Первоклассный магазин Wodolei.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ты знаешь Нельсона? - подскочил Авер.
- Конечно, он ведь из Геттеля. У абажей на Озере несколько городов, но наш самый большой. Нельсон уважаемый человек, он владеет лодками и правами на один из ручьев... Это правда, что вы едите там капусту, клубни, морковь каждый день?
- Да, - растерялся Авер. - Если, конечно, староста не разрешит рыбы нажарить...
- Здесь такое могут себе позволить только очень богатые люди, да и то не круглый год, - покачал головой Жани. - Вкусные растения... Пробовали сажать здесь, но уж очень дорого получается круглосуточно их охранять - насекомые тоже не дураки полакомиться. Ладно, хватит об этом... А что ты ел по дороге, Авер?
- То. что взял с собой, - признался юноша. - И все это уже кончилось. Мне просто повезло, что я нашел город.
- Скверно... - погрустнел вал. - Я-то думал, ты умеешь делать еду из снега и льда... В горах страшно, Авер.
- А где эти горы?
- Там, дальше от Озера... Не очень высокие, но холодные. Там водопады. Красиво, если есть, что поесть! - Жани рассмеялся. - Там живут какие-то твари. Я слышал вой ночами, и видел следы. Странные следы, жуткие. А еще там очень холодно.
- Что же ты так плохо оделся? - улыбнулся юноша. - И оружия не взял.
- От абажей не так легко удрать, как кажется, - пояснил вал. - Перед Отплытием вообще не уйдешь, они следят за рабами. Вот мне и пришлось улепетнуть в чем был, схватил только кое-какое тряпье. А оружие у меня было, как же без него! Но нож сломался, а топор я уронил уже по дороге к Геттелю. Понимаешь, я ведь раньше никогда не видел этого белого ужаса! Думал, что дойду до города за пару дней, так и еду рассчитал. Но вышло все иначе: сугробы, вьюги... Едва жив остался. Так вот: я видел следы!
- Ну и что?
- Ты сильный малый, вместе мы могли бы попробовать поохотиться на этих насекомых.
- Ты путаешь, - улыбнулся Авер. - Насекомые не могут жить в снегах. Холод делает их неподвижными.
- А что за твари тогда выли, чьи следы я видел? - возмутился Жани. - Ты поселянин, ты должен знать, кто это!
- У нас зимой никого нет, - покачал головой юноша. - Ты не мог ошибиться?
- Не мог, - уверенно сказал раб. - Кто, по твоему, ободрал в лесу всю кору с деревьев? Абажи рассказывают жуткие сказки про этих существ, но думаю, все это вранье... Ладно, дружище, если ты поел, то нам пора идти.
- А ты торопливый, - засмеялся Авер. - Я думал, хоть пару дней отдохнешь.
- У нас столько еды нету, - серьезно ответил Жани. - Я прожорливый.
Они быстро собрались. Вал предлагал на прощание подпалить вязанки дров, и выразил надежду, что сгорит весь Геттель. Авер, поразмыслив, отказался: лучше будет, если абажи не будут искать его, чтобы отомстить.
Они спустились на Озеро и двинулись вдоль берега на юг. Жани тоже считал, что выходить на середину водоема не следует. Но боялся он не тонкого льда, а таинственных зимних тварей, от которых на ровном месте негде спрятаться. Вдвоем идти было куда веселее, настроение у Авера поправилось. Пусть снег, пусть смерть кругом, но пока есть с кем поговорить, надежда не умрет.
- Жани, а что, в самом деле все поселяне в городе были рабами? - вспомнил он.
- Да, - подтвердил вал. - Все, кроме абажей и ньяна в Геттеле - рабы. Но ньяна особенный народ, с ними и абажи связываться боятся. Только мы и не боялись с ними воевать!
- У вас тоже есть свои города?
- Нет, - признал Жани. - Нас все считают дикарями, и если честно... То так оно и есть. Я понял это уже в Геттеле, когда увидел, как живут абажи. Лодки, книги, дома. Они договариваются с жуками и даже смертоносцами.
