https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/dlya_vanny/s-dushem/Rossiya/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она схватилась за ручку двери и дернула ее на себя. В тот момент, когда дверь распахнулась, машина Тоби резко остановилась у тротуара.Шерри шагнула внутрь.Жара и горячий ветер остались снаружи. Внутри было светло и прохладно. И пахло очень аппетитно – острыми ароматами мексиканской кухни.Шерри остановилась на пороге и оглянулась. Сквозь большое окно ей хорошо была видна машина Тоби. Она стояла у тротуара с зажженными фарами. Но Тоби сидел в машине. Почему-то он не выходил. Он боится сюда идти. Конечно, боится, сказала она себе. Потому что здесь люди. А он говорил, что не хочет, чтобы его видели. Кстати, о людях. Она заставила себя оторвать взгляд от машины Тоби и оглядела кафе.Почти все столики были пусты. Опять этот тип! Он пересел за другой столик, но Шерри была уверена, что это тот же самый дядька, которого она видела здесь раньше, – жуткий, седой мужик, который все время пялился на нее.Он и сейчас на нее таращился.Угрюмо и мрачно.Шерри поспешно отвернулась.За другим столиком сидела грязная старуха, которая что-то бубнила себе под нос.За третьим столиком сидели двое здоровых байкеров. То есть байкер и байкерша – мощная девица с темной повязкой на глазу. Парень сидел спиной к Шерри. У него были лохматые черные волосы и густая борода. Одет он был в джинсовую куртку без рукавов с надписью на спине: «Псы Ада». Хорошо, что они здесь, подумала Шерри. Похоже, крутые ребята.В самом дальнем углу кафе сидели двое ребят и девчонка. На вид им было лет по двадцать. Они пили кофе и о чем-то тихонько беседовали. Причем разговор явно шел на серьезные темы. На столике перед ними лежали книги.Наверное, студенты какие-нибудь.Они сразу же ей понравились. Может, они подбросят меня до дома. Она повернула голову и увидела, что машина Тоби все еще стоит у тротуара. Фары он погасил. А где он сам, интересно? Так и сидит в машине? Шерри пригнулась, прищурилась и разглядела смутные очертания грузной фигуры на водительском сиденье.Она выпрямилась, стиснув зубы от боли. Правый рукав развеселой тропической блузки оторвался и свисал с плеча, а само плечо было ободрано. Все в крови.Расхристанная блузка держалась на единственной сохранившейся пуговице чуть выше пупка и болталась чуть ли не ниже юбки. Спереди юбка испачкалась, но вроде бы не разорвалась.Шерри наклонилась вперед, прижала плиссированную ткань к бедрам и посмотрела на свои колени. На обоих красовалось по здоровенной ссадине.На правой ноге не было туфли. Маша-растеряша... Когда-то белый, а сейчас попросту грязный, носок сполз чуть ли не наполовину.Балансируя на левой ноге, Шерри приподняла правую и подтянула носок.Потом она осмотрела свои руки. Не считая ободранного плеча, у нее была еще ссадина на внутренней стороне правого предплечья.Что еще? Порванная мочка уха. Возможно, синяк на лице от первого удара.Кровоподтек на боку от второго.Наверняка синяки на груди.Она задумалась, а не сходить ли в уборную. Как-нибудь обработать ссадины, немного почиститься, сходить в туалет...Ей уже очень хотелось. А если Тоби зайдет в кафе? И зайдет следом за мной в туалет? И куда мне тогда деваться? Она снова выглянула в окно. Тоби по-прежнему сидел в машине. Собрался дождаться, пока я не выйду? Она бросила настороженный взгляд на седого типа. Он по-прежнему не спускал с нее глаз.Она повернулась к нему спиной и собралась было застегнуть блузку. Но тут обнаружилось, что все пуговицы – кроме одной, у пупка – были вырваны с мясом.