научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_vanny/Italiya/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Колдовской огонь излучал немного света и совсем не давал копоти, но стоило протянуть к нему руку, как ладонь немедленно ощущала поток жара, заставляющий кровь веселее бежать по жилам. А может, в этом был виноват глоток терпкого, чуть горьковатого зеленого чая. Ради такого случая Кетрин не поскупилась и достала с самого дна своего мешка маленькую шкатулку.Медленно плыли кольца дыма, волхв, как и орк, любил баловаться трубочным зельем. Как его там, ах да, табак — рус невольно поморщился. С его точки зрения, одно стоило другого: что чай, что табак — гадость редкая. То ли дело кружка горячего медового сбитня. Но обижать спутников не хотелось, тем более что чай явно был не простой, судя по тем предосторожностям, с какими хранила Кетрин горстку сушеной травы. Но когда почти сразу же девушка с гордостью заявила, что такой напиток пьют лишь князья или сам император страны Хань, рус не выдержал и лишь пожал плечами. На миг Рогволд представил себе князя Яромира, потягивающего травяной отвар вместо крепкого меда, и довольно хмыкнул. Страсть, впрочем, вполне умеренная, князя к меду и заморскому вину на Руси уже стала притчей во языцех. Ну ладно, князь — это дело особое, но кое-кто из бояр мед потреблял с преизлихом. Рус тут же вспомнил княжью охоту и хохотнул, представляя себе вместо княжьего застолья чинное чаепитие.— И придет же в голову такое, — вновь улыбнулся Рогволд и успокаивающе махнул ладонью Кетрин, верю, мол, что за такой чай расплачиваются лучшим соболем по весу. Атаманша восприняла его улыбку на свой счет и уже открыла рот, готовясь с жаром защищать достоинства любимого напитка, как в разговор, как всегда, вклинился Урук. Рус в очередной раз удивился таланту побратима переводить в шутку любые споры.— Скажи-ка, а кто тебе чай поставляет? — подчеркнуто внимательно спросил орк.— Как кто, — опешила атаманша, — один ханьский купец, из Ашура.— В темницу, а пивовара Олафа Хансена подать сюды! — Орк гневно нахмурил брови, изображая грозного ханьского князя, недовольного угощением. После чего его лицо приняло подчеркнуто мечтательное выражение: — Коли жив еще, а то в прошлый раз с ним нехорошо получилось..Видя опешившую разбойницу, орк пояснил:— Пиво у него, у Хансена этого, лучшее в Ашуре. Мне Винт до этого один бочонок подкатил, так мы с ним так славно посидели. Нет, у Тверда на пивоварне тоже неплохое пивко, но с немцем ни в какое сравнение не идет. Вернемся в Ашур — первым делом к нему схожу.Орк немного замялся, потом вновь продолжил балагурить.— Правда, — тут Урук хохотнул, — в прошлый раз, когда мы за вторым бочонком зашли, промашка вышла. Мы с Винтом, как порядочные, зашли, выбрали бочонок и собрались уходить. А тут сам купец в лавку пожаловал. Я без личины был, так вы не поверите, даю ему деньги — не берет. До чего же хороший человек…Все, кроме орка, сидевшего с подчеркнуто невинным видом, расхохотались, представив себе «радость» купца от встречи с Уруком. Утирая слезы от смеха, Рогволд еще нашел в себе силы поинтересоваться:— Так, может, ты ему еще и улыбнулся?