научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/Bolu/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Цепкие, холеные пальцы ухватили почерневшее серебро. Граф повертел знак в руках и бережно протянул его ловкачу. Было похоже, что беседа была спланирована им заранее, но появление заказа из Черного Леса спутало все планы. Ведьмак внезапно вспомнил столик с двумя заранее налитыми бокалами вина. Понятное дело, вор, узнавший слишком много, уже не нужен Его Светлости Гуго. А вино лекаря — это лучшее лекарство от болтливости.Звон серебряного бокала, прокатившийся по комнате, был ответом на эту мысль. Граф задел локтем бокал ведьмака, из которого Ратибор еще не успел выпить. Черное кипрское вино расплескалось по паркету. Вбежавшим на звук в комнату слугам в графских ливреях хватило одного движения пальца, чтобы испариться обратно. Его Светлость развел руками в шутливом извинении и, откашлявшись, откинулся на спинку кресла.Похоже, ситуация забавляла и графа, и лекаря, но Винт, на лице которого не дрогнул даже мускул, не доставил им удовольствия насладиться его страхом. По правде сказать, колени Ратибора подрагивали, но скатерть, прикрывавшая ноги ведьмака, заодно скрыла и предательскую дрожь.Лишь выйдя из дома Константинуса и залпом осушив чашу вина в соседней харчевне для всякого сброда, Ратибор немного успокоился. Вино было из числа дешевого крепкого и предназначалось для последних забулдыг, но ловкач выпил его как воду, не замечая мерзкого вкуса. Вторая чаша пошла хуже, на последнем глотке чувство вкуса вернулось, и, чтобы выпить до дна, ведьмаку пришлось сделать над собой отчаянное усилие.Допив вино, Винт бросил на грязное дерево прилавка вместо монеты метательную свастику. В двух местах на отточенных кромках виднелись щербины, но на смертоносном металле не было ни малейшего следа ржавчины. Хозяин невозмутимо принял такое средство платежа. Да и как не принять, за одну такую пластину можно было купить не две чаши, а целый кувшин той мутной красной дряни, которую хозяин без зазрения совести выдавал за вино.Ведьмак направился к выходу, краем глаза заметив движение за соседним столиком. Пятеро молодцев, способные в одиночку забодать быка, поднялись было вслед за ловкачом, но, заметив, ЧЕМ расплатился чужак-заброда, быстро вернулись на свое место. Братки лишь обменялись разочарованными взглядами, прежде чем вновь принялись хлебать мутное винцо.Оказавшись на улице, Винт лишь усмехнулся, представив себе их мысли.— Пустой кошелек и острая сталь — неприятное сочетание. Тут, кроме лишних проблем, взять нечего. Конечно, его железо кое-чего стоит, но связываться — себе дороже обойдется. То ли дело глупый горожанин с набитым кошельком!…Именно этого он и добивался, подметив, какими голодными взглядами смотрят на него и его добротный плащ постоянные посетители харчевни. Деньги при себе у ведьмака были, и хорошие деньги, вся харчевня год могла пить и закусывать за звонкое золото его кошелька. Расщедрился Его Светлость, тут ничего другого не скажешь.Но делиться его золотом с портовыми забулдыгами ведьмак хотел меньше всего. И дело тут было не только в его перерезанной глотке, которая оказалась бы «приятным» дополнением к грабежу, нет. Всем своим чутьем ведьмак чувствовал — деньги сегодня ему еще понадобятся. И притом весьма скоро.Выйдя на площадь Картонных Ножей, Винт на некоторое время расположился передохнуть у входа в кофейню Рябого Эрика, в небольшой каменной нише, украшенной бронзовым светильником. В ночное время кофейня служила источником света для всей площади. Светильник, намертво вделанный в стену, был столь массивен, что только четверо богатырей могли его унести. Это если предположить, что каким-то чудом его удастся вырвать из гранитных блоков стены. Проще было воровать его вместе со стеной.