https://wodolei.ru/catalog/unitazy/Roca/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Насекомые между тем взялись за дело всерьез, они хватали его за ноги жвалами и норовили повалить.
Что может быть хуже, чем быть до смерти защипанным муравьями? Юноша, уже не в силах ругаться, затравленно оглянулся, и увидел, как довольно далеко от него колышется под ветром высокий кустарник. Хоть какая-то защита! Авер повернулся и бросился бежать, отчаянно хромая и вскрикивая при кждлом шаге. Мерзкие твари преследовали его, кусали за пятки, но хоть не окружали. Совершенно выбившись из сил, плача от боли, поселянин добежал-таки до цели.
Кусты оказались густыми, упругими. Авер прижался к ним спиной и медленно втиснулся между ветвей, надеясь, что муравьи за ним не последуют. Так и произошло - насекомые некоторое время раздраженно кружили вокруг, пытались опять укусить, но наконец отстали. Провожая глазами цепочку черных тружеников, Авер облегченно вздохнул.
Пчела, неизвестное чудовище, потом муравьи - степь решила наконец-то убить его, не иначе. Однако человек снова выжил. Грдый собой, Авер хотел выйти из кустов, и в этот миг на него упала сеть. Страна вечного лета еще далеко не исчерпала своих ресурсов.



Паук, обитавший в зарослях, не отличался крупными размерами, зато имел необычный способ охоты. Изготовив паутину, он не развешивал ее на ветвях, а носил с собой свернутую, готовую к употреблению. Ловки бросок по ветру - и вот кружевное полотнище развернулось, накрыв собой человека.
Завопив от ужаса, Авер попытался бежать, но тут же наступил на поймавшие его тенета и упал. Теперь он заметил паука, осторожно выбежавшего из кустарника, и постарался откатиться от него подальше. Но охотник не спешил нападать, не обездвижив надежно добычу. Он забегал кругами, выпуская липкую толстую, но почти невесому нить. Повисая в воздухе, она под дуновением ветра плавно оседала на юношу, окутывая его все плотнее.
В панике Авер пытаолся разорвать сеть руками, и только когда паук сделал несколько кругов понял, как глупо себя ведет. Если бы эту паутину можно было разорвать, то охотник давно бы умер с голоду. Юноша попытался успокоиться, дотянулся до ножа и стал резать путы.
Учитывая, что трусливый паук не отваживался напасть на добычу и нанести решающий укус, у Авера были все шансы на спасение. Хотя нити резались с трудом, особенно клейкие, запасы паутины в железах охотника не так уж велики, и скоро ему придется остановиться. К несчастью юноши, крупную добычу эти маленькие восьмилапые умели делить между несколькими особями.
Не успел Авер проделать в сети достаточное отверстие, чтобы просунуть туда голову, как прибежал еще один паук. Он тоже занял позицию по ветру и ловко метнул сеть. Авер почувствовал на лице тень, задрал голову и с ужасом увидел медленно планирующую паутину.
- Отпусти меня, степь!! - взревел юноша, в ярости катаясь по траве.
Пауки подбегали все ближе, что-то подтягивали, подклеивали. Ноги человека быстро оказались полностью обездвижены, будь охотники посмелее - они легко могли бы укусить жертву. Но им требовалась полная безопасность. Труженики собирали обрывки, быстро съедали их, и подаренная природой фабрика по производству паутины почти мгновенно получала новое сырье.
Авер решил дорого продать свою жизнь. Он подтянул к лицу руку с ножом и замер, выжидая. Когда один из пауков пробегал поблизости от головы жертвы, поселянин рванулся и ткнул насекомое острием в лапу. Хрустнул нежный, почти прозрачный хитин, восьмлапый мгновенно оборвал нить и отбежал далеко в степь. Его товарищ продолжил работу с большей опаской.
Юноша снова стал резать тенета. Кое чего он добился - снова имел дело только с одним противником. Нож совсем затупился, перепиливая удивительный материал, на него то и дело налипала клейкая масса. Наконец Авер смог сесть, освободившись по пояс. Его ноги оказались целиком опутанными паутиной, ам охотники чувствовали себя в больше безопасности.
Пауки почувствовали, что добыча усользает. Их обуяла жадность, оба забегали кругами вокруг несостоявшейся жертвы, один поближе, другой подальше. Они выглядели так забавно, что в другой раз Авер бы обязательно посмеялся. Казалось, еще немного, и паучки начнут горестно вскидывать лапки и восклицать.