— Само собой, — радостно подтвердил орк, — сначала улыбка, а деньги потом. Рогволд, представь, так он деньги и не взял. Забормотал себе что-то под нос, руками замахал и бегом из лавки. Ну я и подумал, что деньги на прилавке лучше не оставлять. А то вдруг еще сопрут. В общем, мы с Ратибором бочонок еле донесли, я думал, что помру по дороге…Он еще долго обсуждал бы проблемы ашурского купечества, но тут в разговор вступил волхв Светозар:— Ага, так, значит, денег купец так и не взял? Ладно, этому делу нетрудно помочь В следующий раз, когда ты захочешь улыбнуться любому купцу, с тобой произойдет вот это…Тут волхв дунул в воздух, отчего в следующий миг сам величественный старец обернулся в весьма смазливую красотку. Орк изумленно вытаращил глаза, предчувствуя нешуточную грозу над своей головой, но новоявленная девица смогла лишь нежно проворковать:— Ну ничего ж себе…На миг на миловидном личике замерла гримаска крайнего изумления. Тут же, вглядевшись в лица своих собеседников, Светозар, в женском обличье, зашарил руками в воздухе в поисках невидимой бороды. Еще мгновение, и он обернулся обратно, только теперь лицо старца было перекошено изумлением, брови грозно нависли над глазами. До Рогволда и его спутников не сразу дошло, что волхв намеревался превратить в девицу орка, но вместо этого стал девицей сам. Но когда это поняли все!…Вся четверка дружно уставилась в пол, скрывая рвущийся наружу смех. Первым не выдержал сам Светозар, и вскоре к хохоту присоединились остальные. Отсмеявшись, волхв лишь махнул рукой:— Забыл. Совсем забыл, что на тебе чары Светлояра. Совсем старый стал. Ладно, об этом забудем, хотя если узнаю, что ты ростовщикам или ювелирам улыбаешься…— А что, у них пиво вкусное? — на миг забылся орк, но одного движения старческого пальца хватило, чтобы рот Урука начал открываться совершенно беззвучно. Орк явно пытался говорить, но голоса у него больше не было.— Ну вот, теперь поговорим серьезно, — проговорил Светозар, оглаживая бороду, после чего вновь пошевелил пальцем, и дар речи вернулся к Уруку. Правда, всего на миг, он тут же замолчал и начал увлеченно набивать трубку, делая вид, что не замечает зажимающей от хохота рот Кетрин. Наконец разбойница фыркнула и выдала фразу, которую Рогволд часто слышал в детстве:— Открывает рыбка рот, а не слышно, что поет…Узловатый палец направился на Кетрин, но лихая атаманша уже сидела с видом настоящей паиньки. Руки на коленях, лицо почтительно, все честь по чести. Вид Кетрин мог обмануть кого угодно, но в глазах все равно плясали искры веселья. Светозар все же сделал вид, что поверил притворному смирению, и вновь с достоинством огладил бороду, всем своим видом показывая, что пора и о деле потолковать. Все это время сидевший у стены не открывая рта Карим-Те лишь согласно кивнул головой. Рогволда немного насторожило поведение Карим-Те. Сидит, вроде молчит, но и смеяться не забывает. Все остальное время нганга явно к чему-то прислушивался. Или, все же, к кому-то?Рус перехватил взгляд, вернее, даже не взгляд, а тень от взгляда волхва, и все стало на свои места. Стало понятно, что, пока орк и Кетрин дурачились, между Карим-Те и волхвом шел неслышный другим разговор. Теперь же кивок нганги поставил в беседе точку, и Светозар уже откашливался, готовясь начать свой рассказ.Но меньше всего Рогволда сейчас интересовал рассказ со строго отмеренным знанием. Или правдой. Рус неожиданно почувствовал, что сейчас волхв начнет свою повесть. Нет, старец скажет чистую правду, но далеко не всю, иначе к чему эти секреты с нгангой?Волхв уже открыл рот, готовясь повествовать, но Урук ухитрился прервать его речь еще до ее начала:— Почтенный, прежде чем вы откроете нам всю меру своей мудрости, прошу вас, расскажите, что случилось с вами? Отчего вы предприняли столь дальнее и, несомненно, опасное путешествие…Орк еще продолжал витиевато плести свой вопрос, но Рогволд уже понял, ЧТО интересует его побратима. Не зря говорят, что умные мысли приходят в дельные головы одновременно. В этом руса окончательно убедил взгляд орка. Урук тоже понял, что за совещанием чародеев скрывалось нечто важное. Сейчас орк надеялся отыскать хоть краешек разгадки. Явно польщенный столь грубой и незамысловатой речью, волхв важно наклонил голову. Рогволд замер, изо всех сил вслушиваясь в рассказ Светозара.