научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/sushiteli/elektricheskiye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Питер Морвуд Диана Дуэйн
Станция смерти


Космическая полиция Ц 2



Диана Дуэйн, Питер Морвуд
Станция смерти

Солнечный патруль – борцы за справедливость в просторах необъятной галактики, где правит свой кровавый бал беспредельное беззаконие.

Законы, они как паутина, в которую попадаются лишь мелкие мухи, но шершни и осы легко ее прорывают.
Свифт. Критический очерк о способностях разума

Молю о прохладе покоя.
Шекспир. «Король Иоанн»

1

Прошло уже два часа, как они пролетели Юпитер, направляясь к Внешнему Поясу. Ивен ел макароны, приготовленные по собственному рецепту, и, все более раздражаясь, читал текст, мерцавший на мониторе. Это было послание начальника экспедиции. «Интересно, – думал он, – от чего раньше у меня произойдет расстройство желудка: от моего соуса или от таких посланий?»
– Ради Бога! – взмолился Джосс. – Не ставь это сюда, ты же испортишь обивку!
«…Или, пожалуй, от моего напарника…» – додумал Ивен свою мысль.
– Да чего ты так волнуешься? «Это» – всего-навсего макароны.
– В томатном соусе содержится кислота! Ты можешь испортить обивку.
– М-да… – Ивен вздохнул и передвинул миску с правого сиденья на приборную панель между ними. – Знаешь, моя мама души бы в тебе не чаяла…
– И отсюда убери.
– Ну ты даешь! – Ивен даже икнул от расстройства. Его желудок тоже что-то недовольно пробормотал, и, кажется… по той же причине.
Внутри корабля, действительно, было очень уж чисто. И не мудрено – ведь с того момента, как они покинули Землю, Джосс уже шесть раз успел сделать уборку. Ивен, столкнувшись с этой пугающей опрятностью напарника, чувствовал себя не в своей тарелке. Но чего, скажите, можно ожидать от молодого, совсем еще неопытного полицейского, которому доверили первый патрульный корабль…
– Здесь, наоборот, не помешало бы немного того… намусорить, – проворчал Ивен, чувствуя быстро растущее давление в животе. – Ну что мы, с Земли что ли свалились? Ты, верно, хочешь, чтобы все, кто нас увидит, подумали, будто мы первый раз в полете и рвемся в бой. Но я, черт возьми, этого не хочу! Когда слишком много блеска, это привлекает внимание…
Джосс спокойно подошел к сиденью Ивена, наклонился и с многозначительным видом убрал с панели плоскую пластмассовую тарелку с недоеденными макаронами.
– Тогда кого же это я лично видел ахающим и охающим, умоляющим грузчиков ничего не ставить на кожаные кресла, а? Лицемер!
– Эй! Эй! Стой! Вернись! – крикнул Ивен вслед Джоссу, удаляющемуся с его замечательными спагетти-болоньезе, но было поздно: тот уже гудел пылесосом, ничего не слыша, а макароны обрели покой в мусорном баке.
Да и пункт назначения должен был показаться с минуты на минуту. Ивен откинулся на спинку кресла, вздохнул и стал смотреть в иллюминатор на знакомую с детства, но всегда завораживающую, величественную и кажущуюся неподвижной россыпь звезд в гигантском темном пространстве…
Конечно, это большая удача, что им дали свой корабль. Да еще какой! Не какой-нибудь там простой двухместный челнок, а настоящий полицейский корабль с двумя отдельными каютами, с небольшой камерой для задержанных и отличным компьютерным центром. А без компьютеров им было бы никак не обойтись в том месте, куда они направлялись. Ведь самые современные информационные сигналы распространялись все-таки медленнее, чем световые волны, а будучи за Марсом, они находились бы за 2-2,5 световых часа от компьютерного центра на Луне. Какая тут может быть оперативность! В шесть часов спросишь по рации: «Сколько времени?» И в полночь раздастся: «Девять вечера!» Не попросишь же преступника не совершать своих преступлений или не убегать, пока они не пошлют запрос в центр и не дождутся через полдня ответа. Теперь же они сами имели всю информацию и могли себе позволить еще и ежедневно передавать и принимать информацию дополнительно, с помощью своего компьютера. И в первый раз за долгие месяцы в их наушниках не зудел знакомый до боли голос диспетчера Телии!