- Кто это?
- Жуки? Ты никогда не видел жуков? - удивился вал.
- Видел, разных, = пожал плечами Авер. - Плавунцы, например, тоже жуки.
- Нет, я имею в виду совсем особенных жуков! Тех, что живут неподалеку от реки Одры, в Южной степи. Они соображают получше людей и смертоносцев, у них свой город, им служат люди... Счастливые люди, народ пасечей.
- А кто такие смертоносцы?
- Городские пауки. Они тоже умеют думать, в отличии от бегунцов. Но лучше бы не умели... - Жани вздохнул. - Раньше мы мало имели с ними дело, но с тех пор, как смертоносцы разгромили народ ньяна, дела наши плохи. Я видел тут земляков, знаю, что за страшные твари эти смертоносцы. Они умеют проникать в душу человека и подчинять его себе. Это страшно, Авер.
- Зачем же ты идешь на юг?
- Это моя родина, это моя свобода. А вот куда идешь ты? - вал покачал головой, улыбаясь. - Я даже не спросил тебя, зачем ты покинул ручьи и идешь к югу... Какой я нелюбопытный!
- Зато я - любопытный, - признался поселянин. - Я хочу узнать, как живут люди на юге, и нет ли там места для моих сородичей.
- Жаль, что ты неграмотный, - засмеялся Жани. - Почитал бы книжки в Геттеле, и все узнал! Я научился грамоте в рабстве. Знаешь, что такое грамота?
- Нет...
- Вот смотри, это бука "Апл", - вал быстро нарисовал на снегу символ. - А вот - буква "Бэтл". Понимаешь?
Авер некоторое время рассматривал рисунки с разных сторон, потом признался, что не понимает.
- Ладно, в другой раз расскажу больше, - Жани продолжил путь.
- С рабами хорошо обращались? - с надеждой поинтересовался юноша.
- Смотря кто, - уклончиво заметил вал. - Опять же, смотря какие рабы... С девушками порой очень даже неплохо обращаются. Пока детей не народят.
- Ты не знаешь о поселянке по имени Фцук? - не сдержался Авер. - Ее должны были привезти лодки Нельсона, перед самой зимой.
- Меня уже не было в Геттеле в это время, - отозвался Жани. - Поэтому ничего не могу сказать о твоей землячке. Теперь она на Зимовке. Красивая?
- Ну... - замялся Авер. Он знал, что Фцук некрасива, но говорить этого не хотел. - Да, красивая. Очень.
- Тогда, думаю, с ней обращались хорошо, - осторожно сказал вал. - Наконец-то я выяснил, отчего ты покинул поселок...
- Нет! - Авер покраснел. - Фцук тут совершенно ни при чем!
Жани ничего не ответил и даже не посмотрел на спутника. Разговор оборвался, а юноша все не мог успокоиться. Ему хотелось повторить для вала, что он отправился в свое путешествие вовсе не потому, что абажи украли Фцук. Ведь у него в поселке осталась куда более красивая девушка. Но Авер понимал, что Жани только и ждет, чтобы он сказал это, чтобы расхохотаться.
- Расскажи про жизнь в городе, - наконец сказал он.
- Жизнь в Геттеле? - переспросил вал. - Обычная жизнь абажей. Они занимаются делами, торгуют друг с другом, некоторые держат хутора. Это такие метса, где можно разжиться мятной травой, или апельсиновыми деревьями. Это у других народов деревья просто растут, а у абажей все кому-нибудь принадлежит, и другим хозяин продает урожай. А чтобы собирать его, охранять от насекомых, абажи держат рабов. Я два года провел на таком хуторе, потом выучился грамоте и хозяин забрал меня в город. Вот такие дела... Еще абажи любят путешествовать по воде, у них много лодок. Дело это опасное, плавунцы в Озере вырастают огромные. Вот такая жизнь... Но ты, наверное, хотел спросить про жизнь молодых красивых рабынь?