— Вы спросите меня, что случилось? Зов волхва Светлояра застал меня далеко отсюда, в моем капище, на западе Руси. Но не успел я закончить разговор, как на меня напали. Они ударили внезапно, солнце еще не успело коснуться горизонта, когда на поляне, рядом с моим капищем, вспыхнул и опал пузырь магического портала. Брызги синего чародейского пламени еще опадали на траву, когда они нанесли свой первый удар.Веками мы жили в мире с друидами Корнуолла, и при виде столь почтенных гостей во главе с самим Мерлином я прервал беседу с премудрым волхвом Светлояром и шагнул навстречу, подняв ладонь в жесте приветствия. Меня спасло лишь чудо, вернее, крепость сторожевых чар, наложенных на мое святилище. Солнце догорало за спинами пятерки, и силу заходящего солнца вложили они в свой первый удар. Кровавым огнем вспыхнули рубины, вправленные в лезвия золотых серпов, и лучи солнечного огня в миг испепелили все на своем пути. Все, но не стены частокола, щедро напоенного защитными чарами Агни-Огня. Белое пламя сохранило дряхлого глупца, еще не верящего в предательское нападение своих предвечных союзников.Да, — тут волхв гневно выбил трубку о серый камень пола, — на меня напали, и напали предательски! Но Мерлин забыл, что когда Свет сталкивается со Светом, то в мир приходит Тьма. И это облако Тьмы окутало нас, давая мне шанс на спасение и достойный ответ. Пусть, как и друиды, я черпаю силу в корнях Мирового Древа, пускай я никогда не ходил тропами Тьмы, но сейчас не было времени выбирать оружие. Пусть глупцы, подобные Мерлину, презрительно морщат нос, но иногда шаманы или колдуны иных народов и рас владеют методами и истоками сил, недоступными обычному волшебнику.Далеко, за Перевалом, я встречался и сражался с колдунами и магами иных народов, в том числе и следующих путем Тьмы. Корни их силы крылись во Тьме, а знания о природе магических законов были отрывочны. Бессчетные поколения бережно хранили эти отрывки, по мере сил дополняя их своим опытом и поиском силы. Иногда магам диких народов удавалось совершать удивительные открытия. За эти куски бесконечной мозаики познаний многие из живущих в нашем мире магов, не колеблясь, отдали бы правую руку.В странствиях я искал корни силы, истоки и источники магов иных миров. И иногда мне везло. Забытые города и подземелья, непроходимые джунгли и болота шаг за шагом открывали мне свои тайны. Медленно, крупица за крупицей, я восстанавливал ныне забытые заклинания. И на их базе плел свои чары в вечном поиске истинного ЗНАНИЯ!Я находил его в бормотании умирающих стариков и глупой похвальбе молодых чародеев. Старые рукописи о многом молчат, но еще чаще умалчивают. Иногда на самом видном месте меня поджидал ответ на вопрос, который я еще не мог, да и не смел задать сам себе, откладывая его до того дня, когда сила моя станет по-настоящему велика. Но трудно отложить в сторону ответ на загадку, на разгадывание которой у меня ушел бы не один век. Тьма раскрывала мне свои тайны, когда сквозь дебри забытых наречий ее слуг я продирался к новому знанию. Расшифровывая забытые письмена, я узнавал многие чары колдунов и некромантов, постигал тайны их гибельного волшебства, хотя я искал противоядие от магии могил. И сейчас настал момент, когда перед моим внутренним взглядом вспыхнул багровый огонь забытых рун, которыми древние колдуны записывали свои заклинания.