Установка сантехники, тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Проснулся он опять утром, и почувствовал, что стал даже сильнее, чем когда вышел из поселка.
Добравшись до ручья, он обнаружил его наполовину перекрытым ледяными мостками, хотя солнце стояло уже достаточно высоко. Зима начиналась, скоро пойдет снег... Но теперь Авера это не тревожило. Он опять перебрался на другой берег, предварительно раздевшись. Идти стало легче, под ногами была твердая, промерзшая земля. До вечера он продвинулся гораздо дальше, чем в первые день и ночь.
Впереди, будто на заказ, показались деревья, причем росли они явно прямо на берегу ручья. Авер ускорил шаг, торопясь добраться до них засветло, и вдруг почувствовал запах дыма. Он покрутил головой и удивился, что прежде не заметил поднимавшейся отвесно в небо тонкой струйки.
- Поселок! - хрипло выкрикнул юноша. - Я дошел! Он все это время был совсем рядом, до него можно было добраться без лодок за два-три дня!
Однако как его там встретят, в этом поселке? Авер даже не знал его названия, никогда не интересовался им. Хотя старики здесь должны были бы слышать об Алларбю... Он взял левее, теперь уже почти без страха шагая по замерзшему болоту, и вскоре крадучись вошел в чужой лес.
Фцук увидела поселок Хольмштадт гораздо раньше. Лодки ткнулись носами в берег, и задремавшая девушка повалилась на спину, ткнувшись головой в ноги гребца. Тот со смехом оттолкнул ее и полез на сушу, размять ноги.
- Ну что, старые пеньки, соскучились?! - крикнул кому-то Нельсон.
Девушка огляделась и заметила трех стоящих у самой воды старух. Они были совсем одинаковые: изрезанные морщинами лица, натянутые на самые глаза шерстяные шапочки, руки в рукавах. Нельсон вытащил из лодки одежду и сапоги убитых в Алларбю.
- Вот! Берете за мешок клубней? Выгодная сделка!
- У нас мало еды, - разлепила губы одна из старух.
- Рыбы сушеной возьму, - легко согласился абаж. - Одежда немного в крови перепачкалась, но это пустяки, отстираете. Берете?
- Не нужна нам одежда. Сверре умер, - сказала другая старуха, будто заговорила вторая голова какого-нибудь товарища. - Нам теперь ничего не нужно.



- Вот, девушка, смотри! - Нельсон картинно выставил вперед руку и обернулся к Фцук: - Во всем поселке осталось три вот этих коряги, ни детей, ни мужчин. И то не жалуются. Нам, говорят, ничего не нужно. А ваш Еттер только и ноет: это плохо, то...
- Откуда ты, девочка? - спросила третья старуха.
- Из Алларбю А ваш поселок называется Хольмштадт?
- Правильно. Мы слышали, у вас еще много людей... Впрочем, я вижу, что стало меньше. Здесь одежда с двоих... Абажи - убийцы, а Нельсон - самый худший из них.
- Да я за всю жизнь не убил ни одного человека! - угрожающе пошел на старух абаж. - Что вы врете!
- Ты убил всех, кто умер от ножа на этом ручье, - упрямо сказала старуха. - Ты это задумал.
- Я лишь обрезаю те ростки, что совсем засохли, - Нельсон махнул рукой. - Ладно, что с вами болтать. Фриц, как у тебя дела? Почему вы ночевали здесь, разве хозяева не пригласили вас в землянку?
- Ха, очень нам надо нюхать их землянку! - крикнули сбоку.
Фцук проследила его взгляд и увидела еще одну лодку, поджидавшую их в Хольмштадте. В ней сидели три сонных абажа и еще трое, похожих по одежде на поселян. Все пленники были связаны, двое заплаканных детей и девушка постарше Фцук, со светлыми, как у Линор, волосами.
- Что, хочешь с ней поболтать? - Отто вышел на берег и протянул девушке длинную руку. - Иди, мы остановимся здесь перекусить.
- А можно мне их развязать?
