https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/90x90/s-nizkim-poddonom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Настал тот час, когда старуха не выдержала и спятила окончательно, навсегда.
- Я, я твоя невеста! - Белая кинулась обнимать червей, все подряд. - Я ведь вся как вы, я беленькая, я обходительная! Дайте мне покой, не оставляйте меня здесь!
И Фцук вздрагивала от этих криков, учащалось сердцебиение, уходил с таким трудом завоеванный покой. А еще мешал кашель, и черви сердились, даже переставали быть обходительными.
- Прекрати! - услышала Фцук будто разговор за своей спиной. - Если ты не успокоишься, м больше не придем, никогда! Ложись, закрой глаза.
- Я не могу!! - белая визжала и каталась по полу. - Вы меня бросите, бросите, а эту неряху возьмете к себе! Она станет как вы, такая же беленькая, жирненькая, сладенькая... А я?!!
- Мы будем приходить, - увещевали ее черви. - Успокойся, иначе у тебя больше не будет гостей. Придет свет, и ты останешься с ним навсегда. Без нас.
- Нет!!!
Но черви что-то сделали с ней и Белая упала, содрогнулась несколько раз, потом затихла. Фцук видела это, хотя не открывала глаз, хотя видеть это ей было нельзя. Она и не хотела, но видела. Это мешало войти в нее покою.
- Еще немного, - сказал червь. - Потерпи еще немного. Скоро я позову тебя.
На минуту ее оставили одну, черви собрались вокруг Белой. Фцук будто мешало что-то, будто лежало под спиной и не давало уснуть. Она напрягла память, тянула ее, как руку под лопатку, и наконец извлекла оттуда имя Авера.
Кто это? Парень из поселка Алларбю, который вроде бы когда-то существовал. Где-то далеко, в царстве света. В царстве зла. Авер пришел оттуда за ней, по льду, чтобы... Зачем же он пришел? Фцук никак не могла найти ответ и покой постепенно покидал ее, будто вода испарялась с нагревающейся сковороды.
Авер! Рудис! Фцук распахнула глаза и увидела земляной потолок, отделяющий ее от друзей, от того немногого хорошего, что еще могло быть в ее жизни. Черви высасывают из нее... Жизнь? Ведь жизнь - не покой, жизнь - это зло. Что же делать? Девушка осторожно повернула голову.
Так вот почему червям не до нее! Они водили круглыми беззубыми ртами по телу старухи, и Белая будто усыхала, таяла на глазах. Твари брали из нее то немногое, что еще могло им пригодиться. Стараясь не шуметь, а главное - не думать, Фцук встала и оказалась рядом с дровами. Один миг потребовался на то, чтобы раскидать их и прыгнуть в узкий лаз, ввернуться в него. Она поползла не хуже любого червя, одним движением преодолев длинный коридор. Вот и отверстие, вот и свет... А вот и забытье, которое опять накатывает на сознание, закрывает глаза.
- Рудис!!! - закричала девушка, уже начиная отползать назад, в темноту. - Помоги, Рудис!!!
Авер доковылял до скалы, похожей на поднятую вверх руку, и пошел дальше на север. Вокруг сновали самые разные насекомые, но безоружный человек даже не смотрел на них. Пусть жрут, решил он. Раз степь так ненавидит меня, пусть жрет. Ничего больше не осталось, ни оружия, ни огня, ни сил.
Нога болела все сильнее, юноша понимал, что скоро не сможет идти. Но он решил пройти столько, сколько сможет, пусть погоня за Фцук продлится сколько положено. Если ему не суждено увидеть девушку, то все равно, что с ним произойдет. Идти больше некуда, круг замкнулся.
Наконец нога неловко подвернулась на кочке и Авер с криком повалился на траву. Вот и все, отсюда он уже не уйдет. Юноша откинул волосы, чтобы лучше видеть многоногих претендентов на его плоть, и заметил шар. Темный, довольно округлый, очень похожий на тот. Что унес на себе Жани.