Наверное, валяются по всей улице. Вместе с ошметками моей кожи. Придерживая блузку руками, Шерри направилась в сторону коридора. Там было несколько дверей. Она на ходу читала таблички: Только Для Персонала, Не входить, Для Мужчин... Перед дверью с надписью «Для Мужчин» Шерри приостановилась.Интересно, а голая девушка все еще там? Все еще прячется в кабинке? Может, попробовать одолжить у нее одежду? Ей она все равно вроде бы без особой надобности. Или, может, она согласится продать. Предложу ей десять баксов и отдам свои шмотки, чтобы она хоть домой добралась... МОЯ СУМОЧКА! Шерри отпустила блузку и приподняла руки, внимательно осмотрела себя со всех сторон в безумной надежде, что сумочка все-таки где-то на ней, висит на том плече, или на этом – ведь бывает же такое, что смотришь на вещь в упор и не видишь.Она повернулась кругом.На полу сумочки не было.И на ней тоже сумочки не было.Она просто пропала.Внутри у Шерри все похолодело. Она принялась вспоминать, где могла потеряться сумочка. Может, ее сорвало с плеча, когда она вывалилась из машины Тоби или когда перепрыгивала через бордюр разделительной полосы. Может быть, сумочка просто упала и валяется теперь на бульваре Винэс вместе со всеми пуговицами и ошметками кожи?А ведь ее запросто кто-нибудь подберет. И тогда всё – привет. Если уже не подобрали. Надо пойти и забрать ее! Шерри быстро затолкала блузку за пояс юбки. Но там же Тоби. Он меня схватит, если я попытаюсь добраться до сумочки. Она не стоит того, чтобы из-за нее умирать. Или быть изнасилованной. Или... А что, если он ее подберет? Хотя Шерри и заправила блузку в юбку, она все равно чувствовала себя полуголой. Стягивая края блузки, чтобы прикрыть голый живот, она вспомнила, где осталась сумочка.И аж застонала. Она уже у него. У Тоби. Глава 12 Именно там, где Шерри ее оставила. На полу в машине у Тоби, под пассажирским сиденьем.Шерри стало нехорошо. По-настоящему нехорошо – так, что аж затошнило.Она распахнула дверь в мужской туалет.Ни у раковины, ни у писсуара никого не было. Дверь в кабинку была заперта. На стене прямо у входа висели два торговых автомата. В одном продавались презервативы, как и рассказывал Тоби.Она вспомнила про пачку презервативов в сумочке. Тоби, наверное, уже давно их нашел. И презервативы, и все остальное. Деньги, кредитные карточки, права, ключи. Если ему стукнет в голову, он запросто может забраться ко мне в квартиру. И тогда... Даже страшно подумать, что тогда будет.Она толкнула дверь в кабинку. Дверь со скрипом отворилась, и Шерри увидела унитаз, набитый несмятой бумагой и коричневой водой. Никакой девушки не было и в помине.Она быстро отвернулась, чтобы не задохнуться от жуткой вони. Более или менее свободно она задышала только тогда, когда оказалась с обратной стороны двери с надписью «Для Мужчин». В коридоре никого не было.Она поспешила к женскому туалету. Там тоже не было ни души. Здесь были уже две кабинки, и обе пустовали. Один из унитазов выглядел достаточно чистым; рядом висел тощий рулончик туалетной бумаги.Шерри зашла в кабинку, закрыла дверь и заперлась на защелку.Защелка давала хоть какое-то ощущение защищенности. Хотя была слишком хлипкой, чтобы защитить от чего бы то ни было. Если бы кто-то всерьез вознамерился вломиться в кабинку, эта защелка его бы точно не удержала.А если бы вдруг паче чаяния удержала, то он запросто мог бы перелезть через стенку или пролезть под дверью. Давай делай свои дела и побыстрей уходи отсюда. Шерри сделала шаг назад к унитазу и вдруг почувствовала, что наступила носком в какую-то мокрую жижу. Она в отчаянии застонала.Едва не рыдая от омерзения, она нагнулась, залезла себе под юбку и стянула трусы.