- Только руки, - вмешался Нельсон. - А то разбежится эта малышня, потом лови ее. Я хочу до заката добраться к Отмели.
Абажи выскочили на берег, стали раскладывать костры, доставать из мешков клубни и рыбу. Фцук осторожно пошла к лодке с девушкой - с непривычке у нее немного кружилась голова. Девушка ждала ее молча, у нее было крупное лицо с резкими чертами лица.
- Как тебя зовут?
- Развяжи руки, потом познакомимся.
Фцук, немного опешив от такой недоброжелательности, принялась терзать мокрые, тугие узлы.
- Я Марта. А ты?
- Фцук.
- Мальчика зовут Петером, а его сестру - Клод. Она больна.
Как бы в подтверждение этих слов девочка чихнула. Фцук развязала руки всем троим, Петер улыбнулся ей.
- Нас будут кормить? - спросила Фцук у Марты.
- Будут, уж тебя-то точно. Отто только о тебе и говорил, когда они пировали у нас в поселке, над трупами.
- Это не обо мне, а о Линор... - смутилась Фцук. - Я случайно им попалась. А из какого ты поселка?
- Из Меертильда, - Марта немного смягчилась. - А я думала, ты сама согласилась уйти к абажам. Меертильда больше нет. Они убили моего отца и его сестру, а больше там никто и не жил... Муж у меня был очень сильный, и они боялись нас трогать, но прошлым летом его убили муравьи.
Фцук помолчала, не зная, как ей реагировать на эти слова. Вроде бы надо было проявить какое-то сочувствие, может быть, даже поплакать, но уж очень спокойной выглядела Марта. Петер схватил руку девушки и стал играть ее пальцами, заглядывая в глаза.
- Он ласковый, - сказала Марта. - Ему шесть. А Клод десять. У них обоих матери умерли во время родов, они привыкли считать себя братом и сестрой. У вас в Алларбю еще много жителей, да?
- Да... - неопределенно ответила Фцук и попыталась сосчитать. - Много, но все больше старики. Дети умирают... А куда нас везут, Марта? Зачем?
- Мало ли зачем мы им можем пригодиться? - хмыкнула поселянка. - Может, замуж кто-нибудь возьмет, может, жукам в услужение продадут.
- А паукам не скормят?
- Паукам? - Марта выпучила и без того круглые глаза на собеседницу. - Да что пауки, спрашивать что ли будут? Они уж если захотят, то сожрут и нас, и абажей.
- Я про них почти ничего не знаю, - смутилась Фцук. - Про пауков.
- Да и я тоже, только абажи им не хозяева. Пауки живут на юге, они очень умные и сильные, а еще могут заставлять человека слушаться. Захотят - и ты сама ему в пасть полезешь. Пасти у них огромные, зубы там в шесть рядов и раздвоенный язык, а на каждой из шести лап по десять кривых когтей, и...
Абажи, прислушивавшиеся к разговору, не выдержали и расхохотались. Марта обиженно замолчала, Клод захныкала и прижалась к ней.
- У пауков восемь лап, - сказал сохранивший серьезность Отто. - И совсем нет зубов, только от этого никому не легче.
- Вы нас не отдадите им? - Фцук хотелось наверняка убедиться, что на корм чудовищам ее не отправят. - Не отдадите?
- Нет, ради них я бы стараться не стал. А что с вами делать... Считайте, что мы вас спасли. На Озере разберутся, как лучше поступить. Верно, Нельсон?
- Разберутся, - согласно кивнул абаж, подбрасывая на ладонях печеный клубень.
- И уж ты-то в убытке не окажешься! - засмеялся Гюнте. - Не бойтесь, девушки, ничего особенного с вами не случится.
Разговор оборвался. Скоро Гюнте принес прямо в лодку еду для пленников, ее было куда больше, чем Фцук ожидала. И рыба, и клубни, и даже зелень... Все, кроме Клод стали с аппетитом обедать.