Кое-как выдравшись из сетей, Авер пошел в степь, часто оглядываясь. Его не защищало ничего, кроме бесполезнго ножа и трусости охотников. Пауки его не преследовали, у них нашлось дело поважней: они наперегонки бросились к паутине и стали жадно заталкивать ее в себя. Окончилась одна охота, пора начинать другую.
Юноше больше не хотелось гордиться собой. Степь словно издевалась над ним, каждый раз откладывая смерть любимой игрушки. Нога опухла, надо было сунуть ее в холодную воду, но воды не было никакой. Авре приостановился, раздумывая, что выбрать: идти к реке или продолжить поиски Фцук. Потом решительно заковылял на север, туда, где возвышалась на самом горизонте скала, похожая на вытянутую вверх руку.
Позади него пауки закончили перерабатывать старую паутину и сосредоточились на производстве новой. Обязательно кто-нибудь придет к этим кустам, и тогда, может быть, удастся добавить еще одну парализованную жертву к тем трем сороконожкам, что лежат в глубине зарослей. Маленькие охотники были сыты, оттого и трусливы.

Глава пятнадцатая

Фцук вернулась в подземелье. Смертоносец, который лежал в степи, был по ее мнению совсем плох: почти все лапы сломаны, треснул хитин на головогруди. Он был другом, и нуждался в помощи, теперь девушка не могла умереть. Рудис утверждал, что сможет защитить себя от насекомых, и даже попытается охотиться какими-то своими способами, но погибнет без воды. Кроме того, восьмилапого мучал ночной холод, но это он мог вытерпеть, при условии, что днем солнце разгонит его голубую кровь.
Девушка не могла в себя прийти от восторга. Друг! Сильный, могучий, просто в беде. Но уже сейчас он хочет защитить, помочь ей. Раньше у нее не было таких друзей, ведь поселяне - всего лишь товарищи по несчастью. Фцук хотелось петь, кувыркаться и дурачиться. Теперь она не боялась ни червей, ни старухи, ни даже Отто или Бражана.
Посовещавшись, новые друзья составили план. Паук отползет немного в сторону, где его не заметит Белая, если вдруг выйдет наружу. Ночью он будет приближаться к потайному лазу, через который Фцук и передаст ему воду. Девушка еще не знала, как именно обманет бдительность старухи, н появление друга, которому она нужна, вселило в поселянку уверенность.
"Мой шар ударился о скалы, немного не долетев до гор. Существо, с помощью которого шар мог подниматься в воздух, еще живо, но скоро погибнет. Там гораздо холоднее, и нет травы, одни камни. Я спрятал его, но существо мало и не вынесет без пищи долго."
- Почему же ты не взял его с собой? - удивилась девушка.
"Потому что у меня нет рук, а семь лап сломаны. Я почти неподвижен, и был уверен, что не смогу доползти до воды. Я мог бы попытаться привязать к себе существо паутиной, но без шара оно все равно бесполезно. Если бы я знал, что встречу тебя, я рассуждал бы иначе."
- Твой шар сломался?..
"Я чинил его много раз, и могу починить опять. Но его нужно принести сюда, он остался там, у скал, я придавил его камнями. Ты справишься, хотя и устанешь. Прости, я не могу принести его сам. Корзина разбита, но это не самая важная часть. Прежде всего - спаси существо, потом принеси сюда шар."
- Ты поправишься, и мы полетим искать Авера? - паук уже сам предложил Фцук так поступить, но девушке хотелось услышать еще раз.
"Да, ведь я обещал ему вернуться. Только мы не будем ждать пока я поправлюсь, до линьки еще далеко. Главное - починить шар и спасти существо. Но пока вернись под землю, ведь я не смогу охранять тебя на пути к скалам. Идти нужно ночью, когда холодно и на тебя никто не нападет."
И Фцук вернулась в подземелье. Старуха, не спавшая несколько дней, продолжала храпеть. Девушка прошлась по камерам, и вдруг сама захотела подмести их, выкинуть объедки. Смертоносец вернул ее жизни смысл, хотя по настоящему это сделал, конечно же, Авер.
Приготовляя для себя завтрак из остатков припасов, Фцук даже стала напевать северную песню про рыбку в пруду. От этого и проснулась Белая, подошла к девушке сзади и долго молчала, ничего не говоря. Поселянка тоже решила не обсуждать произошедшее, посмотреть, как поведет себя хозяйка.
