научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_ugly/na-zakaz/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Скоро будет сигнал. Петарды готовы?— У нас их двенадцать, — отвечал боцман «Марианны».— Твои люди умеют ими пользоваться?— Мои люди с ними на «ты». Мы наигрались с этими игрушками, когда брали на абордаж английские корабли. А ты думаешь, туги будут сопротивляться?— Они не отдадут маленькую Дарму без отчаянной борьбы, — отвечал Каммамури. — Они не трусливы и встречают смерть без боязни.— А их тут много?— Когда я был пленником здесь, их было человек триста.— Боцман, — сказал один из малайцев, — я вижу, что окна пагоды осветились.Каммамури и Самбильонг вскочили на ноги.— Туги, должно быть, зажгли большую лампу, — сказал Каммамури. — Они готовятся приступить к обряду приношения крови.— А Тигр Малайзии, что будет делать? — спросил Самбильонг.— Приготовиться! — скомандовал Каммамури.Отряд быстро пересек бегом последние заросли, в то время как в пагоде загремели выстрелы.В пять минут пираты преодолели расстояние до главного входа, но, когда прибежали, в пагоде уже было тихо. Им показалось, что сражение кончено, поскольку выстрелов больше не было слышно, а крики людей как будто удалялись, затихая в отдалении.— Петарды! Живо! — закричал Каммамури, тщетно пытаясь открыть бронзовую дверь пагоды.Два малайца бросились вверх по лестнице с зарядами, короткие фитили которых уже полыхали. Они готовы уже были подложить их под бронзовую дверь, когда из ближних кустов послышались крики и лязг оружия. Толпа людей, вооруженных арканами и кинжалами, с двух сторон набросилась на пиратов, прижав их к основанию лестницы.Душителей было около двухсот, почти голых и намазанных кокосовым маслом, чтобы было легче выскальзывать из объятий противника. Однако малайцы и даяки, хоть и ошеломленные этим неожиданным нападением, не растерялись.С молниеносной быстротой они разделились на два фронта и уложили самых ближних залпами из карабинов, оставив человек тридцать мертвыми или умирающими.— Сожмите ряды! — закричал Самбильонг.Несмотря на эти два залпа, душители не остановились. Вопя, как безумные, они накинулись на маленький отряд, надеясь легко раздавить его и уничтожить. Но тигры Момпрачема, привыкшие к абордажным схваткам, не собирались уступать без борьбы. Спина к спине, они выдержали этот страшный натиск, осыпая ударами сабель и прикладов ближайших противников. Как сказал Сандокан де Люссаку, эти люди, ввязавшись в бой, уже не имели привычки останавливаться. Остановить их могла только полная победа над врагом.Видя, что туги смешались в панике, они бросились в прорыв между ними, уничтожая всех, кто стоял у них на пути.В тот же миг две петарды, помещенные наверху лестницы, взорвались со страшным грохотом и разнесли бронзовую дверь. Часть индийцев, которая отступила к лестнице, пытаясь организовать отпор, заслыша шум обрушившейся двери, быстро поднялась и наполнила пагоду.— Бросьте прочих! — закричал Каммамури. — В храм! В храм! Тигр Малайзии там! Самбильонг! Прикрой нас с тыла!Те туги, что устремились в пагоду, понимая, что противники намерены проникнуть в подземелья, встретили атаку даяков с кинжалами в руках.Четыре раза пираты атаковали лестницу, и столько же раз им пришлось отступать, оставив нескольких человек убитыми и ранеными. К счастью, малайцы Самбильонга пришли им на помощь. Двумя залпами из карабинов они очистили верхушку лестницы и бросились в пагоду по трупам убитых.Растерявшись, туги кинулись в галерею, что вела в подземелья, успев захлопнуть за собой дверь, такую же прочную и тяжелую, как и та, что вела в пагоду.