Как старший в команде, Ивен настоял, и успешно, на установке дополнительного вооружения, чего на обычных полицейских кораблях не делалось. Тут, конечно же, помогло и то, что с предыдущим своим заданием они справились блестяще, – это признали все. Им даже удалось завоевать хорошее расположение к себе в штабе патруля Солнечной Системы. Но вот увеличения зарплаты они так и не добились: их руководитель, Лукреция, на материальную сторону дела смотрела по-своему…
«Пункт 3, – высветилось на экране у Ивена. – Затраты. Я понимаю, что для выполнения задания на Свободе требовались большие средства. Но комиссар уполномочил меня довести до вашего сведения, что неуместные расходы, типа траты годового жалованья в барах и на наркотики, не будут более поощряться. На выполнение задания вам выделяются крайне ограниченные средства. Также вы не должны думать, что раз вам дали свой корабль, то вы можете обращаться с ним как заблагорассудится. Использовать его, например, в незапланированных увеселительных прогулках, всячески портить его, изнашивать. Конечно, было бы неправильно с нашей стороны отправить двух офицеров на астероиды на обычном полицейском корабле, но…»
Ивен покачал головой и нажал на кнопку, прокручивая послание вперед. У Лукреции не нашлось времени самой увидеться с ними перед отлетом. Она, видите ли, была занята более важным делом – отвечала за безопасность на Открытии новой планеты L5 – «символа межпланетного сотрудничества, миллиардных вложений, совместных усилий тысяч исследователей и ученых, работающих на благо человечества» и т.д. и т.п. Средства массовой информации трубили об Открытии уже несколько месяцев. Ивену же вся эта канитель не нравилась с самого начала, еще даже до того, как «Открытие» стало главным развлечением их шефа и сделало ее еще более щепетильной и деловой. Ивен был уверен, что уж после задания на Свободе у Лукреции найдется хоть пара слов для похвалы, но не тут-то было. Она была «чрезвычайно занята». И даже если б у нее и нашлось время, Ивен подозревал, что она просто спросила бы: «Чего еще они хотят, чтобы за нормальное выполнение своего задания их вознесли до небес?» Он тяжело вздохнул и стал читать дальше.
– Не знаю, что ты такое добавляешь в соус, – раздался за его спиной голос Джосса, – но после еды тарелки отмыть невозможно. Тебе следовало бы запатентовать его как универсальный клей. Ну что, все читаешь «билль о правах»? – спросил он, усаживаясь в соседнее кресло.
– Цени те права, что есть, – пробурчал Ивен, взглянув искоса на напарника. Джосс О'Баннион был ниже ростом, чем обычный, «средний» полицейский, но Ивен, столь долгое время являясь специалистом по защитным костюмам, умел судить о способностях человека по всему, чему угодно, только не по росту. Темные, коротко подстриженные волосы и добродушное, спокойное лицо Джосса не производили какого-нибудь особенного впечатления. Было в нем что-то восточное, с примесью чего-то европейского – французского или финского, или бог знает чего. Он был хорошо сложен, всегда в отличной форме и в случае необходимости быстро и ловко обращался с оружием. Все эти качества своего напарника Ивен высоко ценил, но особенно ему импонировали ум Джосса, его умение общаться с техникой, с компьютерами и, главное, – его способность распутывать дела, в которых нет ни капли логики.
Этого было вполне достаточно, чтобы Ивен простил ему его чертову опрятность. Все с той же иронией, но уже добрее, он взглянул на Джосса.
– Ты что же, никогда не снимаешь форму? Даже когда готовишь?
– Что? Пачкать гражданскую одежду?
– Смотри, там, куда мы направляемся, чистка будет стоить дорого.
– А что там будет дешевле? – Джосс потянулся за пультом и включил экран с тем же посланием, которое читал Ивен: «…Ограничивайте затраты. Комиссар так и не увеличил плату…»
– Вот так всегда: либо все, либо ничего, – проворчал Ивен.
– М-да, но мы-то все равно справимся. Я только не понимаю, зачем нужно давать взятки, чтобы там работать? – сказал Джосс. – Ведь есть же всегда прибыльный бизнес, те же наркотики, где высокие ставки, где люди откупаются по-крупному. А на этих астероидах быстрых денег не бывает, одна только волокита…
– А скала Славы? – Ивен намекал на ходившие слухи о том, что после столкновения двух астероидов на одном из них в месте удара было найдено золото. Но вроде бы то, что от него осталось после уплаты одним из добытчиков всех своих долгов местным поставщикам и налогосборщикам, значительно уменьшило славу знаменитой скалы.