Непонятно, как раньше он не бросился ему в глаза! Впрочем, разгадка оказалась простой: шар увеличивался на глазах, он только начал подниматься. Маленькое существо внутри накачивало ткань летучим газом. Может быть, это тот самый смертоносец? Надо было его позвать. Авер набрал в грудь воздуха и...
- Рудис!!! Помоги, Рудис!!!
Юноша медленно выдохнул. Крик раздался прямо из-под земли. Неужели это Фцук?.. Авер стал шарить вокруг, раздвигать руками траву.
"Это там, у красного цветка!" - услышал он смертоносца.
- Рудис?! Ты нашел Фцук?
"Да, хотя собирался искать тебя. Прости, я виноват, опять не справился с управлением шаром. Но теперь все в порядке и мы можем лететь. Вот только я обещал помочь девушке..."
- Где она?! - Авер сгоряча вскочил на больную ногу и снова упал. - Красный цветок... Тут только дырка в земле! Где вход?!
"Ищи вокруг, здесь было много входов... Наверное, надо спешить."



Смертоносец полз к нему, подтягиваясь на последней здоровой лапе. У человека целых ног было не больше, и все-таки передвигаться он мог гораздо быстрее. Авер обпрыгал местность вокруг дыры в земле и нашел много отверстий меньше, а также свежие горки грунта.
- Все закопали, Рудис! - юноша чувствовал, что девушка может снова ускользнуть, на этот раз навсегда. - Надо спасать ее!
"Почему же она не сказала?" - даже растерялся смертоносец. - "Я сейчас."
Он добрался до красного цветка и стал единственной лапой яростно разгребать землю. Мощь паука потрясала, в несколько движений он пробился вниз на локоть и открыл широкий лаз. Авер кинулся туда, отпихивая мешающую лапу.
Тут все едва не кончилось - Фцук копала проход для себя, а не для широкоплечего поселянина. Он еще как-то пролез через паучиный небрежный раскоп, но сразу застрял в утрамбованных стенках тайного лаза. Снизу пахнуло затхлым, и чем-то еще, гадким невыносимо. Авер задохнулся, попробовал пошевелиться, и не смог.
Он мог бы долго торчать так, почти вверх ногами, но Рудис решил помочь другу еще раз. Могучая лапа уперлась поселянину в ягодицы и вдвинула, вонзила его в землю. Чувствуя, как трещат его кости, Авер провалился в темноту, вокруг почему-то оказались аккуратные вязанки хвороста.
- Фцук! - позвал он, бестолково шаря вокруг руками.
Где-то слева послышался едва слышный шорох. Юноша рванулся уда, ударился о стену, нащупал еще один лаз, протиснулся сквозь него и наступил на что-то живое, мягкое, скользкое. Авер вскрикнул, схватился за нож и воткнул его в неведомую тварь. Она содрогнулась, но не вскрикнула, лишь заизвивалась, стремясь избавиться от клинка.
Убедившись в безвредности молчаливого существа, Авер пошел дальше, шаря в темноте вытянутыми руками. Нож он развернул острием к себе, чтобы случайно не поранить девушку.
- Фцук! Ты здесь?! Это я, Авер!
Никто не ответил, но снова что-то зашуршало. Поселянин налетал на стены, пролезал в какие-то узкие лазы и уже боялся, что заблудился в этой странной норе, когда опять на кого-то наступил. Авер опять пощупал рукой и с ужасом понял, что здесь лежит мертвая, уже остывшая женщина. Однако когда под пальцами оказались длинные, тонкие и прямые волосы, у него отлегло от сердца: это не могла быть Фцук.
- Фцук! Да где же ты!
"Поверни налево!" - скомандовал Рудис. - "Теперь иди прямо, твари, что ползают по полу, безопасны для тебя. Прямо, еще!.. Прости, я должен был подсказать тебе нагнуть голову."
