научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Здесь магазин Водолей ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Квикет опустился на колени там, где стоял, и открыл панель рядом с люком. Меринда видела, как он сорвал предохранители и нажал все четыре кнопки одновременно. Тут же открылась вторая маленькая панель, обнажив большую полукруглую ручку аварийного старта грузового модуля.
Квикет посмотрел вверх и увидел ее. «Его глаза, эти прекрасные глаза», – подумала она. Он дотянулся до полукруглой ручки у своих ног…
И тогда он улыбнулся ей печальной и торжествующей улыбкой. Прощальной улыбкой.
Меринда не заметила, что плазменный огонь прекратился. Вдруг в просвете все еще открытого люка появилась фигура в полном вооружении и закрытом шлеме. На эполетах блеснул знак штурмовых частей Д'Ракана. Меринда удивилась количеству всевозможного оборудования, облепившего все тело воина, и с трудом представила себе, как можно воевать столь тяжело навьюченным. Но ее удивление сменилось страхом: воин схватил Квикета за ноги снизу в тот момент, когда тот взялся за кольцо.
Время словно остановилось. В ее сознании эта минута останется навсегда.
Появилась Терика, сумевшая оторваться от кресла и спрыгнуть у противоположной стороны люка. Она дотянулась до оружия воина, висевшего у того за спиной. Но оно не поддавалось, и она дернула еще раз, теперь гораздо сильнее.
Воин все еще держал Квикета за ноги.
Квикет упал навзничь, не выпуская из рук кольца.
В общем зале взметнулась пыль от взрыва, когда модуль отделился от корабля.
Люк грузового отсека был совершенно исковеркан. С высоты их полета миль на пятьдесят четко просматривалась темная поверхность Тентриса. В свете двигателей Меринда ясно различала отделившийся грузовой отсек и вцепившегося в него воина.
Еще там была извивающаяся фигура Терики Дара, уносимая взрывной волной через люк.
Но немигающий взгляд Меринды был прикован к плывущей в космосе фигуре Квикета Шн'дара. Он плыл, как ей показалось, словно перышко на ветру, высоко над планетой. «Он обязательно прилетит за мной, – подумала она, – и снова все будет хорошо».
Аварийные автоматы заварили люк, и давление выровнялось, вернулся звук – спокойный голос искусственного интеллекта.
Истеричный крик Меринды…
И долгий гул космического корабля, уносящего их все выше и выше в звездное небо.


Бета. Книга «Архилуса»

8. Потерянный «Архилус»

15.32 по Гринвичу
«Архилус» предположительно потерян.
«Сегодня народы мира скорбят по поводу пропажи „Архилуса“, корабля Межзвездного космического флота. Первый корабль, призванный испытать двигатель для полетов в параллельном пространстве Белтрана-Риша, Объединенное Агентство Космических Исследований объявило пропавшим. Космический корабль, который должен был начать глубокое исследование межзвездного пространства и возможное дальнейшее его освоение, уже три недели не выходит на связь после первого перехода в параллельное пространство. Исчезновение „Архилуса“ ставит под сомнение будущее Агентства и космических исследований в целом.
Руководители миссии в Центре Управления Полетами, расположенном в орбитальной колонии Элден, сначала заявили о полном успехе первого использования сверхсветового двигателя. «Переход в параллельное пространство протекал нормально, – сказала Джин Хамперс, руководитель Центрального Управления Полетами. – Мы затрудняемся объяснить, почему корабль и его команда не вернулись и не вышли на связь. Нет никаких свидетельств, что произошло нечто необычное во время первого испытания».