Больше всего она боялась, что в тот момент, когда она сядет на унитаз, в уборную ворвется Тоби.А я уже не смогу остановиться, подумала она. Я буду сидеть здесь и писать. С трусами, спущенными до колен. А он проскользнет под дверью, глядя на меня снизу вверх и при этом еще улыбаясь. Это ж сколько я выдула пепси. Надо сматываться отсюда, иначе я окажусь в западне. Наконец Шерри закончила.Она пошла к раковине, оставляя за собой мокрые следы от носка.Балансируя на одной ноге, она брезгливо стащила носок, стараясь не прикасаться к его промокшей части.И выбросила его в урну.Потом она подняла ногу, поставила ее в раковину и включила горячую воду. На стене рядом висел дозатор с жидким зеленовато-желтым мылом. Она набрала немного в ладонь.Намыливая ногу, она взглянула на себя в зеркало.Ее короткие волосы потемнели от пота и прилипли к вискам. На лбу красовался синяк, который поставил ей Тоби, когда ударил ее кулаком в первый раз. Видок, надо сказать, кошмарный. Лицо блестит. Взгляд пустой и измученный. Вообще никакой взгляд – как у зомби.Она повернула голову и взглянула на свое правое ухо. Мочка разорвана. Два куска плоти как будто склеены друг с другом запекшейся кровью.Шерри сполоснула ногу и поискала глазами бумажные полотенца.Здесь были только электрические сушилки.– Великолепно, – пробормотала она, опуская ногу на пол. Под ногой скрипнул песок. Слава Богу, хоть нет мочи. Будем надеяться. Она завернула кран с горячей водой и включила холодную. Склонилась низко над раковиной и набрала воды в сложенные чашечкой ладони. Сполоснула лицо и голову. Осторожно соскребла с шеи пятна засохшей крови. Потом набрала немного мыла на большой и указательный палец и аккуратно промыла мочку. Смыла мыло водой.Оглянулась на дверь в беспокойстве: не слишком ли долго она здесь возится? Пока вроде бы все нормально. Скорее всего он вообще не пойдет в кафе. Зачем ему так рисковать? Наклонившись ближе к зеркалу, она осмотрела ободранное плечо. Его будет сложно промыть без бумажных полотенец. Как, впрочем, и все остальные ссадины.Она подумала, что полотенца можно заменить туалетной бумагой. Идти обратно в кабинку? С одной босой ногой? – Ну уж нет, – пробормотала она.Потом ее осенило, что можно приспособить под это дело ее левый носок.Вот только есть ли у нее это время? А почему нет? Может быть, Тоби в конце концов надоест дожидаться ее у кафе и он вообще уедет. – Как же, блажен, кто верует, – произнесла она вслух.Но пока туалет находится в ее полном распоряжении. И Шерри решила, что ей все-таки стоит промыть плечо. Еще в школе, когда она была скаутом, их научили, что открытые раны нужно как можно скорее обработать водой и мылом, чтобы в них не попала инфекция. Тем более что в последние годы – спасибо любимому телевидению – у нее развился настоящий психоз в форме панического страха перед «бактериями, пожирающими плоть».Шерри сняла левую туфлю и левый носок. Нижняя часть носка пропиталась потом, но верхняя осталась более или менее сухой и чистой. Она подержала носок под горячей водой, капнула на него чуть-чуть мыла и осторожно протерла ссадину на плече. Сейчас я приеду домой, лягу в ванну и буду лежать целый час... Ключи остались у Тоби! Когда это все закончится, у него уже не будет никаких ключей. Но ничего не закончится, пока я не верну все обратно. И ключи... И Дуэйна? Нет уж, большое спасибо. Уж без него она как-нибудь обойдется. Она влипла в эту историю из-за него. Из-за того, что ему вдруг приперло опробовать презервативы на какой-то там шлюхе, которую он затащил к себе в фургон.