Это и было причиной того, что светильник до сих пор не был украден и по ночам на три шага разгонял темноту. Внутри же эта городская достопримечательность была устроена весьма просто: выемка в бронзе, куда вставлялся ком протухшего жира с фитильком внутри. Светильник исправно зажигался единственным слугой Эрика каждую ночь, отчего площадь считалась относительно безопасной.Никто не знал, отчего площадь получила свое имя, а уж Эрик и подавно. Однако грязная и убогая кофейня была украшена вывеской с большими, когда-то красными, а теперь ставшими от дождей бурыми буквами. Любой прохожий мог прочитать неровную надпись на плохой латыни: «Кофейня» Площадь Картонных Ножей «. Содержит славный Эрикус. Лучший арабский кофе из Лютеции и Рима».Убедившись, что слежки за ним нет, Винт быстро направился дальше, по улице Кривого Бастиона, затем свернул в петляющий переулок, именуемый его жителями не иначе как «Решетка» или того проще: «решето». Нырнув в темную подворотню, ведьмак попал на улицу Тельца, ведущую к Ханьскому кварталу, и немного замедлил шаг. Предосторожность оказалась нелишней, вывеска на воротах, которую он высматривал, исчезла, отчего ведьмак проскочил мимо нужного ему дома. Обругав себя растяпой, Ратибор вернулся назад и очутился перед воротами «Школы Белой Змеи».Легкая улыбка чуть тронула губы, ведьмак вспомнил свое первое посещение школы «Змеи». Вернее, даже не посещение, а знакомство с весьма решительным молодым ханьцем. В тот раз его спутники, по незнанию местных обычаев, нарвались на ссору: Рогволд ухитрился удариться головой о вывеску да еще и оскорбить паренька обращением:— Сынок!Даже то, что рус был загримирован и изображал зрелого годами купчину, при котором Винт выступал в роли приказчика, не извиняло его поступка. И впрямь, откуда русу знать, что подобное обращение для другого народа — смертельная обида? Тогда лишь то, что во время боя со вспыльчивым ханьцем у Урука слетела маска гильдии Ночных Убийц, прикрывающая лицо, остановило бой. Юноша принял орка за Ао Жуна, сына князя Дракона Восточного моря. Вместо дальнейшего сражения пришлось наблюдать бесчисленные поклоны, да и самим долго кланяться в ответ. Винт помнил, как ханец интересовался у Урука судьбой своего отца, отплывшего из Ашура по торговым делам и пропавшего без вести.Ханец оказался почтительным сыном, и тогда они едва успели удалиться, пока на поднятый им шум не собрался весь город. Теперь же ведьмак зашел в ворота очень аккуратно. Конечно, вряд ли ханец помнит его лицо, тем более что тогда он был в тюрбане, но всякое бывает. К удивлению ловкача, во дворе он увидел того самого юношу, вместе с двумя слугами, натянувшими на себя русские кольчуги и вооруженными до зубов. За их спинами трое оборванцев под присмотром пожилого слуги грузили в повозку, запряженную быком, сундуки и вьюки. Судя по суете, царившей в доме, и снятой вывеске, школа «Белой Змеи» готовилась к переезду. Или отъезду?Приметив гостя в воротах, один из слуг в доспехах приблизился к ведьмаку и, держась за меч, почтительно поинтересовался целью его посещения. Вежливость слуги немного сгладила впечатление от пальцев на рукояти меча. В ответ Винт тихо зашептал слуге, с трудом подбирая ханьские слова:— У меня дело к молодому господину. Дело спешное и тайное…— К молодому господину Шену? — поинтересовался слуга.— Именно к нему, — не менее вежливо поклонился Ратибор, — и малейшая заминка может оказаться роковой.