https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/Damixa/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Кристофер Банч
Незримое божество


Невидимый воин Ц 3



Крис Банч
Незримое божество

Гаю Гленну, Тому Макманусу,
а также Кену и Кенди Леггетт,
без которых все могло получиться немного иначе.

Глава 1

Боевой флот Федерации прошелестел через подпространство. В каюте флагмана «Андреа Дориа» стояли двое – адмирал флота и сотрудник разведки. Оба смотрели на тело Джошуа Вольфа.
Третий – в комбинезоне и боевом снаряжении – сидел в кресле, привычно положив на колени бластер.
– Сколько у него предохранителей? – спросил адмирал Гастингс.
– Весь мозг утыкан, – ответил его собеседник, Циско. – Он был одним из наших лучших спецов, пока не свернул с дорожки.
– Думаете, вам удастся извлечь нужную информацию? Не убьете его в процессе?
– Будем стараться, – хмуро сказал Циско. – Он – единственная наша зацепка.
Первый поджал губы.
– Что же. Вы его создали, вы им управляли, теперь сумейте распотрошить его, как луковицу.
– Да, сэр. Мы уже вызвали наших лучших психиатров.
Адмирал, не удостоив его ответом, вышел из каюты. Циско вынул что-то из кармана и осмотрел. Это был серый бесформенный камешек с редкими цветными крапинами.
– Вот и оставайся мертвым, – тихо проговорил он, потом убрал камень в карман и повернулся к охраннику. – Когда у тебя кончается смена?
– Через два часа с небольшим.
– Смотри в оба, – предупредил Циско. – Мы точно не знаем, с чем имеем дело. Так что не расслабляйся.
Охранник уставился на Циско.
– Есть, сэр, – произнес он с нажимом на втором слове. Циско кивнул и вышел. Люк за ним закрылся. – Есть, сэр, – повторил охранник. – Есть, сэр, мастер Циско. Мастер-перемастер, сэр.
Взглянул на Вольфа.
– Чует мое сердце, придется врезать тебе разок-другой по кумполу.