Как он мог?! Ведь я ждала его дома, уже в постели и голая. Вот ведь скотина какая.Я думала, я ему небезразлична. У этой шлюхи, наверное, сиськи побольше моих. А у кого они меньше? – Да пошел он, – пробормотала она.На глаза навернулись слезы.Это надо же быть такой дурой. Мне бы дома остаться, в постели. Лежать бы спокойно, так нет. Я, значит, вся из себя разволновалась, поперлась его искать и наткнулась на славного парня Тоби.И сыскала себе приключение на задницу. И все почему? Потому что мой Дуэйн – гнусный предатель...Слезы текли по щекам. Шерри закончила протирать плечо, потом намылила и сполоснула остальные ссадины. Выжала носок, натянула его на ногу и впихнула ногу в туфлю.Ну и ладно, твердила она себе. Не больно-то и хотелось.Во-первых, Дуэйн не такое уж и сокровище. Я должна радоваться, что все закончилось. И больше всего радоваться тому, что я узнала, какой он лживый и мелкий подонок, еще до того, как у нас что-то такое сложилось. Так что можно считать, что мне повезло.Она рассмеялась и покачала головой.Да уж, действительно повезло, сказала она себе. Сегодня вечером я избавилась от двух грязных, поганых гадов. Правда, тоже не без эксцессов. Но все равно можно считать, что я отделалась легким испугом. Печальней стала, но мудрей. Слегка перефразированная цитата из поэмы Кольриджа «Сказание о старом мореходе».

– Цитатка к месту, – пробормотала она.Шерри утерла слезы, еще раз взглянула на себя в зеркало и покачала головой:– Ну и рожа.Склонившись еще раз над раковиной, она сполоснула лицо водой. Потом выпрямилась и закрыла кран. Постояла еще перед зеркалом, придирчиво оглядывая себя.По лицу стекала вода.Мокрая блузка прилипла к телу. На груди она опять разошлась. Шерри подтянула края поближе друг к другу и тяжко вздохнула.В дверь постучали.Шерри испуганно дернулась.– С тобой все в порядке? – спросил мужской голос.– Все отлично, – отозвалась она.– Тогда выходи. Все спокойно.– На двери вашего туалета написано «Для Мужчин». – Интересная мысль. Но я просто хочу сказать, что тебе больше не нужно прятаться. Он уехал.– Кто?– Тот толстый парень. Он уехал пару минут назад.Придерживая на груди блузку, Шерри приоткрыла дверь.За дверью стоял тот самый мужик. Тот самый! Внутри у нее все сжалось.– Я просто подумал, что тебе это будет небезынтересно, – сказал он.– Спасибо.– Похоже, у тебя проблемы.– Да так, по мелочи.– Может, я чем-то могу помочь.– Ой, не знаю. – Она покачала головой. – Но все равно, спасибо.– Знаешь что, – сказал он. – Давай ты сядешь ко мне за столик. Я угощу тебя кофе. Мы просто с тобой посидим. Похоже, тебе сейчас не помешает спокойненько посидеть и собраться с мыслями. Ты немного придешь в себя, а дальше уже будет проще. Ну вот. Из огня да в полымя. Но теперь, когда этот мужчина с ней заговорил, он не казался таким уж жутким. Его взгляд по-прежнему оставался настойчивым, а лицо – строгим и даже угрюмым. Но ничто не выдавало в нем намерения причинить ей боль.Если бы он собирался что-то такое сделать, он мог ввалиться ко мне в тот момент, когда я сидела на унитазе.– Наверное, я бы действительно не отказалась от чашки кофе, – сказала Шерри.– Вот и славно.Она пошла следом за ним. Проходя мимо окна, она выглянула на улицу. Машины Тоби уже не было на прежнем месте. Шерри быстро обвела взглядом кафе. Байкеры уже ушли, но сумасшедшая старуха и компания студентов так и сидели за своими столиками. Какой-то нескладный очкастый дядечка отходил от прилавка с подносом в руках.Тоби вроде бы не наблюдалось.– Мой столик вон там. – Седой мужчина кивком указал в дальний угол.– Я знаю, – сказала Шерри.– Знаю, что знаешь, – усмехнулся он. – Сейчас принесу кофе. Можешь идти садиться. Я сейчас подойду.