Их беседа с молодым Шеном немного затянулась, но ведьмак вышел из ворот в весьма приподнятом настроении. Приятно, помогая союзнику, хоть в чем-то досадить своему врагу. Нет, глава клана «Феникса» все продумал до мелочей: скупил все долговые расписки школы «Змеи»и нынче потребовал их к оплате, благо сроки уплаты истекли. Даже продажа дома не могла спасти вечных врагов клана «Феникса». Местные перекупщики давали за дом и все имущество жалкие гроши, пользуясь тем, что больше «Змеям» добыть денег было неоткуда. Ростовщики наотрез отказались вновь давать деньги в долг на уплату процентов по старым долгам. Ни за что, ни на каких условиях, даже за самый высокий процент. И кошель графского золота, в конце разговора перешедший в руки молодого ханьца, оказался как нельзя кстати. Чутье в очередной раз не подвело Ратибора.«Тут чувствуется лапка» Фениксов «, — думал Винт, выходя за ворота, — не могут наши ростовщики просто так, ни с того ни с сего, забыть о своей выгоде! Только стальные когти, сжатые на горле, могут заставить их отказать в деньгах почтенным, хоть и обедневшим людям! А столь дружный отказ говорит о том, что кто-то» шьет костюм» «Школе Белой Змеи». Только клан «Феникса» способен на такое, чтобы уничтожить своих врагов раз и навсегда. Из Ханьского квартала их уже выжили, теперь из города выживают. И не просто так, а с позором, как несостоятельных бедняков. Да и в действиях перекупщиков тоже их почерк чувствуется!«Заранее приготовленная ловушка почти захлопнулась. Но только почти, кошель золота разжал хищные зубы ростовщиков. А ведь план» Фениксов» почти удался! Зато теперь их ждет весьма неприятная неожиданность. Весь план, на который, судя по всему, немало денег ушло, провалился. Даже деньги, полученные в уплату долга, вряд ли возместят убытки. Да и «Белая Змея»в долгу не останется. Они теперь в лепешку расшибутся, но расквитаются за такие козни. У Шена глаза сразу засверкали, когда сообразил, что у них теперь есть союзники. И еще какие, с такой поддержкой за плечами на многое замахнуться можно.«Вот и появились верные люди в Ханьском квартале, — устало подумал Ратибор. — И можно быть спокойным: свой долг они выполнят до конца…»Уже к вечеру, сидя в кофейне Эрика и потягивая кошмарный кофе, ведьмак получил первую весточку от новых друзей. Молодой господин Шен не подвел, через немногочисленных людей своего клана быстро выяснив все необходимое. Один из приближенных патриарха клана «Феникса», некий Лун Хо, оказался игроком, и игроком азартным. Кроме того, он еще и баловался торговлей опиумом, который явно принадлежал его хозяину. По законам любого клана за такое полагалась смерть.В послании Шена подробно рассказывалось о трех таких «проказах», что было более чем достаточно. Мало того, сейчас Лун Хо пребывал в игорном заведении Омара, замаскированном под чайхану и находящемся за пределами Ханьского квартала. Винт поспешно расплатился и заспешил из кофейни прочь.В этот вечер Лун Хо отчаянно не везло. А астролог Ли еще имел наглость утверждать, мол, благоприятный день, удача сама плывет в руки! И это теперь, когда на кону стояло уже триста динаров хозяйских денег, не считая пяти сотен, уже перекочевавших к сидевшему напротив варягу. Как его там, Олаф, что ли? Кости для него казались ручными, а деревянный стаканчик — бездонным кувшином, осыпающим проклятого варвара золотым дождем. Уже семь раз менял кости чайханщик Омар, с которым Лун Хо связывали некоторые тайные дела. Лун перепробовал все уловки, которые могут принести удачу, но все было тщетно. И вот теперь новый кон, который может стать для него последним.