- Нет, - как мог спокойно сказал Авер.
- Да? Ну тогда нечего и говорить, - смиренно согласился Жани. - Тем более, что тебе это скорее всего не понравится.
Еда кончилась через два дня: вал действительно оказался прожорлив, да и у Авера в его присутствии аппетит заметно улучшился. Почти сразу же им удалось найти дохлого плавунца, вмерзшего в лед. Юноша смог отковырять верной лопатой кусок туши, потом, орудуя ей как топором, нарубил с деревьев веток и развел костер. Мясо на вкус было отвратительным, но друзья хорошенько выварили его и съели сколько смогли.
- Вот про это я тебе и говорил, - вдруг сказал Жани и показал рукой на сосну. - Кто обдирает со стволов кору?
- Откуда я знаю, - хмыкнул Авер. - Наверное, летом какие-то насекомые. Их ведь полно на Озере, верно?
- Верно, хотя и гораздо меньше, чем в Южной степи. Но кору никто из них не обдирает. Если ты подойдешь поближе, увидишь следы.
Авер так и сделал. Следы действительно были, маленькие, будто кто-то очень подвижный скакал вокруг сосны. Покачав головой юноша попробовал проследить, куда побежала неведомая тварь, но скоро запутался в круговерти следов.
- А вот еще! - позвал его Жани. - Тут покрупнее.
Новый зверь шагал куда шире, он имел солидные когти. Авер не слишком хорошо умел читать следы, у поселян никогда не было в этом необходимости, но сумел сосчитать лапы зверя.
- Он ходит на четырех ногах, - сообщил юноша спутнику. - Бывают такие насекомые?
- Никогда не слышал, - признался вал и испуганно огляделся. - Идем дальше. Скорее бы отсюда выбраться...
- Ты же собирался на них поохотиться, - напомнил поселянин.
- Была глупая мысль, - признался Жани. - Но четвероногие твари вряд ли съедобны. Лучше будем жрать гнилых плавунцов.
Однако спустя еще два дня вал уже так не считал. Голодные, не способные даже как следует согреться у костра, путники вошли в лес и стали искать следы. К их счастью, они очень быстро напали на прерывистую цепочку, оставленную мелкой тварью.
- Не пойму, куда оно побежало.
- Предположим, что к югу, - посоветовал Жани. - Так проще.
Они прошли по следам изрядное расстояние, затем следы увели их в лес. Очень скоро к следам маленького зверя прибавились уже знакомые крупного. Авер и вал переглянулись, приготовили оружие. Голод не позволял отступать.
Обогнув группу елей, они услышали хруст, и почти одновременно увидели хищника. Серый четвероногий зверь, в холке достигающий плеча Жани, мощными челюстями разрывал трупик настигнутого малыша. Картина потрясла обоих зрителей, они замерли на месте.
- Красная кровь! - ахнул Жани. - Мне не снится? У них красная кровь, как у людей!
- У одного из них, - поправил Авер. - Может, и у обоих... У большого зубы, ты видишь? Это не жвалы, Жани, мы будто попали в старую страшную сказку.
Повествования о четвероногих зверях с красной кровью дошли до людей их туманного прошлого. Сказки эти были неизменно страшными, но казались настолько фантастическими, что годились только для запугивания детей. И вот теперь мифическое существо, пожирая своего собрата, рассматривало их голубыми, совсем человеческими глазами.
- Его нельзя есть, - твердо сказал Жани. - Идем отсюда.
- А вдруг можно? - Авер очень проголодался.
- Красная кровь! Мы отравимся и умрем!
Но поселянин уже сделал несколько шагов вперед. Хищник выронил добычу из пасти и угрожающе зарычал. Жани быстро встал рядом с Авером.
- Отгоним его от мяса! Не такой уж и большой, не паук... Пошли, плечом к плечу, сабли вперед!