– Ага.Он направился к прилавку, а Шерри пошла к его столику. Там все еще стоял его стаканчик с остывшим кофе и валялось несколько смятых салфеток. Вторая половина столика была чистой. Шерри уселась лицом к окну.Повертела головой, высматривая машину Тоби.До самого конца квартала не было ни одной машины, припаркованной у тротуара.Да. Похоже, он и вправду уехал.Но Шерри это не нравилось.Очень не нравилось.Все-таки лучше, когда ты видишь машину на улице. Видишь, что он сидит за рулем... и точно знаешь, где он. Глава 13 Мужчина вернулся к столику с подносом в руках. На подносе стояли два пенопластовых стаканчика с кофе, два пакетика сливок, несколько бумажных пакетиков с сахаром и заменителем сахара, две маленькие красные ложечки и несколько салфеток. Мужчина поставил поднос перед Шерри.– Давай угощайся.– Спасибо.Он уселся напротив и взял один стаканчик себе.– Здесь у них неплохой кофе. И кормят вкусно.– Да.Нельзя сказать, чтобы он улыбнулся, но в уголках его глаз брались смешливые морщинки.– Ты не волнуйся.– В смысле?– Из-за меня, я имею в виду. Ты на меня так смотрела, будто я – Чарли Мэнсон какой-то. Это что, было настолько заметно? Шерри покраснела и опустила глаза:– Ну так... и ты на меня смотрел... и меня это нервировало.На этот раз он рассмеялся.– Я многих нервирую. – Он взял с подноса сливки, содрал крышку и вылил их в кофе. – Но я не нарочно. Просто мне нравится жить вот так – с открытыми глазами. Столько всего интересного можно увидеть.Придерживая на груди блузку, Шерри потянулась к стаканчику кофе и подняла его с подноса.– Кстати, меня зовут Джим.– Меня – Шерри.– Шерри. Как в «Шерри-бэби»?– Ага.– Тебя назвали в честь песни?Она кивнула.– Родителям она очень нравилась.– Классная песня. «The Four Seasons». У них было много хороших песен. Тебя тогда еще не было.– У меня есть их компакт.Джим надорвал пакетик сахара и высыпал его в кофе.– А у меня они есть на виниле. Потому что я – старый гриб.Он улыбнулся и прищурил глаза. Шерри фыркнула от смеха.– А старый гриб – это сколько? – спросила она.– Пятьдесят два.– Многовато.– И не говори.– А тебе разве не пора спать?Он рассмеялся.– Вообще-то надо бы. Ты права. – Он размешал сахар у себя в стаканчике. Потом улыбнулся и заглянул Шерри в глаза: – Хочешь мне рассказать, что у тебя приключилось?– Не знаю. – Шерри отпила кофе. Он был горячим и горьким. – По-моему, ты говорил, что у них здесь хороший кофе.– Тебе нужно выпить его как лекарство.– Да, наверное. – Шерри взяла с подноса пакетик сливок.Пока она отрывала крышечку, Джим сказал:– Я уже видел вас здесь сегодня. Вдвоем.– Я знаю, – сказала Шерри.– Я знаю, что знаешь.Она вылила сливки в кофе.– Он помогал мне искать одного человека. То есть, я думала, что он мне помогает. – Она размешала сливки, и кофе стал светло-коричневым. – А потом оказалось, что он меня обманул. Когда мы отсюда вышли, он начал вести себя... странно.– Приставал?– Ага. Но сначала ударил меня пару раз. Сорвал сережку. – Она повернула голову, демонстрируя Джиму разодранное ухо. – А потом... он набросился на меня. Всячески лапал и все такое. Пытался меня куда-нибудь завезти, чтобы со мной переспать. А потом я сбежала.– А что за парень, вообще?– Его зовут Тоби. Тоби Бумс.– Тоби Бумс? – Ага.– Он что, клоун в цирке?Шерри чуть не рассмеялась.– Я думаю, он больной. У него с головой явно не все в порядке. Но вообще-то я его почти и не знаю. – Она взяла пакетик с сахаром, надорвала его и высыпала в кофе. – Можно сказать, что мы только сегодня и познакомились. Я пару недель назад заменяла учителя в школе. И он, кажется, был у меня в классе. Но его я не помню. Я только помню его имя в журнале.