- Ты видишь ее, Рудис? Фцук! Фцук!! Отзовись же, это я, Авер, я пришел за тобой!
"Боюсь она не ответит... Сделай еще шаг вперед, а потом повернись направо и лови ее, быстрее!"
Авер выполнил приказ, провел по воздуху руками и вдруг почувствовал чьи-то ноги в грубых стоптанных сапогах, они куда-то уползали, вот уже он держит одни сапоги... Неужели снова опоздал?!
- Нет, не уйдешь!
Юноша отшвырнул обувь и поймал-таки девушку за пятку, когда она уже исчезала в вырытом червями проходе на глубину. Фцук попыталась лягнуть его, но была слишком вялой, спокойной, почти безразличной. Авер вытащил ее из лаза, сгреб в охапку и пользуясь подсказками паука отыскал дорогу наверх.
Там, положив Фцук на траву, Авер рассмотрел ее, словно впервые в жизни. Смуглая, очень грязная, с торчащими во все стороны жесткими волосами и вздернутым носом. Она открыла глаза, которые оказались черными, и улыбнулась.
- Мы полетим на воздушном шаре?
"Все готово," - спокойно ответил Рудис. - "Давно все готово, не хватало только тебя. Ведь мы друзья."
Авер ничего не сказал, он мысленно сравнивал девушку с далекой Линор и никак не мог понять, кто нравится ему больше. Потом Фцук улыбнулась еще шире, села, обняла его и поцеловала. Тогда он понял.
Корзины у шара больше не было, но, по мнению Рудиса, в этом не было особой беды. Смертоносец выпустил толстую клейкую нить и с помощью одной лапы ловко обвязал шар, утроив внизу нечто вроде гамака.
- Она выдержит? - Фцук потрогала сохнущую паутину.
"Я сделал ее такой, чтобы выдержала," - в голосе восьмилапого сквозила легкая обида.
- Я ему верю, - девушка посмотрела на Авера. - Ты ушел сразу, как только меня украли?
- Да, помог Свену вырыть могилы и ушел.
- Спасибо тебе, Авер. Без тебя я бы погибла. И без Рудиса.
"Вы понимаете, что я не могу отнести вас на север?" - паук не был склонен к сантиментам.
- Да, понимаем, - за обоих ответил Авер. - Ты говорил, что на юге есть город, где люди и пауки живут вместе?
"Восьмилапые," - поправил его Рудис. - "Называй нас так, это звучит уважительнее. Да, город находится далеко на юге. Там солнце светит ярче и жарче, но это единственное, что может помешать вам там жить. Если, конечно, вы готовы присягнуть на верность Повелителю Смертоносцу."
- А что от нас потребуется после присяги?
"Это решить Повелителю. Однако я буду просить позволения работать с вами. Я много видел, но не могу сам записать свои рассказы."
- Мы тоже не знаем грамоты, - вздохнул Авер. - Значит, Повелитель не потребует от нас чего-нибудь особенного? Я хочу сказать... Нам не придется воевать против людей? Или...
"Ты опять думаешь о том, как смертоносцы пожирают людей. Сделаем так, Авер: я отнесу вас в город и клянусь, что обеспечу вашу безопасность. Вы будете жить там три месяца, пока не кончится зима. Тогда я или отнесу вас обратно к Сверкающим горам, или приведу к Повелителю на присягу."
- Как здорово! - обрадовалась Фцук. - Захотим, сделаем так, а захотим, эдак... Мы ведь согласны, Авер? Нам некуда идти.
- Мы согласны, - кивнул поселянин. - Решим через три месяца. Только пожалуйста, Рудис, лети осторожно. Мы не выдержим таких падений, как ты.
"Клянусь тебе, что буду опускаться каждый раз, как увижу темное облачко на небе, клянусь Запретными Садами Самок и детенышей. Пора отправляться, если мы надеемся еще сегодня перебраться за Соленое озеро."
