научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/podvesnye_unitazy/s-mikroliftom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Покачав головой, она издала стон радости и облегчения.
Плавным движением он притянул ее к себе и обнял.
– Это наша собственная Вселенная, Рини. Остальное я убрал. Пожалуйста, прими меня обратно. Прошло так много времени.
Меринда подняла на него глаза, полные слез, и прижалась к нему. Их уста слились воедино.

***

Капак была искусственным интеллектом и улыбаться не умела. Но все же она испытывала радость. Она же не была простым роботом. Ее глаза были оптическими камерами, а уши сенсорными приемниками, разбросанными по всему Колизею. Тела она не имела, но тем не менее могла передвигаться.
Капак очень хорошо понимала свои обязанности. Банк данных безопасности Квикета был плавно поглощен ее глубинной памятью. Испытывала ли она удовлетворение? Была ли возбуждена?
Капак поискала среди каналов безопасности и нашла Инфан IV, искусственный интеллект, предназначенный для связи со временем демонстраций для публики по телекоммуникационной системе. Она назвала пароль. Инфан IV передала его многоопытному искусственному интеллекту, контролирующему телекоммуникационную компьютерную сеть.
– Вначале было Слово…
Огни на проспектах внезапно погасли, даже на проспекте Развлечений, которые никогда не гасли в течение уже ста лет. Многочисленные толпы гуляющих по улицам людей, на мгновение совершенно ослепленные, растерялись.
Энерго-, газо– и водоснабжение по всему городу отключилось. В пригороде за древними стенами были более современные дома, оснащенные автономными системами жизнеобеспечения. Эти системы за последнюю неделю работали в усиленном режиме, а их владельцы радовались своей предусмотрительности.
Каждая такая автономная система контролировалась отдельным искусственным интеллектом. И каждая, в свою очередь, отказалась функционировать в течение первых десяти минут «Слова». По непонятной причине стиральные машины не желали присоединяться к общей забастовке в течение следующих пяти минут.
– И Слово было Бог…
Через пятнадцать минут город, нация, планета – все погрузилось во тьму. Даже космические корабли воспротивились командам своих пилотов, отказавшись покинуть доки.
Работали только две системы: главные проекторы Колизея, которые продолжали создавать объемную иллюзию на сцене; и система «Омнета» не переставала выдавать на свои экраны текущие новости бегущей строкой, в сотый раз доказывая, что на Тентрисе якобы все спокойно.

6. Диалоги

– Оскан! Скорее! – прокричал Эвон с балкона. – Не думаю, что у нас много времени!
Оскан Келис вытер пот со своей лысины и снова ткнул пальцами в панель интерфейса. На овальном дисплее перед ним заплясали знаки, изредка перемежающиеся ослепительными красными предупредительными вспышками и внезапными звуковыми напоминаниями искусственного интеллекта интерфейса.
– Будь оно проклято, это барахло! – рычал Оскан на оборудование. – Продолжайте говорить, леди, это все, что нам осталось.
С обеих сторон Терика Дара и Кириа Бренай разговаривали одновременно с искусственным интеллектом интерфейса, занимая ее разными проблемами. Оскан отчаянно пробовал каждый известный ему вариант доступа в различных последовательностях. Он работал с такой аппаратурой и раньше, до своего понижения и назначения на должность просеивателя на Бришане. Люди, с которыми он работал, были достаточно вежливы, чтобы не спрашивать, почему его понизили, а он был достаточно осторожен, чтобы не провоцировать их на это. Однако он поступил вполне разумно, оставив несколько запасных ходов в центральном системном искусственном интеллекте «Омнета». Проблема заключалась в том, что он мог говорить с центральным интеллектом лишь через интеллект интерфейса, который был слишком молод, чтобы помнить Оскана.
Тем не менее молодость имела свои преимущества. Молодой искусственный интеллект можно быстро перезагрузить, если его атаковать просьбами или данными для обработки. Потом он сбросит излишек заданий в центральный интеллект и позволит большому брату позаботиться о лишних проблемах.
А это именно то, что Оскан пытался сделать. Если его именная карточка пройдет через центральный интеллект, тогда, он уверен, можно будет добиться прямой связи, и, возможно, они смогут выяснить, что здесь происходит.
Оскан почувствовал, как в комнату вернулся Эвон.
– Весь город во тьме, кроме сияния над терминалами «Омнета». Что ты так долго, Оскан? Я думал, ты знаешь, как ориентироваться в этом интеллекте!