— А мой хозяин? — воскликнул Каммамури, не видя больше никого в пагоде. — Где Тигр Малайзии и господин Янес?— Может быть, они вышли с другой стороны? — предположил Самбильонг.— А если их захватили в плен? Ведь они первыми пробрались сюда и открыли огонь. Посмотри, сколько тугов валяется здесь вокруг статуи. Но где же сами они?Глубокая тревога овладела ими. Все терялись в догадках и не могли понять, что же произошло здесь с их товарищами.— Самбильонг, — сказал Каммамури после нескольких мгновений тревожного молчания, — попробуем взорвать дверь и проникнуть в подземелья.— Ты думаешь, они там внутри? — спросил боцман.— Если здесь их нет, значит, они проникли в галерею. Поспешим: быть может, они в опасности.— Положите две петарды, — скомандовал Самбильонг, — зарядите карабины и зажгите факелы.Малайцы, которые несли с собой бомбы, готовы были выполнить приказ, как вдруг сбоку в стене, возле статуи Вишну, открылась маленькая потайная дверь, и в пагоду вбежала девушка с факелом в руке.— На помощь! — закричала она. — Белый господин и его товарищи тонут! Спасите их!— Сурама! — воскликнули Каммамури и Самбильонг, подбегая к ней.— Быстрее! Спасите их! — повторила баядера со слезами на глазах.— Где они? — спросил Каммамури.— Они внизу, в галерее. Туги заманили их в пещеру и пустили воду, чтобы утопить.— Ты можешь провести нас туда?— Да, я знаю галерею.— К двери! — закричал Самбильонг.Обе петарды были зажжены и положены на землю, а сами пираты поспешно отступили к лестнице в пагоду.Через десять секунд дверь, разбитая взрывом двух бомб, рухнула на землю.— Иди за мной, Сурама, — позвал Каммамури, беря второй факел. — Вперед, тигры Момпрачема!И они устремились в темную галерею, толкая один другого, чтобы первыми прийти на помощь своему капитану, но, пробежав шагов сто, остановились перед другой дверью.— Впереди еще одна, — сказала Сурама. — Она закрывает вход в пещеру, где заключены ваши друзья.— Ну что ж, у нас хватит петард, — успокоил ее Самбильонг.Малайцы зажгли фитили, и все отступили.Взрыв получился такой силы, что взрывная волна повалила их, но зато и дверь уступила.— Вперед! — скомандовал Каммамури, и они снова пустились бегом под темными сводами, пока не оказались перед третьей дверью. За нею слышался странный плеск, как будто шум водопада.— Они там внутри, — сказала Сурама.— Капитан! Господин Янес! — закричал Каммамури, что было силы. — Вы меня слышите?Несмотря на плеск и неумолкающий шум воды, до них донесся голос Сандокана.— Взрывайте дверь! — крикнул он. — У нас тут воды уже по горло.Бомба была тут же положена у двери, и все побежали в боковую галерею. Фитиль был укорочен до предела, и взрыв не заставил себя долго ждать. От страшного взрыва задрожали стены, и камешки посыпались с потолка.— К оружию! — закричал Самбильонг, бросаясь вперед.Все кинулись за ним. Но не прошли они и десяти шагов, как поток воды, который обрушился в галерею, с шумом повалил их и отбросил назад. К счастью, эта огромная волна быстро спала, растекшись по боковым переходам, которые имели значительный наклон.А через минуту они увидели в дальнем конце пещеры два горящих факела и услышали голос Сандокана:— Не стреляйте!.. Это мы!..Крик радости вырвался у всех, когда два отряда сошли вместе.— Спасены!.. Спасены! Да здравствует капитан!— И ты здесь? — воскликнул Сандокан, увидев Сураму, а Янес не сдержался и при всех обнял ее.— Этой храброй девушке вы обязаны своей жизнью, господа, — объявил Каммамури. — Именно она предупредила нас, что туги намереваются вас здесь утопить.— Кто тебе это сказал, Сурама? — заинтересовался Янес.— Я узнала это от тугов, которым поручили открыть трубу.— А что случилось с Сирдаром? — спросил Сандокан. -Он что, предал нас?