научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Нет?— Разумеется, нет. Конечно, я и без тебя знаю, что Валери жива. Вот она, такая же прекрасная, как и всегда.— Благодарю вас, сэр.— Конечно, я и без тебя знаю, что твой храм — подделка. Но я хочу считать себя честным и щепетильным человеком. И вот я трачу утро на подготовку этой бумажонки. — Он протянул Кэрби конверт.Тот с подозрительным видом взял его, сел и углубился в чтение. Инносент повернулся к девушке.— Я рад, что ты цела и невредима, Валери.— Я тоже, — с улыбкой ответила она.— Эй, погоди-ка, — подал голос Кэрби. — Ты мне даже половину не возвращаешь!— Читай дальше, — велел ему Инносент, — и ты увидишь, что в этом есть смысл.— Что? Я забираю заклад?— Да, — ответил Инносент с безмятежной улыбкой.— Но закладные за землю не выдаются! — в ярости вскричал Кэрби.Сент-Майкл пожал плечами.— Из-за всех этих недавних треволнений мне сейчас трудно набрать столько наличных. Но поскольку тебе понадобятся деньги в связи с отъездом…— Отъездом? Куда же я уезжаю?Инносент посмотрел на Кэрби, как смотрит встревоженный Друг.— Разве ты не знаешь, в каком положении находишься, Кэрби?— Знаю. Ты, как всегда, надул меня.— Нет, нет, нет. Кэрби, ты герой.— Как здорово! — сияя, воскликнула Валери.— И здорово, и не здорово, — ответил Инносент. — К несчастью, Кэрби из тех героев, которым лучше вести себя скромно и не лезть в свет юпитеров.— Объясни-ка, — попросил Кэрби.— Ты радировал в Холдфэст и полицию. Помощь пришла в деревню через полчаса после того, как ты предотвратил избиение. Двое крестьян убиты. Пять террористов убиты. Трое взяты живьем и дают показания. А те статуэтки, которые ты выбрасывал из самолета, сейчас изучает целая куча экспертов. Американский фоторепортер сумел сделать несколько чудесных снимков, на которых виден регистрационный номер на борту «Синтии».— О-о-о! — вскричал Кэрби.— Сейчас Кэрби Гэлуэй — храбрый летчик, спасший беззащитную деревню. Но я знаю нескольких человек, которые разыскивают героя по всему Белизу, чтобы задать ему один-два вопроса.Кэрби вздохнул, а Валери спросила:— Что это значит, мистер Сент-Майкл?— Это значит, что Кэрби покинет Белиз, если у него есть мозги, — ответил Инносент. — Ненадолго, пока не стихнет шум. Скажем, на три-четыре года.Кэрби снова вздохнул, а Инносент дружелюбно улыбнулся.— Вот почему я постарался добиться для тебя наилучших условий сделки. Отличная закладная грамота на десять лет…— Ты все покроешь, вложив отчисления в доходное дело. Ты получишь землю и не заплатишь за нее ни гроша. Ты еще наживешься на мне!— Но ты в итоге вернешь все, что уплатил мне. Ты ведь этого хотел, правда?Кэрби посмотрел на Валери долгим страдальческим взглядом.— Валери, — сказал он, — если ты когда-нибудь увидишь, что я разговариваю с этим типом, дай мне по физиономии. Ладно, Инносент, где мне расписаться? ЗИГЗАГИ СУДЬБЫ Трамп-Глэйд, Флорида, шоссе 216. 8, 4 мили к югу от кинотеатра, левый поворот за знаком «Потчо-12». Уитмэн Лемьюел пристально смотрел сквозь ветровое стекло. Да, вот он, ржавый знак. И спидометр показывает ровно 8, 4 мили.Уитмэн Лемьюел крутанул руль, и машина съехала на проселок. Теперь до красной ленточки на проволочной изгороди оставалось 15, 2 мили. Лемьюел медленно ехал на встречу с Кэрби Гэлуэем.Конечно, Гэлуэй ждет этих двух торговцев из Нью-Йорка, но обрадуется, увидев вместо них его, Лемьюела. Особенно, когда поймет, что Уитчер и Фелдспэн вовсе сошли со сцены.Он с отвращением скривил губы, вспомнив, как вел себя Фелдспэн на борту самолета, какой ужас посеял этот тип в салоне. Оно и к лучшему, что эти двое откололись.Алан Уитчер был готов продолжить начатое дело, но Джерри Фелдспэн слишком перетрусил, когда какой-то пассажир не так посмотрел на него. Результатом этого стал сплошной кавардак. К счастью, Фелдспэна вырвало всего однажды, зато прямо на того пассажира, с которого все началось. И Фелдспэн испортил ему костюм, а заодно и торчавшую из кармана блестящую и, видимо, довольно дорогую губную гармошку.