случается, что работаешь над чем-то долгое время, проводишь расследование, находишь подтверждение своим теориям и даже готов голову на отсечение отдать, уверенный в…
– Голову на отсечение! – простонал Гриффитс. – Пожалуйста, не употребляйте эти метафоры!
– Уверенный в существовании определенных вещей, и страшно удивляешься, когда выясняешь, что они действительно существуют.
– Уверенный в чем, Оскан? – недоуменно спросила Меринда.
– В Биосах, – с гордостью объявил Оскан. – Эти люди, должно быть, Биосы – члены движения сопротивления.
– Выкладывай все, что тебе известно, Оскан, – нетерпеливо приказала Меринда. – У нас куча времени. Оскан начал с видом заправского лектора:
– Обрати внимание: планета захвачена императорской семьей, но на самом деле все контролируется Орденом и флотом кораблей-призраков. Не успел никто понять, что здесь происходит, как Тентрис попадает под влияние Мрака и становится культурным центром Ордена Будущей Веры. Весь Орден, насколько мы знаем, управляется искусственными интеллектами. Правительство и общество всецело состоят из машин, завладевших Империей Д'Ракан.
– В Центре давно об этом знают, – пожала плечами Меринда. – Так в чем же была твоя идея?
– А вот в чем. На планете было довольно большое людское население. Но приходит Орден, и люди оттесняются на более низкий уровень. Значительное число людей покорилось законам искусственных интеллектов, но население в целом никогда и ни в чем не согласилось бы играть второстепенную роль. Оно неизбежно начнет сопротивляться, создав некую организацию…
– Движение сопротивления! – улыбнулась Меринда.
– В течение ряда лет я пытался связаться с Биосами, но все без толку, – продолжал Оскан. – Тем не менее есть некоторые сведения, что…
Вдруг позади них что-то громко лязгнуло.
Меринда повернулась на звук. Посреди сцены стоял большой стол без одной ножки, которую заменяла стопка книг. Рядом со столом остановился огромный толстый человек с большими руками.
– Внимание! – провозгласил он. – Подойдите и выслушайте свой приговор.
Из темноты появился тощий человек с глубоко посаженными глазами. Меринда пристально вгляделась в него, когда он приблизился к столу, какое-то далекое воспоминание шевельнулось в ее мозгу…
– Меня здесь судят? – спросила она.
– Нет, – ответил тощий человек, определить возраст которого было затруднительно, – суд над вами уже свершился. Чтобы отыскать вас, мобилизовано практически все население. Если вас так усердно ищут, можете не сомневаться, что приговор уже вынесен.
Меринда подумала над сказанным:
– Ладно, я преступница для тех, кто меня ищет, но вам до этого что за дело?
– Мне? – Человек улыбнулся, при этом на его лице появилось хищное выражение. – Дело в том, что я ваша последняя надежда!
– Примла! – воскликнул Оскан вдруг.
– Откуда вам известно это имя? – Голос мужчины дрогнул.
– Во имя богов! – улыбнулся Оскан, направляясь к столу. – Я пытался связаться с вами в течение последних двух лет! До чего же приятно увидеться с вами снова! Я бы с радостью пожал вашу руку, но, сами видите, я немного стеснен в своих действиях…
– Я вас не знаю, – с подозрением отозвался тот, кого назвали Примлой. – Кто вы?
– Не знаете меня? – Оскан немного растерялся. – Конечно же вы меня знаете. Я Оскан. Оскан Келис! Восемь лет тому назад мы покинули планету. Мы едва спаслись… тогда произошел тот ужасный случай… как же вы не помните?
Лицо Примлы едва заметно смягчилось.
– Оскан, – сказала Меринда, внимательно следившая за тощим человеком. – Этот человек не может быть Примлой.
– Нет, это он! – настаивал Оскан. – В своих отчетах, Меринда, ты заявляла, что он вернулся…
– Меринда? – Тощий повернулся в ее сторону. – Меринда Нескат? Вестис Меринда Нескат?
– Да, я Вестис Нескат, – твердо произнесла Меринда.
Лицо мужчины медленно расплылось в улыбке.
– Вы правы, Вестис Нескат: Э'торис Либре Примла действительно вернулся сюда, после того как вы улетели. Он очень надеялся возродить идеи «Омнета» и он же основал движение Биосов. Он сражался за честь людей, против машин-захватчиков. Позже, во время операции по установлению передатчика в центре управления, его группу захватили и устроили публичную казнь. Его повесили на воротах Дворца Невиданной Тайны. Труп не снимали почти неделю, и нам удалось выкрасть тело.