— Нет, господин, — ответила Сурама. — Он отправился за Суйод-ханом.— Что ты хочешь этим сказать?! — вскричал Тремаль-Найк не своим голосом.— Что главарь тугов бежал еще до вашего прибытия, велев открыть выход через священный баньян.— А моя дочь?— Он увел ее с собой.Бедный отец издал сдавленный крик и закрыл лицо руками.— Бежал!.. Бежал!..— Но Сирдар следует за ним, — сказала Сурама.— А куда он бежал? — в один голос спросили Сандокан, Янес и де Люссак.— В Дели, чтобы оказаться под защитой повстанцев. Перед тем как бежать вместе с ним, Сирдар передал мне записку для вас.Сандокан нетерпеливо завладел листком, который девушка вынула из корсета.— Факел! — приказал он. — Двадцать человек к выходу из галереи, и пусть стреляют в первого, кто появится.Де Люссак, Янес и Каммамури с глубоким беспокойством окружили его. Сандокан развернул записку и прочел:«Суйод-хан бежал через старую галерею после неожиданного появления манти. Он знает все и боится вас, но его люди приготовились к сопротивлению и решили принести себя в жертву все до последнего, лишь бы вас уничтожить.Мы бежим в Порт-Каннинг, оттуда в Калькутту, а затем присоединимся к войскам повстанцев, которые концентрируются в Дели.Что бы ни случилось, я не оставлю его и не покину Дарму.На почте в Калькутте вы найдете вести от меня.Сирдар».После чтения этого письма наступило короткое молчание, прерываемое лишь глухими рыданиями Тремаль-Найка.Все смотрели на Тигра Малайзии, лицо которого окаменело. Все понимали, что этот несокрушимый человек разъярен, но не сломлен.Вдруг он шагнул к Тремаль-Найку и, положив ему руку на плечо, сказал:— Я обещал тебе, что мы не покинем эти места, пока ты не обретешь снова маленькую Дарму, а я — шкуру Тигра Индии. И я сдержу свое слово. Суйод-хан еще раз ускользнул от нас; но в Дели мы найдем его, и, может быть, раньше, чем ты думаешь.— Следовать за ним туда, когда вся Северная Индия в огне? — недоверчиво качая головой, проговорил Тремаль-Найк.— Ну и что? Разве мы не воины? Господин де Люссак, могли бы вы получить у губернатора Бенгалии, учитывая ту услугу, которую мы окажем английскому правительству, разрешение пересечь Северную Индию?— Надеюсь, капитан, ведь речь идет о том, чтобы схватить человека, за голову которого обещано десять тысяч фунтов.— Схватить его? Нет, сударь, убить его, — холодно сказал Сандокан.— Как пожелаете.Сандокан минуту помолчал, потом спросил:— Ты говорил, Тремаль-Найк, что над этими пещерами протекает река.— Да, Мангал.— И что есть шлюз, пропускающий воду сюда.— Да, я тоже видел его во время моего заключения, — вмешался Каммамури. — Он служит, чтобы снабжать водой обитателей подземелий.— Ты мог бы провести нас к нему?— Да, — сказал Каммамури.— Это далеко?— Нам придется пройти четыре длинных коридора и пересечь подземную пагоду.— Ведите нас туда! — приказал Сандокан с жестокой улыбкой. — Сколько петард у нас еще осталось?— Шесть, — сообщил Самбильонг.— Здесь есть другой проход, чтобы не взрывать дверь пещеры?— Галерея раздваивается в ста шагах отсюда, — сказал Каммамури. — По ней, должно быть, и бежали туги, укрывшись в подземной пагоде.— Ко мне, тигры Момпрачема! — закричал Сандокан. — Нам предстоит последний бой с тиграми Раймангала! Каммамури, вперед, и воткни свой факел в ствол карабина! За мной! Сейчас пробьет последний час душителей Индии! Глава 27КАТАКОМБЫ Сплотившись, отряд вошел в боковую галерею, ведущую в подземную пагоду и в главные пещеры, которые служили убежищем самым близким приверженцам Суйод-хана. Твердая решимость покончить с этой страшной сектой, погубившей столько человеческих жизней, была в груди каждого. Даже де Люссак, человек отнюдь не склонный к жестокости, был согласен с приговором, который вынес Сандокан этой подлой банде убийц.