***

При планировании полета предполагалось, что «Архилус» преодолеет дистанцию в двенадцать световых лет до звездной системы Тау Кита, обследует недавно открытые космические тела этой системы и выйдет на связь с отчетом за 212 часов полета. Руководители полета предполагают, что из-за каких-то квантовых различий и малоизученной природы параллельного пространства точное местонахождение «Архилуса», когда он вернется в наш космос, неопределенно. Первоначально предполагалось, что различие в несколько часов, допустимое при радиотрансляции в пределах нашей собственной звездной системы, не будет превышать ожидаемые нормы. Когда корабль не возвратился сразу же, руководство полетом восприняло это как знак того, что все в порядке и что полет продолжается согласно плану. Однако, когда ожидаемое возвращение корабля затянулось на несколько дней, аналитики начали опасаться, что произошло самое худшее.
«Мы просто не знаем, что думать, – говорит доктор Лоренс Кастенбаум, председатель Агентства по Запредельному Пространству. – Нельзя сказать, что мы стали свидетелями катастрофы. Никаких взрывов, никаких сбоев в работе механизмов, насколько мы можем знать… они просто не вышли на связь».
Почти невообразимые расстояния, которые должен был преодолеть корабль, делают нормальную связь невозможной. Все недостатки, неполадки или неправильный расчет работы двигателей должны были быть устранены командой самостоятельно, без помощи Центра Управления. Если «Архилус» успешно достиг созвездия Тау Кита, как предполагалось вначале, любое радиосообщение команды дошло бы до Земли через двенадцать лет, и еще через двенадцать лет астронавты получили бы ответное сообщение.
«Были учтены все варианты, – объяснил доктор Кастенбаум. – В случае неполадок оборудования команда способна решить любую проблему. Они для этого специально подготовлены».
Возможная потеря «Архилуса» ставит под сомнение всю программу полетов в параллельном пространстве. Конгрессмен Эрик Деланси, штат Орегон, предлагает Агентству по Запредельному Пространству провести расследование с использованием космических программ. «Как можем мы оправдать расходование столь больших мировых ресурсов на освоение космоса, когда существует так много неотложных проблем здесь, на нашей собственной планете?»
Командиром корабля «Архилус» была полковник Мэри Энн Эстефан, тридцать семь лет, уроженка Гроувз-Миллз, штат Нью-Джерси. Полковник Эстефан закончила Академию Объединенных Сил в двадцать первом году и сделала блестящую карьеру как пилот и командир флота во время марсианской кампании в двадцать четвертом году. Имеет четыре награды, замужем, четверо детей.
Старшие офицеры – майор Джеймс Леффингвел, пятьдесят три года, Кэмден, штат Мэн, тридцать четыре года службы в морской пехоте, командир экспедиции на Юпитер в десятом году. Женат, шестеро детей.
Также на борту находились капитан Стэнли Грир (штурман), капитан Эстер Клайн (специалист по двигателям), лейтенант Элизабет Льюис (системы жизнеобеспечения), лейтенант Бродерик Эллерби (специалист по астродинамике), доктор Мэрилин Тоблер (специалист-геолог) и капитан Джереми Гриффитс (специалист по средствам передвижения с дистанционным управлением). Конец трансляции».