- Может быть, и правда ничего плохого нам не сделают? - тихонько спросила Фцук. - Ну, будем жить на Озере, с какими-нибудь мужчинами. Что особенного?
- Да ничего, - пожала плечами Марта. - Для тебя - ничего. А я выпущу Нельсону кишки, как только доберусь до ножа. Вот потом пусть делают со мной что хотят.
- Зачем он убил твоих сородичей? Ведь мог бы просто отнять вас, если в поселке почти никого не осталось.
- В том-то и дело! Он не только отнял нас, он еще и ограбил. Забрал все, что когда-то продал, и шерсть, и оружие. Я слышала их разговоры... - Марта приблизила губы к лицу Фцук. - Нельсон состарился, ему надоело плавать по ручью, решил кому-то уступить этот промысел. Дело для него очень доходное, потому что и шерсть, и даже ножи мало стоят на Озере. Зато капусту, клубни, морковь там не выращивают, потому что слишком много сил уходит на защиту урожая от насекомых. И вот он хотел продать наш ручей, свое право на него и поселки. А цены ему не дают... Тогда Нельсон решил погубить всех нас, чтобы задешево не отдавать. Сказал: обезлюжу ручей, вот тогда пусть забирают.
- Всех убьет?! - испугалась Фцук. - Это же сколько поселков надо уничтожить!
- А сколько? - Марта опять стала спокойно жевать. - Съешь кусочек, Клод, а то не поправишься... Ниже нас поселков не было, значит твое Алларбю теперь самое северное.
- Как же это? А Нельсон говорил, много поселков, и не только на ручье...
- Было много, когда-то. Но на моей памяти только два поселка ниже нас стояло, в один мой отец в гости ходил, и оттуда к нам заглядывали. Ты вот дочь абажа, сразу видно, а мы мужчин оттуда приглашали, снизу. Но те поселки вымерли, или Нельсон им помог, не знаю. А сколько поселков вверх по реке?
- Абажи говорят - шесть, - неуверенно сказала Фцук.
- Вот мы скоро увидим, сколько их. Смотри, здесь только три старухи осталось. Разве Хольмштадт можно теперь считать поселком? - Марта фыркнула. - Да они если еще год и протянут, то уж потом-то в весенний голод точно вымрут. Не прокормят себя.
Фцук оглянулась на берег. Три старухи стояли на том же месте, не изменив позы. Они не разглядывали ни абажей, ни их пленников, слепо уставившись куда-то за ручей. Девушке стало жутко - она впервые видела людей, обреченных на близкую голодную смерть. Чтобы молодежь Алларбю не говорила между собой о судьбе своего поселка, это должно было случиться еще не скоро, а тут - год или два.
- Я бы на их месте зимой облилась водой и вышла наверх, - сказала Марта.
- Ты говоришь, как дедушка! - некстати улыбнулся Петер.
- Дедушка твой уже ничего не говорит.
Абажи быстро закончили с едой, вернулись в лодки, даже не затушив костер и продолжили путь вверх по реке. Солнце припекало и многие гребцы сняли шляпы. Фцук долго смотрела назад, где все так же неподвижно стояли три старухи. Они будто олицетворяли собой всю эту страну, где остатки жизни теплились вдоль тонкой линии ручья.
Марта не отличалась разговорчивостью, дожевав, она легла на бок и мгновенно уснула. Мальчик некоторое время развлекал Фцук, играя с ней в самые немудреные игры, но наконец девушке это надоело. Она пересела поближе к Клод. Девочку бил озноб, лоб у нее был горячий и сухой, гласа воспалены.
- Нам долго еще плыть к Озеру? - спросила Фцук того гребца, которого звали Фрицем.
- Доберемся за пару дней, - предположил тот. - Если, конечно, не будет приключений. Здесь-то что, лодка сама бежит, хоть и течение. А вот в Разливе, это такое место, откуда шесть ручьев начало берут, там потяжелее будет. Может, придется часть груза выложить. А что? Торопишься?
- Клод больна, ей надо лежать в теплой постели и пить горячее, иначе она может умереть.