- Это далеко? Оно большое? - загорелись глаза у Фцук. - Мы все увидим сверху?
"Да, если поможете мне устроиться в этом гамаке так, чтобы я не ломал лапы в новых местах при каждой посадке."
- У тебя болит здесь, да? - девушка подалась вперед и погладила длинную трещину на хитине смертоносца.
Вдвоем они долго укладывали смертоносца и его длинные, больные ноги. Восьмилапый мужественно терпел. Потом Авер и Фцук присели по бокам, прижавшись к пауку. Оба мысленно удивились, что совершенно перестали испытывать ужас перед ним. Рудис слышал их мысли, но не умел улыбаться, лишь шевельнул жвалами.
Существо, подчиняясь неслышной команде смертоносца, подняло их в воздух, наполнив шар летучим газом. Оно хорошо поело, долго лежало без движения на солнце и теперь чувствовало себя прекрасно. Рудис внимательно контролировал его состояние, все-таки нести двух пассажиров, даже без корзины - серьезная нагрузка.
Шар поднимался все выше и выше, под ним оставалась недружелюбная степь. Впрочем, последние часы путешественники провели вполне комфортно: смертоносец мысленными приказами разгонял любых хищников на расстоянии.
Небо было чистым, весело сияло солнце, отражаясь в реке Одре и в Сверкающих горах. Найдя прохладный, стремящийся к югу поток, Рудис направил в него шар, и земля поплыла под ними, поворачиваясь все более интересными, полными жизни боками. Люди не могли разговаривать, мешал свист ветра, и они просто взялись за руки.
Все выше и выше, дальше и дальше уносил их волшебный шар. Вот уже перед Фцук раскрылась будто карта, которую она видела в каюте на "Бабочке". Исла, Одра, Озеро, земли абажей, ньяна, пасечей, валов. А вот и виднеется на реке жирная точка, только не прочесть, что написано на борту этого корабля.
Потом люди увидели, как велика степь, как причудливо извиваются цепи холмов, отделяя густые, абсолютно непроницаемые для взгляда сверху, леса. Огромные южные болота, полные жизни, посылали свой сомнительный аромат к самым облакам, а над ними парили огромные, фантастически красивые и загадочные существа, которых люди почему-то называли бабочками. Особый интерес представляли города, большие и маленькие, живые и заброшенные, населенные людьми и пауками. Наконец, когда солнце поджарило путников уже со всех сторон, и довольное своей работой скрывалось на западе, показалось Соленое озеро. Снижаясь, шар летел над этим источником колоссального богатства, до сих пор не принадлежащим никому.
Приземлившись, люди не смогли даже поесть, хотя восьмилапый приманил для них крупную сороконожку, которую считал первым лакомством. Авер и Фцук легли рядом на траву, и смотрели в темнеющее небо с таким же удивлением, как до этого на землю.
- Какой он большой, наш мир - сказала Фцук.
- Да, - согласился Авер.- Но думаю, мы еще не знаем, какой он большой. Пока не знаем.
Потом над ними зажглись звезды, куда более яркие, чем на юге. Паук замер молчаливой темной грудой, поджал под себя лапы и сумел стать незаметным, когда люди обнялись. Они чувствовали себя победителями, единственными настоящими хозяевами этого мира.

Эпилог

По ручью плыли шесть лодок, в которых сидели чернокожие люди. Они лениво шевелили веслами, только чтобы не задевать узких берегов, остальную работу за них делало течение. Не держали весел только два человека на первой лодке. Это был белокожий светловолосый мужчина и смуглая маленькая женщина. Одетые гораздо богаче других, в кожаную одежду, разукрашенную множеством пряжек из разных металлов, они выглядели важными господами.
И являлись ими. Прослужив полтора года Повелителю Смертоносцу, Авер завоевал его доверие и был назначен Оком Восьмилапых в новых северных владениях. Народ ньяна, после ряда неудачных восстаний против пауков наполовину уничтоженный, с радостью подчинился далекому, но милостивому властителю.
