https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/Russia/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Абажи?
- Нет, свои. Нельсон забрал отсюда девушку, и грозится, что убьет ее, если жители поселка не будут его слушаться. Они верят... Дали ему моркови мешок, чтобы он забыл про выходку Еттера.
- А я подумала, что в землянке мы могли бы отсидеться, пока абажи не уплывут...



- В одном поселке года два назад попробовали так сделать, - поделилась опытом многознающая Марта. - Знаешь, что придумал Нельсон? Закопал их еще глубже. Приказал своим ватажникам облазить все вокруг и закопать все мышиные норки.
- Они же задохнуться могли! - ужаснулась Фцук.
- Не могли, а задохнулись, половина тех, кто был в землянке. Нельсон бывает упрямым, и умеет ждать, если разозлится. А еще очень осторожный. Я пробовала сесть рядом, но он все время передвигает нож на другой бок.
- Значит, не побежим? - с надеждой спросила девушка.
- Побежим, как только абажи набьют себе животы и уснут. Вот только боюсь, что ночью нас свяжут... Давай сделаем вид, что уснули еще раньше, может быть. Тогда они поленятся.
Так пленницы и сделали. Хитрость удалась только наполовину: перед тем, как лечь спать, Отто подошел к Фцук, резко перевернул на живот и связал за спиной руки, потом той же веревкой опутал ноги. На Марту абаж демонстративно не обратил внимания.

Глава четвертая

- Ну... - Марта тихонько села, огляделась. Двое караульных абажей сидели у костра спиной к ним, их больше интересовала землянка. - Давай Фцук, повернись.
- Мне что-то нехорошо... - попробовала отказаться девушка. - Беги одна...
- Молчи уж, - зло шепнула Марта и силой перевернула Фцук, потом быстро распутала узлы своими сильными пальцами. - Ползи за мной.
Она быстро и бесшумно, извиваясь всем телом, быстро исчезла из круга слабого света. Фцук глубоко вдохнула, постаравшись настроить себя порешительней, и последовала за ней. Где лежал Отто, она не знала, и старалась не думать об этом.
Сначала Марта доползла до деревьев, здесь дождалась подругу. Пригнувшись, беглянки пошли прочь от ручья. Через некоторое время лес начал редеть.
- Все как у нас, - прошептала Фцук. - Там болото, топь!
- Лучше утонем, - строго сказала Марта. - Не все болота непроходимые... Пойдем потихонечку, может и успеем уйти до утра подальше. А если и не успеем - абажи испугаются лезть туда за нами.
Когда твердая земля кончилась, Марта смело шагнула в чавкнувшую жижу и схватила за руку Фцук, будто боясь, что та убежит. Ее опасения были не напрасны, девушка часто оглядывалась назад. Через несколько шагов они оказались в болоте по колено, в сапоги потекла холодная жижа.
- Не бойся! - ворчала Марта, с трудом выдирая из нее ноги. - Нам с тобой бояться нечего, один конец...
- Нас же не убьют там, на Озере... - робко заметила Фцук.
- Не убьют, так всю жизнь в рабстве маяться. Лучше уж умереть! Эх ты, дура, ничего не понимаешь. Разве это жизнь: Отто ноги мыть?
- Нет, - вздохнула Фцук, но про себя подумала, что не может Отто всегда быть таким злым.
Ко всему прочему, даже в ручье ей было теплее, чем в ночном, начинающем промерзать болоте. Марта упрямо лезла вперед, но уровень воды все время повышался, уже достигая пояса невысокой Фцук. Она уже совсем было набралась смелости, чтобы поспорить со спутницей о собственном будущем, но тут Марта охнула и ушла в болото с головой.
- Ты что?! - Фцук едва устояла, когда рука Марты, все еще державшаяся за нее, резко рванула вперед. - Ты где?!