* * *

Мужчина с черной повязкой на рукаве потянул за короткий талреп. Звон колокола со старинного фрегата «Лютин» трижды прокатился в обшитых деревом стенах.
После третьего удара наступило гробовое молчание.
Мужчина откашлялся.
– Исследовательский корабль Федерации «Тринкваер», три недели назад не пришедший в порт назначения, отныне считается пропавшим без вести. Владельцы могут обратиться в кассу «Ллойда» за чеком на сумму страховки.
«Новый континуум… красный межзвездный туман… перетекает от солнца к солнцу, охватывает их… кровавый вязкий сироп… неживое, но единое… чуждое…»
Джошуа Вольф, подвешенный между жизнью и смертью, ощутил касание чуждого мира и в ужасе отпрянул.
Наркотик, которым выстрелил в него Циско, еще действовал. Звенела пустота.
«Лумина у Циско. Я – голый.
Я разбит.
Нет. Прежде у тебя была сила. Верни ее. Лумина давала тебе только силу».
Джошуа рванулся, не удержался, снова уплыл в небытие.
Шло время.
Блеснула еще одна искра жизни, яростная, вопящая.
«Вставай. Скорее. Когда подлетим к Земле, будет поздно. Ты должен ударить первым.
Нет. Проще уплыть, утонуть».
Образы появлялись, проплывали перед глазами, как старинные фотографии, потом падали в огонь, скручивались, чернели и исчезали: мертвенное лицо эльяра, щупальца мелькают, нанося удар за ударом. Инопланетянин останавливается, смотрит, как юный Джошуа Вольф повторяет его движения. Эльяра зовут Таен.
Потрескивает невидимый барьер-убийца в концлагере, рядом с могилой родителей.
Эльяр открывает люк, оборачивается, но поздно; вскидывает щупальца и не успевает: удар приходится ему в голову. Грязный, оборванный мальчишка тащит труп в сторону, забирается в корабль, подходит к пульту управления.
Садится, смотрит на приборы, такие чужие, такие враждебные, вздрагивает. Потом заставляет себя дышать, как учили, вызывает в памяти все, что слышал от заключенных, бывавших на борту эльярского корабля.
Нерешительно трогает сенсор. Люк позади задвигается.
Трогает два других – пульт управления оживает, пол под ногами дрожит: заработал двигатель.
На губах Джошуа Вольфа появляется холодная, жесткая усмешка.
Джошуа в мундире майора Федерации. За спиной у него шеренги солдат. Генерал держит бархатную коробочку с медалью. «В лучших традициях армейской службы», «не заботясь о собственной безопасности», «невзирая на тяжесть ран, предпочел вернуться в строй»… и так далее.
Вольфа не трогают эти слова. За ними – смерть и убийство.
Джошуа в боевом облачении с бластером наготове крадется по пустым улицам столицы Сауроса. Но убивать некого. Эльяры ушли, попросту исчезли.
Лицо человека по имени Циско. Он сообщает, что один эльяр все-таки остался и что Джошуа должен его выследить.
Последний эльяр выскакивает из укрытия и бросается на Джошуа. Таен.
Тени эльярских Стражей разъясняют ему, почему покинули родное пространство-время и пришли в эту вселенную. Показывают врага, в котором человеческий разум Джошуа видит «вирус»; он пожирает мир за миром, систему за системой, разливается и заполняет пространство меж звезд.
Пустота на эльярском корабле, где некогда висела Великая Лумина, похищенная неведомым убийцей.
Таен, сраженный читетским выстрелом, оседает на пол.
Смерть… такая желанная.
Проще всего отключить жизненный механизм. Впереди ничего, одна боль. Недобрые руки и инструменты следователей ФР.
Смерть.
Поражение.
«Красный вирус» поползет дальше и дальше, от одной галактики к другой.
Вольф дернулся.
Можешь выйти из тела? Найти кого-нибудь? Эльярских Стражей?
Ничего.
Что-то пришло, точнее, вернулось. Эхо далеких миров.
Пралумина, которую он ищет?
Опять ничего.
Еще раз. Ощути гнев, ощути страх, вбери в себя чувства тех, кто тебя ненавидит, кто тебя ищет.
Снова вспышка. Далекая. Человек, люто ненавидящий Джошуа, вспоминает женщину, которую тот освободил и вернул возлюбленному, а ныне мужу.
Нет. Не он. Не Джалон Какара.
Красно-оранжевая вспышка, разлетаются камни. «Оккам» сорвался с орбиты и рухнул прямо на темно-серый дворец. Яростный вопль мира, чей повелитель почти умер.
Читеты.
Он почувствовал их.
Они ищут Вольфа, ищут Великую Лумину. Вынюхивают, выслеживают.
Затем наркотик принял его обратно в свои объятия.