Теперь смертоносцы, живущие в Авеларе, получили ультиматум. Им предписывалось покинуть город в месячный срок, в противном случае Повелитель грозил прислать с юга могучую армию на воздушных шарах. Северные восьмилапые уже отвергли унизительный приказ, что весьма обрадовало Повелителя. Война против сородичей, не умеющих подниматься в небо, сулила скорую победу и еще большие выгоды.
Предложил распространить свои владения на север старому, грозному пауку именно Авер, и очень скоро у человека будет много важных дел. Именно он будет сглаживать все противоречия ньяна с новыми покровителями, а также проводить переговоры с абажами, жуками и дикими племенами. Но пока срок ультиматума не истек, у Ока Восьмилапых было время посетить родной поселок.
- Ну что ты сидишь такая мрачная? - шутливо толкнул Авер жену. - Все-таки здесь прошло наше детство, могла бы и улыбнуться.
- Не здесь, - поправила его Фцук. - Это была родина совсем других людей, поселок Хольмштадт.
- Я помню! Здесь жили три старухи, они подарили мне еды, лопату и рыболовные снасти.
- Как ты думаешь, а в Алларбю остался хоть кто-нибудь?
Прежде чем ответить, Авер привстал в лодке и ударил саблей зависшую над ними осу - шум от ее крыльев не давал расслышать собеседника. Странно, но когда-то он боялся этих глупых насекомых.
- Конечно, остались! У нас жили не только старики. Я уверен, что мы увидим и Свена, и Линор. Все-таки абажи здесь больше не бывали, что еще могло случиться?
- Не знаю, - Фцук передернула плечами будто от холода. - Я все думаю: зря я сюда поехала. Тут пахнет смертью, как в подземелье Белой.
- Надо было взять с собой Рудиса, с ним ты ничего не боишься.
- Это ты виноват. Захотел на лодке плыть, как мечтал в детстве... А восьмилапый воду терпеть не может. - Фцук вздохнула и положила голову на плечо мужа. - Линор здесь... Ты думаешь, она тебя не ждет?
- Ну какая же ты смешная! Я для них умер, ушел из поселка наперегонки с зимой туда, откуда никто не возвращался. Конечно, не ждет. Да и не обещал я ей ничего...
- Агнесс была уверена, что у Линор будет ребенок от тебя. Трудно все это... Линор моя подруга, - Фцук вздохнула еще тяжелее. - Рудис считает, что я все время думаю не о том, о чем следует. Ты тоже так считаешь?
- Я не могу с такой легкостью заглядывать в твою голову, как восьмилапый, - Авер с удовольствием поглядывал вокруг. - Болото... Я шел по нему и не верил, что куда-нибудь дойду.
- Жуть.
- Ну что ты! Вспомнить очень приятно.
Они помолчали. Впереди уже появились деревья, скоро лодки ткнутся в берег у землянок Алларбю. Подумать только, когда-то им казалось, что до соседнего поселка не дойти и за всю жизнь! Теперь, облетев полмира на шаре, в обнимку с восьмилапым смертоносцем, оба не могли даже понять своих старых представлений.
- Причаливайте! - приказал Авер. - Пока останьтесь в лодках, вы их напугали!
Действительно, группка людей в грязной, старой шерстяной одежде выглядела насмерть перепуганной. Авер подошел к ним, на ходу поправляя саблю, Фцук остановилась за его спиной.
- Еттер! Ты не узнаешь меня?
- Авер? - неуверенно спросил староста. - Откуда ты пришел? Какая смешная одежда.
- Она не смешная, - поправил его высокий гость. - Она красивая. А это - сабля. Абажи даже сами не надевали их, когда к нам отправлялись.
- Да... Абажи... - Еттер выглядел совершенно растерянным и каким-то подавленным. - А знаешь, они к нам больше не приплывали. Я не видел Нельсона ни разу с тех пор, как они украли Фцук.