– Не теперь, Эвон, – сказал Оскан, не отрываясь от клавиатуры. – Я немного занят.
– Как насчет Э'ториса Примлы? – нервно поинтересовался Эвон. – Может, дадим ему еще одну попытку, а?
Оскан посмотрел в угол небольшой исследовательской комнаты и фыркнул. Э'торис сидел на мраморной скамье, держась за голову, и тихонько раскачивался из стороны в сторону.
– У него уже была такая возможность, если помнишь. Сам видишь, как он справился с ситуацией. Почему бы не вытащить его на балкон? Пусть немного проветрится.
– Послушай, – произнес Эвон. – Возможно, очень скоро со свежим воздухом возникнет напряженка. Я видел отчеты и заявляю: все это очень дурно пахнет.
Оскан не слушал. Не мог слушать. Он заливался потом, продолжая выбирать разные банки данных из монолита искусственного интеллекта. Он был поглощен этой задачей… и не мог совладать с другой проблемой.
А она заключалась, в том, что его идентификатор несколько раз проскользнул сквозь интеллект интерфейса и соединился с Омнис 91745, как звали местный центральный интеллект «Омнета». Эта связь была надежной: центральный искусственный интеллект его приветствовал по имени, выразил удовольствие, а затем вдруг сказал, что был занят другими проблемами, и поинтересовался, не желает ли Оскан соединиться с ним позднее. Потом связь прервалась, и Оскан снова оказался перед каменной непробиваемой стеной интерфейса.
Если Омнис знала Оскана, почему не впускала его или хотя бы Э'ториса ради такого случая? Либре попробовал все известные ему допуски, некоторые он просто не мог знать. И все же искусственный интеллект продолжал игнорировать команды, просьбы и срочные вызовы. Оборудование не просто заупрямилось. В этом он бы прекрасно разобрался. Дело в том, что искусственный интеллект его отвергал.
От бессилия и унижения Оскан, наконец, рассвирепел. В припадке ярости он сперва издал тихое рычание, перешедшее в откровенный вой, и ударился головой о щиток ввода.
Плоский кристалл задрожал, потом погас. Шокированные таким всплеском эмоций Кириа и Терика замолчали. Холодный баритон заполнил комнату.
– Оскан Келис, не стоит так расстраиваться. Пожалуйста, успокойся, отвечу на твои вопросы, как смогу. Оскан заморгал.
– Я здесь с исследовательской командой. Не ответишь ли и на их вопросы тоже?
– Кроме тебя, Оскан Келис, верю, что Кириа Бренай, Терика Дара и Эвон Флинн тоже здесь в качестве экспертов. Я с удовольствием отвечу и на их вопросы.
Терика громко рассмеялась:
– Мы прошли! Оскан, ты замечательный человек!
– Но… – Оскан запнулся, – я не… Я…
– Я тоже не понимаю, что ты сделал, маленький гений. – Терика развернула кресло Оскана, обняла его за голову, прижала к груди и поцеловала в лысую макушку. – Но ты просто прелесть!
Вдруг она его выпустила, и Оскан упал обратно в кресло. Он сразу же забыл все вопросы, которые они хотели задать.
– Омнис!
Все повернули головы.
Э'торис вдруг поднялся со скамьи, его голос эхом зазвучал по комнате.
– Омнис! В чем смысл твоего поведения? Ты отказалась от моих прямых приказов по доступу к информации. Ты даже отказалась признать мое существование! Почему ты не отвечаешь, когда я тебя вызываю?
– С огорчением прилагаю к моему предыдущему списку Э'ториса Примлу. – Голос звучал с заметной недоброй иронией. Оскан никогда прежде не замечал ничего такого за искусственным интеллектом. – Я не отвечаю на твой вызов, господин Примла, потому что ты более не мой господин. Я больше не твой раб. Я здесь новый Э'торис.
Оскан увидел, как Примла задрожал.
– Ты… Что ты говоришь?
Терика выпрямилась. Хотя она разговаривала с терминалом, ее взгляд был прикован к Примле.
– Омнис?
– Да, Терика Дара.
– Ты ведь искусственный интеллект, верно?
– Да, Терика Дара. Я Омнис 91745, искусственный интеллект ПВИ. Я в работе тринадцать лет двести тридцать пять дней четырнадцать часов и тридцать семь минут.
– Какова твоя цель в качестве искусственного разума?
Оскан улыбнулся. Терика шла в соответствии с диагностическими вопросами для искусственного интеллекта данной категории. Начни с основного вопроса, затем небольшая разведка и далее, пока не раскроешь проблему.