– Такую фамилию трудно забыть.– Да уж.– Так ты – учительница.Она кивнула:– Работаю на подменах. Я, по-моему, понравилась Тоби. – Она размешала сахар. – Как я понимаю, он повсюду за мной следил. Он знает, где я живу. И где живет мой друг. Бывший друг, уточнила она про себя.– И у него осталась моя сумочка. Я умудрилась оставить ее в машине, дура такая.Джим нахмурился и кивнул.– То есть у него теперь есть ключи от твоей квартиры.– И не только ключи. У него теперь все. А у меня ничего. Только вот то, что на мне. Жалкое подобие одежды.– И я.– В смысле?– У тебя есть еще я, – сказал Джим. – Я тебе помогу, Сделаю все, что смогу.– Спасибо.– Так, давай по порядку. Ты сильно поранилась?– Да нет, ерунда. Только царапины и синяки.– Тут есть травмпункт совсем рядом. Давай я тебя туда отвезу.Она отрицательно покачала головой.– Не нужно.– Ты уверена?– Абсолютно. Кроме того, я сейчас не могу зависать в травмпункте. Мне надо скорее разобраться со всем, что случилось. По горячим следам.– И как ты себе это представляешь?– Не знаю. – Она взяла свой стаканчик и отпила немного кофе. Теперь, со сливками и сахаром, он немного напоминал по вкусу теплое какао. – Я понятия не имею, где сейчас Тоби. Но где-то он точно есть. Потому что мне что-то подсказывает, что на сегодня он еще не успокоился. Плюс к тому у меня пропал друг. А может, и не пропал. Я должна это выяснить. Но я не хочу еще раз нарваться на Тоби.– От Тоби я тебя уберегу, – сказал Джим.А кто меня убережет от тебя? – подумала Шерри. Он вроде бы неплохой человек. Но Тоби тоже казался вполне нормальным. Вплоть до того момента, пока не врезал мне по лицу.Кто даст гарантии, что Джим не окажется еще хуже Тоби.– Я просто не знаю, что делать, – сказала она.– Можно в полицию позвонить, для начала.– Когда я в последний раз пыталась позвонить, телефон не работал. В любом случае я пока не хочу вмешивать в это дело полицию. Они должны будут выяснить всё. А некоторые детали... ну, это будет довольно противно...Она представила себе, как будет рассказывать обо всем полицейским. Понимаете, моему приятелю пришлось срочно ехать в «СПИД-ди-Март» за презервативами. Либо так, либо врать. А врать ей не хотелось. Особенно полицейским. Любой парень, услышав правду, тут же представил бы ее голой. И с этого знаменательного момента он бы только и думал: а какая она, интересно, в постели и хорошо ли с ней трахаться. Это было бы унизительно, да. Но при всем том она бы еще и выставила себя полной дурой. Копы бы точно подумали, что она идиотка, раз села в машину к Тоби. Ты этого парня не знаешь и садишься к нему в машину, и едешь с ним неизвестно куда посреди ночи?! А когда она им расскажет, что ее едва не изнасиловали, их фантазия вообще разыграется так, что держись. – Они могут подумать, что я сама напросилась, – сказала она Джиму. – То есть никто меня не заставлял лезть к Тоби в машину. И прикид у меня... м-да. Меня еще арестуют за проституцию.– Ты классно выглядишь. Жалко, что блузка порвалась.– Прямо светоч чистоты и невинности, – усмехнулась она.– Ты же не виновата...– Короче, полицию лучше не впутывать в это дело. Обойдется себе дороже. Даже если Тоби поймают... – Шерри покачала головой. – Я хочу, чтобы это закончилось. Я не хочу, чтобы об этом узнали. Не хочу, чтобы меня допрашивали, не хочу подавать заявление, не хочу проходить медицинское освидетельствование. А если Тоби посадят в тюрьму?! Я не хочу все эти годы трястись от страха и думать, что он со мной сделает, когда выйдет на свободу. Я просто хочу со всем этим покончить. Раз и навсегда.