Марта не отвечала, да и голова ее не показывалась. Рука девушки продолжала рваться под водой, толкая подругу вперед и куда-то вниз. Топь! Фцук что было сил потянула обратно, нашарила воротник Марты и попыталась ее вытащить, но болото держало крепко. Так они стояли, будто борясь: одна пыталась выбраться, и тянула в глубину, другая старалась хотя бы устоять на месте, не имея сил отступить к берегу.
Вдруг Марта сжала руку последний раз и перестала сопротивляться. Фцук замерла. Очень медленно пальцы подруги разжались и скользнули по ее ноге, из другой руки выскользнул воротник. Стараясь не дышать, будто болото могло передумать и схватить ее, девушка пошла назад, боясь даже обернуться. Только когда уровень воды опустился до колен, она заплакала.
Что же это происходит?! Лиззи и Ларри убиты, ее похитили, абажи оказались разбойниками и обманщиками, она рабыня злого на весь мир Отто, а теперь и единственный человек, с которым Фцук могла говорить откровенно, погибла! Почему жизнь стала так несправедлива к ней? С тех пор, как погибла мама, Фцук считала, что живет вполне счастливо.
Не сдерживая рыданий девушка побрела к ручью. Ну и пусть Отто услышит, пусть сам утопит ее в болоте! Она сама готова попросить, чтобы ее убили, потому что жить так - невыносимо. Хуже быть не может.
Однако когда Фцук вошла в лес и ее схватил за горло вышедший из-за деревьев Отто, девушка поняла по его глазам, что хуже быть может. Причем гораздо хуже. Абаж для начала взял ее за волосы и несколько раз ударил лицом о ствол. Каждый раз Фцук успевала инстинктивно поворачиваться щекой, поэтому нос и зубы уцелели, но в голове зазвенело так, будто прямо над ними зависла стрекоза.
- Ты нарушила слово! - донеслось до Фцук сквозь этот шум. - А вот этого я очень, очень не люблю!
Всю дорогу к берегу Отто гнал ее пинками, да девушка и без того налетала на деревья, почти ничего не видя. Кровь из разбитой брови заливала левый глаз, одна ноги подвернулась и заставляла вскрикивать при каждом шаге.
- Что такое? - в окружении нескольких ватажников навстречу им спешил Нельсон, он размахивал горящей головней.
- Твоя утонула на болоте, - спокойно ответил ему Отто. - Следить надо лучше за имуществом.
- Ты специально это сделал! - возмущенно закричал Нельсон, но тут же перенес внимание на своих ватажников. - Куда вы смотрели?! Совсем одурели от жратвы и безделья?! Возитесь, как тли, как черви!
Фцук добрела до костра и рухнула на землю, рядом с хнычущими Петером и Клод, но на этом ее ночные неприятности еще не закончились. Отто несколько раз сильно ударил ее ногой в живот, а потом присел у костра.
- Ты что затеял? - услышала девушка голос Фрица.
- Хочу немного поправить ей внешность. Она, оказывается, любит нарушать слово, убегать... Ну вот пусть каждый знает, кому девчонка принадлежит.
- Напишешь ей на лбу?! - догадался Фриц. - Хитро придумал. Правда, мало кто умеет читать...
- Пускай хоть грамотные прочтут. Иди сюда, любительница бегать!
Девушка сжалась в комок, предчувствуя что-то страшное. Отто негромко вскрикнул.
- Ожегся... Фриц, подержишь ее?
- Подержу, да только... Знаешь, Отто, спать хочется, а у тебя девка до утра будет орать.
- Рот заткнем.
- А еще я боюсь, она сдохнет. Дело твое, конечно, но раскаленным железом на лбу буквы выжигать - это не всякий выдержит. Не довезешь ты ее. Ведь сам посуди: вечером промокла, сейчас опять, да огнем...
- Жалеешь ее, что ли? - хмыкнул Отто. - Не жалей чужого добра.
- И правда ведь орать будет! - заговорил другой абаж, Гюнте. - Займись этим утром, а? Все равно теперь она не убежит, завтра будем на Озере.