– Так ты думаешь, нас поэтому туда послали? – спросил Джосс. – По-твоему, кто-то требует миллиарды у добытчиков и держит их как заложников?
Ивен засмеялся:
– Опять ты насмотрелся своих глупых фильмов. Шахтеры на ослах, маленькие старые людишки с длиннющими бородами и смешными акцентами… Как же он назывался?.. «Сказки о Долине Смерти»?
– «Дни в Долине Смерти», – пробурчал недовольно Джосс.
Ивен ухмыльнулся и притворился увлеченным чтением текста на экране, боясь, как бы Джосс опять не начал свои бесконечные рассказы о нелепых историях из фильмов. Вот ведь парадокс: когда речь шла о конкретном деле, Джосс был краток, правдив и точен до мелочей, но как только разговор касался старинных видеофильмов, он готов был часами взахлеб рассказывать самые явные небылицы.
– Я думаю, – наконец изрек Ивен, – там происходит нечто посерьезнее, чем просто захват заложников.
– Да, пожалуй, ты прав…
Ивен взглянул в иллюминатор и вернулся к своим мыслям. Эти Пояса были странным местом, не похожим ни на какие другие из тех, что начал осваивать человек. На всех планетах власть принадлежала местным правительствам. Их полномочия заканчивались там, где заканчивалась атмосфера и начиналась тьма… И здесь за соблюдением законности следил уже патруль Солнечной Системы.
На Поясах же атмосферы не было – кроме той, разумеется, что была образована в куполах старых и новых, недавно вырытых поселений. На каждом астероиде было свое управление. Ни одно государство – член Объединенных Планет – даже не пыталось претендовать на владение каким-либо астероидом. Это и понятно, ведь такие большие расстояния и необходимые при этом затраты делали попросту невозможным никакое управление или хотя бы контроль за соблюдением здесь порядка и законности. Правда, Солнечный Патруль имел целую сеть маленьких станций, разбросанных по наиболее крупным астероидам, но в основном он проводил политику невмешательства. А причина проста: на каждого полицейского приходилось в среднем около 1000 астероидов. Закон здесь превращался в понятие неопределенное. Полномочия одного правительства распространялись только лишь на поверхность астероида, или до вершины самого высокого купола, и никаких «правовых норм» до следующего астероида не существовало. Солнечный Патруль был единственным представителем закона в этих темных и запутанных пространствах между бесчисленными, населенными неизвестно кем клочками тверди небесной. Теоретически он, конечно, мог рассчитывать на помощь местных властей, но только теоретически. Если время от времени какое-либо из правительств и демонстрировало вдруг готовность сотрудничать с полицией, то только потому, что никто не хотел быть объявленным «белым пятном», где правоохранительные органы не действуют вообще… Короче говоря, полицейским приходилось здесь учиться работать самостоятельно, не рассчитывая на помощь местных властей. И если учесть теперь все эти обстоятельства, а также и то, что с баз космической полиции на Марсе и орбите Юпитера достичь ближайшего астероида можно было, в лучшем случае, за неделю, то вывод напрашивается сам собой: эти Пояса – превосходнейшее место для всевозможного нелегального бизнеса, а значит, чрезвычайно опасны!
В новом послании говорилось просто: "Ситуация: штаб космической полиции получает многочисленные сведения о пропажах граждан и персонала. За последние 3 стандартных месяца количество таких сообщений увеличилось на 29 процентов. Статистики перестают относить это к разряду случайностей, так как цифры непредсказуемо растут.
Диспозиция: на прилагаемой карте обозначены участки, из которых поступали доклады об исчезновениях. Около 80 процентов всех случаев произошло в районе, центром которого является станция Уилланс на Малом Сересе. Космические силы, патрулирующие местность, не докладывают ни о каких особых опасностях для навигации, ни о новых исчезновениях".
– Ха! – усмехнулся Ивен. У него было свое мнение насчет Космических Сил, и причем не слишком лестное. Он считал попросту, что они много получали и мало работали и вообще были наростом на теле общества. Ивен отлично знал, что у них такое же примерно представление о полиции, но его это не волновало. Он был уверен, что космические солдаты не смогли бы обнаружить свинью в мешке, если бы даже были там внутри прикованы к ней наручниками.