Туги не показывали признаков жизни, и даже большой барабан прекратил греметь в подземельях, однако Сандокан понимал, что они еще окажут упорное сопротивление, и потому отряд продвигался очень осторожно, выслав вперед авангард. Воткнув факел в ствол карабина, чтобы самому не стать мишенью для пули, Каммамури шел впереди. Рядом бежали Дарма и Пунти.Следом шли Сандокан, Тремаль-Найк и Янес с восемью малайцами, отборными храбрецами, а шагах в двадцати позади них — весь отряд под командой де Люссака и Самбильонга. Там же была и Сурама.Вода, которая продолжала течь, выбегая из пещеры и переливаясь в боковые галереи, приглушала шаги идущих. Она стекала, журча, под ногами пиратов по наклонному полу галереи.— Может, туги сбежали? — предположил Янес. — Мы, прошли уже порядочно, а никого нет.— Они ждут нас в какой-нибудь пещере, — ответил Тремаль-Найк, который шел впереди него, следом за Каммамури.— Я бы предпочел этой тишине звон кинжалов, — сказал Сандокан. — Я опасаюсь ловушки.— Какой?— Как бы они не попробовали утопить нас еще раз.— Тут нет второй двери; мы всегда сможем отступить назад, если заметим, что вода поднимается, — успокоил Тремаль-Найк. — Скорее всего, они все засели в подземной пагоде.— Внимание! — предостерегающе воскликнул Каммамури.Здесь был поворот галереи, и он заметил в глубине ее светящиеся точки, которые двигались с невероятной быстротой. Пунти звонко залаял, а тигрица издала глухое ворчание.— Наши звери почуяли опасность, — сказал Тремаль-Найк.— Ложитесь на землю, — скомандовал Сандокан, — и поднимите повыше факелы.Все повиновались, опустившись прямо в бегущую воду. Вода, хоть и неглубокая, бежала очень быстро, что указывало на значительный наклон пола. Огоньки продолжали двигаться, то разбредаясь, то группируясь вдали.— Что они делают? — спросил Сандокан. — Это сигналы или что-то другое?В этот момент Пунти залаял еще раз, словно о чем-то предупреждая.— Кто-то приближается, — тихо сказал Каммамури.Едва он проговорил это, как яростный залп потряс галерею. При свете выстрелов можно было увидеть нескольких человек, прижавшихся там к стене.Однако целились они слишком высоко, туда, где горели факелы, не подозревая, что те воткнуты в стволы карабинов.— Огонь! — вскричал Сандокан, вскакивая на ноги.Авангард, который состоял из отличных стрелков, разрядил карабины в тугов, замеченных у стены, а потом бросился на них с парангами в руках. Примчавшиеся сюда же Дарма и Пунти помогали им зубами и когтями.Услышав, что оставшиеся туги бегут (увидеть этого при свете факелов он не мог), Сандокан не стал удерживать своих людей, которые бросились в погоню.Галерея все понижалась, понемногу расширяясь. Огоньки, которые блестели на ее противоположном конце, исчезли. Тем не менее пираты успели заметить, в какую сторону они скрылись.Этот бешеный бег по темным галереям продолжался две или три минуты, как вдруг Сандокан и Каммамури, бежавшие впереди, закричали одновременно:— Стойте!Впереди раздался какой-то металлический лязг, точно захлопнулась тяжелая железная дверь. Пунти яростно залаял.Набежавшие сзади, столкнувшись с теми, кто шел впереди, остановились, опустив карабины.— Что случилось? — спросил Янес, нагнав Сандокана.— Туги перекрыли нам путь. — Перед нами дверь.— Мы взорвем ее доброй петардой, — сказал де Люссак.— Иди посмотри, Каммамури, — распорядился Тремаль-Найк.— Подними факел повыше, — посоветовал Сандокан, — а вы все ложитесь.Индиец готов был повиноваться, когда несколько выстрелов раздалось, но не впереди пиратов, а за их спиной.