– Примите мои самые искренние соболезнования. – Меринда опустила глаза. – До нас дошли некоторые сведения, но не было никаких конкретных подтверждений. Он был хорошим человеком.
– Он был великим человеком и самым лучшим из отцов, – тихо произнес тощий человек.
Меринда с удивлением посмотрела на него.
– Я Рескат Примла, сын Э'ториса Мирана Примлы, – произнес тощий. – Хотя по большому счету все мы здесь его сыновья и дочери. Мне досталось его имя, но всем нам досталось продолжать его дело. – Он повернулся к толстяку, стоящему у другого конца стола. – Развяжи их, Опеус, они давно подтвердили свое право присоединиться к нам. Не сомневаюсь, что они и сами хотят этого.
– У нас есть задание, – негромко произнесла Меринда.
– Я догадался об этом, – приветливо улыбнулся Примла.
– И нам нужна ваша помощь. Примла улыбнулся еще шире:
– Не сомневаюсь.

30. Воскресение

– Мы постепенно восстанавливаем Старый город, как мы его называем, – спокойно начал рассказ Примла, пролезая в еще один заваленный проход. – Работа трудная и рискованная, приходится соблюдать осторожность, чтобы не обвалились новые дома Ярка. Конечно, самая большая проблема в том, куда девать эту грязь и обломки.
Говоря это, тщедушный человек двигался вперед с ловкостью паука. Меринда давно оставила надежду самостоятельно сориентироваться в этих тоннелях. Сзади она слышала звук шагов Оскана и Гриффитса. Еще она знала, что впереди идут следопыты, а другая группа вооруженных Биосов замыкает всю процессию.
– Наверное, жить здесь невесело и опасно, – сказала Меринда, огибая огромный валун.
– Да, опасности имеются. Перекрытия часто рушатся, воздуха недостаточно, и люди болеют. Еду приходится воровать, а полиция искусственных интеллектов периодически прочесывает тоннели, пытаясь нас обнаружить. – Примла, не задумываясь, свернул в один из пяти тоннелей, непостижимым образом определяя, где прошли его разведчики. – Эти роботы-полицейские действуют очень быстро и точно, но обычно нам удается избавиться от них, прежде чем они нанесут ущерб.
– Так куда же мы идем? – нетерпеливо спросила Меринда.
– Туда, где правим мы, – ответил Примла. Меринда рукой отвела завесу из мокрых корней.
– Не лучше было бы…
– Возможно, воздух здесь не слишком свеж, но что делать, – поспешил сказать Примла, спускаясь в неглубокую вертикальную шахту и направляясь в следующий проем. – Хотите верьте, хотите нет, но тут жить гораздо безопасней, чем наверху. На прошлой неделе были голодные бунты в одном из предместий. Искусственный интеллект решил, что поскольку бунтовщики представляли опасность для собственности, а еды не хватает из-за перенаселения, то наилучший выход – уничтожить всех, кто просил есть. Число жертв составило почти десять тысяч. Более точных данных получить не удалось, потому что машины быстро навели порядок, и мы не успели пересчитать трупы. Ну вот мы и на месте!
Меринда остановилась рядом с Примлой в небольшой естественной пещерке. Сталагмиты и сталактиты соответственно либо торчали из слегка покатого пола, либо свисали с потолка, напоминая огромные. челюсти и служа укрытием нескольким вооруженным до зубов, находящимся в постоянной готовности Биосам. Дальний край пещеры представлял собой стену из массивных, точно подогнанных камней. В стене имелось отверстие на высоте приблизительно трех футов.
– Добро пожаловать к черному, давно забытому ходу Дворца Невиданной Тайны, – сказал Примла, довольно улыбаясь и поглядывая вокруг себя с видом хозяина. – Фундамент и стены сооружения уходят вниз всего футов на двадцать, но в самом дворце имеются очень глубокие подвалы. Насколько нам известно, их глубина составляет восемьдесят футов.
– Куда ведет этот лаз? – Меринда указала на отверстие в стене.
– Это граница между моим миром и миром нового порядка, – объяснил Примла. – Или, проще говоря, вход в вентиляционную систему дворца. Его строителям надо было проложить воздуховоды, чтобы по ним могли перемещаться большие объемы воздуха, необходимого для вентиляции нижних этажей. Когда дворец модернизировали, то использовали старые воздуховоды, чтобы обновить их и проложить электрические кабели и телекоммуникации. Но там оставалось достаточно места, чтобы ремонтные службы могли легко добраться до любой точки, где возникала неисправность. Этот проход ведет к сравнительно небольшому штреку, который соединяется с главным трубопроводом. Оттуда можно сравнительно легко попасть куда угодно.