9. На раскаленной сковороде

Капитан Джереми Гриффитс, падая, больно ударился о жесткий пол. Немного придя в себя, он принялся решать головоломку, что же заставило его взять на себя эту миссию. Он был в резервном экипаже и, если честно, рассчитывал в случае успеха урвать часть славы, не принимая непосредственного участия в этом проекте. По своей квалификации он был специалистом по средствам передвижения с дистанционным управлением. Коллеги частенько посмеивались над чересчур громоздким названием его специальности. В глубине души он считал себя бесполезным запасным игроком: если все работает исправно, никто никогда не попросит его что-либо сделать. Правда, надпись на именной карточке «Астронавт Джереми Гриффитс» выглядела очень значительно, давала право на бесплатные обеды и оказывала неотразимое впечатление на девочек во всех космопортах.
Но этот рейс, несомненно, вовсе не был увеселительной прогулкой.
Гриффитс со стоном оторвался от холодного пола. Его серебристые светлые волосы, обычно тщательно подстриженные и причесанные, растрепались. Он осторожно огляделся, все еще не веря своим глазам, затем встал на колени. Он находился на широкой гладкой платформе. Гигантские колонны, возвышавшиеся, судя по всему, вдоль круглой стены здания, тонули далеко в дымке. Размеры помещения были немыслимо огромными, купол терялся в непроглядной темноте. Джереми еще подумал о том, насколько глубоко эти колонны уходят вниз за резко обрывающимся краем платформы. От этой мысли он сразу ударился в панику, ощутив приступ головокружения и тошноты.
Оказывается, этот бравый астронавт боялся высоты. Площадка, в которую он упирался коленями, как ему показалось, была слегка выпуклой посередине и понижалась к краям. Смелости это капитану не добавляло, и он на мгновение закрыл глаза, чтобы успокоиться, а потом обратил внимание на другие тела, лежавшие на платформе.
Эллерби был без сознания. Он лежал ничком в двадцати футах от Джереми, беспомощный, словно тряпичная кукла. Доктор Тоблер, лежа на спине, немного пошевелилась.
– Как чувствуете себя, Гриффитс? Вы в порядке? – услышал капитан женский голос.
Джереми взглянул на лейтенанта Элизабет Льюис. Ее форменный костюм был грязен, зато цел и невредим. Казалось, что и в этой ситуации она оставалась верна себе: она могла бы потребовать отутюжить свой костюм, даже если бы отправлялась на эшафот. Эту картину Джереми частенько представлял себе во время их совместных тренировок. Льюис была немного занудой, зато могла привести соответствующую цитату по любому поводу. И на все у нее имелся, как ей казалось, верный ответ, даже если она была не права. Ее черные, как ночь, волосы всегда тщательно уложенные, не оставляли равнодушными мужчин, а глубокие, выразительные глаза хранили в себе некую тайну. Однако Джереми знал, что эта маленькая женщина была способна заморозить любого представителя сильного пола.
Льюис была в этой миссии специалистом по системам жизнеобеспечения, но Гриффитс сомневался, что в ней самой теплилась хоть какая-то жизнь.
Джереми судорожно вздохнул и попытался встать, но колени его словно завязли в густой грязи.
– Думаю, да… мне бы только справиться с ногами. Что произошло?
– Вы помните что-нибудь из последних событий? – Льюис сложила на груди руки и прищурила глаза.
«Отлично, – подумал Джереми. – Сейчас она из меня душу вытрясет вопросами».
– Не уверен. Помню, что был с Эстер Клайн в реакторном отсеке, пытаясь наладить проводку двигателя. Там творилось что-то непонятное. Плутониевые стержни чистые, словно новенькие, но ни одной нейтронной вспышки между ними, вообще никакой реакции. Клайн даже вытащила два стержня из корпуса и начала соединять их друг с другом в манипуляторной камере. Ничего! Счетчик Гейгера вообще был словно мертвый, а даже я знаю, что на таком расстоянии эти стержни должны были бы расплавиться.
– Что еще вы помните? – В голосе Льюис прозвучала нотка, доселе незнакомая капитану. Страх?..
– Это все. – Он слегка отвел глаза, пытаясь напрячь память. – Клайн говорила о том, что собиралась сделать с этими плутониевыми стержнями, когда вернемся домой… потом вырубилась сигнализация, потом столкновение. Помню, как полковник Эстефан говорила по внутренней связи что-то об «абордажных партиях». Тут и раздались взрывы. Клайн залезла в люк первая, она что-то держала в руках. Я за ней. Вот и все. Скажите, что на самом деле произошло?
Льюис отвела глаза. «О всевышний! – подумал Джереми. – Кажется, у нее дрожат губы!»