- Это Нельсона проблемы, все что в лодках принадлежит ему. Кроме разве что тебя.
- Почему? - удивилась Фцук. - А чья же я?
- Да вроде как Отто. Он, конечно, хотел другую, твою красивую подружку, но может и ты ему пригодишься.
Фцук посмотрела назад, на лодку Отто. Он сидел спиной к ней, мерно налегая на весло. Спина у абажа была длинная, костистая, резко расширяющаяся к плечам. Девушка попыталась понять, нравится ли он ей, и решила, что нет. Авер куда красивее, и Ларри тоже был красивее. Даже Фриц.
- Что смотришь? - заулыбался тот, щурясь на солнце. - Не бойся, Отто только на вид такой суровый. То есть, связываться с ним, конечно, не стоит... Но он на самом деле добрее Нельсона, например.
- Да? - Фцук тоже заулыбалась, решив разговорить гребца. - А мне показалось, что Нельсон его слушается, даже боится.
- Конечно боится, - кивнул Фриц. - Я тоже его боюсь. А как не бояться, если человек в бешенство впадает по любому пустяку и уже двоим головы разбил? Тут и до убийства недалеко. Но понять его можно, семью пауки сожрали. Жену и троих детишек. Правда, это наверное не те пауки, про которых ты спрашивала... Ты про городских, скорее всего, говорила, да?
- Городских?.. - не поняла девушка. - А какие они бывают?
- Глупая! Пауки бывают умные, городские, эти настоящие хозяева, их и жуки слушаются. С городскими ссориться нельзя. А степные, дикие, это совсем другое дело, за них городские не заступаются. Я сам на них охотился однажды, опасное это дело. Вот получилось так, что Отто шел с караваном от Белых скал, это такое место на реке Одра, к Озеру. Лодки у них разбились там о камни, понимаешь?
- Да не ври, - заспорил другой гребец. - Ничего у них не разбилось. Просто Отто поссорился с хозяином лодок, не сошелся в цене, ну тот и выпроводил их. Они пошли пешком, напрямик чрез степь, попали в безводье...
- Да не мешай, дай я расскажу! - запротестовал Фриц. - Вот пошли они через степь, а там воды нет, понимаешь? Никакой. Шли день, два, уже должны опять к Одре выйти, а нет ее. Заблудились, так бывает.
- Как же это - заблудились? - не поняла Фцук. - По реке бы шли, вот и не заблудились бы, и вода бы была.
- По реке очень долго, Одра петляет. И вот они должны были выйти к такой петле, а промахнулись, и началось у них безводье. Что вперед идти, что вбок - не знаешь, как именно раньше до воды добраться. И Отто повел караван вперед, конечно, каждый бы так сделал. Сам уходил на разведку, чтобы мимо реки не пройти. Знаешь, как это в степи - Одра в ста шагах, а ты бредешь и не видишь ее, потому что берега высокие и...
- Да откуда ей знать, дурехе с севера! - засмеялся второй гребец.
- Теперь узнает! Вот, и пошел он на разведку, а тут степные пауки напали на караван. Обычно-то они боятся, а тут видно оголодали. Вернулся Отто, а половины людей и нету. И семья его пропала.
- Утащили пауки?! - ахнула Фцук.
- Ну да. У них это просто: куснет, паутиной быстро-быстро обмотает... Паутина это то, из чего самая лучшая шерсть получается, а то ведь ты и этого не знаешь. Так вот обмотает тебя, - Фриц даже стал показывать, как пауки это делают и чуть не упустил весло. - Потом на спину закинет, и утащит. А в доме у себя... Степные пауки строят из патины такие дома как бы. Натянут между деревьев, и получается дом. И в этом доме паучата. Им кушать надо, и любят они, чтобы было свежее. Поэтому пауки приносят им живых, и паучата их живыми кушают.
Фриц засмеялся - его забавляло, как испугалась Фцук. Марта тоже села, на ее лице был написан не испуг, а отвращение.