* * *

– Бред какой-то, – почти рявкнул Циско. Гастингс холодно взглянул на него.
– Приказ есть приказ, а этот исходит с самого верха.
– Сэр, – начал Циско, – это бессмыслица. Вольф у нас. Во вселенной нет силы, которая совладала бы с «Андреа Дориа». Почему мы должны передать его на другой корабль? Сейчас, в каких-то пяти прыжках от Земли? Полная чепуха, – продолжал он, не называя вслух единственного объяснения, которое приходило в голову.
– Подумайте вот над этим, – сказал Гастингс – Мы – внутри Федерации. Я не думаю, что даже ваши читеты попытаются его отбить. Мы же рассеяли их, помните? Им пришлось драпать. Беспокоиться решительно не о чем, во всяком случае нам. Снимете допрос со своего шпиона, а остальным уже займется полиция.
У вас мания преследования. Я бы скорее предположил, что командование предпочтет держать мое боевое соединение ближе к Отверженным Мирам и не тратить столько сил и горючего на доставку одного человека.
В приказе обозначено, какая группа прибудет его забрать, – это больше чем достаточно, чтобы отбить любую атаку.
– Адмирал Гастингс, – сказал Циско, – вы видели читетский корабль у крепости. Линкор!
– Старенький крейсер, – поправил Гастингс – Знаете, Циско, вы порете горячку. Не забывайте, что вместе с Вольфом туда перейдете вы и ваша команда. Так и быть, обещаю: если что-то покажется нам не совсем обычным, я задержу вашу отправку. И я прямо сейчас свяжусь с командованием и попрошу подтвердить приказы. Вы довольны?
Он мрачно взглянул на эфэровца.
– Нет, – отвечал Циско, – но ведь большего мне не дождаться, верно?
Их ждали четыре корабля: фрегат, вооруженный транспорт и два шлюпа.
– Говорит федеральное боевое соединение «Верный удар», – произнес ком с «Андреа Дориа». – Пароль: Кекс, Серебро, Шестикратно.
– Говорит федеральный корабль «Планов». Отзыв: Цинциннат, Ян.
– Отзыв правильный, – доложил вахтенный офицер капитану «Андреа Дориа». – Я проверил в компьютерном каталоге. Это действительно «Планов». И он, и остальные корабли числятся на активной службе.
– Скажи, что начинаем отгрузку. – Капитан повернулась к адмиралу Гастингсу. – Сэр?
– По мне, так все в порядке, – сказал адмирал. – Циско?
Эфэровец сверкнул глазами.
– С виду – действительно, – неохотно согласился он.
– Готов… э-э… груз?
– Да, сэр.
– Тогда приступайте, – приказал Гастингс женщине-капитану.
– Готовы?
– Готовы, сэр, – доложил старший техник ФР.
– Заносите.
Техник включил антигравитатор, и носилки с Джошуа Вольфом оторвались от палубы. Двое техников затолкали их в космический челнок «Андреа Дориа», следом вошли еще семеро в форме ФР.
Циско поднял руку, словно салютуя адмиралу Гастингсу.
– Увидимся на Земле, – произнес тот, не поднося руку к козырьку.
Циско кивнул и вошел в шлюпку. Гастингс выждал, пока люк закроется, потом повернулся к адъютантше и скорчил рожу.
– Насилу сплавили.
Молодая блондинка улыбнулась.
– Все-таки хорошо, что Земля – довольно большая планета.
Гастингс хохотнул, шлепнул ее по спине.
– Пошли на мостик, убедимся, что они переправились.
Челнок с «Андреа Дориа» ткнулся носом в корму «Планова», между двумя соплами открылся грузовой люк. Труба сомкнулась на носу челнока, втянула его внутрь.
– Ваш корабль у нас, – захрипел ком. – Разгружаем.
Прошло десять минут.
Гастингс взглянул на капитана «Андреа Дориа».
– Очень медленно, даже если они ссаживают этих бестолочей из разведки. Команду шлюпки надо как следует погонять.
– И еще как, – отвечала та. Голос ее звенел от ярости. – Приношу извинения, сэр.
– Говорит «Планов», – сообщил ком. – Погрузка завершена. Ждите.
Люк открылся, из него выпал челнок. «Планов» и три других корабля исчезли в N-пpoстранстве.
– Очень вежливо, – пробормотала адъютантша, но Гастингс не слышал – он во все глаза смотрел на медленно вращающийся челнок.
– Что-то не так! – рявкнул адмирал. – Капитан! Пошлите десант на этот челнок!
– Да, сэр.
– С оружием!
Лицо капитанши выразило изумление, но лишь на долю секунды.
– Есть, сэр!
Десятеро в скафандрах подплыли к челноку «Андреа Дориа». Двое остались возле носа, двое – возле сопла, остальные четверо сгрудились у шлюза. У всех к скафандрам крепились тяжелые бластеры.
– Наружных повреждений нет, – доложил старший. – Люк не взломан.
– Входите.
Двое с бластерами встали по обеим сторонам люка, старший коснулся сенсора. Внешний люк открылся. Двое вошли.
– Включаем внутренний, – доложил голос. Затрещали разряды, затем:
– Тьфу ты, мать!
– Докладывайте!
– Извините. Говорит сержант Салливан. Все на борту мертвы! Или без сознания!
– А пленный? На носилках?
– Никаких носилок, сэр. Подождите минутку. Одна из женщин села. Включаю внешний микрофон.
В рубке «Андреа Дориа» раздались чуть слышные голоса.
– Что случилось?
– Газ… нас ждали… сразу пустили газ… мы не успели даже…
Наступило молчание. Потом Салливан сказал:
– Она потеряла сознание, сэр.