Тьма окутывала мое святилище, Тьма, порожденная теми, кто лицемерно называл себя слугами Света. Некогда Мерлин и в самом деле был его слугой, но теперь, обрушив свои чары на меня, Верховный Друид Корнуолла призвал в мир Тьму. Древо мира вздрогнуло, когда с моих губ сорвались первые слова на забытом языке, и черная молния, порождение магии колдунов далекого Юга, с грохотом вонзилась в белоснежный щит, хранящий друидов от моей магии. Такого сюрприза Мерлин не ожидал. Сама мысль, что волхв может владеть чарами Тьмы, не укладывалась в его мозгу. Но растерянность длилась не долго. Еще оседал на землю друид, сжимавший в руках причудливую чашу из раковины, когда хозяин Корнуолла показал, что занял свой престол по праву… — Голос волхва прервался, лишь отхлебнув глоток почти остывшего чая из деревянной чаши, он продолжил свой рассказ: — Действительно, против пятерки Верховных Друидов во главе с самим Мерлином ни один из нас не выстоит в одиночку. Мне это почти удалось, — тут в голосе Светозара послышалась гордость и непонятное страдание, вернее, вина, как будто волхв стыдится своей почти одержанной победы.«Хотя почему почти? Ведь он победил, оставшись жив и узнав планы и мысли своего врага?»— Рогволд изо всех сил вгляделся в лицо волхва, но черты старца были неподвижны. Перед глазами руса и его побратимов медленно начинала вставать картина магической схватки. Лишь откуда-то издалека до них доносился бесстрастный голос Светозара.— Да, мне почти удалось победить, но в конце концов все же пришлось отступить. Наша битва была долгой. Познания Мерлина в магическом искусстве поистине превосходят всяческое воображение. Лишь с помощью знаний, найденных в моих поисках, я смог выстоять до конца. Стихии Земли и Ветра стали щитом соратников Мерлина, и Огонь, срывающийся с их ладоней, превратился в разящий меч. Все знания, вся магия острова Берендеев обрушилась на мою седую голову.— Остров Берендеев, это что, тех чародеев из сказок? — от всей души изумился Рогволд. В ответ волхв лишь склонил голову, видя изумление руса:— Да. В сказках правды хватает. Берендей, Бретань или Британия. Его по-разному называют.Светозар обвел всех тяжелым взглядом и продолжил свой рассказ:— Падающие звезды, покорные слову Мерлина, впивались в землю, бессильно умирая вспышками тугого пламени. С помощью чар колдунов одного из племен каннибалов, затерянных на берегах великого океана, в одном из миров далеко за Перевалом, мне и удалось выстоять в этом неравном бою, который нужно было бы назвать хладнокровным убийством. Эти весьма необычные чары «Водного Эха» позволяли подслушать мысли противников.Пятеро на одного. И пусть я Страж земли Русской, но против пятерки Мерлина я не продержался бы и половины часа. Лишь с помощью забытых заклинаний и чар «Эха» мне удалось выстоять. Это если не брать в расчет удара черной молнии, выведшей из круга силы Гоорга, Верховного Друида Воды. Мне повезло, что именно он на миг ослабил свою защиту и рухнул на землю, тратя все силы для спасения своей жизни. Только Гоорг, познавший до конца суть изменений воды, мог понять природу моего заклинания. После этого моя гибель была бы делом нескольких ударов друидов из Корнуолла. Если бы я не мог предугадывать их атак. — Светозар махнул рукавом, на миг отгоняя видения у своих собеседников, и продолжил свой рассказ: — Сам Мерлин, видя судьбу своего соратника, поначалу предпочел не рисковать и брать меня измором, отлично зная, что предел моих сил не безграничен. Первым делом Верховный Друид прервал мою связь с Древом, лишив меня источника силы. Лишь в повороте мира вокруг себя удавалось мне черпать силу для противодействий атакам друидов. Этому приему я научился в мире драконов, но Мерлин тоже знал эту технику и быстро понял, что лишить меня силы не получилось и одной магией стихий меня не взять. Тугие струи пламени хлестали по обугленному частоколу, хлестали, пока сталь из синего льда не рассекла нити заклинания, обращая чары на породившего их друида. Вчетвером они легко отбили магическую «отдачу», превратив в прах близлежащий лес.