- Нельсон больше никогда не приплывет, - ухмыльнулся Авер.
- А Фцук? Ты не знаешь, что они с ней сделали?
- Знаю.. Фцук, поздоровалась бы с Еттером.
Женщина вышла вперед. Староста смотрел на нее с каким-то испугом.
- Это я, - подсказала Фцук.
- Ты такая... Ты изменилась.
- Я родила ребенка, у нас с Авером мальчик.
- Ты стала красивая, - решил Еттер. - А где ваш сын? Я давно не видел маленьких детей, с тех пор, как вы выросли.
- Он остался в Геттеле, с Рудисом. Это... Наш друг.
Авер прошел мимо старосты, подошел к соплеменникам. Поздоровался с каждым, обнял Линор. Девушка как-то поблекла за прошедшее время, а может быть, всегда была такой... Никогда не знаешь, что на самом деле изменилось: объект или глаза.
- А где же Свен?
- Он ушел вслед за тобой, как только пришла весна. Но через несколько дней ручей принес... Там мало осталось, но это был Свен. Наверное, на него напал плавунец.
- Как жаль... Почему ты не смотришь мне в глаза?
- Ну... Мы про вас как-то забыли... - Линор подняла голову. - Мы не думали, что вы вернетесь. Мы привыкли думать, что проживем еще сколько сможем, а потом - все. Теперь, наверное, все получится не так?
- Конечно, не так! - к ним подошла Фцук, обняла подругу. Почему-то они оказались почти одного роста. - Ты поплывешь с нами. Найдем тебе богатого мужа, будешь рожать детей, ходить к нам в гости, красиво одеваться. В этом я тебе помогу, у абажей это тоже не принято - красиво одеваться..
- Ага... - неуверенно протянула Линор и оглянулась на Агнесс, прислушивающуюся к разговору. - Слышишь, мама? Как ты думаешь?
- Не знаю... - так же протянула Агнесс. - Может быть, мы уж как-нибудь здесь...
Люди не заговаривали с ними первыми, стояли и глазели. Авер спустился в землянку, тесную, темную, вонючую. Постоял, перекинулся несколькими словами с лежащими стариками, ничем не интересующимися. Выбрался обратно и увидел, что жена все-таки болтает с Линор, та бережно трогает золотые пряжки на костюме гостьи.
Здесь было неуютно, холодно, несмотря на весну. Север... Авер перестал быть северянином раз и навсегда там, в степи, сражаясь с пчелой, выбираясь из паутины. Потом было много всего, но главное произошло там. В Алларбю нет Авера, он умер.
Загрустив, Око Восьмилапых прошелся по полю, заметно сократившемуся. Муравей, докапывающийся до посаженных клубней, бросил работу и напал на человека. Авер небрежно достал саблю, отсек насекомому один ус и отвернулся, двинулся назад к землянкам. Ошеломленный Еттер, кинувшийся было на помощь, смотрел, как вертится на месте изуродованный муравей, ищет потерянную антенну.
- С насекомыми все просто, - сказал ему Авер. - Надо их знать. А вот на Озере я видел действительно страшных тварей, у них красная кровь и зубы, как у человека.
- Ох, ужас какой! - округлил глаза староста, но расспрашивать постеснялся. - Останетесь у нас, заночуете?
- Я думал, вы захотите плыть с нами, - пожал плечами чужак в красивой одежде. - Я дам вам землю, хорошие дома. Всем.
- Так ведь насекомые там... - растерялся Еттер. - Нам бы посовещаться...
- Посовещайтесь, - согласился Авер. - Я хочу проплыть вниз по течению, предложить переселиться всем остальным поселянам. Сейчас, наверное, и поплывем... Фцук! Ты остаешься ил с нами?
Женщина с сомнением посмотрела на Линор, потом выпустила ее руку и подошла к мужу.
- Я с тобой. Здесь как-то...
- Холодно.
- Никто меня даже не поцеловал.
- Меня тоже.