Варвар лишь поскреб в затылке, когда Лун Хо наконец повезло. Жадно, трясущимися руками, ханец сгреб к себе горку золотых. Глаза лихорадочно блестели, в висках стучал злой пульс: не соврал Ли! Не зря сегодня я не пожалел ему трех динаров! Не соврал астролог! Вот она, удача! Теперь только ее не спугнуть, варвар набит золотом, как горшки в подвалах патриарха. Только не спугнуть!В следующие полчаса варвар понемногу спустил весь свой выигрыш. Лицо Лун Хо сочилось самодовольством, против обыкновения, он даже сам заказал варягу выпивку, боясь, что проигравшийся викинг бросит игру и уйдет. Особенно теперь, когда золото еще звякает в его кошельке!Когда все проигранное золото вернулось к ханьцу, северянин поставил на кон еще пять сотен своих денег. Все сомнения, не жулик ли этот варвар, как дым улетучились из головы Лун Хо. Варяг просто глупец, спугнувший свою удачу. И теперь будет просто глупостью бросить игру.Следующую игру Олаф опять проиграл, и Лун Хо вознес торопливую молитву Син Тяню, духу игорной удачи. Тяжко вздохнув, викинг поставил на кон пять рубинов такой красоты, что даже у невозмутимого чайханщика перехватило дух. Поставил и коротко, отрывисто стукнул кулаком по столу:— Играю на все! Пять камней, каждый тысяча динаров. Всего пять тысяч за раз. Играю на все.Так и не сумев сглотнуть тугой комок в горле, Лун Хо лишь судорожно кивнул. Отчаянно шевеля ставшими непослушными губами, он долго тряс стаканчиком. Когда кости, прокатившись по столу, замерли, ханец, растерявший всю свою невозмутимость, смог лишь восхищенно просипеть что-то бессвязное. На костях было одиннадцать! Одиннадцать!На варяга было жалко смотреть, но все же он взял стаканчик в руку и выбросил кости на стол. Восхищенный вопль в глотке Лун Хо умер не родясь. На костях тоже было одиннадцать! Тоже! Равное число!Из глотки Олафа вырвался отчаянный рык:— О Один! Ты сказал мне, что не нужно отчаиваться и поставить на кон еще и камни! А я, глупец, еще думал бросить игру! Клянусь Богами войны, поясом и молотом Тора, я ставлю на кон еще и свой драккар со всем снаряжением! Удваиваю ставку! Пять камней и драккар против десяти тысяч динаров!Чайханщик попробовал предостерегающе тронуть руку Лун Хо, но тот лишь отчаянно закивал. Вновь покатились кости по столу, но, лишь когда они замедлили свой бег, ханец отчетливо понял, что проиграл. На костях было десять, но неощутимый обычными людьми дух и опыт игрока подсказали ему, что это конец. Варвар еще не взял в руки кости и стаканчик, а Лун Хо уже знал, что викинг выиграл. Немигающим, потухшим взглядом ханец смотрел на кости, брошенные Олафом. Медленно-медленно катятся по столу кости, наконец они замерли.От рева викинга чайхана на миг словно взлетела в воздух:— Одиннадцать! Эй, бездельники, марш сюда!Четверо здоровенных северян в полной броне образовались рядом с белокурым варваром. Как во сне Лун Хо видел, как варвар сгреб со стола все деньги и ссыпал их в замшевый кошель. После этого он счел необходимым обратиться к застывшему столбом Омару:— Я выиграл десять тысяч. С меня пять сотен динаров. Завтра зайдет мой человек и отдаст все до гроша.Чайханщик еще не успел открыть рот, как северянин любезно ему пояснил вполне очевидные вещи:— Ханец отдаст мне свой долг, а я рассчитаюсь с тобой. Я знаю городские обычаи и против гильдии Ловкачей не пойду. Тем более что я хочу дойти до своего драккара без лишних проблем. Кому охота, выиграв немного денег, умирать по пути домой?