- Как же вы там живете, в таких ужасных местах? - спросила она. - Почему не поселитесь на ручьях? Здесь никаких пауков нет, а от муравьев можно было бы отбиваться сообща. Плавали бы на лодках в гости друг к другу...
- Места у вас гнилые, гибельные, - покачал головой Фриц. - Да и как можно по полгода в землянке сидеть, дерьмо друг у друга нюхать? Нет, мы живем свободно. Хотя и держимся севера, к нам на Озеро степные пауки не забредают, и большинство другой дряни тоже. И городские пауки нас не трогают... Можно жить. А вот придет зима скоро на Озеро, тогда по Одре пойдем на юг. Там рядом с жуками будем жить. Жуки они добрые, хорошие, людей не едят.
- Хватит болтать!! - заорал Нельсон с последней лодки, сложив руки рупором. - Подналяжь! Не успеем до заката, пиявку тебе в зад, болтун!
Фриц смущенно подмигнул девушкам и с удвоенной энергией взялся за весла, лодка пошла быстрее, за ней прибавили скорости остальные. Вода нежно журчала за бортами. Девушка придвинулась к Марте.
- Слышала? Вроде бы нам не сделают ничего плохого!
- Ты все о пауках? Забудь о них! Люди хуже пауков. Уж поверь, если бы нас ждала хорошая судьба, нас не тащили бы к ней силой. Я кое-что понимаю в этой жизни, а ты еще дурочка, так что слушай меня. Если появится шанс сбежать где-нибудь возле живого поселка, то надо попробовать. Слышишь?
- Хорошо, - кивнула Фцук, хотя вовсе не была в этом уверена. - А куда же бежать? Мы ведь ничего не знаем здесь, и вокруг всех поселков болота.
- Я сказала: попробовать! Для этого надо развязать мне ноги, только незаметно. Сядь поближе, загороди меня от Фрица, и тереби узлы. Я уже половину сделала, но не могу достать тех, что сзади.
- Надо еще Петера и Клод развязать...
- Нет! Их не спасти, с ними мы не сможем убежать. Надо или бороться, или смириться, понимаешь? Надо думать сначала о себе.
Фцук сделала, как просила Марта, и почти до самого вечера осторожно ослабляла узлы, стягивающие ее ноги. Гребцы устали, всякие разговоры прекратились, только Нельсон время от времени требовал поднажать. Наконец, когда солнце уже касалось краешком болота, показался следующий поселок, он назывался Отмель.
Здесь ручей разливался очень широко, но от этого становился совсем мелким, в нескольких местах намытый песок образовывал островки. Встречали абажей двое хмурых мужчин, увидев в лодке девушек и детей, они мрачно переглянулись.
- Привет, Еттер! - крикнул Нельсон, спрыгивая на берег, и Фцук непроизвольно вздрогнула. - Как дела? Новый урожай не поспел еще?
- За несколько дней-то? - переспросил здешний Еттер, мужчина, превращавшийся в старика. - Шутки шутишь... Что это за люди?
- Я купил их в поселках ниже по течению, - спокойно ответил абаж.
- Так же, как купил у меня Грету?
- Может. И так же, а может и дешевле... Значительно дешевле. Еттер, у меня есть шерстяная одежда, будешь брать?
- Нет, я же купил шерсть. Мне ничего не надо, кроме ножей. Если сторгуемся, я взял бы три.
- Совсем стало скучно с вами торговать. Ничего не надо, только ножи... Никак, воевать с Хольмштадтом собрался? Не советую, там живут три злющие старухи. Нет у меня для тебя ножей, Еттер, и никогда не будет.
- Тогда продай нам девушку или хоть детишек, - неожиданно сказал другой мужчина.
Абажи переглянулись и засмеялись, мужчина втянул шею в худые плечи. Еттер положил руку ему на плечо.
- Мы и так вымираем, а ты губишь поселки быстрее болезней... ты нехороший человек, Нельсон.
- Заткнись! - бросил ему абаж. - Раз я тебе не нравлюсь, больше никогда здесь не остановлюсь, вот и все.