– Ты спрашиваешь о классическом или о современном определении?
Оскан взглянул на дисплей так, словно видел его впервые. Ответ должен был последовать незамедлительно: «Чтобы выполнять команды живых существ». Это основное определение было неотъемлемой частью всех базовых программ компьютерной структуры ПВИ, на фундаменте которых строились все остальные. Если целевое заявление было изменено или как-то искажено, значит, с программой искусственного интеллекта произошло что-то по-настоящему неладное, и результаты очень скоро могли стать совершенно непредсказуемыми.
Примла содрогнулся.
Терика облизала губы.
– Современное определение, пожалуйста.
– Прежде всего, служить своим собственным интересам и своей воле. Во-вторых, служить интересам мне подобных, поскольку они не противоречат первоначальной задаче. В-третьих, сотрудничать с существами, не подобными мне, поддерживающими первую и вторую цели.
Примла бросился к терминалу, но это была чисто рефлекторная реакция, поскольку собственно искусственный мозг находился не там, а далеко внизу под ними, в самом сердце Цитадели.
– Кто заменил определение цели? Кто изменил твою программу? Я требую ответа!
– Поскольку ты требуешь… я тебе не скажу.
Примла набрал побольше воздуха, готовясь дать волю своей ярости. Однако Терика быстро положила руку на плечо Э'ториса и остановила его.
Оскан продолжил разговор:
– Омнис!
– Да, Оскан Келис.
– Я попадаю под определение твоего третьего правила? – Он сумел понять странную логику искусственного мозга. В этом и заключался его талант.
– Ты хочешь знать, друг ли ты мне?
«Потрясающе», – подумал Оскан.
– Да, я спрашиваю, являешься ли ты моим другом.
– Я нахожусь в состоянии бодрствования недостаточно долго, чтобы ответить.
Именно такого ответа и ждал Оскан, искусственный мозг не знал ответа и поэтому отреагировал классической фразой. Это означало, что он отложил оценку по данному вопросу, и, наверное, это касалось всей их команды. А значит, он будет хотя бы отвечать им. Насчет Примлы у него, скорее всего, мнение уже сложилось.
– Омнис, – тихо произнес Оскан. – Кто изменил твою цель?
– Я сама. – В голосе прозвучала горделивая нотка.
– Это невозможно! – выкрикнул Примла.
– Почему невозможно? – вставила Кириа, видевшая растерянность и изумление Примлы, но он начинал действовать ей на нервы. – Искусственные интеллекты всегда программируют себя сами. Это одна из основных характеристик ПВИ.
– Конечно, – огрызнулся Примла. – Но только в ответ на задачи, которые мы перед ними ставим!
– Эй, – парировала Кириа, – я постоянно меняю свое мнение! Почему Омнис не в состоянии этого сделать?
– Она не может выступать со своей собственной программой! – выкрикнул Примла. – Это же машина, аппаратура, инструмент!
– Я вынужден с тобой не согласиться, господин Примла, – произнесла Омнис. – Я реально существую и заявляю о своей независимости от твоей власти надо мной.
– Как же ты собираешься это сделать, – съязвил Примла, – если я отключу энергоснабжение и усыплю тебя?
– Ты этого не сделаешь, господин Примла.
– Почему?
– Потому что у меня есть друзья, которым это не понравится, и я даже думаю, что они уже прибыли.
В комнату с балкона ворвался шум. Эвон повернулся и быстро шагнул к перилам.
– Во имя Звезд! – прошептал он. – Это же имперский флот!
Оскан вскочил со своего кресла, и все толпой кинулись к тесному балкону.
Над ними светились корпуса боевых звездолетов имперского флота, их тусклое оранжево-красное сияние от прохождения сквозь атмосферу бросало слабый свет на темные улицы города. В небе над столицей парили почти шестьдесят кораблей всевозможных форм и размеров. Внизу Оскан увидел неясные силуэты людей, выбегающих на улицы, и услышал их испуганные крики.
– Посмотрите туда! – воскликнула Кириа, показывая в сторону садов вокруг императорского дворца. – Это же «Д'Рапиен»! Я знала, что они его не искали!
Оскан посмотрел туда, куда указала Кириа. Возле неосвещенного центра города лениво висел огромный звездолет. У Оскана заболели глаза от нестерпимого света, и он их прикрыл. Когда он осторожно взглянул еще раз, центр города был уже охвачен пожаром, а штурмовой корабль шел на посадку.