- Ладно, ладно! - Отто в сердцах воткнул раскаленный нож в землю. - Жалостливые тут все, как я погляжу! Вот потому вами насекомые и помыкают, что вы жалостливые.
Фцук услышала его удаляющиеся, сердитые шаги и немного расслабилась. Что он хотел сделать с ней? Выжечь на лбу какой-нибудь рисунок? Девушка осторожно повернулась к огню.
- Повезло тебе сегодня! - засмеялся Фриц. - Скажи нам спасибо. А одежду лучше просуши. Раздевайся.
Девушка, дрожа, сняла все, что на ней было и скорчилась у огня. Вернулся Нельсон.
- Марта действительно утонула? - сурово спросил он.
- Да, - кивнула Фцук. - Там топь.
- Все знают, что там топь! А что, если это ты ее туда столкнула? Тогда получается, что ты погубила мою девушку, значит, Отто мне должен возместить убыток!
Фриц и Гюнте покатились со смеху.
- Ну ты и делец, Нельсон! Еще скажи ему об этом, что он тебе теперь должен!
- Ничего смешного... - смутился вожак. - Ладно, что уж теперь... А почему она голая?
- Одежду сушит.
- Ну, пока она ее сушит... От Отто не убудет, даже наоборот, слегка увеличиться может его имущество через несколько месяцев...
Нельсон в задумчивости расстегнул ремень на штанах и пошел к девушке. Абажи переглянулись.
- Знаешь, если Отто сейчас вернется, я за тебя вступаться не буду, - сказал Фриц. - Конечно, я - ватажник, но нельзя меня прямо под нож подставлять только потому, что тебе так хочется. Разбирайся с длинным сам.
- Да, и меня не зови, - поддержал Гюнте.
Еще несколько абажей предупредили, что связываться с Отто из-за капризов Нельсона не хотят. Вожак уже вытащил член и немного постоял так перед Фцук, явно колеблясь. Потом быстро застегнулся.
- Что вы за люди? - пробормотал он. - Одного сумасшедшего боитесь. Помыкает вами, как хочет, а вы и рады... Вот буду через год ватагу набирать, подумаю, кого звать.
- Через год мы на столько лодок жратвы не наберем, - заметил Гюнте. - Сильно ты проредил местный народец.
- А что хочу, то и делаю, это мой ручей. Не зря же я пятнадцать человек в этот раз с собой тащил? Зато вон сколько набрали, ну и порядок навели кое-где. А то они дичают, в поселках, грубят... - Нельсон прошелся вокруг костра. - Ложитесь спать, хватит разговаривать.
Под утро Фцук снился поселок. Все были живы, занимались своими обычными делами. Кажется, была весна, но еды хватало. Девушка ела, ела, и никак не могла насытиться. Проснувшись, она поняла, что очень голодна.
- Спишь как здоровая, - поприветствовал ее Фриц. - Я так и думал, что ты не заболеешь. Ешь.
Он протянул ей печеный клубень. Абажи видимо просто обожали эту еду. При этом все ватажники часто макали клубни в какой-то белый порошок, они носили его в небольшом мешочке.
- Что это у вас? - спросила она.
- Соль.
- Так много? - Фцук по молодости лет старухи не подпускали близко к кухне, но девушка знала, что соль очень дорога и добавляется понемногу, в общий котел.
- Да уж, Нельсон вас не баловал, - засмеялся Гюнте. - держись, хозяин твои идет.
Отто явился хмурый, он ходил умываться. Недовольно покосившись на круглое, перемазанное в саже лицо Фцук, он тоже стал есть. Девушка робко потянулась к соли, Гюнте отсыпал немного прямо ей на клубень.
- Ты чего к ней руки тянешь?
- Да я просто так... - смутился абаж.
- Это мое, - внушительно сказал Отто. - Вчера я передумал всерьез ее наказать, и решения своего не изменю, но больше не вмешивайтесь. Добром прошу.