— Они нас поставили меж двух огней, — вскричал Сандокан. — Самбильонг, прикрой нас с тыла.— Да, капитан, — отвечал боцман.Выстрелы следовали один за другим, но туги, обманутые светом факелов, которые пираты держали очень высоко, попадали только в своды галереи.Тем временем Самбильонг со своими людьми полз на свет огоньков, производимый выстрелами, и, дождавшись, когда те перезаряжали ружья, вскочил и набросился на них с парангами.Пока его отряд разделывался со стрелками, Каммамури, Сандокан и Тремаль-Найк приблизились к двери, чтобы подложить под нее петарду. К своему удивлению, они обнаружили, что дверь не заперта.— Она просто прикрыта, — прошептал Тремаль-Найк.Он собирался толкнуть ее, но его остановил Сандокан.— За ней засада, — уверенно сказал он.Рычание тигрицы и глухое ворчание пса подтвердили его подозрение.— Они хотят расстрелять нас в упор? — спросил Тремаль-Найк вполголоса.— Я в этом уверен.— Но ведь мы не можем остановиться здесь.— Скажите вашим людям, чтобы они тихо вышли вперед, господин де Люссак, и приготовились открыть огонь. Дайте-ка мне петарду!Сандокан взял бомбу и раздул фитиль, чтобы горел быстрее, рискуя взорвать ее у себя в руках. Затем осторожно приоткрыл дверь и бросил петарду внутрь, крикнув:— Назад!В тот же миг послышался сильный взрыв, сопровождаемый страшными воплями.Дверь, разбитая на куски, упала.— Вперед! — закричал Сандокан, который был отброшен воздушной волной, но тут же вскочил невредимый.Его люди рванулись в открывшийся вход, перепрыгивая через тугов, бившихся на земле в смертельных конвульсиях.Они оказались в просторном подземном зале, освещенном факелами вдоль стен и украшенном каменными статуями.Душители, не в силах противостоять их страшному натиску, разбегались в боковые галереи с отчаянными криками. Часть их бросилась к подземной пагоде, чтобы воспользоваться выходом через священный баньян, вновь открытый Суйод-ханом.— Вперед! Вперед! — кричали малайцы и даяки, воодушевленные бегством врагов, сметающие все на своем пути.Но вдруг, когда меньше всего ожидали, они оказались перед целой тучей душителей.— Они прикрывают подземную пагоду! — заорал Каммамури. — Она за ними!Это была последняя схватка, на которую отважились туги, ибо им отступать уже было некуда. Размахивая топорами, ножами, карабинами и пистолетами, они плотной массой бросились на пиратов.— Стреляйте без пощады! — закричал Сандокан, который был в первом ряду вместе с Янесом и Тремаль-Найком. — Берегитесь, чтобы не погасли факелы!Первые из нападавших были уложены выстрелами в упор. Однако за первой шеренгой накатилась вторая, и тут уже пошло в дело холодное оружие.Тигры Момпрачема отважно защищались, и, несмотря на численное превосходство и яростные атаки фанатиков, не расстраивали свои ряды. Среди них тоже были убитые и раненые, но они не отступали и показывали чудеса храбрости, поражая де Люссака.Множество тугов уже валялось на земле, истекая кровью, но они все возобновляли свои атаки с неослабевающим упорством, казалось, решив умереть все до единого или покончить с этими смельчаками, которые дерзко вторглись в их пещеру.Но это не могло продолжаться долго. Отвага и выучка тигров Момпрачема взяли верх над тупым упорством этих фанатиков, которые нападали, как безумные, отчаянно, но неумело.Видя, что туги колеблются, Сандокан воспользовался этим, чтобы нанести последний удар. Он в свой черед бросил своих людей в наступление, разделив их на четыре группы.Натиск пиратов был таков, что в несколько мгновений передние ряды тугов были изрублены в куски ударами парангов. Победа была полная.