В завершении своей речи викинг мудро улыбнулся, но Омар уже тащил кисть, тушь и кусок бумаги, вызвавшей неодобрение Олафа. Пришлось чайханщику сходить за пером и пергаментом, на котором он, под диктовку северянина, написал расписку от лица Лун Хо. Четверо викингов, двое вышибал, повар и сам Омар расписались на пергаменте, как и положено по закону. Комар носа не подточит, восемь свидетелей, все честь по чести. Приложив к пергаменту смоченный чернилами палец, Олаф поклялся на мече и оттиском большого пальца подписал свою расписку на пять сотен динаров, положенную долю хозяину заведения.Забрав расписку, на которой Лун Хо нацарапал свою роспись и также приложил палец, викинги ушли из чайханы. Ханец все сидел неподвижной статуей, не сводя глаз с желтых костей, рассматривая проклятые одиннадцать. Голова была пуста, не было даже тени мысли, где взять деньги и что сказать патриарху клана. Сегодня он проиграл пять тысяч хозяйских денег, недельную выручку трех опиумокурилен и двух веселых домов, принадлежащих клану «Феникса». Это если не считать долга в пять тысяч варяжскому гостю.Прошло не менее получаса, прежде чем к горестно застывшему Лун Хо подошел чайханщик и поставил перед ним пиалу с подогретым вином. Викинг перед уходом заказал ее проигравшему, достойно отплатив за былое угощение. И сейчас Омар протягивал ее Лун Хо. Тот уже поднял свой взгляд от костей и сейчас смотрел на старательно отводящего глаза чайханщика. Но когда ханец вновь взглянул на лежащие кости, то не смог сдержать изумленного крика. На костях медленно проступали два очка! Не одиннадцать, не пятерка и шестерка, а две единички!Однако чайханщик Омар, когда очумевший от радости ханец заорал, что его околдовали, лишь покачал головой и развел руками. Оправленный в зеленый металл, странный, пульсирующий фиолетовым огнем камень еще лежал на столе. Лун Хо знал этот талисман, показывающий использование игроком магии. Сегодня, когда ставки были весьма высоки, камень весь вечер лежал на столе. И ни разу пурпурная глубина не полыхнула багряным всполохом тревоги. В отличие от весьма многих, камень чайханщика Омара был подлинным, что и привлекало к нему крупных игроков.Спорить против него было все равно что мочиться против ветра. Тяжело вздохнув, Лун Хо вышел в темноту ночных улиц. Всю ночь до рассвета он бродил по улицам в немом оцепенении, так до конца и не поняв, что делать. Понимая лишь одно, что теперь он опозорен и обречен на лютую смерть. Он даже не мог покончить собой, иначе беспощадная расправа и позор ждали весь его род…Далеко, на другом конце города, в бывшем подворье купца Тверда, хлебал темное пиво Олаф, с хохотом рассказывая, как в самом начале игры один из его людей подменил талисман на искусную подделку. После этого ничто не мешало ведьмаку отводить глаза, заставляя всех видеть на костях то, что ему было нужно. А когда чайханщик писал расписку, камень вновь оказался на столе. Вообще-то это было излишне, талисман Омара чуял лишь магию управления броском костей, но ведьмак предпочел подстраховаться.Винт чуть не отбил себе руку, хлопая варяга по плечу и выпивая кубок за кубком за его хитроумие. В последний раз он так смеялся, видя Урука в вышитой сорочке и льняных портах. Тогда они с Рогволдом и орком приехали в Ашур под видом богатого деревенского старосты и его сыночка, зачарованного ведьмой. Сам Винт изображал возницу и расторопного прислужника старосты, а Урук — бедного деточку.Ведьмак вспомнил, как на подъезде к городу у Рогволда чуть не отклеилась фальшивая борода, обильно траченная сединой, и улыбнулся. Вспоминая тех, к кому прикипело его сердце, он задумался, гадая, куда забросили друзей степные дороги и где они теперь. Неясная тревога холодными пальцами сжала сердце.