Вечером Белая опять усадила ее за чай. Они обменивались ничего не значащими репликами, не вспоминали ни червей, ни удар кружкой, ни путы. Потом снова начались бесконечные уборки, как в самом начале жизни работницы в норе старухи, но без прежней ругани. Просто две женщины слаженно выполняли хорошо известную, немудреную, да к тому же никому не нужную работу.
Ночью Фцук спокойно легла спать, надеясь, что Белая, как раньше, уйдет в соседнюю камеру. Если хозяйка останется караулить у постели. Придется опять что-нибудь придумать. Но это не пугало девушку, ведь теперь у нее есть друг, а еще Авер, который не побоялся зимы. С такой силой за плечами она обязательно справится со старухой. Так и произошло, только вместо того, чтобы уснуть, старуха стала бормотать свои заклинания.
- Не пропадут труды гостей моих дорогих, готова невеста, не ушла, поправилась! А уж я их чую, уж заканчивают они тебе дом строить, просторный покойный! Скоро начнут ход сюда прокапывать, а как сделают, так я тебя и провожу... За что другим такое счастье? Гости мои дорогие...
Девушка довольно долго слушала этот обращенный к ней монолог, а потом поняла, что он продолжится до самого утра. Тогда она тихонько встала, кружным путем пробралась к дровяной камере и разобрала вязанки хвороста, чтобы добраться до своего лаза. Потом вышла, еще немного послушала Белую, позевывая в кулак, и отправилась на кухню.
Теперь черви ее не получат! Верный друг смертоносец, которому она поверила сразу и навсегда, починит шар, который Фцук принесет со скал, и они полетят искать Авера. Девушка набрала из колодца воды в глиняную миску, потом заползла в лаз, немного расширила отверстие и выставила воду наружу.
"Спасибо," - Рудис был уже здесь. - "Я очень страдал без воды."
- Моя старуха совсем спятила... - тихонько хихикнула Фцук. - Она...
"Я ее чувствую. А ты можешь ничего не говорить мне, я услышу мысли. Мы, смертоносцы, когда-то купили у предателя секрет человеческой души, по крайней мере так гласят человеческие сказания."
- Думаю, я могу... - начала было девушка, но заставила себя остановиться. Все это походило на веселую игру.
"Думаю," - и она думала старательно, медленно, - "что я могу сейчас уйти. Белая и не заметит."
"Я останусь здесь и пригляжу за ней. Если седая женщина очнется, я заставлю ее сидеть на месте. Но она заметит это, и будет знать обо мне. Если хочешь, я могу ее убить."
- Но как?! - засмеялась Фцук и зажала себе рот ладошкой.
"Как? Ты такой большой, а лазы у нас маленькие, ты ни за что не доберешься до моей хозяйки!"
"Она подойдет ко мне сама," - объяснил Рудис. - "Моих сил хватит, если это отверстие не закроется. Правда, мне не хотелось бы убивать человека, не причинившего мне вреда."
"Не нужно ее убивать!" - согласилась Фцук. - "Просто покарауль. А хищники тебя не обижали?"
"Я умею их отпугивать, и даже могу охотиться, используя силу сознания."
Фцук забрала миску, снова наполнила ее вождей. Ей пришлось проделать так пять раз - если бы не прокопанное ей отверстие, пришлось бы носить воду через обычные лазы, каждый раз расплескивая половину.
"Тебе пора," - напомнил Рудис. - "Запомни, главное - спасти существо. Ты найдешь его под обломками корзины. Шар можно принести и потом, но без маленького насекомого нам отсюда не выбраться."
- Я поняла, - по забывчивости вслух пообещала девушка и вышла из дровяной камеры.
Она опять постояла возле лаза в камеру старухи, послушала ее, даже похихикала в кулачок. Белая не отличалась разнообразием, она продолжала умиляться дорогим гостям и радоваться за невесту.
Фцук вылезла на поверхность через один из не засыпанных выходов, поежилась от холода. Надо было одеться потеплее, но возвращаться - плохая примета. Девушка обхватила уши, чтобы не отморозить их на северном ветру, и побежала к скалам.
"Будь осторожна, если станешь снимать шар!" - сказал лежащий далеко в стороне Рудис.
На бегу поселянка вскрикнула от восторга: она никак не могла привыкнуть к удивительным способностям ее нового друга. А какой он могучий и сильный! Если бы у смертоносца были здоровые лапы, ни одно насекомое в степи не могло бы сравниться с ним в мощи. И как только ньяна не боятся с ними воевать? А главное - зачем, ведь они такие хорошие! Подумать только - в Алларбю все были уверены, что абажи скармливают девушек паукам. А Рудис вовсе не ест людей!