- И Линор? - улыбнулась Фцук. - Знаешь, она тебя все-таки ждала. Только совсем другого. А еще совсем не ждала меня.
- Тебя сожрали пауки, - кивнул Авер. - Лично Рудис и сожрал. Прощайся и пойдем в лодку, пока ньяна не уснули.
Они приплыли обратно к вечеру следующего дня. Алларбю оказался единственным выжившим поселком на ручье. Авер и Фцук снова сошли на берег, люди стояли на том же месте, и опять молча, только теперь настороженно улыбались.
- Вот, она с вами поплывет! - Еттер сделал знак и Агнесс вытолкнула вперед заплаканную Линор. - А мы уж здесь доживем.
- Вам нужно что-нибудь? - спросил его Авер, глядя в сторону. Он почему-то злился.
- Да нет... Ты же знаешь, какие у нас новости. Померло много, никто не родился. Ножей хватает на всех, одежды тоже. Вот если только еды какой привезешь... Муравьи у нас, неурожай будет.
- Я пришлю тебе еды, разной, - пообещал Авер. - Полную лодку. Выбирай какую захочешь, остальную выбрасывай. Не стесняйся. На юге еды много, потому что много насекомых.
- И муравьев едите? - осмелился спросить Еттер.
- Муравьев? А что же, хорошее мясо. Вы попробуйте убить одного, только сначала отрубите антенны. Вот, возьми!
Авер протянул старику саблю, потом, не оглядываясь, забрался в лодку. Фцук, повинуясь внезапному порыву, подошла к Еттеру и поцеловала его, потом последовала за мужем. Опомнившись, подбежала к берегу Линор. В первой лодке не было места, и ее посадили с ньяна.
Вверх по течению лодки шли не так быстро, пришлось сделать два привала. Линор постепенно разговорилась с гребцами, слушала их байки, заигрывала и много хохотала. Север будто вытекал из нее и возвращался назад вместе с течением ручья. Но к старым друзьям девушка не подходила, старалась держаться подальше.
- Почему так? - спросила Фцук у мужа, кивнув на бывшую подругу.
- Наверное, мы слишком сильно изменились, теперь для нее ньяна больше похожи на живых людей, - предположил Авер. - Не думай об этом, Фцук. Больше мы здесь не появимся, наша родина там, за Озером.
- Сверкающие горы?
- Весь мир от Сверкающих гор и до города Повелителя. А это - чужой мир.
- Когда-то он был наш, вздохнула Фцук. - По крайней мере какая-то его частичка. Почему все так несправедливо? Мы приобрели одно и потеряли другое.
- Я думаю, - обнял ее Авер, - что это как раз и есть справедливость. За все надо платить. Но мы совершили выгодную сделку, потому что купли жизнь. В этом маленьком мире нет места даже нескольким людям, т же видишь. А там место хватит всем, способным за него побороться. Это наш мир, прекрасный мир людей и пауков.
Преодолев Разлив, лодки выскочили в Озеро и понеслись к ожидавшей их "Бабочке". Вскоре все поднялись на борт, и корабль, волоча лодки на буксире, взял курс на Геттель. В городе по прежнему остались рабы, но лишь те, кто не захотел стать свободным. Однако через десять лет рабство должно было быть запрещено окончательно. Так захотела Фцук, и ей было очень легко исполнить свое желание. Пожелай она, чтобы город Геттель перестал существовать, свершилось бы и это, хотя и с некоторыми затруднениями.
На палубе стоял Мбуни, в обнимку с третьим за день кувшинчиком. Он дружелюбно улыбнулся Фцук и немного чопорно поклонился Аверу.
- Приветствую Око Восьмилапых, - пробурчал он. - Хорошо, что засветло успеем, а то плавать ночью по Озеру - это... Это...
- То самое, - закончил Авер. - В Геттеле высадим девушку-северянку, а сами поплывем к Исле. Пора начинать приготовления к большой драке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я