– Когда это случилось, я была в кормовом отсеке, пыталась спасти систему жизнеобеспечения. Система слежения не действовала, поэтому Эстефан не успела укрыться. Хотя вряд ли это помогло бы. У нас на борту не имелось даже оружия…
– Конечно, – рассеянно произнес Джереми. – У нас ведь мирная миссия.
– Верно! – усмехнулась Льюис. – Но об этом забыли сказать вооруженным до зубов парням, пробившим дыру в корпусе нашего корабля, штурмовавшим его, словно морские пехотинцы.
У Джереми все еще кружилась голова, хотя беседа с Льюис помогла ему справиться с этой маленькой неприятностью.
– Где полковник? – спросил он, неуклюже сев и растирая голову.
Ответ последовал не сразу. Джереми поднял глаза.
– Полковник?..
Льюис в ответ только кивнула.
Страх вновь сковал Джереми. Он все понял.
– Кто еще? – произнес он.
– Клайн.
Джереми снова закрыл глаза. Волна головокружения опять захлестнула его. Льюис все еще не могла смотреть ему прямо в глаза. Ее железное самообладание впервые ей изменило.
– Я ее нашла… большую часть того, что от нее осталось, в нижнем складском отсеке как раз перед тем, как они меня схватили. Полковник Эстефан была первой. Она погибла сразу. Возможно, ей не следовало использовать этот проклятый трос как оружие. Леффингвел и Грир оказались умнее. Они скинули меня в шахту подачи снаряжения, туда, на склад, где мы хотели спрятаться, пока они не покинут корабль. Когда я выкатилась на другом конце, Грира и Леффингвела со мной не было. Их и здесь нет, значит, надо полагать, что они тоже убиты.
– Кто… – прошептал Джереми, потрясенный услышанным. – Кто их убил?
– Не знаю… Не знаю!
Лейтенант Элизабет Льюис, которая ни разу за три года их совместной работы не давала волю своим чувствам, вдруг запнулась и залилась слезами.
– Они были похожи… на… нас, с руками и ногами, почти такого же роста, как мы, но одеты во что-то вроде скафандров или в латы, во что-то такое. Они были разукрашены всякими воинственными символами и пользовались стержнями или прутьями, или… Я не знаю, что это было! Боже мой! Они направили одну из этих штук на Эстефан, и она просто взорвалась изнутри.
Льюис, холодная недоступная Льюис вдруг рухнула рядом с Джереми, содрогаясь от рыданий.
– Я ничего не в силах понять! Почему они на нас напали? Ведь мы прилетели с мирными намерениями.
Джереми неуклюже обнял Элизабет за плечи и неуверенно прижал к себе. В душе он боялся, что настоящая Льюис вдруг опомнится и набросится на него с кулаками. Но ничего такого не произошло, и ее слабость встревожила Гриффитса. Надо было что-то делать, чтобы мир вернулся на прежнее место.
– Лейтенант, мне сейчас тоже невесело, – произнес он как можно теплее. – Знаю, вам пришлось нелегко. Я-то в эту экспедицию попал, чтобы прокатиться, и только! Помните? Вы еще тогда сказали, что я имею такое же отношение к полету, как ваш первый муж к вашему замужеству. Просто я хотел пролететь среди иных миров, надеясь не слишком рисковать и вернуться домой героем. Корабль у нас на глазах захвачен пришельцами, кем бы они ни были, а всего этого в подписанном мною контракте нет.
Льюис решительно, как прежде, посмотрела ему в глаза.
– А если в контракте у меня этого нет, – улыбнулся Джереми, – значит, мой адвокат сможет меня из всего этого вытащить… если никто другой не поможет.
Льюис с отвращением оттолкнула его. Возможно, она все еще находилась не в себе, но уже попыталась собраться с силами.
– В общем так, пока вы не дозвонились до своего адвоката, полагаю, нам придется выбираться из всего этого самостоятельно.
– Совершенно верно, – ответил Джереми, вставая следом за ней. – Есть предложения, как это сделать?
Казалось, Льюис его не слышала. Она направилась к Эллерби и опустилась рядом с ним на колени.
– Он… он… – Джереми запнулся.
– Нет, он жив, – произнесла Льюис, не поднимая головы. – Если только покойник может храпеть. – Она с трудом повернула Эллерби на спину, взглянула в широкое квадратное лицо и начала легонько хлопать ладонью полевой щеке. – Ну, давай же, крепыш. Пора просыпаться. Ты не на тренировке, Брик.
Джереми заметил, как дрогнули веки Эллерби. Довольный этим результатом, он отправился к лежавшей неподалеку Мэрилин Тоблер, безуспешно пытавшейся сесть. Ее медово-золотистые волосы по-прежнему сохраняли аккуратную короткую укладку, как она любила, но небесно-голубые глаза пока еще не могли сфокусироваться.
– Доктор Тоблер, вы в порядке?
Мэрилин повернулась на голос и ответила сразу:
– Мне бы французский тост, но без яблочного сиропа, или вам нравится кетчуп?
– Доктор Тоблер! – Гриффитс опустился на колени и схватил ее за плечи, ища в ее холодных глазах хоть немного понимания.
Вдруг она сосредоточилась на нем.