Погруженная в свои мысли, Фцук и не заметила, как добежала до цели по темной, пустынной степи. Немного замерз нос и голые плечи, в остальном все было в порядке. Порадовавшись лишний раз, как хорошо стали видеть ее глаза в темноте после жизни в подземелье, девушка начала искать следы катастрофы.
По рассказу смертоносца, гроза, так и не пролившаяся на степь дождем, ушла на восток. Он почти сумел вырваться из нее, как вдруг низко летящие тучи расступились и прямо перед восьмилапым оказались скалы. Поток воздуха нес Рудиса прямо на них, и все, что он мог сделать - снизиться насколько возможно. Паук говорил об этом без особой охоты, потому что очень боялся, что люди сочтут его неумелым воздухоплавателем.
Падение с огромной высоты убило бы человека, но не паука. Рудис почти не пострадал, потому что большинство лап переломал себе прежде. Лишь трещина на хитине причиняла смертоносцу серьезную боль, и должна была беспокоить его еще пару лет, до линьки, когда смертоносец отрастит себе новый хитин и ноги. Восьмилапый даже пожаловался внимательной девушке, что сильно вырос за последнее время, панцирь стал тесен. Теперь в трещину лезет избыток плоти, хитин зажимает ее.
- У меня есть друг! - похвасталась Фцук скалам. - Сильный и смелый, и он не ест людей! А еще у меня есть Авер... Только пока его нет.
Мороз усиливался, изо рта вылетали облачка пара. Время от времени девушка приседала и хлопала себя ладонями по бокам, как часто делали на севере. Наконец ее внимание привлекла какая-то груда в тени острого обломка скалы. Это и было все, что осталось от корзины.
- Рудис сказал, что ты здесь! - произнесла девушка в надежде задобрить существо, умеющее поднимать в воздух огромных смертоносцев. - Он тебя ждет там, где теплее, а я только отнесу. Не будешь кусаться?
Существо не подавало никаких признаков жизни. Фцук осторожно приподнимала обломки досок один за другим, пока не нашла его. Маленькое, даже смешное насекомое с короткими лапками и травоядными жвалами, бескрылое.
- Как же ты летаешь? - повертела его Фцук. - Не ошиблась я? Да нет, откуда тут другим взяться...Почему ты такая холодная? Ты умерла?
Поколебавшись, девушка сунула существо поглубже в платье. Теперь предстояло найти сам шар. По словам паука, он похож на большую тряпку, которую Рудис придавил камнями, чтобы ее не унесло ветром. Она выше, на скалах... Что-то легко задело Фцук по лицу, она вскрикнула. Через миг ощущение повторилось и поселянка поняла, что сверху свисает какая-то нить, даже веревка.
- Паутина! - догадалась девушка и поймала кончик, потянула легонько. - Это, наверное, с шара свисает, слышишь, существо? Если я сильно дерну, на нас могут упасть камни, которые положил Рудис. Придется наверх лезть, а у меня руки замерзли.
Фцук говорила это просто так. Сам себя не пожалеешь - никто не пожалеет. Но хоть паук и сказал, что шар можно пока оставить, что главное спасти существо, девушка решила обязательно забрать все сразу. Пусть Рудис поторопится, пусть починит шар до прихода противных червяков.
Скала оказалась крутая, скользкая от наледи. Фцук окоченевшими пальцами нащупывала трещины и понемногу вползала все выше. Наконец она оказалась на крохотной неровной площадке, где лежал какой-то хлам, придавленный увесистыми камнями.
- И эта тряпка может летать? - изумилась девушка, с трудом сворачивая вниз валуны, которые набросал на шар одной лапой смертоносец. - Существо, Рудис сказал мне, что ты умеешь летать, что шар поднимает корзину... Я, наверное, чего-то не понимаю. Но я ему верю.
Спуститься вниз оказалось еще труднее, чем забраться. Шар Фцук сбросила вниз, а сама все-таки свалилась с высоты своего роста. Ей удалось упасть на бок, чтобы не ушибить существо. Девушка ушибла локоть, но осталась очень довольна своей ловкостью.
- А теперь пойдем к нашему другу, - сказала она существу, забрасывая на плечо край тяжелой плотной тряпки, которую Рудис называл шаром.