— О боги, — прошептал Винт, — пошлите им удачу на их пути…Как бы подслушав его мысли и угадав его тоску, поднялся на ноги Олаф, и пиво плеснулось через край дубовой кружки:— Выпьем, братья, за тех, кто в пути. Пусть они не знают усталости, пусть всегда в их бурдюках будет в достатке еды и воды, а если в их флягах будет пиво — так это совсем хорошо! А враги на пути ослепнут, оглохнут и бегут в страхе, как трусливые зайцы, лишь почуяв на себе их взгляд! Да хранит их Один!…Именно в эту ночь взмыленные кони несли своих всадников, и по пятам за ними мчались не ведающие усталости жнецы, порождения злых чар колдунов далекого Юга. И только тогда, когда звонкий голос Кетрин воззвал к Матери Ветров и усталые кони понеслись на крыльях ветра, только тогда отпустила тревога сердце Ратибора, по прозвищу Винт, ашурского ловкача и лазутчика, ведьмака из Черного Леса… ГЛАВА 15 Хмурым оказалось утро в Ашуре, мелкий, противный дождь наполнял воздух сыростью, небо было закрыто серыми громадами облаков. От канала поднимался туман, и в этом зыбком мареве провалами мрака скалились на мир подворотни домов на другом берегу. Лун Хо стоял на берегу канала и смотрел на черную, лаковую поверхность воды. Опустошение переполняло душу ханьца, выпив даже обычное желание жить. Теперь у него не было чести и по всем законам клана его больше не существовало. Весь его привычный мир рухнул как лавина, похоронив под собой человека, которого еще вчера звали Лун Хо. Теперь лишь пустой кокон человеческой плоти стоял у канала, рассеянным взглядом лаская пустоту черной воды.Алая куртка с серебряной вышивкой, как губка, напиталась водой, студеный ветер терзал тело холодом вечного льда, но теперь человеку это было безразлично. И когда тучи на миг прорезал пробившийся луч солнца и на камень мостовой рядом с ним упала тень, Лун Хо даже не обернулся. Пятеро варягов стояли за его спиной, терпеливо ожидая, пока человек с пустыми глазами почувствует на себе их взгляд. К чему говорить, когда теперь и так все ясно. Молчание становилось непереносимым даже для нового Лун Хо, который наконец ощутил тошнотворный, парализующий страх. Он медленно повернулся к ним, сжимая пальцы в клюв Феникса.Медленный, плавный шаг, руки парят перед грудью, словно исполинская птица еще не решила, расправлять ей крылья или нет. Опустошенность боролась со страхом, глядя в пахнущее пивным перегаром лицо викинга. Весь опыт бойца подсказывал Олафу, что в любой миг крылья птицы могут начать свой гибельный танец. Или не начать. Не было больше стержня в душе Лун Хо, но тело еще жило, повинуясь собственной памяти, готовностью к бою отвечая на появление скрытой угрозы. Но сегодня против него вставала мрачная решительность и непреклонный дух северных воинов, готовых зубами грызть врага на поле битвы.Не выдержал ханец взгляда бешеных, яростных глаз из синего льда, в которых уже начинало плавиться боевое безумие северян, потоком пламени сметающее все на своем пути. Страх превратил пухлые щеки в трясущийся студень. Пальцы рук разжались, медленно, словно нехотя. В покорном поклоне перед Олафом склонилась голова Лун Хо. Исчезала гордая птица, становясь страшной былиной. Викинг смотрел на человека с обрюзгшим бабьим лицом, ставшего рабом своего страха.— Пойдем, — просто сказал Олаф, — тебя ждет один человек. Он тебе сделает предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Для тебя это единственный способ быстро заработать много денег. Думаю, — варяг брезгливо посмотрел на ханьца, на лице которого проступила отчаянная радость, — что тебе даже понравится…Медленно оплывали свечи и быстро исчезало вино в серебряном кубке. Константинус вытер сальные губы и с интересом посмотрел на человека, сидевшего в кресле напротив. Больше всего ночной гость лекаря напоминал матерого кабана-секача, от которого даже медведь пытается держаться подальше. Два совершенно кошмарных рубца рассекали лицо, превращая его в искаженную вечной яростью маску хищного зверя.