– Мне угодно, – вставил Оскан, – попасть в Зал Мысли. Там есть…
– Да-да, – улыбнулся Примла. – К Сивилле. Оскан удивленно вскинул брови:
– Вы ее знаете?
– Нет. Я с ней не знаком. Да и никто, кого я знаю, никогда ее не видел. Говорят, что она повелевает Залом Мысли. Там никто никогда не бывал, по крайней мере, все так говорят, кроме обслуживающих ее искусственных интеллектов. Лицо ее настолько ужасно, что ни один человек не может взглянуть на нее и остаться в живых.
Меринда с недоверием посмотрела на подпольщика.
– Хотите сказать, что Сивилла – не искусственный интеллект?
– Вас это смущает? – спокойно спросил Примла.
– Нет, – ответила Меринда. – Просто хочу знать, во что ввязываюсь. Не люблю неожиданностей.
– Меринда, – позвал Гриффитс, критически разглядывая дыру в стене. – Нам обязательно навещать эту Сивиллу? Не могли бы мы позвонить ей или связаться как-нибудь иначе?
Примлу рассмешило замешательство землянина.
– Что бы вы ни сделали, вы наверняка погибнете задолго до того, как доберетесь до Зала Мысли. Так что на вашем месте я бы не слишком беспокоился насчет внешнего вида Сивиллы, варвар.
Гриффитс весь напружинился. Поднеся указательный палец правой руки к носу Примлы-младшего, он свистящим шепотом произнес:
– Попробуй еще раз назвать меня так, ты, черенок от лопаты!
Невольно побледнев, Примла сделал шаг назад.
– Как туда добраться? – резким тоном спросила Меринда, желая предотвратить возможность боевых действий.
Понемногу придя в себя, Примла ответил глухим голосом:
– Идите по основному трубопроводу, третий поворот направо. Там останется пройти примерно тридцать ярдов.
– Примерно? – Меринда подняла бровь.
– Ну… – смутился Примла, – мы никогда там не бывали.
– Благодарю, Рескат Примла. Насколько я понимаю, мы с вами никогда больше не увидимся? – подытожила Меринда.
– Совершенно верно, – спокойно ответил Примла. – Как только вы пройдете этот лаз, вы попадете во владения Ордена и будете предоставлены сами себе. А всех, кто появляется из этой дыры, мои люди уничтожают на месте… независимо от того, насколько хорошо незваные гости знали моего отца.

***

Лабиринт трубопроводов, казалось, тянулся бесконечно, все тоннели были похожи друг на друга, и в то же время разница существовала. На словах все казалось так просто, а на деле Меринда вскоре поняла, что Оскан совершенно заблудился в путанице вентиляционных шахт.
Тем не менее он был так близок к цели, что физически ощущал это. Последние восемь лет он провел в попытках просеять горы лжи и обмана ради нескольких зерен правды, способных помочь ему узнать судьбу своей возлюбленной. Он использовал все специальные приемы, которыми Атис Либре так гордились, но собрал до обидного мало фактов. Теперь Сивилла находилась рядом, Сивилла знала ответ.
А так называемая миссия Меринды и варвара его не интересовала. Свою часть сделки он выполнил: связал их с Биосами, и теперь эти двое были внутри самого дворца. Оскан выполнил все, чего хотела эта ненавистная женщина, и теперь пришло время заняться каждому своими делами. Он знал, что им не спастись, что у него в запасе всего несколько минут. И за эти несколько минут он должен получить ответ. Тогда, узнав правду, он может спокойно умереть.
Меринда с невозмутимым спокойствием ступила на решетчатое ограждение.
– Я вижу отверстие справа, про которое говорил нам Примла, – прошептала она едва слышно. – Идите за мной, мы почти у цели.
Почти у цели! Оскан едва сдерживал возбуждение. Он быстро шагнул вслед за Мериндой на металлическую решетку. Где-то наверху вращались огромные лопасти, гнавшие воздух вниз медленным ровным потоком. Меринда уже ушла вперед к другой металлической решетке, закрывавшей третью шахту справа. Она осторожно попыталась отодвинуть ее.
Решетка не поддавалась.
Меринда повторила попытку. Безуспешно.
– Вы уверены, что это та самая? – спросил Гриффитс, появившийся из трубопровода следом за Осканом. – Там сзади были еще шахты, которые могли быть…
– Нет, – отрезала Меринда, вытерев рот тыльной стороной руки. – Это та самая.
– Может быть, надо дернуть посильнее! – предложил Оскан, протискиваясь мимо Меринды, чтобы внимательней осмотреть решетку.