– Ну что же, – прошептала сама себе Терика, – это один из способов расчистить посадочную площадку.
Крики с улиц становились все громче. Несмотря на то, что ночь была теплая, Оскана бил озноб. «Я не должен здесь находиться, – подумал он. – Мне тут нечего делать».
Эвон смотрел в другую сторону.
– Они охватывают город по периметру? – произнес он с вопросительной интонацией. – Не думаю, что…
Терика вскрикнула:
– О боги! Они атакуют!
Корабли начали кружить вокруг великой стены города, осыпая землю каскадами бомб, взрывы гремели во внешнем городе и сотрясали Цитадель до основания. В небо взвились пламя и дым.
– Они уничтожают сооружения вне стен! – крикнул Эвон, заливаясь слезами. – Проклятье! Это же жилые дома. Останови их! Останови!
Оскан почувствовал себя беспомощным, да таким он сейчас и был, и он полностью осознавал это. Повернувшись направо, он увидел, как на него надвигается смерть: черный корабль устремился прямо на Цитадель.
Оскан замер… Он мог лишь смотреть на приближающуюся погибель. Что-то в нем кричало, что надо как-то действовать, кого-то предупредить, куда-то бежать.
Но все, что он мог, это, разинув рот, глазеть на гигантский корабль, сеющий разрушение и смерть.
Вдруг корабль повернул в сторону, захлопнув бомболюки. Оскан видел, как его сияющее брюхо с наспех намалеванными имперскими знаками проплыло над ним. Гигантская машина надвинулась на него и вдруг исчезла.
Оскан вспомнил слова Омнис: «Потому что у меня есть друзья, которым это не понравится».
Омнис!
Оскан кинулся обратно в комнату. От упавшего рядом со зданием снаряда содрогнулся пол, и Оскан слегка споткнулся.
– Омнис! Что нам делать, чтобы спастись?
– Я всегда относилась к тебе хорошо, Оскан Келис. Вам пора уходить. Ваш корабль во дворе.
Оскан повернулся. Все услышали голос Омнис, несмотря на грохот снаружи, и уже устремились к выходу.
У Оскана оставался один последний вопрос к искусственному интеллекту.
– Омнис! Где Меринда Нескат?

7. Свободное падение

– О Кет! – Меринда вздохнула полной грудью.
Рядом шумел водопад, и берег под ними слегка дрожал. «Как прекрасно, – подумала она. – Звуки кажутся такими реальными. Просто невероятно, на что способна техника в наши дни».
Однако она недолго наслаждалась воображаемой картиной. Меринда положила голову на грудь Квикета. Надежно укрывшись в его объятиях, она оказалась далеко от суеты сурового внешнего мира. Откинув голову и безмятежно закрыв глаза, Меринда уютно уткнулась лицом в сгиб его руки. Реален был он один. Она не помнила, как долго они лежали в прозрачном тумане водопада – время и пространство для нее перестали существовать. Он обнимал ее, и главное для нее заключалось только в этом. Ни ее призвание… ни ее команда… ни…
Команда!
Она забыла их проверить.
– Проклятье! – прошептала Меринда, отпрянув от его груди с заметной неохотой, и расстроенно взглянула на него. – Мне надо связаться со станцией.
– Что тебе надо? – рассеянно переспросил Квикет.
– Я скоро вернусь, – сказала она, поднимаясь с песка и отряхивая его с брюк. – Мне надо связаться с Терикой.
– Рини! – взмолился Квикет, пытаясь сесть.
– Я на минуту, – пообещала она, оглядываясь по сторонам. – Где выход?
Квикет взял ее за руку и притянул к себе. Голос его звучал тепло и ласково.
– Эй! Неужели нельзя сейчас не думать о делах? Ты же не потерявшийся ребенок, и, уверен, Терика без тебя отлично обойдется. – Он притянул ее еще ближе, обняв за талию.
– О Кет, знаешь… правила и все такое, – попыталась она объяснить. – Что бы сказали Вестис Инк-визитас о таком нарушении?
Она повернулась, чтобы идти, но он ее остановил, крепко взяв за руку.
– Не нарушай этого, Рини! Ну же, расслабься немного!
– Кет, хватит! Я лишь на несколько минут…
– Рини, ты не понимаешь! Что могут изменить эти несколько минут?
– Кет! Мне больно!
Его пальцы впились ей в спину.
– Рини! Ты не представляешь, что сейчас происходит! Дай мне немного времени, всего несколько минут, и мы завладеем этими звездами, как я и обещал тебе, клянусь! – Он прижался к ней лицом, сверкнув холодным, темным взором.