Как бы там ни было, в аэропорту Майами Фелдспэн закричал, что не намерен более преступать закон и иметь дело с контрабандистами. Только чудо спасло его и всех остальных пассажиров от ареста — так он орал. Наконец Уитчер, озабоченный состоянием друга, заявил, что им лучше вернуться домой и забыть обо всем этом деле. И вот он, Уитмэн Лемьюел, едет один по проселку на встречу с Кэрби Гэлуэем. Оно и к лучшему. Уитчер и Фелдспэн — жадные торгаши. А сам Гэлуэй — мошенник, достойный презрения как личность, но ценный поставщик сокровищ, невольно спасающий их от невежественных центральноамериканцев и таких типов, как Уитчер и Фелдспэн. И он может передать эти бесценные произведения в руки честных, самоотверженных, образованных, умных и бескорыстных ревнителей науки — таких, как он, Уитмэн Лемьюел.Он был единственным положительным героем этой истории. И теперь положительный герой возьмет верх, что очень редко случается в реальной жизни.— Я это заслужил, — пробормотал Лемьюел, крутя баранку.Когда появился самолет, Лемьюел стоял посреди травянистого поля. Кэрби сделал круг над его головой, Лемьюел помахал рукой, и самолет приземлился на дальнем конце поля, потом развернулся и с урчанием покатил в сторону Лемьюела.Открылась дверца, и появился Кэрби Гэлуэй. Казалось, он страшно торопится. Двигатели работали, пропеллеры крутились, самолет дрожал от нетерпения. Гэлуэй удивленно посмотрел на Лемьюела. В самолете сидел еще кто-то.— Где Уитчер и Фелдспэн? — заорал Кэрби.Лемьюел ни с того ни с сего показал рукой за спину.— Они поехали…— Сидят в машине? Ладно, это для них!— Нет, они…Но Кэрби уже повернулся и доставал что-то из кабины с помощью своего пассажира. Лемьюел в растерянности посмотрел вниз, когда под ноги ему упало что-то похожее на охапку сена.— Что?..— Очень сожалею, что и вы попались, — с улыбкой крикнул Кэрби. Непохоже было, чтобы он о чем-то сожалел. — Скажите своим приятелям, что мне все известно про «Взор»!— Господи, что вы еде…— Анонимный звонок в ОБН, — злорадно сказал Кэрби.— Куда? Что это?— Отдел борьбы с наркотиками, — ответил Кэрби, забираясь в кабину. — Жаль, что вы оказались здесь. Ну, да не будете водиться с кем попало.И тут Лемьюел узнал второго человека в самолете.— Вы?! — вскричал он.Валери улыбнулась, кивнула и помахала ему рукой.— Стоит мне увидеть вас, и происходит что-нибудь ужасное! — воскликнул Лемьюел, указывая на нее пальцем.Кэрби захлопнул дверцу, и самолет покатился вперед.— Это уже третья встреча! — закричал Лемьюел. Он бежал следом и грозил кулаком. — Одни несчастья мне от вас!Самолет набрал скорость и оторвался от земли. Лемьюел остановился, отдуваясь. Теперь, когда рев моторов стих, до его слуха долетел другой звук, далекий и слабый.Сирены.Все ближе.Он обернулся и посмотрел на свою машину, стоявшую возле колючей проволоки. Потом покосился на тюк, который Кэрби выгрузил из самолета.— Это не сено, — сказал он вслух.Третья встреча… ЧТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ ЯХТСМЕН О КАРИБСКОМ МОРЕ Валери шила мелкими стежками. На куске ткани был изображен Микки Маус на доске для серфинга. Валери сидела на его улыбке, в позе портняжки и голышом. За спиной у нее виднелась бетонная коробка под железной крышей. С одного края крыши торчала тарелка антенны для приема передач со спутника, с другого — ветряная электростанция. Перед Валери колыхалось Карибское море, вновь и вновь накатывая на белый песок. Оно было обманчиво спокойным. Безымянный островок, на котором сидела Валери, занятая шитьем белой полотняной юбки, лежал в глубине опасного для судоходства района, возле банок Чинчорро, в шестнадцати милях от побережья Юкатана, точно к востоку от залива Четумаль. В американском справочнике «Что должен знать яхтсмен о Карибском море» этот район обозначался как «зона повышенной опасности, изобилующая скалистыми островками и песчаными банками».