* * *

– Ну? – произнесла женщина с чертами классической статуи – хоть сейчас ставь ее в музей.
– Более-менее стандартная картина, Координатор Кур, – отвечал врач. – Сначала ему ввели парализующее вещество, может быть, в более сильной концентрации, чем обычно, а дальше держали под наркотиком, подавляющим мысли, боль и так далее – все, кроме основных жизненных функций.
– Повреждения?
– Вы имеете в виду мозг? Никаких.
– Как скоро он очнется?
– Через три-четыре часа.
– Позовите меня, как только придет в сознание.

* * *

Вольф медленно открыл глаза. Каюта сначала плыла, потом выровнялась.
Он лежал в удобной кровати. Пахло больницей. В костях отдавалось гудение двигателей.
На стуле рядом с ним сидела женщина в строгом темном, почти форменном костюме, старше Вольфа лет на пять. Красавица, но холодная, недоступная. Как статуя.
За спиной ее стояли двое, тоже в темных костюмах, коротко стриженные и похожие, словно близнецы. Оба держали Вольфа в прицеле бластеров.
– Здравствуйте, Джошуа Вольф, – сказала женщина. – Я – Координатор Дина Кур. Вы – у читетов.

Глава 2

Вольф взглянул на «братьев».
– Честно, я благодарен за спасение, – сказал он. – Вам не придется убивать меня больше двух раз, чтобы убедиться в моей признательности.
– Нечего зубоскалить, – сказала Кур. – Сейчас я все изложу. Нам известно, что вы, как и мы, ищете Верховный Камень, или Матерь-Лумину. Мы считаем вас самым опасным нашим врагом, поскольку вы не единожды срывали наши планы, истребили всю читетскую миссию на Тринити, затем серьезно повредили наш патрульный крейсер. Нам также известно, что вы захватили «Оккам» и пытались с его помощью убить нашего Верховного Мастера Маттеуса Афельстана.
В обычных обстоятельствах вас бы немедленно предали смерти за преступления против читетов и соответственно против человеческого будущего.
Но сейчас обстоятельства необычные.
Вы также, в обществе эльяра, предположительно – последнего из живущих, обследовали некий корабль, где прежде находилась Великая Лумина и где мы установили сигнализацию. Я была на борту «Удаяны» и преследовала вас до брошенной орбитальной крепости. Вы укрылись там и сдерживали наши силы до прибытия федерального флота. В тот день многие наши люди пали смертью храбрых. Что сталось с эльяром?
– Он… мертв.
– Так мы и предполагали. Значит, ваша жизнь, по крайней мере на данный момент, представляет для нас ценность, – сказала Кур. – Эльяр погиб, вас захватили федералы.
Надежный источник известил нас, что вы возвращаетесь на Землю в качестве пленного, значит, бывшие друзья вас предали. Или вы их. Так или иначе, теперь вы поможете нам, Джошуа Вольф. – Голос ее оставался совершенно холодным. – Верховный Мастер находится на борту этого корабля. Он намерен добиться возвращения Великого эльярского Камня, так называемой Матери-Лумины.
– Я помогу вам, – сказал Джошуа.
– Не считайте меня за дурочку, – отвечала Кур. – Я не поверю, если вы скажете, что внезапно узрели истинность нашего учения. Это – не дорога в Дамаск, а ваше имя – не Савл.
– Да, но я все равно готов сотрудничать, – настаивал Вольф. – Мне уже известно, как отыскать читета… простите, бывшего читета, который убил одиннадцать товарищей и похитил Великую Лумину. Однако мне потребуется доступ к вашим архивам.
Кур, не мигая, смотрела на него.
– Я не вправе принять такое решение, – сказала она. – Нужно посоветоваться с Верховным Мастером Афельстаном.