Обратная дорога выжала из нее все силы. Девушка много раз останавливалась, чтобы перевести дух и отогреть пальцы. Шар оказался настолько тяжелым, что она всерьез стала сомневаться в его способности летать, даже с помощью волшебного существа. Из носа потекли сопли, горло тоже давало о себе знать. Несмотря на все эти мелкие неприятности, настроение у Фцук по прежнему было прекрасным, да иначе и быть не могло. Теперь оно будет таким всегда.
- У меня есть два друга, - хрипло сказала она, оттянув ворот платья, чтобы медленно согревающемуся существу было лучше слышно. - Рудис и ты. А еще у меня есть Авер, который пришел сюда по льду, чтобы меня спасти.
Паук встретил ее с нескрываемой радостью.
"Я волновался. Зачем ты принесла шар сразу? Могла бы оставить на половине дороги."
- Пустяки, мне не тяжело. Ты позволишь мне взять существо внутрь? Там теплее, а мне с ним будет веселей.
"Оставь его пока здесь, я положу существо у твоего тайного лаза. Можешь немного подержать его, если хочешь, но скоро утро. На солнце существо согреется быстрее, и травы здесь довольно. И еще... - Рудис будто улыбнулся. - Оно ничего не понимает из того, что ты ему говоришь."
- Понимает, - уверенно сказала Фцук. - Я пойду, замерзла...
"Смотри, не заболей. Скоро в путь."
- Когда только скажешь!
Старуха не заметила ее отсутствия. Когда Фцук, стараясь не чихать, вползла в подземелье, Белая все так же сидела и болтала, болтала. К удивлению девушки, хозяйка даже не охрипла, не говоря уже о том, что не переменила позы и не открыла глаз.
Фцук опять пробралась в дровяную камеру и навестила Рудиса, долго гладила существо. Ей очень хотелось взять малышку с собой в постель, но смертоносец прав: на солнце ему будет лучше. Потом паук отполз подальше от подземелья, а девушка замаскировала дровами лаз и легла. У нее горел лоб, в горле постоянно першило.
Она не заметила, как уснула, но вскоре ее разбудила Белая. Старуха смотрела зло, и того гляди готова была опять броситься на работницу с кулаками.
- Ты выходила ночью! - закричала она, будто обвиняя Фцук в самом страшном преступлении.
- Мне стало душно, - не стала запираться поселянка.
- Душно?! - взвизгнула Белая. - Я поверила тебе, поверила, что ты поняла, что за честь тебе оказана! Тебе нигде не должно быть душно, ты должна уметь вовсе не дышать! Невеста! Черви идут, гости мои дорогие, сделали тебе дом, теперь строят лаз, а ты? Посмотри на себя! Вся в соплях, хрипишь как муха в паутине!
Фцук не хотела с ней разговаривать и отвернулась к стене, натянув одеяло на голову. Чувствовала она себя и в самом деле неважно.
- Я тебе поверила! - продолжала убиваться Белая. - Думала, ты... А ты! Никуда больше не пойдешь, я закопала все выходы!
Это девушке не понравилось, но она подумала, что сможет откопать дорогу. Вот только надо выспаться, тогда станет легче. Но как уснуть, если старуха за спиной голосит на все подземелье?
- Они идут, а ты лежишь! - Белой показалось мало крика, и она стала трясти Фцук за плечо. - Поднимайся сейчас же! Умойся, одень все чистое, померь бусы! Как ты можешь лежать, когда скоро твоя свадьба?!
- Какая еще свадьба? - девушка попыталась вырваться, но старуха была гораздо сильнее.
- Твоя! Ты же невеста! Гости дорогие к нас идут, я же их чувствую! Сегодня ты уйдешь и я тебя больше не увижу. И рада, и не пойму: за что людям такое счастье?
- Добрее надо быть, - посоветовала Фцук и села на лежанке. - Так к нам идут черви?
- Да не идут, а строят ход! Ты же не сладенькая, как они, сквозь землю не проползешь, тебе тоннель подавай... - Белая даже зубами заскрипела от злости. - Иди, приведи себя в порядок, неряха!
- Не кричи на меня! - потребовала девушка.
Старуха замолчала, еще раз подозрительно заглянула Фцук в глаза, потом потрогала лоб.
- У тебя жар... Ох, не понравишься ты им! Они старались, трудов-то сколько положили, гости дорогие, а вот как... А ну иди оденься в чистое, дрянь! Или мне за палку взяться?!
Фцук поднялась, умылась, послушно переоделась. Пока старуха украшала ее бусами, поселянка чихала и вытирала сопли. Хороша невеста!
- Они уже скоро будут здесь!