Он встал и пошел к лодкам, дожевывая на ходу. Абажи переглянулись, Фриц постучал себя по голове.
- Вернемся на Озеро, и больше я к Отто и близко не подойду, - пообещал Гюнте.
- И я, - согласился Фриц. - К Нельсону тоже, плохой он человек.
- А вы... Вы будете меня видеть на Озере? - робко спросила Фцук. Больше всего на свете ей хотелось сейчас оказаться в собственности не у Отто, а у этих добрых абажей. - То есть я вас буду видеть? Мы сможем хоть поговорить?
- Не знаю, - пожал плечами Фриц. - Иди к лодкам, Отто зовет.
Накануне, одев высушенную, нагретую огнем одежду, девушка уснула быстро. Теперь ей даже не верилось, что она с бедной Мартой была на болоте. Фцук огляделась. Петер играл с каким-то толстым абажем, тот от души хохотал. Клод лежала рядом, глаза ее были закрыты, щеки горели болезненным румянцем.
- Поторапливайся! - напомнил о себе хозяин.
Фцук подошла к лодке, в которой плыл Отто, тот показал ей на корму.
- Поплывешь теперь со мной. И запомни: я запрещаю тебе разговаривать с другими без моего разрешения. С поселянами, абажами, кем бы то ни было. Поняла?
- Да...
- Ко мне тоже первой не обращайся, я сам скажу, если будет нужно. Если что-то хочешь узнать, спроси меня сейчас.
- А... - Фцук лихорадочно старалась придумать хоть какой-то вопрос. - А м еще четыре поселка будем проплывать? Успеем сегодня добраться до Озера?
- Поселки... - Отто усмехнулся. - Да, были тут поселки. Да только с них мы начали, и поселков больше нет. Хотя проплывать мы их будем, конечно... Если Нельсон уговорит своих бездельников плыть без привала, то вечером будем в Разливе. Пройдем его - вот тебе и Озеро. Довольна?
- Да... Наверное.
- Ну и прекрасно, теперь сможешь помолчать до завтра.
Фцук забралась в лодку и свернулась калачиком на дне. Немного болел живот после вчерашних ударов, и на лице запеклась кровь, хотя в общем девушка чувствовала себя гораздо лучше, чем ожидала. Она решила не умываться, чтобы Отто не решил вдруг, что его пленница заслуживает внимания как женщина. Хватит и того, что Нельсон вдруг решил на нее польститься...
Она вспомнила про Авера. Как-то странно он себя с ней вел последнее время. Может быть, она стала ему немного нравиться? Фцук перегнулась через борт лодки и рассмотрела свое отражение. Оно оказалось таким ужасным, что не умыться было просто невозможно, за этим занятием ее и застал вернувшийся Отто.
- Прихорашиваешься? Плохо это у тебя выходит. Как звали ту девушку, твою подругу?
- Линор.
- Пожалуй, я вернусь за ней весной. Стоило бы послать подальше Нельсона и сделать все сейчас, но лодка его, а я никогда не нарушаю своего слова. Тебе ясно?
- Да.
- Тогда отвернись, нечего меня рассматривать с таким тупым видом!
Гребцы заняли свои места, лодки отчалили от берега. Фцук опять свернулась на дне. Если поселки мертвы, то ей не хотелось их видеть. Лодки бежали плавно, лишь несколько раз задели мелкое дно. Девушка опять стала засыпать, скрытая бортами от ветра и пригретая солнцем.
Ей показалось, что она едва закрыла глаза, когда Отто пнул ее ногой. Фцук подскочила, так что лодка закачалась, попыталась вспомнить сон, но он, такой прекрасный, уже улетучился.
- Протри глаза и смотри. Мы уже в Разливе.
- Как красиво! - Фцук не смогла удержаться от восклицания.