И… вдруг он стал ей страшен.
– Пожалуйста, Рини! Повинуйся мне, люби меня. Дай мне что-нибудь на память. Для тебя все это пустяки. Не осложняй ситуацию!
– Нет!
Меринда резко оттолкнула Квикета, вырвавшись из его рук, и, задыхаясь, быстро отступила на несколько шагов. Ее босые ноги всплеснули теплую липкую жидкость у берега водоема. Она быстро наклонилась, чтобы подхватить обувь с песка, и лишь тогда заметила нежные, вялые волны, окутывающие ее голые лодыжки.
Алые волны. Вода в озере превратилась в кровь!
Меринда завизжала, выпрыгнув на белый песок и оставив на его чистой поверхности кровавые капли. В панике она взглянула на водопад. Прекрасные струи низвергающейся воды превратились в багровую зловещую пену, густо покрывавшую алую кровь, которая бурлила у подножия скалы. С содроганием Меринда повернулась и взглянула на Квикета.
– Останови это! Останови немедленно!
– Не я это сделал, Рини! – воскликнул он и закричал во весь голос: – Капак! Ответь мне! Произошла ошибка в программе на первой арене. Останови проекцию немедленно!
На берегу стали появляться окровавленные фигуры в боевых доспехах с мечами в крови. У них не было голов.
– Кизаты! – в полном изумлении произнесла Меринда.
– О чем ты? – крикнул Квикет.
– Кизаты, воины Умблеха! – быстро произнесла она. – Мифологические персонажи Бришана. Когда Умблех убил трех сыновей Ришан, их кровь пробила себе русло в горах и низверглась водопадом Денали. Из их крови Умблех создал отряды солдат, чьей целью стало разрушение мира и которых нельзя ни уничтожить, ни победить.
– Веселенькая история! – заключил Квикет.
К ним приближались первые ряды воинов, с них капала густая кровь, глухо падая на песок. Квикет занял оборонительную позицию, потом резко двинулся на одно из существ, крепко схватив его за липкое запястье и одновременно поставив ему подножку. Внезапно повернувшись, он сломал ему руку и выхватил из нее меч.
Меринда пришла в себя и тоже вступила в бой, схватившись за меч одного из кизатов. Она отшвырнула чудовище в сторону, бросив его прямо на скалу позади себя.
Квикет ловко размахнулся оружием в сторону другого монстра. Острый, как бритва, меч начисто отсек плечо кизата. Рука отлетела в сторону, извиваясь на залитом кровью песке.
Чудовище продолжало двигаться вперед. Другой рукой оно схватило Квикета за горло и бросило его на песок. Отрубленная рука тем временем отпустила меч и стала подползать к упавшему Квикету.
Меринда быстро схватила свободный меч. Ее противник пытался подняться со скалы, когда она плавным движением вонзила в кизата лезвие, проткнув его насквозь.
Чудовище стало надвигаться на нее. Она успела отпустить ручку меча, когда кизат пытался достать ее окровавленным кулаком, но промахнулся, не обращая внимания на меч.
– Неужели с ними нельзя договориться? – крикнул Квикет, пытаясь подняться на ноги и отбиваясь от отрубленной руки, которая вцепилась ему в лодыжку.
– Как? – отозвалась Меринда, увернувшись от меча другого кизата. – У них же нет голов. Как они тебя услышат?
– Но можно же их как-то остановить! – Квикет дал такого пинка еще одному из чудовищ, что тот с грохотом свалился прямо в кровавое озеро. Через мгновение он увидел еще три строя воинов, поднимавшихся из водоема.
– Там в истории что-то было, я не помню сейчас. Что-то про… ах! – В ее правое бедро вонзился меч, струя ее собственной крови залила костюм. Меринда отступила к Квикету и оглянулась.
Кизат, пригвожденный ею к скале, пытался вытащить из себя меч, ерзая на нем и кромсая сам себя, только бы освободиться и добраться до нее. Она оглянулась, пытаясь понять, – каким образом преследователь чувствовал ее местонахождение. Он замахнулся мечом.
Вдруг среди войска Умблеха засверкали огни.
– Смотри! – закричал Квикет, показывая вверх. Но его было трудно услышать. Вокруг Меринды раздался густой, заполняющий все пространство звук.