* * *

Вольф помылся, поел и отоспался, чувствуя, как последние остатки наркотика выходят из его тела. Он просил разрешения размяться, но получил отказ.
Охранники сменялись каждый час. Они сидели, глядя прямо на Вольфа, не отвечали на его вопросы и не заговаривали сами.
Через два корабельных дня пришла Координатор Кур с тремя читетами. Двое были мужчины с бесстрастными невыразительными лицами (правда, один был бритый, другой – с аккуратно подстриженной бородкой). Третьей оказалась миниатюрная девушка, которая в другом наряде выглядела бы даже привлекательно.
– Мастер Афельстан будет с вами говорить, – объявила Кур. – Теперь, Джошуа Вольф, слушайте внимательно.
Полагаю, вы дорожите жизнью. Мы тоже дорожим вами, по крайней мере пока не получили всю необходимую информацию.
Двое охранников будут по-прежнему наблюдать за вами. Известно, что вы владеете многими боевыми искусствами, в том числе приемами рукопашного боя. Мы слышали и разные маловероятные истории о других ваших способностях, насколько я понимаю, заимствованных у эльяров.
Нам нельзя рисковать, Джошуа Вольф. Если надо, мы готовы лишиться тех знаний, которыми вы обладаете.
Эти трое подстрахуют охрану. Будьте знакомы: Кристина, – Кур указала на девушку, – Люсьен и Макс. (Люсьен был тот, что с бородкой.) Наши лучшие специалисты по безопасности, личные телохранители Верховного Мастера Афельстана, так что не сомневайтесь в их способностях.
Фамилии вам знать не нужно. Кристина – старшая.
Их проинструктировали убить вас по приказу или если что-нибудь – повторяю, что-нибудь – пойдет не так. В последнем случае вас уничтожат, не дожидаясь приказа Верховного Мастера или моего. Разденьтесь, пожалуйста.
Джошуа подчинился. Кур вышла из комнаты и вернулась с плоской черной коробочкой.
– Руки перед собой, – приказала она. – Охрана, станьте по бокам. Если он попытается что-нибудь сделать, стреляйте.
Охранники повиновались. Кур достала из коробки телесного цвета подушечку с тонкими ремнями.
– Повернитесь, – приказала она и приложила подушечку Джошуа к копчику. Подушечка была холодная, но сразу согрелась. Кур соединила ремни у Джошуа на животе, и они склеились накрепко.
– Можете одеваться, – сказала Кур. – Как вы уже, наверное, догадались, это – взрывное устройство. Оно – фототропическое и вскоре примет цвет вашей кожи, однако все равно старайтесь не раздеваться на людях, поскольку маскировка несовершенна.
Заряд имеет направленное действие. Если в момент детонации кто-то будет стоять рядом с вами, он не пострадает, только ненадолго оглохнет.
Однако ваш позвоночный столб будет разрушен полностью. При попытке снять устройство оператору поступит сигнал, и он либо она немедленно произведет взрыв.
Джошуа сел, откинулся на спинку стула. Сзади ощущалась мягкая подушечка, и ничего больше.
– Оператор будет постоянно следить за вашим изображением на мониторе, – продолжала Кур. – Вам не нужно знать, как далеко находится оператор и где расположен монитор. За всеми вашими перемещениями будет следить скрытая камера, находящаяся у кого-то из этих троих. Если вы останетесь в каком-либо помещении, камеру спрячут там. Возможно, камера будет не одна, так что не пытайтесь найти ее и уничтожить. Если оператор увидит, что вы исчезли с экрана…
– Очень умно, – сказал Вольф. – Похоже, с этой минуты вы трое – мои лучшие и ближайшие друзья.
– Вот и хорошо, – сказала Кур. – А теперь вас ждет Верховный Мастер Афельстан.