Беспорядочной толпой остатки тугов отступили в галерею, которая вела в подземную пагоду. Тщетно пытались они закрыть бронзовую дверь, прикрывавшую вход. Тигры Момпрачема не дали им времени на это и вместе с ними ворвались в огромное подземелье, в центре которого под большой зажженной лампой возвышалась еще одна колоссальная статуя божества, с бесстрастной каменной улыбкой, точно наблюдавшая за развернувшимся у ее ног сражением.Пираты, ведомые Каммамури и Тремаль-Найком, бегом пересекли пагоду, продолжая стрелять по тугам, которые, толпясь и отчаянно крича, скрылись в противоположном проходе и рассеялись по боковым галереям.Коротким переходом пагода соединялась с еще одной пещерой. Страшная сырость царила здесь. Со сводов падали большие капли, вдоль стен змеились струйки воды, которые стекали в глубокую яму.Каммамури указал Сандокану на лестницу, на вершине которой виднелась массивная железная дверь с многочисленными трубами, разветвлявшимися в разных направлениях.— Она выходит к реке, так ведь? — спросил Тигр Малайзии.— Да, — отвечал Каммамури.— Дайте мне две петарды.— Что вы собираетесь делать? — поинтересовался де Люссак.— Затопить подземелья и покончить с этим царством Тигра Индии, — холодно ответил Сандокан. — Я поклялся уничтожить его, и я это сделаю… Приготовьтесь уходить!Он взял у Янеса две петарды с зажженными фитилями, поднявшись по лестнице, положил их под дверью и быстро спустился, приказывая:— Отступайте! Все отходите назад!У самой двери пагоды он обернулся и внимательно посмотрел на две светящиеся точки, которые тлели на верхней ступеньке лестницы. Он хотел убедиться, что сырость не потушила фитили, и взрыв неминуем.Прошло несколько секунд, как вдруг молния осветила темноту. За ней, как гром, последовал оглушительный взрыв, раскатившийся под сводами галерей многократным эхом.Огромная масса воды, с шумом сметая все вокруг, ворвалась в пещеру.— Быстрее! — кричал Сандокан, отступая в пагоду. — Вода затопляет подземелья.Все устремились за колеблющимися огоньками факелов, подгоняемые ревущими за спиной водами Мангала, неудержимо врывающимися в катакомбы. Вопли тугов, которых вода застала врасплох в их темных убежищах, смешались с грохотом потока.— Тоните все! — закричал Сандокан, отступая в последнюю галерею. — Теперь это убежище послужит только крокодилам и рыбам Мангала.Когда через первую пагоду они вышли на воздух, то заметили возле баньяна людей, которые выскакивали точно из-под земли и отчаянно убегали к болотам острова. Пираты готовы были броситься в погоню, но Сандокан остановил их.— Поручим тиграм и змеям прикончить их, — сказал он. — Мы свое дело сделали.И, обернувшись к Тремаль-Найку, ободряюще хлопнул его по плечу.— А теперь в Калькутту и в Дели. Какая дорога короче всего?— Через Порт-Каннинг, — ответил бенгалец.— Вперед! У меня будет шкура Суйод-хана, или я не буду больше Тигром Малайзии! Глава 28ПО СЛЕДУ СУЙОД-ХАНА Солнце начинало золотить высокий бамбук Сундарбана, когда пинасса с оставшимися в живых участниками экспедиции причалила к Порт-Каннингу, небольшой английской станции, расположенной в двадцати милях от западного побережья Раймангала и соединенной с Калькуттой хорошей проезжей дорогой, которая пересекала часть дельты Ганга.Так было проще добраться до столицы Бенгалии, в то время как по воде пришлось бы пересечь все западные лагуны, а потом подняться по Хугли.Первое, что сделали Сандокан и де Люссак, это собрали сведения о восстании сипаев, которое за несколько недель охватило всю Северную Индию. Новости были безрадостные. Все индийские полки восстали в Канпуре, Лакхнау и в Мируте, расстреляв своих офицеров и убивая всех европейцев в этих городах. Сам Дели, священный город, был уже во власти повстанцев.