– Я дергаю изо всех сил, – ответила Меринда. – Но безрезультатно. Засов явно заварен.
– Но другие-то заварены не были, – неуверенно произнес Оскан.
– А эта заварена, – сказала Меринда, указывая на следы расплавленного металла. – Нам надо как-то взломать ее или пролезть сквозь решетку. На это уйдет время. Нужно найти место, где мы могли бы притаиться, пока не подберем необходимый инструмент.
– Не знаю, имеется ли поблизости такое место, – засомневался Оскан.
– А не можете ли вы снести ее с помощью магии, как вы это делали на Иридисе? – поинтересовался Гриффитс.
– Не тот квантовый регион, Гриффитс, – пояснила Меринда, глубоко задумавшись. – Здесь магия не подействует. Проклятье, на это уйдут дни…
– Нет! – возопил Оскан.
– Оскан! – Меринда резко повернулась к нему. – Тише, или соберется вся…
Оскан сорвал с плеча свой плазменный пульсатор.
– Мы так близко! – От негодования у него тряслись руки. – Мы так близко!
– Оскан! – рассвирепела Меринда. – Не сметь!
Но Оскан уже привел в действие пусковой механизм. Несчастный не учел, что за оружие было в его руках. Не успел он сообразить, что происходит, как из дула вырвались четыре мощных снопа плазмы. Обрушившись на запаянный замок, выстрелы настолько раскалили металл, что он мгновенно испарился, взорвавшись точно бомба.
Решетка слетела, свалив Меринду и Гриффитса на пол.
Оскан не слышал проклятий Меринды Нескат и воя сигнализации. Он не видел, как Гриффитс по его милости соскользнул к краю бездны. Для Оскана весь мир сосредоточился во внезапно открывшемся проходе, и душа его исполнилась надежды. Теперь его гибель неизбежна, но он успеет достичь цели.
Оскан устремился в проход, и его поглотила тьма. Он вслепую пробирался вперед, заливаясь слезами. «Мы так близко», – одна эта мысль пульсировала у него в голове, вытесняя все остальные.
Вдруг пол под ним провалился. Слишком поздно Оскан понял, что заполз прямо на вентиляционную решетку. С отчаянным криком он полетел вниз, больно ударившись о каменный пол поверх упавшей вместе с ним решетку. Немного придя в себя, он медленно перекатился на спину.
– Кто здесь? – раздался металлический голос.
Оскан повернулся, отчаянно пытаясь сдержать рыдания, и увидел, что находится у основания лестницы. Над верхней ступенькой лестницы парил трон, заключенный в золотистую сферу. На троне сидела женщина, застывшая в абсолютной неподвижности. Во все стороны от трона в темноту уходили провода и кабели.
– Сивилла! – произнес Оскан с надеждой и страхом. – Ты Сивилла?
– Я Сивилла, – прозвучал неестественный и скрипучий голос. – Кто нарушил мое одиночество?
– Сивилла, пожалуйста, у меня мало времени, – взмолился Оскан. – Я скоро умру, но прошу, подари мне единственный ответ, чтобы моя душа обрела покой, перед тем как ты возьмешь мою жизнь.
– Каков твой вопрос? – спросила Сивилла.
– Восемь лет тому назад, в ночь нападения на планету, из Цитадели удалось вырваться единственному кораблю под названием «Киндар» с несколькими Атис Либре на борту…
– Квикет Шн'дар, – начала печально перечислять Сивилла, – Миран Примла, Меринда Нескат, Оскан Келис…
– Да! – задохнулся от удивления Оскан. – Да, Сивилла! Я Оскан Келис!
– Оскан! – В металлическом голосе прозвучало недоумение.
– Да, Сивилла, я Оскан!
Прошло несколько мгновений, перед тем как Сивилла заговорила вновь:
– Каков твой вопрос, Оскан? У Оскана пересохло во рту.
– Сивилла, – пролепетал он сквозь слезы, – какова судьба Терики Дара?

***

Это случилось восемь лет назад.
Терика повернулась в кресле. Стрельба из грузового модуля прекратилась. Через мгновение из открытого люка появилась фигура. Она узнала форму штурмовиков Д'Ракана, а когда увидела у него за спиной пульсатор плазмы, то принялась действовать не раздумывая.
Она выбралась из кресла и спрыгнула на накренившуюся переборку. Солдат был занят тем, что пытался добраться до Квикета с другой стороны люка. Терика восстановила равновесие и вцепилась в пульсатор обеими руками, пытаясь сорвать его со спины нападавшего. Однако оружие не поддавалось. Терика уперлась ногами и рванула еще раз, посильнее.