– Что? – спросил Джосс со своего кресла. – А-а, наши друзья в голубом…
– Опасности для навигации! – презрительно проворчал Ивен. – Их интересует только то, что можно взорвать. А ну их к чертям…
– Точно так же они пошлют и нас, и нам самим придется разбираться, что к чему, – весело заметил Джосс.
– Это, я тебе скажу, даже к лучшему.
– Ну, что касается тебя, то ты, я думаю, просто завидуешь. У них ведь есть полные военные костюмы, а у тебя нет…
Ивен промолчал. Вероятно, в этом была доля правды. Когда он работал в полиции на Земле, в месте, некогда называвшемся Соединенным Королевством, он сотрудничал в отделе разработки и усовершенствования вооружений и проходил подготовку в лучшем костюме из когда-либо созданных. Отличный скафандр, позволяющий уверенно проникать сквозь кирпичные стены, оказывать сопротивление противнику, превосходящему числом, но чуть хуже вооруженному, появляться внутри банка в момент ограбления и так далее. При уходе из отдела, работа в котором приносила ему столько нравственного и физического удовлетворения, форму и вооружение у него забрали, так как они были засекречены. «Извини, старина Ивен, – военная тайна!» Он выругался по-уэльсски и… смирился. На Луне, при прохождении оперативной полицейской подготовки, у него был опять-таки лучший костюм, о котором нормальный полисмен может только мечтать, но все равно он чувствовал себя просто раздетым, вспоминая о секретных скафандрах. Ему так недоставало его плазменной пушки, лазера и ядерного пистолета! Особенно этого ядерного пистолета!
Хотя Ивену, честно говоря, и не пришлось им воспользоваться. Просто он внушал ему чувство уверенности в себе.
– Может быть, и так, – вздохнув, промолвил он наконец.
– Что? А-а, ну они все равно не умеют ими пользоваться… Безмозглые, – Джосс не сразу вспомнил, о чем речь, и, чтобы не засмеяться, стал покашливать.
– Может быть, может быть, – Ивен нахмурился и отвернулся к монитору.
«Задание: вам надлежит проследовать в обозначенное место, провести расследование и выяснить причины исчезновений. Запросы о дополнительном оборудовании и персонале будут рассмотрены. Время, отведенное на выполнение задания, – 1 (один) стандартный месяц».
– Да они с ума сошли! – вскипел Джосс.
– Тише! – Ивен многозначительно посмотрел на него.
– Ты только взгляни: они выделяют нам средства на один месяц! А на что мы будем есть?
– Это уже твоя вина, – возразил Ивен. – Не надо было так рваться в бой. Надо было убедить их, что задание трудное, требует больших затрат.
– Но ведь и так ясно, что там, куда нас отправляют, нет хороших ресторанов!
– А вот в справочнике Мичеллин говорится обратное…
Джосс разразился смехом:
– Да-а, для тебя самый изысканный деликатес – это поджаренный сыр!
– Ничего не могу поделать. – Тут Ивен был непробиваем, как в своем любимом скафандре. – Проклятый дух национализма никогда во мне не уснет. Это впитано с молоком матери!
– Подаваемым к «уэльсскому кролику»… – сострил Джосс.
– Заткнись ты, поедатель восточных сла…
Внезапно их перепалку прервал сигнал тревоги, раздавшийся с передней панели.
– О! Неужели уже станция Уилланс? – засуетился Джосс возле приборов. – Да, видимо, так…
Ивен подозрительно взглянул на панель.
– Ты разве ничего не должен делать?
– Нет, все производится автоматически. – Джосс склонился над приборами и внимательно изучал показания. – Я послежу за данными, а ты давай-ка посмотри, видно ли что-нибудь.
Ивен прильнул к иллюминатору, но кроме мерцающих, как обычно, звезд не увидел никаких огней. Надо сказать, что еще одной неприятной особенностью работы в дальнем космосе, вдали от больших, ярких планет было то, что ты часто не видишь, куда летишь, пока чуть ли не втыкаешься носом в астероид. Случались даже аварии из-за неисправностей направляющих систем, внезапных изменений траекторий астероидов и по причине невнимательности, ошибок пилотов. Так что простим нашим бравым полисменам несколько повышенное беспокойство, которое они проявили в этот момент, – для их жизни он был поистине решающим!
– Ну где же, где же их опознавательные знаки?
– Ради Бога, смотри не врежься! У меня нет никакого желания лежать на астероиде лепешкой, даже рядом с крекером… – попытался сострить Ивен.