Немало прогулочных и торговых судов плавает вокруг банок Чинчорро, но песок на здешних пляжах остается белым и чистым, синее море почти прозрачно, теплый воздух напоен сладким ароматом восточных бризов. Если вы хотите побыть наедине с любимой, лучшего места вам не найти на всем свете.Помимо Валери и бетонной коробки, о существовании человеческой цивилизации напоминали следы от колес «Синтии» на твердом песке. Когда Кэрби летал в Сан-Педро за припасами, Валери сначала составляла ему компанию, но потом перестала. И вот уже три месяца он летает в город один, а Валери занимается раскопками. Здесь когда-то жили люди, и в земле можно было найти следы их обитания: черепки и оструганные деревяшки. На закате своей цивилизации, когда кончилась великая эпоха возведения храмов, майя на какое-то время стали купцами и торговали своими изделиями на восточном побережье Мексики и Центральной Америки. Они строили склады и фактории на отдаленных островах, и, возможно, одна из них была тут. Во всяком случае, Валери по-прежнему оставалась археологом. Впрочем, она с удовольствием училась и пилотскому мастерству.Валери положила иголку в глиняный кувшинчик (подделка под старину, подарок Томми Уотсона), встала, встряхнула юбку и надела ее. Все в порядке.В этот миг послышался гул. Возвращалась «Синтия». Валери подняла голову и начала высматривать самолет в небе. Он появился с северо-запада, скрылся на миг за кокосовыми пальмами, снова выскочил из-за них и коснулся колесами песка. Валери помахала рукой и пошла к «Синтии», но увидела, что Кэрби не один в самолете. Господи! А она почти голая! Ну да ладно, остается только сделать вид, что так и надо.Кэрби вылез из кабины и махнул рукой. Следом за ним появились еще двое, мужчина и женщина. Нацепив дерзкую улыбку (ну и что, если на мне только юбка?), Валери зашагала навстречу гостям.Ни мужчине, ни женщине не было еще и тридцати. Тощая маленькая пепельная блондинка с сухой на вид кожей цвета красного дерева и очень привлекательным, хотя и грубоватым лицом. Мужчина был очень высокий, бледный и толстенький, как младенец. Живые, любопытные, невинные детские глаза. А вот у женщины взгляд такой, будто она уже все в этом мире видела и ни во что не верит.— Валери, — с улыбкой объявил Кэрби, — познакомься с моими друзьями. Только что встретил их в Сан-Педро. Это Тэнди, дочка богатого папочки из Техаса.— Здравствуйте, — сказала Валери.Тэнди оглядела ее, покачала головой и, криво улыбнувшись, проговорила:— Ваша взяла.Валери не поняла, комплимент это или нет, но дружеский тон женщины заставил ее улыбнуться.— Рада, что Кэрби привез вас.— А это — приятель Тэнди…— Если можно так выразиться, — вставила женщина.— О, Тэнди, — застенчиво произнес белокожий мужчина.— Его зовут… — Кэрби нахмурился. — Прошу прощения, опять запамятовал.— Э… ну… Альберт.— Альберт, это Валери.— Здравствуйте.— Э… ну… здорово! Вы тут живете? На этом острове?— Пока да, — ответила Валери.— Могла бы ты догадаться, что Альберт — великий знаток искусства доколумбовой эпохи? — спросил ее Кэрби с улыбкой.— Это правда?— Э… ну… да. В Вентуре у меня целый музей в одном крыле дома.— Чудесно!— Вы должны приехать и посмотреть.— Может быть, приедем, — отвечала Валери.— Альберта особенно интересуют сокровища майя, — сказал Кэрби. — Я думаю, мы можем побеседовать о них.— Было бы очень приятно, — согласилась Валери.Кэрби обнял ее за плечи.— «Синтию» мы потом разгрузим, — сказал он. — А сейчас идемте в дом. Тэнди и Альберт заночуют у нас. Мы что-нибудь сварим, а уж завтра все полетим в Сан-Педро и закатимся в ресторанчик. Куда бы ты хотела, в «Эль-Тулипан» или в «Хижину»?— Я подумаю, — пообещала Валери и решила про себя, что полетит в город в новой юбке.Они пошли к дому. По-прежнему обнимая Валери за плечи, Кэрби склонил голову и заглянул ей в лицо.— Тебе не кажется, что ты слишком тепло одета? — спросил он.Валери рассмеялась.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
 игристое вино к устрицам 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я