Вдруг прогремел взрыв, наступила тьма. В памяти у Терики остались лишь отрывочные воспоминания. Был корабль, уносящийся от нее в холодный мрак. Она помнила, как задыхалась, потом оказалась внутри кувыркающегося грузового модуля, долго падавшего на поверхность планеты. Она серьезно повредила левую руку, но, найдя в модуле пару спускаемых аппаратов, все же сумела надеть один из них. Она, помнится, удивилась, почему там оказались эти аппараты. Накануне полета она проверяла отсек, и готова была поклясться, что ничего подобного там не было. Потом она застряла в люке грузового модуля, зацепилась за что-то и пыталась освободиться… Гравитационный спускаемый аппарат сработал в последний момент, высвободив ее, но не предохранив от удара. Модуль взорвался, осыпав ее искореженными металлическими осколками. Терика запомнила еще, как пронеслась сквозь огненный ад: остатки горючего, в свою очередь, тоже взорвались, залив огнем пространство в радиусе сотни ярдов.
Когда Терика очнулась, женщина, которой она недавно была, перестала существовать. Ее как-то сумели спасти. Но роскошные некогда волосы сгорели до корней. Мышцы лица так серьезно пострадали, что она не могла нормально говорить. Глаза почти выгорели, а веки спеклись. Руки и ноги были искалечены и сделались бесполезными.
Терика жаждала смерти, но ее ждала иная участь. Она была нужна Ордену, а Орден никогда не отказывался от того, что было ему необходимо. Поэтому для нее соорудили замечательную жизнеобеспечивающую оболочку, своего рода саркофаг для жизни. Биолинк стимулировал работу имплантатов коры головного мозга, вживленных в глазницы. С помощью специальных механизмов воспроизводился голос, звучавший почти по-человечески. И наконец, они поместили ее «новое тело» на парящий трон, чтобы она могла самостоятельно перемещаться по архивам знаний и мысли. Она единственная знала правду об Ордене: почему он возник, кто такие Стражи и зачем они ее спасли. Она стала неким островком правды в море лжи, поскольку иногда Стражам необходимо было знать истину.
Она стала Сивиллой-прорицательницей.
Поэтому когда перед ней появился Оскан Келис, жалкие останки Терики Дара, заключенные в золотую скорлупу, готовы были кричать, если бы они имели возможность это сделать, но они не могли даже плакать.
«Я здесь, Оскан, – думала она с беспредельной тоской. – Ты прежде застывал от восторга при взгляде на меня, мой дорогой, нежный друг. А теперь, если бы ты узнал, кто пред тобой, застыло бы твое сердце?»

***

– Терика Дара умерла, – прозвучал металлический голос после долгого молчания. – Она умерла от ран в результате аварии на борту «Киндара».
Оскан судорожно вздохнул:
– Как это произошло?
– В архивах Ордена значится, что вероятнее всего она потеряла сознание после разгерметизации «Киндара», – вдохновенно, если это было вообще возможно, лгала Сивилла. – Она не успела испытать боли.
Оскан сел на нижнюю ступеньку лестницы. Он получил ответ. Теперь ему оставалось только ждать смерти.
– Почему эта Терика Дара так важна для тебя, Оскан Келис?
Оскан грустно улыбнулся:
– Она была самым прекрасным человеком на свете.
– Да, – с трудом произнесла Сивилла, – по нашим визуальным записям можно видеть, что когда-то она была очень красива.
– Визуальные записи? – Оскан тоскливо покачал головой. – О, она была великолепна, этого никто не может отрицать. Боги свидетели, все взоры были обращены только на нее. Но не это делало ее прекрасной. Она обладала блестящим умом и очаровательным чувством юмора. Я увидел ее в выходной день вечером на Тентрисе. Я так любил ее, хотя знал, что она была слишком хороша для меня. Мне стало ужасно неловко, что она заметила меня там, в игровом зале…
– Ты споткнулся о стул, – тихо произнесла Сивилла.
– Нет, я налетел на стол, – ответил Оскан.
– Выглядел как идиот.
– Выглядел как… – Оскан удивленно заморгал.
– Ты должен немедленно уйди, Оскан Келис, – поспешно заговорила Сивилла. – Охрана уже знает о твоем присутствии и будет здесь через несколько минут.
– Я знаю кое-что о твоей судьбе, – вдруг твердо произнес Оскан, вставая и поворачиваясь к Сивилле. – О тебе ничего не было известно семь лет тому назад. Где ты была прежде?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 вино совиньон в алкогольном магазине Decanter 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я