Авер про себя порадовался такому повороту событий. Приятно сознавать, что твой спутник не робкого десятка. Люди надвинулись на животное, размахивая оружием. Хищник опять зарычал, а потом вдруг бросился в атаку длинными скачками, высоко подпрыгивая над сугробами.
Они ударили саблями одновременно, оба кололи. Хищник рухнул на людей сверху и придавил своим телом, вжал в сугроб. Авер руками вцепился ему в шею, стараясь отодвинуть подальше лязгающие челюсти, лапы зверя разрывали его одежду. Сверху появился Жани, он выскользнул в сторону, а теперь замахнулся ножом.
Несколько ударов в шею заставили хищника отступить. Зверь заскулил, отбросил вала в сторону ударом лапы и, тяжело ступая, отошел в сторону. Из его ран во все стороны хлестала кровь, ярко раскрашивая снег. Авер, оглядываясь на животное, подбежал к упавшему другу.
- Я цел, - сразу сказал Жани. - Просто дыхание перехватило, а когти до тела не достали... Или достали?
Одежда обоих была перепачкана красной кровью, но чьей именно, сейчас не было времени разбираться. Друзья подобрали сабли и пошли за хищником. Тот побежал, но через несколько шагов споткнулся и застыл на снегу, тяжело дыша. Из пасти вывалился длинный розовый язык.
- Ну и страшилище! - ахнул Жани, все еще ощупывающий себя. - Потом будем рассказывать, а нам никто не поверит. Зимние чудовища... Дети зимы...
Авер не отвечал. Ему животное уже не казалось страшным, даже наоборот. Красная, как у человека, кровь, осмысленный взгляд, мягкая шерсть, зубы... Сможет ли поселянин есть существо, так похожее на него самого?
Зверь издох. Жани подошел и быстро распорол его от шеи до паха, осмотрел. Потом достал сердце, понюхал.
- Рискнем? Уж очень есть хочется.
- Я пока нарублю дров, - сказал Авер и пошел прочь, вовсе не уверенный, что сможет прикоснуться к такой еде.
Однако мясо, жарясь над огнем, издавало такой аромат, что удержаться голодному юноше оказалось просто невозможно. Вкус, правда, не оправдал ожиданий, тем более что соли у путников не было, однако поели товарищи на редкость вкусно. Жани изрубил на кусни почти всю тушу, чтобы взять с собой.
- Этого, может быть, хватит до устья Одры, - сказал он. - А там уже будет теплее.
- Далеко еще? - Авер спросил, а потом уже понял, спросил с испугом. Он боялся страны вечного лета больше, чем зимы, особенно теперь, сытый, у костра.
- Точно не могу сказать... - вздохнул Жани. - Зимой берега выглядят совсем иначе, чем летом, знакомых мест под снегом не узнать. Наверное, несколько дней еще потратим... Как мне хочется побыстрее уйти отсюда, Авер! Жутко подумать, что нас здесь могут растерзать вот такие твари.
- Разве это хуже, чем умереть в жвалах какого-нибудь жука?
- Хуже, - твердо сказал вал. - Мои предки умерли в жвалах, и я хочу умереть в жвалах. Да пусть меня лучше пчела укусит, чем сожрет существо, похожее на обросшего шерстью человека, да еще с мягким хвостом!
- Пчела? Это насекомое бегает или летает?
- Летает, и ты их увидишь, если нам повезет.
Мясо кончилось, когда до устья Одры осталось совсем немного. Жани наконец узнал несколько маленьких островов и решил, что можно немного сократить путь по льду. И именно здесь люди наткнулись на новые следы. Это животное тоже имело четыре лапы, но было гораздо больше, чем убитый хищник. Пройдя немного по следу, путники увидели, как оно присоединилось к группе своих сородичей.
- Не стоит попадаться на глаза таким тварям, если они охотятся стаей, - сказал Авер.
- Они идут к устью, а мы сделаем крюк, - предложил Жани. - нам все равно надо пересечь Озеро здесь. Видишь, виднеется лес на той стороне? Оно здесь узкое.