Мерлин не был глупцом и, легко отразив обрушившийся на него и его друидов поток пламени, рожденный их же чарами, предпочел не затягивать бой. В его мыслях я уловил удивление и страх. Вместо легкой жертвы неприятно встретить достойного врага. И, не дожидаясь, пока жертва сама станет охотником, не дожидаясь моего ответного удара, Владыка Корнуолла щелкнул пальцами, пуская в ход заранее припасенный козырь.В следующий миг на поле боя вспыхнул цветок магического портала. Его огненные лепестки еще опадали, а по поляне ко мне уже двинулась дюжина воинов в доспехах из звездного металла. Четверо друидов взметнули ладони к небу, и воздух над воинами заискрился от магии. Они воззвали к Свету, делая своих дружинников неуязвимыми для любых его чар.Но еще оставалась и Тьма, — тут голос Светозара предательски дрогнул, Рогводц заметил, как на непроницаемом лице на миг мелькнула тень сомнения. Но только на миг. Видимо решившись, волхв зорко взглянул в глаза русу, потом орку и спокойно сказал: — Именно это мы и обсуждали с почтенным Карим-Те. В битве с Мерлином я прибегнул к недозволенной магии. Теперь я изгнан из братства Волхвов. Изгнан навеки, по приговору самого строгого судьи — собственной совести и сердца. Мне тяжело об этом говорить, думаю, вы меня поймете. Поймете и не осудите строго. Вы хотите знать, что было дальше? Ну что ж, слушайте.Волхв вновь сделал глоток чая и, глядя в пустоту, заговорил. И вновь перед глазами слушавших его рассказ встала картина магической схватки:— Дружинники Мерлина были неуязвимы для любых чар Света. Но еще оставалась Тьма, и я воззвал к ней. Владыки мрака услышали мой призыв, рядом с собой я увидел худого человека в черной шляпе с тростью в руках. Он не был человеком, барон Самеди, божество кладбищ и перекрестков с далекого юга, чтимый колдунами Сетхха под именем барона Субботы. Он не творил волшбы, не плел чар, но дюжина воинов, почти подошедших к святилищу, умерли. Я видел, как паутина морщин оплела лица молодых, сильных мужчин, в один миг ставших стариками. Барон Самеди уже не стоял рядом, его фигура таяла, превращаясь в зыбкий кладбищенский туман. Божества колдунов Вуду уже не было рядом, но в моих ушах все еще звучал его глумливый смех. Он смеялся, о Боги, как он смеялся, а по моим щекам текли слезы. Сегодня я, волхв Светозар, живущий в мире со всеми живыми существами, погубил людей с помощью магии некромантов!И не важно, что люди были слугами Мерлина, готовыми меня убить и неуязвимыми для чар, способных хоть на миг пробудить в них совесть. Я нарушил главный закон волхвов и я должен уйти. А то, что я воззвал к Владыкам Тьмы, лишь сделало мою вину стократ тяжелее. Но это будет потом, а пока, пока мне хватало сил, я должен был продолжить схватку.То, что я узнал через миг, заставило меня бросить поле боя. Да, я мог еще долго сражаться против Мерлина и его присных и, может быть, победить в конце концов. Пусть после этого моя душа достанется Тьме, но свой долг перед родной землей я бы исполнил до конца. Мерлин рассчитывал на легкую победу и не ожидал столь упорного боя от какого-то юнца, — теперь Светозар огладил свою седую бороду, достигавшую его коленей, но мимолетная гордость так и не скрыла боль в его голосе: — И юнец оказался крепким орешком. На миг мне удалось подслушать его мысли, отчего я и направился сюда. Новая опасность грозит миру Миру, но не Мерлину. Он охотится за клинком Стражей Перевала, рассчитывая с его помощью бежать из гибнущего мира…— Гибнущего мира? — переспросил Рогволд.