Они довольно долго напряженно всматривались в темноту, но ничего не видели.
– Ты же был здесь когда-то! – вспомнил Джосс.
– Ну да, пару лет назад, еще до того, как работал на Луне. Но, во-первых, это было совсем на другой стороне Поясов, на станциях Хайлайт и Крукс. А, во-вторых, там ведь в основном большие поселения – не то, что здесь. Эти места они называли деревней, где не водятся большие деньги.
– Наверное, мы должны быть весьма благодарны…
– Ты имеешь в виду, что если в нас тут начнут стрелять, то дело будет совсем не в деньгах? – опять попытался сострить Ивен. Но Джосса пока это не волновало.
– Давай лучше смотреть, а то, боюсь, грохнемся сейчас сами, за бесплатно…
Он некоторое время молчал и вдруг облегченно вздохнул:
– Наконец! Вон, видишь?
– Нет.
– В левом нижнем углу.
Ивен еще несколько секунд вглядывался в иллюминатор.
– А-а, это что-то вроде красного огонька?
– Точно.
– Но если это маяк, то ведь он должен быть зеленым!
Джосс быстро достал прибор увеличения.
– Похоже… – проговорил он, припав к глазку, – похоже, что маяк у них перегорел. А действующая посадочная площадка на другом конце…
– Отлично… Просто превосходно! – процедил Ивен, откидываясь назад и нащупывая ремни безопасности. Джосс тоже начал пристегиваться.
Станция Уилланс быстро увеличивалась в иллюминаторе, и Ивену становилось все ясней, почему добытчики и жители с другого конца Пояса были невысокого мнения о ней. Астероид, на котором она расположена, довольно большой – около 8 км в длину и около 5 в ширину, и вся-вся его поверхность испещрена куполами, как кожа прыщиками. Судя по внешнему виду, станция весьма старая, и никто не делал попыток ее модернизировать. Это было вполне объяснимо: материал стоит здесь дорого, рабочих найти трудно, тем более – удержать их.
– Они здесь никогда не производили горных работ, – заметил Ивен.
– Не имеет смысла. По оценкам геологов, этот астероид из пустой породы и камня и ничего не стоит. Есть, правда, немного никеля… Впрочем, достаточно, чтобы превратить станцию в торговую базу и привлечь вложения. Нужен только толковый управляющий…
– Я бы взялся здесь управлять… – сказал Ивен, глядя на центральный купол. Автоматический диспетчер станции вел их корабль к посадочному месту. Главный купол был весь в заплатах, что навевало Ивену сомнения в полной безопасности там, внутри…
– Они начали строительство во время выборов, – проговорил Джосс, глядя в увеличитель. В его голосе Ивен услышал знакомые нотки: они означали, что Джосс почему-то нервничает. – Двадцать лет спустя претендент на титул стал сам управлять астероидом…
– Он разорился? – спросил Ивен, с надеждой глядя на купол. Вдруг он понял причину тревоги напарника: двери, ведущие на посадочную площадку, были до сих пор закрыты! А приближались они довольно быстро. Джосс выглядел раздраженным.
– Уилланс-контроль. Уилланс-контроль, – проговорил он в передатчик. – Это Солнечный Патруль CDZ-8064! Иду на посадку. Проверь компьютер. Конец.
В ответ не раздалось ни звука! Ивен в недоумении посмотрел на Джосса.
– Уилланс-контроль! Уилланс-контроль! – Джосс говорил взволнованно, быстро переключая рычажки и кнопки на приборной доске. – Уилланс-контроль! Уилланс-контроль! Вызывает корабль Патруля Солнечной Системы CDZ-8064, ответьте!
Мертвая тишина!
Джосс выругался, схватил ручной пульт и начал колотить по кнопкам, чтобы замедлить движение. Ивен сжал зубы, потом, вспомнив, что этого как раз лучше не делать, разжал их. Он бы закрыл глаза, но подумал, что нет смысла умирать, не видя, как это происходит, и поэтому просто сидел и смотрел на стремительно приближающиеся двери.
– Ну, давайте же, черт вас возьми! – орал Джосс в передатчик. – Открывайте, идиоты!
Он уже просто кулаками колотил по кнопкам. Ивен потихоньку покрывался потом. Он не понимал, на кого ругается Джосс: на людей с астероида или на оборудование корабля? В любом случае он ничем помочь не мог – кораблем управлял Джосс.