- Зачем нам другой берег?
- Одра не замерзает, даже в самые лютые холода. Ведь с юга вода приходит теплой. Поэтому реку нам уже не перейти, а владения валов находятся на том берегу, и Зимовка абажей, если ты идешь туда, тоже.
- С чего ты взял, что я ид на Зимовку абажей?
- Ну, там скорее всего находится та красивая рабыня. Да и Нельсон, если ты вдруг захотел свести с ним счеты... Кстати, можешь рассчитывать на помощь, мою и тех моих сородичей, кого мы застанем живыми. Идем, - Жани первым смело зашагал через белую равнину. - Мне кажется, даже здесь лед уже тоньше.
Они успели преодолеть уже половину пути до леса на другом берегу, когда увидели совсем близко от себя обладателей толстых лап и длинных когтей. Животных покрывала белая шерсть, на снегу они оказались почти незаметны. Люди переглянулись и пошли дальше, стараясь не производить шума. Однако звери не обращали на них внимания: они ловили рыбу.
Одра действительно несла с юга теплую воду, на льду появились широкие полыньи. Мохнатые звери присаживались рядом и ждали, пока появится рыба. Тогда следовал молниеносный удар лапой, и добыча высоко подлетала в воздух.
- Самец, самка и детеныши, - шепотом сказал Жани. - Это какой-то ужас, Авер! Они как люди!
- Семья, - согласился юноша. - А мы ели это мясо... Вдруг это и в самом деле люди?
- А что? - задумался вал. - У вас светлые волосы, у абажей темные, ньяна чернокожие, а мы смуглые и волосы у нас прямые, а не вьются, как у ньяна... Почему бы не быть людям в шерсти? Знаешь, Авер, давай никому не будем рассказывать, как ели то мясо, ладно? В моем племени нельзя есть людей.
- В моем тоже, - кивнул Авер. - Никому не расскажем.
Судьба была к ним благосклонна: и зверолюди не заметили их, и пища нашлась прямо под ногами. Огромная недоеденная рыба вмерзла в лед, видимо, с одной из прошлых рыбалок странных существ, спускающихся зимой к Озеру с гор. Отойдя подальше, путники устроили привал и вдоволь наелись пресной ухи.
- Завтра утром мы выйдем к Одре, - пообещал Жани. - И будем идти вдоль берега до Сверкающих гор, другого пути в Южную степь нет.
- Мне не хотелось бы встречаться с абажами, - осторожно заметил Авер.



- Ты думаешь, я, беглый раб, этого хочу?! - расхохотался вал. - Абажи будут искать меня, пока я не умру. Уж такое у них отношение к собственности... Да, мы можем встретить их на берегу, надо быть внимательнее. Ничего, спрячемся, или убежим вглубь берега.
- А кого еще мы можем встретить? Каких людей?
- Ньяна, - с плохо скрываемой неприязнью сказал Жани. - Проклятые чернокожие всю жизнь убивали валов, хотели покорить. А теперь сами не знают, как спрятаться от смертоносцев. Но ньяна нам не страшны, они теперь хотят со всеми дружить. Скажи, что на ручьях живут тысячи таких молодцов, как ты, и все мечтают сражаться с пауками - и ты будешь их лучшим другом. Еще можем встретить пасечей, но они живут на другом берегу. Это слуги жуков.
- Рабы? - уточнил юноша.
- Да нет... Жуков разве поймешь? - Жани презрительно сплюнул. - Если бы захотели, то могли править всем миром. Они умеют выпускать из себя огонь и сжигать врагов, с ними никто не может сладить. А вместо этого набрали себе людей, которые их кормят и устраивают всякие взрывы, и живут себе.
- Что такое взрывы?..
- А вот пойдем мимо жуков, услышишь, - пообещал вал. - На другом берегу будем, но все равно услышим, а может быть, и увидим. Это называется фейерверк. Жуки от него становятся пьяными, как люди от меда.