Волхв коротко кивнул, подтверждая свой приговор:— Именно. Ткань мира содрогается, еще немного — и навсегда засохнут корни Древа, питающего своей силой наш мир. Кровь Рональда, убитого Стража Перевала, пролитая на алтарь бога-Паука, раскаленным клеймом прожигает дорогу в мир древнему божеству, в незапамятные времена изгнанному прочь. Великая сила скрывается в крови Странников и их учеников, Стражей Перевала. Слуги Тьмы не дремлют, гибель и безумие рвется в наш мир вместе с когда-то изгнанным божеством. Колдуны из болот и джунглей Юга, некроманты Ашура, шаманы Великой Степи почуяли приближение этой силы, силы забытого бога. Цепь Тьмы сдавливает горло мира, и все меньше корней питает Великое Древо.Я шел по коридорам древнего святилища, вы видели лишь их ничтожную часть. Стены подземных ходов, причудливым клубком сплетающихся меж собой и ведущих к алтарю бога-Паука, покрыты слоем ядовитой слизи. В ней копошатся клубки червей, пожирающих мозг и душу людей. Там гранит потолка почти скрыт странными наростами, напоминающими водоросли или же гигантских медуз. Ни один человек не в силах там пройти. Но мне это удалось, возможно, судьбе еще нужен старый глупец, изо всех сил пытающийся спасти мир…Еще долго Светозар рассказывал про опасности и ловушки, подстерегающие любого на пути к алтарному залу древнего храма. Наконец волхв на миг запнулся, потом посмотрел прямо на Рогволда и Урука:— Я могу вас лишь просить, но не требовать… Только Избранный может сокрушить древнего бога и его слуг. Я прошу вас помочь мне в этом деле, именно теперь, когда ваша дорога на Перевал столь близка к концу. За этими стенами, в корнях Древа скрывается Путь на Перевал. Он будет открыт еще три дня…— Три дня? Всего-то? А потом? — Орк был не в силах скрыть своего волнения, и Рогволд отлично понимал побратима. Но волхв Светозар лишь покачал головой:— Перевал откроется в другом месте. Период Огня подходит к концу, дальше будет период Камня. Это значит, что в следующие девять лет вход на Перевал Странников будет в Стоунхендже. Это каменное святилище друидов на далеком острове Бретань. Потом, через девять лет, наступит черед Металла. Тогда ворота откроются в подземельях храма Шаолинь, который находится в стране Хань, в горах Хэнань, близ горы Сун…— А если сказать точнее, — тут же встряла в неспешный рассказ волхва Кетрин, до этого сидевшая погрузившись в свои мысли, — то это только так говорится, мол, в уезде Дэнфэн, близ горы Сун. А на самом деле это целая горная цепь на юге Хэнаня, и именно горная цепь носит название Сунь-Шань. А сам монастырь находится ближе к вершине одной из гор, именуемой Шаоши. И славится обитель «Юного Леса» на всю Поднебесную, — встряхнув волосами, подытожила Кетрин. Потом нехотя, словно выдавая некую тайну, но с большой гордостью объяснила свою осведомленность: — Почтенный наставник Лю, некогда учивший моего деда, ходил туда совершенствоваться в воинских искусствах и кулачном бое.