– Капитан Гриффитс, какая приятная неожиданность! Что вы делаете в обзорном отсеке?
– Похоже, что наша госпожа доктор немного не в себе, – сказала Льюис, подходя поближе вместе с Эллерби, который возвышался над ней на целую голову.
– Не думаю, что это серьезно, – проговорил Гриффитс с гораздо большей уверенностью в голосе, чем в душе. – Эллерби, вы же второй врач в нашей экспедиции. Как она, на ваш взгляд?
– Ну, я бы сказал, что очень даже ничего! – проговорил Эллерби. – Но, полагаю, вам необходима более точная оценка.
– Да! Пожалуйста! – В голосе Гриффитса не было и тени иронии. Присев рядом с Мэрилин, он покачал головой. Только теперь он заметил Льюис, стоявшую рядом и смотревшую на него. – Так что же нам делать?
– Я как раз собиралась спросить вас о том же, – ровным голосом ответила Льюис.
– Что вы имеете в виду?
– Наверное, прежде всего следует подумать о том, как выжить. С другой стороны, мы могли бы установить контакт с этими пришельцами и прийти к какому-то соглашению. Было бы неплохо знать, где наш корабль и в каком он состоянии, если мы вообще надеемся…
– Обождите, обождите! – воскликнул Гриффитс. – О чем это вы?
С нарочитой сдержанностью Льюис ответила ему ледяным тоном:
– О том, капитан, что теперь вы отвечаете за экспедицию. Как старший по званию офицер…
– Но я не хочу командовать!
– Вы должны.
– А я не хочу!
– Вы единственный старший по званию офицер среди нас, не так ли, капитан? – Льюис опять сложила руки на груди. Плохой знак!
– Конечно, но я не виноват! – взмолился Гриффитс.
– Что вы хотите этим сказать?
– Послушайте… – Гриффитс приложил ладонь к сердцу. – Вся эта затея вовсе не моя. Я должен был командовать одним из марсианских конвоев. Мой старик это организовал. Чтобы продвинуться, надо иметь хотя бы звание капитана, вот он меня и продвинул через своих людей в командовании флота. Мое звание – это всего лишь мираж, и ничего больше.
Льюис на минуту задумалась.
– Хорошо, я все понимаю, Но и… можно откровенно, сэр?
Гриффитс не сомневался, что, если бы даже он сказал «нет», это вряд ли имело бы значение.
– Конечно.
– Лично я уверена, что ваши руководящие способности не годятся для командования экспедицией. Однако подготовка в Центре первых контактов в Канзасе требует, чтобы вышестоящий офицер в экстремальной ситуации отвечал за продолжение миссии, если это вообще возможно, и возвращение команды на Землю.
– Канзасский Центр первых контактов! – передразнил ее Гриффитс. – Не смог же он предусмотреть аварии, в результате которой на прошлой неделе сняли с полета капитана Мердока.
Вдруг доктор Тоблер встала между ними.
– Не хватало еще, чтобы вы подрались за право командовать!
– Просто небольшой полет, – не унимался Гриффитс. – Увеселительная прогулка по старым добрым звездным местам. Ну не мог предположить канзасский Центр, что наши плутониевые стержни вдруг перестанут подчиняться всем законам физики! В Центре, конечно, не рассчитывали, что нас похитят и какие-то мрачные межзвездные пираты перебьют половину команды. И Центр не планировал…
Огромное пространство вокруг них вдруг наполнилось тысячей голосов, грянувших единым хором, заставив астронавтов вздрогнуть.
Через несколько минут жуткое многоголосие повторилось. Затем еще раз. Вскоре Гриффитс различил в оглушительном шуме серию последовательных сигналов, исходящих от невидимого источника. Широкие полосы на полу у них под ногами стали более четкими и начали ярко светиться. Шум постепенно нарастал. Колонны вокруг астронавтов задрожали и ритмично загудели.
Пытаясь устоять на ногах, Гриффитс вдруг увидел, что пол под ними словно растворился, превратившись во вздымающиеся ввысь столбы света и освещая помещение яркими лучами. Позабыв о том, что они стоят на краю платформы, Гриффитс и его товарищи сделали несколько шагов назад.
Столбы света с треском рассыпались яркими искрами, и пространство вокруг них наполнилось кроваво-красным светом.
Гриффитс посмотрел вверх. Переливающееся красным пламенем мускулистое тело не менее двухсот футов в высоту имело огромную голову гуманоида, но с тремя рядами пылающих внутренним огнем рогов, образующих корону. В белых сверкающих глазах отсутствовали зрачки. Смотреть в них было больно. От тела исходили шесть щупалец. На конце каждого из них располагалось по три когтя, между остриями которых сверкали электрические разряды.
– Арах чу катчак нерут дег!
Обстановка становилась опасной. Голос прозвучал словно рок, заставив людей содрогнуться.
– Что вы там говорили? – прошептала Льюис с содроганием.
Гриффитс с трудом сглотнул и с дрожью в голосе ответил:
– Совершенно определенно, мы не в Канзасе.