* * *

– Вы владели Луминой. – Афельстан не спрашивал, а утверждал. Он перешагнул через пятый десяток и больше всего походил на преуспевающего банкира. Вольф видел однажды его интервью и счел тогда блеск в глазах отблеском юпитеров. Однако сейчас юпитеров не было, а глаза горели все так же.
В строго, но богато отделанной каюте находились еще трое: Кур, Макс и довольно молодой читет – секретарь Афельстана.
– Да, – подтвердил Вольф. – Эту Лумину приобрел «судья» Малькольм Пенруддок с Мандодари II. Ее похитил у него вор-виртуоз Иннокентий Ходьян. В ходе операции камень оказался у меня, а Ходьян погиб. Я выяснял у Пенруддока, зачем ему Лумина…
– В интересах Федеральной Разведки, – вставил Афельстан.
– Это было и в моих интересах. Однако ваши люди убили Пенруддока и его жену раньше, чем я выяснил что-нибудь путное. Меня тоже чуть не убили.
– Он был недостоин Лумины, – сказал Афельстан. – Его просили продать ее, он отказался. У нас не оставалось иного выхода.
– Счастливые вы – знаете, кто чего достоин. И потом, все было не совсем так, – заметил Вольф. – У меня все-таки есть немножко мозгов. Сперва вы отрядили Иннокентия Ходьяна украсть Лумину у Пенруддока, используя для прикрытия скупщика Эдета Сутро. Вы убили его на Тринити. Для философов вы оставляете за собой многовато трупов.
– Нигде не сказано, что философия исключает прямые средства достижения цели, – возразил Афельстан. – Наши цели велики, в них входит не только спасение человечества, но и достижение следующего эволюционного уровня.
– Один китаец сказал: «Если кто-нибудь пытается силой овладеть страной, то, вижу я, он не достигает своей цели».
– Лао-цзы жил задолго до читетов, – произнес Афельстан, – а многие его современники подходили к этому довольно близко. Будда. Конфуций. Группа евреев, выдумавших Иисуса. Магомет. Но в этой пикировке нет смысла, – продолжал Афельстан. – Насколько я понимаю, сейчас Лумина у федералов.
– Да.
– Поэтому-то вы так беспомощны? Какую силу дает камень? У нас есть один, но наши ученые не добились от него ничего, кроме простейших фокусов.
Глаза у Вольфа блеснули. Значит, камень у них есть.
– Я могу отыскать вам Матерь-Лумину, – ушел он от ответа.
– Как? Мы почти семь лет безрезультатно ищем ее.
– Значит, не там ищете, – сказал Вольф. – Или у вас плохие ищейки.
– Согласен. Факты диктуют истину. – Афельстан кивнул, словно только что процитировал главное положение читетского катехизиса. – Скажите, где искать, и мы найдем.
– Все не так просто, – произнес Вольф. – Если я скажу, то, как объяснила ваша главная запевала Кур, моя жизнь перестанет представлять для вас даже временную ценность. Так что я не сказал бы, даже если бы знал.
– Вы уже были у нас в плену, и глава следственной группы доложила, что в ваш мозг встроены различные суицидальные устройства против допроса третьей степени и психотропных средств. Полагаю, она права.
– Дурак бы я был, если б не сказал «да», – объявил Джошуа.
– Как нам искать Верховный Камень? – спросил Афельстан. – Мой координатор будет выполнять ваши инструкции.
– Жду указаний. – Кур, похоже, ничуть не огорчилась.
– Во-первых, вот что мне известно, – сказал Джошуа. – Эльяры поместили Верховный Камень на корабле, вернее на космической станции, которая находилась в некой важной для эльяров точке. Вскоре после войны ее обнаружили три федеральных корабля. Полагаю, открытие было сделано не случайно.
Кур смущенно взглянула на Афельстана. Тот кивнул, приказывая ей говорить.