- Нас осталось пятеро, - сказал Еттер. - У нас есть молодой мужчина, но ты забрал Грету три года назад, и обещал привести другую. Ты обманул нас.
- Не обманул, а не смог выполнить обещанного, - нахмурился абаж. - Слушай, старик, не выводи меня из себя! Вас осталось пятеро, а нас здесь пятнадцать!
- Я еще не старик... - Еттер, мелко переступая ногами, приближался к абажу.
- Отто, объясни ему, что он не прав, - попросил Нельсон и сел на берег спиной к поселянам.
Тут же Еттер выхватил из ножен старый, зазубренный нож и кинулся на своего обидчика. Но на его пути возник Отто, который сильным ударом в ухо сбил поселянина с ног. Фцук зажмурилась, ожидая, что сейчас произойдет убийство, но Отто спокойно отошел в сторону.
- Ты нехороший человек, Нельсон!.. - Еттер поднялся, держась за ухо. Второй житель Отметил подал ему отлетевший в сторону нож. - Что б ты сдох, Нельсон! Что б тебя сожрали пауки!
- Отто, объясни ему, что он опять не прав, - не оборачиваясь потребовал вожак.
Однако Отто на этот раз не пошел исполнять приказ, вместо этого он рывком вытащил на берег нос лодки и сделал пленникам знак выйти. Нельсон зло оскалился.
- Отто, ты пока еще в моей ватаге!
- Да ладно тебе!.. - Фриц, потянув за собой Гюнте. - Мы все сделаем, Нельсон.
- А я хочу, чтобы он!
Отто подал руку Фцук, но услышав последние слова Нельсона круто повернулся к нему, так что девушка свалилась на песок. Абаж быстро подошел к подскочившему вожаку и молча встал перед ним.
- Ладно вам, - опять попросил Фриц. - Успокойтесь, старик уже ушел!
Нельсон смотрел на Отто снизу вверх и скалился, его рука медленно тянулась к ножу. Противник не шевелился, дышал ровно и смотрел вожаку прямо в глаза. Наконец пальцы Нельсона сжали рукоять, украшенную каким-то замысловатым узором.
- Ну и что дальше? - спросил его Отто.
- Ты в моей ватаге! - прошипел Нельсон. - Слушайся меня! Я для тебя все сделал, а ты? Долги забываешь!
- Я просил женщину, и обещал, что это будет моей платой. Никаких долгов.
- Значит, это твоя женщина, - тут же согласился Нельсон. - И я тебе ничего не должен. Никаких долгов. Только слушайся меня, это моя ватага.
- Я буду слушаться тебя во всем, что касается обязанностей ватажника. А шпынять меня не советую.
Отто отошел в сторону, Нельсон разжал пальцы. Фцук заметила, что многие абажи облегченно перевели дух. Им явно следовало быть на стороне вожака в назревающей схватке, но никто не хотел связываться с Отто. Девушка почувствовала неприязнь к этому очень жесткому и сильному человеку.
- Что сидишь? - крикнул ей Отто. - Помоги остальным вылезти, сегодня заночуете на берегу. Ноги тебе связывать?
- Не надо, - быстро ответила Фцук.
- Значит, обещаешь не убегать? - абаж подошел к ней вплотную и злобно улыбнулся. - Смотри, ничего я так не люблю, как когда не держат слово!
Он отошел. Девушка помогла выбраться из лодки детям и Марте, которая тихонько пожала ей руку.
- Надо поговорить со стариками... Попросись сходить к ним за жиром, скажи, что я натерла руки веревкой.
Фцук хотела сказать, что Марта сама могла бы попросить Отто отпустить ее в землянку, но по привычке подчиняться промолчала. Ведь у нее ноги свободны, наверное, ей и следует говорить с абажами. Девушка обратилась к Фрицу, но тот лишь пожал плечами.
- Марта принадлежит Нельсону, ты - Отто. При чем здесь я? Спроси у них.