- Как это - скоро? - наконец что-то начала понимать девушка.
- Идут, идут гости дорогие! Все ласковые, жирненькие, беленькие! - опять завела Белая свою песню.
И вдруг девушка тоже почувствовала. Сладкое забытье будто коснулось ее на мгновение. Фцук опять чихнула, голова прочистилась, но ей стало страшно. Они опять могут завладеть ее душой! Она сама захочет уйти с червями в вечный темный покой, ей уже хочется лечь и закрыть глаза. Надо скорее сообщить об этом Рудису, пусть он заберет ее из подземелья, спасет от червей!
- Куда ты?! - Белая схватила Фцук за руку.
- Мне нехорошо, - ответила правду девушка. - Я немного тут поброжу.
- Никуда ты от меня не отойдешь! - старуха будто знала что-то. - Где ты была ночью? Сбежать хотела? Ничего вне выйдет, я закопала все входы. Сиди со мной.
- Мне холодно... Надо затопить кухню...
- Изжарить меня хочешь? - хозяйка постепенно выходила из себя. - Я закопала выходы, тут жарко, кухню трогать нельзя, задохнешься первая!
Черви приближались. Истома накатывала волнами, глаза закрывались, в них опять не было необходимости. На этот раз гости двигались медленнее, они куда-то убирали грунт, в какие-то заранее приготовленные полости. Откуда девушка это узнала? Неужели после прошлого визита червей она тоже находится в их власти, как Белая?!
- Я не хочу-у-у... - простонала девушка.
Белая даже ничего не ответила, только ударила ее несильно по губам. Старуха что-то бормотала беспрерывно, про гостей, про благость, про ласку... Фцук стала терять себя, это было приятно, и в наслаждении заключался ужас. Она попробовала мысленно позвать Рудиса, но тот должен был находиться далеко от лаза, чтобы не быть обнаруженным хозяйкой. Если бы попасть туда, если бы закричать в отверстие... Друг придет, когда будет поздно, когда девушка окажется так глубоко, что не сможет докричаться даже до самой себя.
Черви приближались, Фцук даже чувствовала вибрацию. Они шли снизу и сбоку, чтобы появиться в кухонной камере. Их последних сил девушка встала и пошла к дровам, старуха ничего не заметила. Поселянка внутренне запела от радости, и тут земля закачалась под ее ногами. Болезнь легла на измученные нервы слишком тяжелым грузом, Фцук потеряла сознание, не дойдя до тайного лаза двух шагов.
Фцук не видела, как черви вошли в подземелье. Наверное, это выглядело как-то иначе, не так, как в прошлый раз, потому что почти вся кухонная камера оказалась завалена землей. Она заметила это позже, а пока, очнувшись в дровяной камере, увидела вокруг себя трех червей.
- Наша свадьба? - спросила она.
- Зачем ты открыла глаза? - червь говорил немного недовольно. - Ты изменилась. В тебе появилось зло, в тебе слишком много света. А еще ты горячая. Я не думал, что ты такая. Стань скорее такой, как прежде. Быстрее, мы не хотим долго быть здесь. Что-то не так, кто-то злой и большой наверху.
- Я тебе не нравлюсь? - испугалась невеста. - Ты говорил, что возьмешь меня в новый дом...
- Туда могла войти та, какой ты была прежде. Сейчас ты мне не нравишься... Не плачь. Закрой глаза, я буду отнимать от тебя зло. Мне будет трудно... Моим друзьям тоже будет трудно. Много зла, больше чем в Белой... Ты стала другая! Ты нехорошо поступила. Где-то была, в чем-то испачкалась. Ты грязная!
- Прости меня!
- Не смей кричать. Лежи с закрытыми глазами, вспомни, как ты была покойна в прошлый раз. Еще ничего не потеряно, ты слышишь меня. Ты хочешь пойти со мной?
- Да! Да!
- Не кричи... Лежи тихо...
Черви ползали по Фцук, их прикосновения были ласковыми, они приносили покой.
- За что вы так любите нас? - спросила девушка, блаженно улыбаясь.
- Мы хотим помочь... Ты сможешь, зло легко покидает тебя. Ты не срослась с ним, как Белая. Дыши ровно, забудь, как видеть. Свет больше не нужен. Еще немного, и ты будешь готова.
Но кое-что отвлекало. Белая билась в истерике, что-то кричала, жаловалась на Фцук, рассказывала о ее ночных похождениях, о том, какая она неряха. Червям это не нравилось, но даже они не могли ее успокоить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я