– Федеральные исследования на эльярских планетах навели на мысль о существовании Пра-Лумины, – неохотно поведала Кур. – Федеральное правительство отрядило патруль в предполагаемое место ее нахождения.
Мы узнали о патруле перед самой отправкой и сумели внедрить на один из кораблей своего человека.
Агент имел при себе N-пространственный передатчик. Мы получили сигнал и немедленно отправили перехватчики.
Однако, прибыв на место, они обнаружили…
– Одиннадцать трупов, два корабля и никакой Лумины, – сказал Вольф. – Ваш человек в последнюю минуту передумал и решил отдать ее не читетам, а кесарю. Самому стать кесарем.
– Так мы заключили, – кивнула Кур, – и начали искать это лицо.
– Кто она?
– Откуда вы знаете, что это – женщина? – спросила Кур.
– Потому что вы сознательно употребили средний род, – объяснил Вольф.
Кур наградила его яростным взглядом и продолжала:
– Ее зовут Токен Обин, лейтенант федерального флота. Самые лучшие характеристики, самые блестящие перспективы. Она была тайно воспитана в нашей культуре и выбрана для внедрения в федеральные вооруженные силы.
– С какой она планеты?
– Видори Три, хотя долго жила и на Четыре.
– Полагаю, вы прочесали эту систему, но безуспешно?
Кур кивнула.
– Токен Обин, – пробормотал Вольф. – Хорошее имя для хладнокровной убийцы. У вас есть ее полное досье?
– Да.
– Мне надо его посмотреть. Целиком, – сказал Вольф. – И без подвохов.
– Но…
– Молчите, Координатор Кур. Мы должны оказать Вольфу любую возможную помощь, – велел Афельстан.
– И потом, – сказал Вольф, – вы же не отпустите меня с миром после того, как я узнаю о вас все?
Афельстан не ответил, только задержал на Вольфе холодный взгляд.
Джошуа быстро пробежал досье Токен Обин, полагаясь на интуицию и опыт. Потом еще три раза перечитал и пересмотрел все.
Координатор Кур и трое охранников терпеливо ждали.
Голограмм и видеозаписей было совсем немного. Кур сказала, что Обин не любила сниматься.
Лучшей голограммой оказался портрет Обин в форме федерального флота.
– Этот снимок сделан по настоянию родителей после выпускных экзаменов в Марсианской летной академии, – сказала Кур.
– Где они сейчас?
– Погибли в автокатастрофе два года назад.
– Удачно.
Вольф разглядывал портрет. Не красавица, но интересная. Короткая стрижка, темные волосы. Тип девочки-сорванца, раскосые глаза смотрят мимо объектива.
В описании говорилось, что она худощава, чуть выше среднего роста.
– Как насчет романов?
– Не зафиксированы.
– Да ладно вам. Маленькие приключения бывают у всех.
– Вовсе не обязательно, – возразила Кур, – особенно в случае Обин. Ее родители были глубоко замаскированными читетами, она росла в обстановке тайны, на двух планетах. А потом, когда мы изложили ей грядущие перспективы, она была бы просто дурой, если б слушалась зова плоти.
– Какие вы, читеты, романтики.
Вольф еще раз проглядел фишу.
– А вот это уже занятно, – пробормотал он. – На место в летной академии претендовали она и еще один юноша. Юноша погиб перед последним устным экзаменом. Тоже в автокатастрофе.
– Мы тщательно проверили этот случай, – сказала Кур. – Катастрофа не была подстроена. Обин находилась на другой стороне планеты.
– Как я уже сказал, удачно.
Вольф вернулся к фише.
– Вы либо здорово запрограммировали Обин, либо она сразу нашла свое призвание. Никаких метаний, никаких переходов с факультета на факультет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
 коньяк hine xo 
Загрузка...



загрузка...

А-П

П-Я