Ручей, знакомый ей с самого рождения, оказывается начинался из огромной лужи, мелкой, но с мутной водой, покрытой множеством островков, на которых торчали сбросившие листву кусты. Наверное, летом здесь очень опасно, для плавунцов, пиявок и другой водяной мерзости лучшего места и не найти. Но сейчас, поздней осенью, широко разлившаяся вода желтоватого цвета красиво гармонировала со стальным небом.
- Отсюда вытекают все шесть ручьев, ваш третий. А ты небось думала, что он какой-то особенный?
- Нет, я ничего такого не думала, - быстро ответила Фцук, опасаясь оплеухи.
Течение здесь было гораздо сильнее, чем в ручье. Близкое дно заставляло воду бежать быстро, то и дело возникали маленькие водовороты над ямами, через борта переплескивались шальные, игривые волны. Гребцы налегали как могли, после целого дня за веслами преодоление Разлива требовало больших усилий.
Девушка с удовольствием расспросила бы Отто, который один, казалось, даже не устал, о Разливе и об Озере. Но хозяин запретил обращаться к нему без разрешения... Оставалось только смотреть вокруг. Лодки медленно продвигались вперед, на далеких берегах росло множество деревьев, часть прямо из воды. Нельсон, видя, как тяжело продвигается караван, стал в такт покрикивать.
Это помогло: теперь на всех лодках весла поднимались и опускались одновременно, берега стали уходить назад быстрее. Фцук вглядывалась вперед - там Разлив сужался, воду зажимали между собой два холма. Между ними течение было настолько сильным, что даже не верилось в возможность его преодолеть на тяжело нагруженных лодках.
Но по непонятной для девушки причине здесь они поплыли даже быстрее. Вспенивая носами высокие, брызжущие во все стороны пеной буруны, лодки с ходу прорвались между холмами и оказались в Озере. Фцук об этом никто не сказал, но чем еще могло быть это огромное водяное пространство? Тут было глубоко, девушка сразу это поняла по какому-то холодному цвету волн, по спокойной поверхности водоема. Она перегнулась через борт и не разглядела внизу ничего, кроме серой толщи. Вода была чистая, в ней, наверное, много рыбы.
- Смотрящих! - крикнул Нельсон. - Не зевай!
На каждой лодке передний гребец оставил весло и встал, широко расставив ноги. Абажи всматривались в воду, крутили головами, и Фцук поняла, кого они выглядывают. Если в их ручье порой встречались такие жуки, что застревали между берегами, то что за чудовища могут жить здесь? Девушка отодвинулась от борта и сомнением потрогала тонкое дно лодки.
Между тем караван шел прямо, а никаких берегов Фцук впереди не видела. Она оглянулась. Северное побережье Озера представляло из себя сплошную цепь поросших соснами холмов, только в одном месте позволявшую воде вырваться и истекать ручьями к легендарному Северному морю.
- Куда мы плывем? - спросила она.
Прежде чем ответить, Отто чуть подался вперед и ударил Фцук ногой. Он достал ее плечо только самым кончиком сапога, это было почти не больно, но очень обидно. Девушка закусила губу - нельзя говорить без разрешения!
- Мы плывем в Геттель, это город абажей. Он находится на западном побережье, успеем добраться до заката... Если мне не придется как следует проучить тебя.
Фцук стала смотреть вперед, чтобы только не видеть Отто. Гребцы взмокли. И теперь холодный ветер, гуляющий над водой, сушил их свитера. Абажи ежились и еще сильнее налегали на весла, чтобы согреться. Стоящий на носу ватажник обхватил плечи руками. Потом вдруг сорвал с головы шляпу и замахал ей кому-то.
- Лодка! Лодка впереди!
Фцук хотелось вскочить и тоже посмотреть, но хозяину это вряд ли понравится. Пришлось ждать, пока встречная лодка не оказалась достаточно близко, чтобы можно было ее рассмотреть. Там сидели два абажа, которые на караван поглядывали довольно мрачно. Потом один из них улыбнулся и встал.
- Ватага Нельсона?! А где он сам?