Древняя династия Великих Моголов вернулась на трон в лице одного из своих последних представителей. Полная растерянность царила в английских войсках, которые в настоящий момент были бессильны противостоять этой нежданной буре.— Ну что ж, — узнав все это, сказал Сандокан. — Мы все равно отправимся в Дели.— Все? — спросил Янес.— Большому отряду будет трудно пробиться, — ответил Сандокан, — даже имея пропуск губернатора Бенгалии. Как вы думаете, господин де Люссак?— Вы правы, капитан, — сказал лейтенант.— Поедем мы четверо и с собой возьмем шестерых человек. Остальных отправим на судно вместе с Самбильонгом, Каммамури, а также Сурамой. Теперь девушка скорее будет помехой, чем подмогой.— Господину Янесу тоже лучше остаться, — сказал лейтенант.— Почему? — удивился португалец.— С его белой кожей нельзя показываться в Дели. Повстанцы убивают всех европейцев.— Я загримируюсь под индийца, не беспокойтесь, господин де Люссак.— А вы сами составите нам компанию? — спросил Сандокан.— Надеюсь, что смогу сопровождать вас по крайней мере до аванпостов. Я знаю, что генерал Бернард концентрирует войска у Амбалы и что англичане уже установили сильные войсковые кордоны в тех местах. Мой полк перебазируется туда. В Калькутте меня наверняка ждет предписание присоединиться к моим товарищам как можно скорее, а поскольку вы тоже поедете быстро, я не откажусь сопровождать вас.— Тогда отправляемся, — заключил Сандокан.Каммамури уже нанял шесть почтовых колясок, каждая на двух человек, а Самбильонг получил точные указания насчет того, как отвести парусник в Калькутту, где он должен был дожидаться их возвращения.В девять утра коляски оставили Порт-Каннинг, быстро покатив по дороге, проложенной в гангских джунглях. Кучера, которым Сандокан обещал хорошо заплатить, не жалели лошадей. Упряжки неслись, как ветер, вздымая облака пыли.В два часа пополудни путешественники уже были в Сенапоре, станции, расположенной на полпути между Порт-Каннингом и столицей Бенгалии. Лошади совершенно выдохлись от этой дьявольской гонки, тем более под палящим тропическим солнцем.Сандокан и его товарищи сделали получасовую остановку, чтобы наскоро перекусить, и снова пустились в путь на свежих лошадях.— Двойные чаевые, если вы доставите нас в Калькутту до закрытия почты, — пообещал Сандокан, садясь в свою коляску.Нельзя было лучше подбодрить кучеров, которые тут же пустили в ход свои хлысты. Шесть колясок неслись с молниеносной быстротой, страшно подскакивая на широких колеях дороги, затвердевших под горячими лучами солнца.В пять часов на горизонте показались первые здания столицы Бенгалии, а в шесть коляски влетели в предместье, заставляя разбегаться пешеходов, попадавшихся им на пути.Оставалось десять минут до закрытия почты, когда они остановились перед ее внушительным зданием в центре бенгальской столицы.Господин де Люссак, у которого были знакомые среди здешних чиновников, и Сандокан вошли и вскоре вышли обратно с письмом, адресованным капитану «Марианны». На конверте стояла подпись Сирдара.Письмо тут же вскрыли и жадно прочитали.Брамин предупреждал их, что Суйод-хан прибыл в Калькутту сегодня утром, что нанял самую быструю шлюпку с отборными гребцами и собирается подняться по Хугли до Ганга и там из Патны отправиться поездом в Дели.Он добавлял, что с ними маленькая Дарма и четверо главарей тугов, и что новые известия они найдут на почте в Мунгере.— У него двенадцать или тринадцать часов преимущества перед нами, — сказал Сандокан, прочтя письмо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
 виски an cnoc 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я