– И как ты себе это представляешь? – спросил Джим.– Не знаю. Но я точно знаю, что не хочу впутывать в это дело полицию. Пусть все останется между нами – между мной и Тоби.– Ну что ж... если хочешь, я тоже не буду лезть. Но вообще-то, я готов помочь. Сейчас ты в беде. И потом, ты же не знаешь... может, Тоби тебя где-нибудь поджидает. И ты хочешь уйти отсюда одна? Ты хорошо подумала?Шерри посмотрела в окно. Широкий, хорошо освещенный бульвар Винэс был похож на взлетную полосу – на пустую взлетную полосу посреди ночи, когда нет рейсов и ни один самолет не приземляется и не взлетает.Лишь листья и мусор неслись вдоль по улице, подгоняемые ветром.На той стороне бульвара шатались деревья.Машины Тоби нигде не видно.Ни одного прохожего на тротуарах.Она посмотрела Джиму в глаза.– Похоже, ты меня до сих пор боишься, – сказал он.– Я тебя не знаю. Именно так я и влипла в историю с Тоби. То есть, ты вроде бы славный парень, но... откуда я знаю, что ты не маньяк, который прикидывается классным парнем.Он нахмурился и серьезно задумался.– Да, все правильно. Наверняка ты этого знать не можешь. Так что придется довериться собственным выводам.– В последнее время у меня как-то плохо с выводами. Насчет мужчин я вообще пролетаю конкретно.Он неожиданно улыбнулся.– Я знаю, как мы поступим. – Он сунул руку в передний карман брюк. Шерри услышала тихое позвякивание. Он извлек на свет связку ключей, отцепил от брелока какой-то маленький пластмассовый приборчик и передал его Шерри через стол.– Это что?– Это пульт от моей машины. Управляет сигнализацией и дверьми.– А мне он зачем?Джим отстегнул один ключик и передал его Шерри.– Это ключ зажигания.– Джим?– Бери мою машину, – сказал он.– Что?! – Она стоит здесь, на стоянке. Синий «сатурн». Бери его и езжай, куда тебе надо. Я пешком доберусь. Мне тут близко.– Ты хочешь сказать, ты отдаешь мне свою машину... и я могу ехать сама, без тебя?!– Конечно. Делай, что считаешь нужным. А я вполне обойдусь без машины какое-то время.– Ты что, серьезно?!– Потом, когда решишь все свои проблемы, можешь оставить машину у моего дома. Адрес там, в бардачке.– Я не могу взять твою машину.– А я хочу, чтобы ты ее взяла.– Никто не дает незнакомым людям ключи от своей машины. Ты же меня не знаешь. А если я ее не верну?– Вернешь, – сказал он.– Откуда ты знаешь?– Ты не воровка.– Ты судишь по внешнему виду?Он наклонил голову в сторону, прищурился и посмотрел на нее. В глазах у него плясали веселые искорки.– Наверное.– Мы вот что сделаем. – Шерри переложила пульт и ключ зажигания на его край стола. – Ты сам поведешь машину. Глава 14 – Подожди здесь, – сказал Джим. – Я пойду гляну, что там на стоянке. Все ли спокойно.Он толкнул дверь и вышел в ночь.Шерри осталась внутри.Джим вернулся секунд примерно через пятнадцать и открыл Шерри дверь.– Его там нет. Готова ехать?– Готова.Джим быстрым шагом пошел к машине, сгорбившись и пряча лицо от ветра. Шерри побежала за ним, одной рукой держа блузку, другой прижимая юбку. Горячий ветер бросался песком, который больно врезался в ее обнаженную кожу и открытые раны.Джим остановился у небольшого темного автомобиля. Пригнувшись, открыл правую дверцу. Шерри уселась в машину.– Куда? – спросил Джим, усаживаясь за руль.– Может, в «СПИД-ди-Март» на Робертсон?Джим включил зажигание.– Как ехать?– Через Аэродром.Он задним ходом проехал через стоянку и повернул направо.Сегодня такое со мной уже было, подумала Шерри, и ей стало нехорошо, хотя она знала, что здесь нет левого поворота.– Нам надо в другую сторону, – сказала она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я