10. Непонятная смертЬ

– Во имя преисподней, что это?!
Голос Льюис едва дошел до сознания Джереми. Чудовищное существо, возвышавшееся над ними, посмотрело на них и рассмеялось. Звук этот был ужасен, он был словно глас самой судьбы, а может быть, и смерти, воплощенной в образе отвратительного демона. Его щупальца сплелись на огромной груди, а очертания тела расплылись в исходящем от него жарком сиянии. Зрелище, само по себе невероятное, было еще более невероятным в своей реальности.
– Капитан!
Гриффитс часто заморгал.
– Капитан! – вновь позвал Эллерби.
– Да? – Гриффитс еле узнал свой голос.
– Капитан, что нам делать? – Эллерби был на грани истерики.
Гриффитс все еще хлопал глазами и тряс головой, словно хотел избавиться от видения и согласовать то, во что он всегда верил, с тем, что сейчас видел. Он перебрал все, чему их учили за последние несколько лет. Все непредвиденные обстоятельства и приемы, применяемые в чрезвычайных ситуациях.
– Арах чу мендрал тсак кондрут дега! – грохотало чудовище, ритмично размахивая в воздухе своими щупальцами.
Вдруг Гриффитс стряхнул с себя оцепенение. Кто-то должен был проявить инициативу, и с большой неохотой он понял, что это предстоит сделать ему.
Он сделал шаг вперед, подняв руки над головой.
– Приветствую тебя. Мы, люди с планеты Земля, пришли к вам, нашим братьям, через звездную мглу с посланием дружбы. У нас добрые намерения, и мы желаем лишь…
Чудовище откинуло голову назад и завизжало в высоту. Его крик отозвался в колоннах и потряс воздух в помещении.
– Гнустакта беро турумкар элсти нараганта бега-ан! – завывало страшилище.
Гриффитс отступил назад, пока не наткнулся на Льюис.
– Похоже, я ему не понравился.
– Ну, – произнес Эллерби, с трудом делая вдох и показывая на ноги страшного существа, – одно совершенно ясно.
Страшный рев заполнил пространство вокруг них, но Джереми не замечал его. Его взгляд устремился туда, куда указал Эллерби, и то, что он увидел, сковало его страхом. У ног чудовища стал вырастать багрово-красный алтарь.
– Они же несерьезно! – Льюис задрожала от ужаса, отвращения и негодования одновременно.
Гриффитс повернулся к своей группе и быстро проговорил:
– Первый контакт с представителем иной цивилизации откладывается на другое время. Надо выбираться отсюда! Какие будут предложения?
Эллерби посмотрел в сторону. От края платформы поднялись четыре красные вооруженные фигуры и медленно направились к ним. Их темные плащи развевались на прилетевшем откуда-то ветру. Каждый из воинов держал по страшному жезлу, с помощью которого они уничтожили половину команды землян, и теперь вновь их направляли на оставшихся в живых людей.
– Что бы ни было, но действовать надо быстро, капитан!

***

– Тоблер! – Гриффитс повернулся к геологу. – Вы умеете стрелять?
– Да, сэр, – ответила она, и Гриффитсу показалось, что ее небесно-голубые глаза засверкали ярче.
– Отвлеките их! Вероятно, надо будет прорваться через один из этих мостов…
– Через какой? – В голосе Мэрилин послышался страх.
– Проклятье, я этого не знаю! – выпалил Гриффитс. Багровое вооруженное чудовище почти добралось до него. – Тот, что у меня за спиной! Ну же, попытаемся!
Эллерби быстро повернулся. Воин уже начал наводить оружие, но был недостаточно быстр. Эллерби перехватил жезл до того, как тот успел прицелиться, и одним движением выдернул его из руки нападавшего, вцепившегося в жезл так сильно, что не устоял на ногах. Его красные сверкающие латы загремели по полу, когда он упал.
Джереми повернулся к ближайшему из воинов и, пригнувшись, прыгнул на него. Но Льюис его опередила. Джереми вспомнил, что в свое время она служила рейнджером. Ее удар угодил прямо в шлем нападавшего. Обливаясь коричневой кровью, брызнувшей от удара Льюис, чудовище рухнуло ничком.
Преодолевая боль и головокружение, Джереми посмотрел вверх. Тоблер сражалась с другим воином, оба вцепились в огнестрельный жезл, не желая уступать один другому.
– Извините! – крикнула капитану Льюис и быстро повернулась к другому воину, приемом дзюдо швырнув противника в направлении Джереми. Эллерби ударил захваченным оружием упавшего воина по голове. Это не произвело особого эффекта.
Пока Эллерби отчаянно искал на жезле хотя бы какой-нибудь спусковой механизм, Джереми услышал у себя за спиной тяжелые шаги новых нападавших, поднимавшихся с края платформы.
А за всем этим возвышалось огромное чудовище с искаженным от ярости рогатым лбом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 коньяк ioreli 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я