Девушка остановилась в раздумье, и тогда Отто сам позвал ее.
- Что ты хочешь?
- Марта натерла руки веревками. Можно мне сходить в землянку за жиром?
- Нет, нельзя. Марта принадлежит Нельсону, ты же слышала. А я пальцем не пошевелю ради этого мерзавца. Пусть Марта сама его просит, а ты в это не суйся. Сейчас идем со мной, помоешь мне ноги.
Беспомощно оглянувшись на Марту, Фцук пошла за своим хозяином. Отто уселся на берегу ручья и откинулся на спину.
- Ну что ты стоишь с такой глупой улыбкой? Давай, снимай сапоги и мой мне ноги, потом вытрешь своим свитером. Что-то неясно?
- Там вода... - Фцук мялась на месте, длинные ноги Отто торчали уже над ручьем. - Я не дотянусь...
- А ты зайди в ручей... Нет, не так. Сними-ка свитер.
Немного стесняясь, Фцук сняла верхнюю одежду, оставшись в тонкой поддевке и шерстяной же рубашке. Зима приближалась, в таком виде на ветру было уже холодно.
- Отлично... - Отто чуть развернул девушку, поджал ногу, упер ее в зад Фцук и резко выпрямил. - Вот так надо входить в ручей, когда хозяин просит помыть ему ноги. Действуй.
У берега было уже глубоко, Фцук по грудь. Свалившись в воду, она на миг погрузилась с головой, потом вынырнула, закашлялась. Отто не собирался ждать и слегка ударил ее каблуков в лоб, просто чтобы быстрее привести в чувство. На берегу кто-то засмеялся. Девушке стало обидно, из глаз покатились слезы, но на мокром лице это было не заметно.
Не чувствуя холода, Фцук стащила с Отто сапоги, бросила их на берег и принялась обмывать ноги абажа. В поселке так поступали только летом, когда раз в несколько дней устраивали нечто вроде бани, в остальное время просто умывались из кадушки. Зачем Отто понадобилось мыть ноги? Специально, чтобы унизить свое новое приобретение?
- Быстрее, мне уже холодно! - потребовал хозяин. - Вытирай!
Дотянувшись до своего свитера, Фцук исполнила приказ, потом опять натянула на чистые ноги грязные носки. Сапоги абаж одел сам - девушка стала так дрожать от холода, что могла уронить их в воду. После этого Отто пошел к костру, ужинать, а Фцук выползла на берег и как могла отжала одежду.
- Если Нельсон от меня такого попросит, я его в ручей утащу и утоплю, - пообещала Марта.
Фцук не ответила. Она не была уверена, что поступила правильно. Может быть, надо было не отказаться мыть Отто ноги? Но тогда он стал бы бить ее, или оставил в ручье, пока совсем не замерзнет... Шерсть не хотела отдавать воду, поэтому одежда осталась влажной. Смахивая слезы, девушка постаралась сесть поближе к костру.
- Ты его слушайся, - тихонько сказал Фриц и подкатил к ней кончиком ножа печеный клубень. - Тогда Отто не станет тебя бить. Но если будешь спорить, или медленно все делать... Не завидую я тебе.
- На Озере у меня будет другой хозяин?
- Это от Отто зависит, как он решит. Нельсон, конечно, всех продаст, да вам цена-то невелика... Дети никому не нужны, а девки вы некрасивые. Ешь и грейся, все как-нибудь образуется.
Посмотрев в сторону землянки, Фцук увидела высунувшегося из люка Еттера. Он смотрел на абажей с ненавистью. Может быть, все-таки попробовать сбежать? Девушка вспомнила, как Отто говорил ее данном слове и вздохнула. Попасть бы в землянку, посоветоваться с этими стариками. Вдруг помогут?
- Не смотри туда, - Марта оказалась рядом, она ковыляла со связанными ногами. - Пока ты мыла ноги, я попросила жира у Нельсона, а он крикнул, чтобы принесли. И они принесли... Боятся. У Еттера отобрали нож.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я