- Я здесь! - откликнулся вожак. - Куда плывешь, Вернон?
- На хутор, надо приготовить там все к зиме.
- Время?
- Да, ты ведь не знаешь! Плавунцы ушли вчера в Одру, пора и нам сниматься.
Девушка заметила, что при этих словах смотрящие облегченно переглянулись, некоторые присели.
- Хорошо, что я торопился... - покачал головой Нельсон. - Рано они в этом году.
- Насекомые не ошибаются! - засмеялся Вернон. - Если ушли, значит через одиннадцать дней на озере встанет лед. Ладно, нам обоим пора спешить, до встречи!
Когда их лодка проплывала совсем рядом с ней, Фцук смогла рассмотреть сидевших в ней. Вернон был толстым, жирным абажем, а вот человек, сидевший на веслах, имел длинные светлые волосы, выбившиеся из-под шляпы, и ярко-голубые глаза. На миг девушке показалось, что это Авер, но гребец скользнул по ней равнодушным взглядом.
- Нажми, паршивец! - крикнул ему Вернон и замахнулся палкой, к которой был привязан пучок ремней со вшитыми кусочками железа.
Девушка проводила быстро удаляющуюся лодку глазами. Она была больше, чем лодки Нельсона, и явно покрепче. "Такая по ручью не пройдет," - догадалась Фцук.
- Что, видела штуку? - спросил с усмешкой Отто.
- Видела... - девушка не поняла, о чем речь. - Хорошая лодка.
- Да не лодка... Плеть. Это то, чем учат непослушных рабов. У меня есть такая, увидишь, когда придем в дом.
Фцук хотела еще раз посмотреть на плетку, но Вернон уже бросил ее на дно, так и не воспользовавшись. Ей хотелось спросить, что такое "хутор", что такое "город", что такое "дом" и почему абажам надо "сниматься", если плавунцы ушли и скоро Озеро замерзнет. Но разве можно поговорить с Отто?..
- Нельсон! - закричали с соседней лодки. - Смотри!
Гюнте поднял на руках безжизненное тельце Клод.
- Совсем немного не довезли!
- Ну что делать!. - огорченно всплеснул руками вожак. - Кидай, ладно...
Фцук вздрогнула, когда абаж с размаху швырнул в воду маленький трупик. Заплакал Петер, кто-то стал его утешать. Девушка отвернулась.
Она опять стала смотреть вперед. Услышав, что плавунцы ушли из озера, гребцы немного расслабились, спокойнее заработали веслами. Однако Нельсон постоянно покрикивал, требовал "нажать", "прибавить", чтобы побыстрее попасть в Геттель. Ему, наверное, предстояло завершить там какие-то дела до того, как абажи уйдут на юг по реке Одра.
Фцук даже не заметила, когда впереди показался берег. Солнце уже садилось, и лодки плыли почти прямо на него. Только когда до суши оставалось совсем немного, девушка смогла рассмотреть крутой подъем на большой, ровный холм, сплошь утыканный какими-то белыми сооружениями. Наверное, это и есть Геттель, решила она. А эти белые строения... Неужели дома?
Она нетерпеливо оглянулась на Отто, надеясь, что он сам что-нибудь расскажет, но абаж молчал. Пришлось еще немного потерпеть. Наконец холм приблизился, и Фцук убедилась в правильности своих предположений. Белые дома в два-три этажа, с несколькими маленькими окнами в каждом, должны были вмещать в себя многие тысячи людей. Теперь-то Фцук поняла, что такое "город". Но что они едят? Неужели только то, что привозят им с ручья?
У берега был деревянный причал, и там стояли несколько десятков мужчин и женщин, явно ожидая прибытия каравана Нельсона. Она махали руками, выкрикивали приветствия, потом помогли привязать лодки. Ватажники не спеша вылезали, здоровались со знакомыми, целовали женщин.