– Если я разобью свой корабль, – продолжал тот орать уже куда-то в потолок, – я из вас… Я из вас отбивную сделаю! Гамбургер! И скормлю первой же собаке…
«Вечер кулинарных острот продолжается…» – тупо подумал Ивен.
Джосс закрыл все крылья корабля и бухнулся в кресло. Ничего больше сделать он уже не мог.
– Так ты говоришь «твой корабль»? – выдавил из себя Ивен, глядя на все приближающиеся, все растущие, плотно закрытые двери. Он даже подумал: почему его жизнь не прокручивается перед глазами в этот момент?
– О Боже! Работает! – радостно воскликнул Джосс.
– Работает? – переспросил Ивен, но в ту же секунду сам почувствовал, что корабль действительно начал снижаться медленнее.
– А мы… вообще, остановимся?
– Хороший вопрос, – заметил Джосс. Ивена бросило в холодный пот.
Они двигались все медленнее и медленнее, до дверей оставалось 400 метров, 300, 200…
– Когда корабль «наш», он все-таки умнее. – Ивен отчаянно пытался не впадать в панику.
– Ну давайте же, давайте, идиоты! Шевелитесь! Что, никого нет дома?
Скорость продолжала падать, но продолжали падать и они. 15 метров в секунду, 10… Не отрывая взгляда от приборов, Ивен лихорадочно прикидывал: «Если грохнуться об эти плиты на скорости 10 метров в секунду, то, если даже не примешь смерть от удара, наверняка треснет корпус, выйдет атмосфера… Ой! Взрывная декомпрессия… Давление 1000 тонн на квадратный сантиметр…»
Джосс все чертыхался, но уже с некоторой надеждой в голосе: они опускались со скоростью 5 метров в секунду и до дверей оставалось 70 метров. Ниже, ниже… Два метра в секунду, полтора… Массивные плиты, наглухо закрывшие вход, были прямо перед ними, прямо перед лобовым стеклом…
Округлый нос корабля гулко и увесисто ударил в запертую дверь станции. «Прямо в цель!» – мелькнуло вместо искр в голове Ивена. На секунду все замерло. Вытаращив глаза, они смотрели друг на друга и зрительно представляли себе действие некоторых законов физики. Тишина была неестественная.
– Мы уже взорвались, или это еще предстоит? – сглотнув, промямлил Ивен.
И вдруг они увидели, что корабль медленно движется назад. Полтора метра в секунду, два – скорость росла.
– А-ха-ха! Ну как? – заорал Джосс. – Звонок, значит, не работает, а как насчет стука? Эй вы, просыпайтесь! А то мы забьем вас в черную дыру, как биллиардный шар!
– Фу-у! – Ивен стер пот со лба: прямо перед ними двери платформы начали открываться…
Потребовалось еще пять минут, чтобы остановить задний ход, включить передний и, наконец, сесть. Посадочная платформа оказалась небольшой металлической коробкой со сторонами в 50 метров. Внутри было очень темно, так как половина ламп не горела вообще, остальные еле мерцали, работая лишь на треть своей мощности. Но и этот тусклый свет не скрывал многочисленных царапин на куполе: очевидно, не их первых постигла такая судьба при посадке и при взлете пилоты здесь не особенно аккуратны.
Двери за ними закрылись, и Джосс начал глушить двигатели.
– Если это происходит тут каждый раз, когда кто-то хочет сюда попасть, то понятно, почему люди улетают отсюда куда глаза глядят, – произнес Ивен.
– А ты уверен, что это случайность?
– По-твоему, нас хотели… – Ивен нахмурил брови. – Но почему?
– Просто классный вопрос! Надеюсь, это ты обратился ко всем людям, ненавидящим полицейских?
– Но почему тогда после они сразу же открыли?
– Нам и не нужно было пытаться выходить с ними на связь, – сказал Джосс. – Их радарный компьютер наверняка был на связи с нашим черным ящиком последние полтора часа, если не больше.
– Это сужает список подозреваемых, – подхватил Ивен. – Люди в радарной уж, конечно, придумали бы лучший способ избавиться от нас, не привлекая к себе внимания.
Джосс покачал головой.
– У нас, кажется, начинается паранойя. Рановато!
– Ну все, все… Просто я не люблю эти «неожиданности и случайности», – проворчал Ивен.
– Да, кстати, нам нужно как-нибудь назвать свой корабль! – Джосс вспомнил, что у его «красавца» до сих пор не было имени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
 /noy 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я