Тяжелый кошель с золотом уже перешел из рук в руки. Теперь они просто сидели и изучали один другого, лекарь Константинус и Лука Брагин, ночной кошмар ашурских улиц. Никогда не скрывал своего лица под стальной маской демона лучший из городских убийц, славящийся непревзойденным хладнокровием и столь же ледяной жестокостью. Лука ждал. Наконец, словно внезапно решившись, лекарь тяжело вздохнул и уточнил:— Кроме того, если в доме патриарха окажется еще какой-то незваный гость, то его жизнь я оценю в четверть от этой суммы.— Одной пятой хватит, — тихим, бесцветным голосом возразил Лука Брагин, — я никогда не завышаю цены. Если же гость придет не один, тогда это будет стоить одну четверть.— Думаю, что мы поняли друг друга…Этим утром странная суета охватила бывшее подворье купчины Тверда. Все утро сновали в воротах разные люди, во двор заезжали пустые повозки, а спустя некоторое время выезжали со двора тяжело нагруженные.Лишь к полудню солнце прорвалось сквозь пелену облаков. Винт и ведьмачий посланник в Ашуре Карло стояли у крыльца, и полоса солнечного света косым рубцом лежала на виске неаполитанца, после смерти сотника принявшего на себя команду.Под ними в скрытых от людского глаза погребах ведьмаки-дружинники приводили в порядок доспехи и в последний раз проводили точильным камнем по и без того идеальной заточке мечей. Ставили новые тетивы и проверяли оперение стрел лучники. На всякий случай Карло отдал приказ готовиться к бою, но Ратибор твердо знал, что этой ночью все пройдет тихо. Ловкач на миг представил дружинников в полной броне, четким строем наступающих на Ханьский квартал, и лишь покачал головой. Нет, против ведьмачьей стали и чар не устоять раскосому народу. Будет отчаянная резня, а в суматохе патриарх клана «Феникса» сможет ускользнуть, прикрываясь окровавленными телами своих земляков и воинов клана. И много невинной крови выпьют мечи Черного Леса! Нет, все должно произойти тихо, без боя и лишней крови. А что дружина к бою готовится, так это только на пользу.Неаполитанец, мурлыкающий себе под нос какую-то песенку, был абсолютно согласен с русом. Если руки воинов не заняты, то в головы дружинников лезут ненужные мысли. А так — и все при деле, и к бою готовы в любой момент…Стук копыт загрохотал внезапно. Еще миг назад улица была пуста, но вот уже подковы высекают снопы искр из отполированного колесами гранита. Десять всадников порывом ветра влетели в распахнутые ворота. Предводитель отряда спешился у крыльца. Ратибор и Карло замерли, глядя на растрепанную и покрытую пылью рыжую шевелюру. Глаза Редрика были воспалены от ветра и долгой скачки. Ведьмак, с головы до ног затянутый в черную кожу, покрытую серым бархатом дорожной пыли, резво взбежал по ступенькам на крыльцо. Лишь на пороге заметил Редрик неаполитанца и ловкача.Уже подъезжая к городу, ведьмаки замерли. Вернее, вначале резко в сторону шарахнулись кони, и лишь потом Редрик заметил в дорожной пыли истерзанное тело. Щедро залили песочную шерсть потоки черной крови, и налипшая пыль окончательно спрятала от людского глаза тело оборотня. В двух шагах пройти можно — не заметишь!Бока еще вздрагивали, с еле слышным хрипом вырывался воздух из рваных ран на груди. Сердце отчаянно гнало по жилам остатки крови. Желтые глаза замерли на лице склонившегося перед ним, и, узнав Редрика, по истерзанному телу прокатилась первая судорога трансформации.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
 кашаса jacare 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я