Девушка рассматривала другие лодки, во множестве стоявшие здесь. Они были самыми разнообразными, большими и маленькими, с высокой палкой, торчащей посередине, и без нее, ярко раскрашенные и старые, ободранные. Но особенно красивой была стоявшая дальше всех: просто огромная, с двумя палками, на которых висели какие-то широкие полотнища, увешанная всяческими гирляндами и флагами, с множеством крохотных окошек в бортах. Фцук увидела вышедшего из надстройки на палубу человека и едва не вскрикнула - он был черным.
- Выбирайся, нам тут делать больше нечего, - приказал Отто.
Фцук поднялась на причал. На нее никто не обратил никакого внимания, несколько раз толкнули, едва не сбросив в воду. Отто шел сзади, он направлял свою рабыню и скоро они выбрались из толпы, стали подниматься по деревянной лестнице. Навстречу попадались люди, некоторые здоровались с Отто, тот односложно отвечал.
Оказавшись наверху, он остановился и посмотрел на лодки.
- Хорошо я сплавал. Вся моя добыча - дурная девка, которую небось еще придется кормить.
Внизу Нельсон, отчаянно ругаясь с ватажниками, рассчитывался. Каждый абаж получал по мешку привезенных с ручья продуктов.



- У нас этого не вырастишь, потому что слишком много насекомых, - пояснил Отто, не глядя на Фцук. - А вы, дурачье, отдаете за плохонькие ножи, за негодную шерсть... Многие любят клубни, капусту, готовы неплохо за это платить.
- А ты мог бы отдать меня Нельсону и получить что-нибудь... - быстро сказала девушка и зажмурилась, ожидая неизбежного удара.
- Что?! - удивился хозяин. - Ты меня учишь?! - он расхохотался. - Да ты не такая дура, как я думал! Хочешь от меня избавиться, да? Не выйдет.
Он схватил ее за плечи, повернул к городу и сильно подтолкнул в спину. Фцук ступила на узкие немощеные улицы, извивавшиеся между домами. Здесь бродило множество людей, одни спешили, другие едва тащились. Девушка обратила внимание, что женщины абажей похожи на нее, такие же темноволосые и темноглазые, но не настолько смуглые и выше ростом.
Ей вспомнился рассказ бедной Лиззи. Неужели они и в самом деле таки ревнивые, что потребуют убить Фцук? Однако абажанки не обращали на рабыню никакого внимания. Лишь одна из них, проходя мимо, вдруг тронула Отто за руку.
- Здравствуй. Ты приплыл с ручья?
- Да.
- А это - твоя добыча? - женщина улыбнулась.
- Да, Ванда. Ты что-то еще хочешь сказать?
- Да нет... Просто интересно, где ты нашел такую замарашку, на ручьях живут другие люди. Это жена или рабыня?
- Рабыня, Ванда. Разве я похож на человека, который заводит себе вот такую жену?
- Нет, что ты... - женщина опустила глаза и улыбнулась мягче. - Заходи сегодня вечером в гости. Мой брат будет праздновать Отплытие.
- Я подумаю... - Отто с кислой миной посмотрел куда-то в сторону. - Вечером будет видно.
- Нет, обещай! - потребовала абажанка. - Ты приплыл, теперь надо отдохнуть. Никаких дел вечером у тебя быть не может, а отдохнуть еще успеешь до заката. Приходи, я хочу чтобы ты слушал, как я пою.
- Ладно... - буркнул Отто.
- Не забудь же! - Ванда чуть тронула его рукой за ухо и быстро пошла прочь. - Я буду ждать!
- Дура... - проворчал абаж и тут же накинулся на Фцук. - Что встала?! Шагай!
Они трижды сворачивали, и наконец остановились перед маленьким двухэтажным домом. Отто подошел к толстой деревянной доске и сильно постучал в нее кулаком.
- Джатака! Открой, я вернулся!
- Господин!.. - послышался из дома хриплый возглас. - Я уже не думал, что ты застанешь меня живым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я