- Что такое мед? - опять не понял Авер.
- А это... - Жани задумался. - А это надо пробовать. Вот еще одно отличие дикарей от людей оседлых: у живущих в городах есть мед. Я украл немного, когда убегал, но давно все выпил. А вещь очень полезная, особенно зимой.
Авер слушал и старался запоминать. Пока он не узнал ничего, что могло бы принести пользу жителям Алларбю. Дойти до Озера можно, но жить там зимой и трудно, и опасно, летом же приходят абажи и насекомые. Вот теперь Одра, настоящая река, текущая с юга. Разве могут поселяне жить на ней, полной плавунцов, а возможно, и других хищников?
- О чем грустишь? - Жани уже устаивался для сна. - Может, покараулишь немного? Очень я боюсь этих мохнатых тварей.
- Ладно, я пока не хочу спать, - согласился Авер. - Скажи, что делать маленькому северному народу, который вымирает?
- Не вымирать, - посоветовал вал.
- Не смейся! Я думал, что смогу найти другие, лучшие места для жизни, а по твоим рассказам понимаю, что там могут жить только другие народы. Нам надо, чтобы не было насекомых, чтобы мы могли сажать клубни, капусту, другие овощи. Но и чтобы не было так холодно, и чтобы нас не истребляли абажи.
- Как ты многого хочешь, - зевнул Жани. - Я не знаю, жив ли еще мой народ... Хотя знаешь что? Попробуй подняться на Сверкающие горы. Насекомых там нет, холодно, про тварей с красной кровью я тоже не слышал. И абажей там нет, никто туда не ходит...
- Почему?
- А зачем? У абажей, ньяна и пасечей есть Одра, Исла и Озеро. Мы, валы, живем в степи, там наша земля. Мы и одежды-то не носим, не умеем плести ткани из паутины...
- Что? - не понял Авер. - Я думал, шерсть растет на каких-то растениях!
- Есть такие, - кивнул Жани. - Но шерсть там очень плохая, непрочная. Настоящую шерсть делают из паутины, для этого нападают на пауков-шатровиков. Они много плетут, живут семьями. Пауков прогоняют, паутину забирают... - вал широко зевнул. - Вот так. А Сверкающие горы совсем недалеко. Если там есть подходящая земля, то вы могли бы выращивать овощи там, а потом ходить к Одре и продавать их не только абажам, но и всем другим. Тогда абажи, наверное, не будут вас убивать... Хотя - кто поймет абажей? Возможно, они вас всех считают своей собственностью. Тогда не оставят в покое, на какие горы не залезьте!
- В горах не лета? - после паузы спросил Авер, но его собеседник уже крепко спал.
Юноша уселся поудобнее, спиной к костру, и стал разглядывать ночной лес. В какой-то момент ему показалось, что на ветви березы сидит странное существо. У него было пушистое тело, круглая голова с большими глазами и ушами, крючковатый клюв. Авер хотел было встать и подойти поближе, но ночная тварь вдруг с шумом взлетела и исчезла в лесу. Поселянин потер лицо снегом. Жутко выглядят порождения зимы... Ничего удивительного, что и люди, и насекомые предпочитают лето.

Глава десятая

Бражан пришел еще до рассвета. Фцук сильно испугалась, услышав дробный топот множества лап, но когда дверь отворилась, то в свете факела она увидела не насекомых, а знакомое одноглазое лицо. После кошмарной ночи девушка была рада увидеть даже своего врага.
- Быстрее. Полезай в повозку, - приказал Бражан.
- Куда?..
- Нет времени! - он вытащил ее из домика.
Фцук увидела деревянное сооружение на четырех колесах, в которые пасеч впряг четырех муравьев. Несчастные насекомые тянули к муравейнику, в темноте им было не по себе, но Влад, стоявший рядом, удерживал экипаж на месте.
- Да полезай же, не стой!