На выпучившего в изумлении глаза Урука стоило посмотреть. Орк только покачал головой, представляя себе, ЧТО ЭТО ЗА МОНАСТЫРЬ! Особенно если девица, способная забить вооруженного эльфа голыми руками, говорит, что учитель ее учителя ходил туда совершенствоваться в рукопашном бое. Урук смог лишь выдавить из себя нечто наподобие любезности:— Да. Весьма почтенные люди…На руса же упоминание о кулачном бое в стенах монастыря произвело немного другое впечатление. Рогволд еле сдержал улыбку, представив себе десяток почтенных волхвов, отчаянно тягающих друг друга за бороды. Зрелище было еще то, хотя от этих ханьцев всего можно ожидать. Недаром пьют вместо хмельного меда всякую траву. Другие же варианты попросту не укладывались в голове руса, и, расслышав сказанное орком, он от всей души расхохотался…Кетрин возмущенно открыла рот, готовясь обрушить свой гнев на Рогволда. Невежество руса, смеющегося над признанными мастерами воинских искусств, оскорбило девушку до глубины души, и у нее вырвалось:— Ты — варвар, безмозглая дубина…Раскрасневшаяся разбойница лишь открывала рот, и волхв, улыбаясь в бороду, задумчиво провел в воздухе ладонью, снимая свои чары с Кетрин. Ему пришлось еще трижды лишать ее голоса, прежде чем она успокоилась окончательно. Да и то, взгляды, которые Кетрин метала в сторону Рогволда, были способны испепелить скалу. Рус сидел с глупым видом, мысленно обзывая себя последними словами:— В кои-то веки ляпнул, не подумав, вернее, подумав, но не то, и вот на тебе, девушка готова прибить. Нет, с медведями в лесу — и то проще… ГЛАВА 19 Помолчав, волхв Светозар продолжил:— Здесь, в сердце Великой Степи, я столкнулся с еще более страшным врагом, чем пятерка друидов. Пусть Мерлин бредит властью, но сокрушить мир ему не под силу. Никогда. Хотя он и не собирается этого делать. Вместо этого Мерлин решил уйти в другой мир и по возможности прихватить с собой своих слуг. А для этого ему нужен меч. Он не хочет уходить через Перевал, надеясь высечь кусок нашего мира и перенести его прочь. Пятнадцать веков не прошли для него бесследно, знания его велики. С помощью меча и Избранного он надеется на успех. Его план весьма прост. К чему гоняться за мечом по всей Руси, не лучше ли сделать так, чтобы сам Избранный шел в лапы к Мерлину?— И как он это себе представляет? — скрипучим голосом поинтересовался Урук, но Рогволд заметил, что его пальцы уже лежат на рукояти «Равного». Орк был готов пустить меч в ход при малейшем мало-мальски подозрительном жесте волхва. Рус тут же вспомнил, как легко Светозар сменил облик. А то, что фокус с орком волхву не удался, навело сына старосты на некоторые весьма интересные мысли. В частности, что Мерлин вряд ли знал о наложенных на них Светлояром чарах. И если пред ними сидит Владыка Корнуолла, принявший облик Светозара…— Нет, — мягко покачал головой Карим-Те, — это не он.Губы нганги не шевелились, но голос чернокожего охотника на нежить продолжал звучать прямо в голове руса. Карим-Те кивнул Рогволду, подтверждая свою беззвучную речь:— В беседе со мной волхв по моей просьбе вспомнил некоторые вещи, которые знал только он. Тут нет сомнений, перед нами настоящий волхв Светозар.— Ну-ну, — задумчиво протянул Урук, но меча из пальцев так и не выпустил. Похоже, доказательства нганги не особенно убедили мечника. Рогволд, про себя, оценил паузу в рассказе волхва, вызванную безмолвной речью Карим-Те. Тем временем Светозар улыбнулся в бороду, вернее, даже не улыбнулся, а так, чуть наметил улыбку. Убедившись, что никто не собирается хвататься за оружие, волхв продолжил свою повесть.— Как вы думаете, почтенные, к чему Мерлину потребовалось нападать на меня и покойного Светлояра? — тут волхв чуть склонил голову и на миг прервался, беззвучно поминая погибшего. Прочитав про себя краткое поминание, Светозар вновь заговорил, обращаясь к хранившим молчание собеседникам: — Я вижу, вы молчите. Что ж, я отвечу за вас. Во-первых, Мерлин подслушал наш разговор со Светлояром. Для него это достаточно просто.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
 белое сухое вино вена 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я