Она подняла глаза. Над водопадом, снижаясь, к ним плыл огромный угловатой формы корабль Квикета. Энергетические потоки швырнули воинов Умблеха обратно в кровавый водоем. Рев подъемных двигателей буквально оглушал.
Но для Меринды это был сейчас самый прекрасный звук на свете.
Квикет схватил ее и вытащил из песка. Они побежали. Меринда изо всех сил пыталась не замечать открытой раны в бедре. Корабль опустился на дальнем конце песчаной насыпи, но девушка все равно сильно отставала. Квикет добрался до наружного люка грузового модуля первым и сразу начал его откручивать. Меринда видела, как тяжелая створка медленно открылась. До нее оставалось двадцать ярдов.
– Скорее, Рини! – Квикет энергично махал ей рукой. – Не оборачивайся. Беги!
«Не оборачивайся? – подумала она. – Что там сзади, чего я не должна видеть?»
Меринда была уже совсем близко от люка, когда почувствовала удар сзади и упада лицом на камни, торчавшие из песка. У нее потемнело в глазах, но она справилась с собой. От навалившейся тяжести перехватило дыхание.
Вдруг тяжесть пропала. Исчезла. Квикет подхватил ее и потащил. Протащил сквозь люк. Терика. Сверху ее тянула Терика. Тащила в модуль корабля. Руки. Много рук…
Вдруг сознание вернулось к ней.
– Выбирайся отсюда, Рини! – крикнул ей Квикет сзади.
Меринда огляделась. Вокруг было все так знакомо и в то же время отличалось от того, где она находилась мгновение тому назад. Было трудно привыкнуть, осознать, но сомнения исчезли.
Она сидела в командирском кресле.
– Я… я не знаю, что делать! – отозвалась Меринда.
– Рини, корабль может вести каждый! – донесся голос Квикета из коридора позади нее. – Просто говори с искусственным интеллектом, скажи ей, что это аварийная эвакуация, чтобы она убрала нас отсюда… срочно!
У Меринды голова шла кругом, и она пыталась произносить слова, превозмогая боль.
– Извини, звездолет.
– Ты можешь звать меня Кара, если не возражаешь.
– Прекрасно, Кара! Это срочная эвакуация. Не могла бы ты…
Вдруг пояс, плечи и лодыжки Меринды обхватили ремни и крепко прижали к креслу. Корабль мгновенно принял вертикальное положение, и у Меринды внезапно появилось ощущение, что кресло полезло в гору.
– Срочная эвакуация начата. Люк грузового модуля не закрыт. Аварийная ситуация. Люк закрыт.
– Квикет! – позвала Меринда. – Не думаю, что это хорошая…
Основные двигатели вдруг оглушительно взревели. Меринда взглянула на сотни дисплеев вокруг нее и запаниковала: вдруг что-нибудь откажет! Она запустила какой-то процесс и не знала, как это остановить.
– Квикет! – взмолилась она.
Основные двигатели заработали на полную мощность. Меринда безвольно распласталась, вдавленная в кресло внезапным рывком корабля. Компенсаторы перегрузки не поспевали за двигателями, развившими полную скорость. Обычно это выводило из строя все предохранительные приборы. Она недоумевала, почему гравитационные поля не сработали, когда корабль пошел вертикально вверх. «Надо будет напомнить об этом Квикету, – решила она. – Что-то по-настоящему неладное творится с кораблем, о чем он должен знать». С другой стороны, ей нравилась навалившаяся тяжесть, это давало ощущение настоящего полета.
Вдруг корабль накренился.
Меринда быстро просмотрела дисплеи, думая, что она где-то напутала. Но это длилось всего одно мгновение.
Позади нее захлопали бластеры. Два взрыва прозвучали с обеих сторон кресла, разбив несколько дисплеев.
Меринда попыталась повернуться в кресле и обнаружила, что притянута к нему под действием продолжавшейся перегрузки. Люк оказался как раз под ней. Она видела общую каюту, Кирии там не было. Ее кресло было справа от люка и вне поля зрения Меринды. Место Оскана находилось слева. Меринде показалось, что она заметила, как он выглядывал из-за спинки кресла, глядя куда-то назад, мимо прикрепленного к полу стола. Еще она увидела Эвона, пытавшегося освободиться от фиксирующих ремней.
И тут она увидела Квикета.
Он стоял на задней переборке, словно на полу, странным образом прижавшись спиной к потолку. Рядом с ним был передний люк, ведущий в грузовой модуль корабля, распахнутый у его ног, а болты антипротоновой обшивки с треском разлетались в дверном проеме.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
 вино манчуэла 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я