Девушка залезла в повозку, рядом сел Бражан, Влад взял в руки вожжи и длинный кнут, напомнивший поселянке плетку. Муравьи сперва неохотно, потом все быстрее побежали, унося людей прочь от деревни, мастерской, муравейника, всего, что знала здесь Фцук.
- Куда мы едем?
- На север, - буркнул Бражан. - Только не воображай, что я отвезу тебя домой, на ручьи! Туда тебе пути нет, запомни. И назад нельзя, и никаких абажей или ньяна ты больше не увидишь.
- Но тогда куда же ты меня везешь?!
- Увидишь... Если захочешь, попробуй вернуться, да только пеняй на себя, когда тебя будут жрать бегунцы или шатровики. Другой на моем месте просто свернул бы тебе шею, чтобы не разболтала кому-нибудь лишнее, а я даю тебе шанс выжить, - Бражан вздохнул. - Так уж вышло, что ты много знаешь.
- Я никому ничего не расскажу! Отвезите меня к ньяна, пожалуйста! - попросила Фцук.
- Если ты и в самом деле беглая раба абажей, а я тебе верю, то у ньяна тебе не жить, - сказал одноглазый. - Они готовят восстание против смертоносцев, им нельзя ссориться с абажами. А те считают кражу самым страшным преступлением.
- Я ни у кого ничего не крала! - уверила его девушка.
- Да? А себя забыла? Ты украла у абажа рабыню, это серьезнее, чем украсть, например, саблю. Так что ты воровка, и одновременно имущество. Абажи будут тебя искать, твой хозяин всем соплеменникам расскажет приметы, и пообещает награду. Очень часто беглых рабов просто выдавали им, последний раз совсем недавно. "Бабочка" и "Мотылек" отвезли их на Озеро, - Бражан невесело рассмеялся. - И вот, еще одну привезли назад... Варакша, конечно, желал тебе добра, но я не могу рисковать. У нас с ним серьезные дела, узнай что-нибудь жуки - гореть в огне и мне, и всем моим родственникам, даже соседям. Шестиноги на этот счет строгие, у них договор с пауками, что никаких огненных порошков люди не получат. А жуки носятся со своими договорами, как абажи с имуществом, это превыше всего. Теперь тебе все понятно?
- Не все... - тихо и безнадежно сказала девушка.
- Ну и ладно, это ничего не изменит. Мы едем на север, к Сверкающим горам.
Повозка быстро катилась по ровной степи, Влад время от времени лихо щелкал кнутом. Фцук сжалась позади возницы, пытаясь спрятаться за его широкой спиной от ветра. Прошло немало времени, прежде чем на востоке стало подниматься солнце. Оно немного согрело тело, но душа девушки продолжала мерзнуть. Куда еще решила забросить ее судьба?
Бражан молчал, и Фцук решила во что бы то ни стало выдержать, не задавать больше вопросов. Хватит, она уже достаточно унижалась перед этим жестоким человеком, который никому не верит.
Муравьи бежали без устали, повозка изредка подпрыгивала на чьих-то норах. Впереди во всей своей красоте стояли Сверкающие горы, их сияние резало глаза. В воздухе стали появляться первые стрекозы, с любопытством следующие за повозкой, зажужжали мухи. Маленькая зима приходила в Южные степи каждую ночь, и быстро исчезала утром.
- В этих местах устраивают облавы на хищников, - разжал наконец губы Бражан. - Но там, севернее, их никто не трогает, это дикая степь, ничья. Там не ходят караваны, не появляются смертоносцы, не прячутся ньяна. Это царство бегунцов, скорпионов, шатровиков, стрекоз и еще некоторых насекомых, которые с удовольствием изорвут тебя на куски, как только увидят. Ищешь смерти - попробуй вернуться.
Пасеч будто уговаривал себя. Девушка подумала, что он, должно быть, еще не решился оставить ей жизнь, еще колеблется.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
загрузка...


А-П

П-Я