https://wodolei.ru/catalog/drains/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В который уже раз. Он постоянно поглядывал на часы все то время, пока они с Питом сидели на кухне и пили пепси. Он не смотрел на часы, только когда выбегал во двор за стаканом и Питовой книжкой. Вернувшись, он плюхнулся на кресло и сразу уставился на часы.В этот раз он поморщился и сказал:– Она там уже очень долго.– Моя мама из ванной выходит не раньше, чем через час.– Моя тоже, – сказал Джеф. – Но она там сидит уже почти полтора часа, а ты сам видел, в каком она состоянии. По-моему, надо бы посмотреть, все ли в порядке. Вдруг она потеряла сознание или еще чего.– Может, еще подождем немножко?– Пока она не утонет?Он не добавил: «Как моя сестра». Но Пит все понял по его глазам.– Ну хорошо, – сказал он. – Хотя бы в дверь постучать мы можем.Они разом сорвались с места, выбежали из кухни и бросились по коридору к ванной комнате для гостей. Там они замерли и прислушались, чуть ли не прижимаясь головами к двери.Пит ничего не услышал.Джеф покачал головой.Пит тихонечко постучал в дверь. Ответа не было.– Чери? У тебя все в порядке?Тишина.Он посмотрел на Джефа.– По-моему, нам лучше войти, – прошептал Джеф.– Да, наверное. Только...– Немедленно.– Хорошо.Пит потянулся к дверной ручке, но ручка вдруг повернулась сама. Щелкнула задвижка. Он дернулся от неожиданности. Джеф замер. Дверь распахнулась, и из ванной пахнуло теплом и влагой. В клубах пара в дверном проеме возникла Чери.– Привет, ребята, – сказала она.Она была голой. То есть абсолютно. Вода капала на пол с ее обнаженного тела, чистого и сияющего. Пит с Джефом уставились на нее. Она даже и не пыталась чем-нибудь прикрыться. Она хоть понимает, что она с нами делает?! Пытаясь смотреть ей в лицо, а не куда-то еще, Пит промямлил:– Э... Мы уже начали волноваться. Хотели проверить... все ли с тобой в порядке.– Мне уже лучше, – сказала она. – Спасибо.– Ты и выглядишь лучше, – сказал Пит, а потом покраснел и поспешно добавил: – То есть ты же была полумертвая... а теперь ничего... очень даже бодрая.– Я так понимаю, ты не утонула, – подытожил Джеф.– Нет.– Очень рад. Нам бы не хотелось тебя потерять.– Вы мне поможете? – спросила она.– Конечно, – с готовностью отозвался Джеф.– Что ты хочешь, чтобы мы сделали? – спросил Пит.– Может, нам тебя вытереть для начала? – предложил Джеф. Она покачала головой.– Нет. Это больно. Я сама высохну... так.– Только не здесь. Здесь, потому что влажно, – сказал Пит. – Может, пойдем в гостиную?– Да, – согласилась она.– Или пойдем на улицу, – сказал Джеф. – Там солнце и ветер. Там ты быстрее высохнешь.Пит нахмурился.– Ну, не знаю. Может, нам лучше остаться в доме. А то вдруг ее кто-то увидит.– Никто ее не увидит.– Вряд ли, конечно, но...– На улицу, – сказала Чери.– Конечно, – сказал Пит. – Если ты этого хочешь.– Да.Он пытался улыбнуться и почувствовал, что у него дрожат губы.– Хочешь, чтобы я тебя вынес?– Спасибо. Я ее хочу, чтобы ты надорвался. Я...– Я тебя вынесу, – предложил Джеф, улыбаясь во все тридцать два зуба и краснея до самой шеи. – Я сильный прыщ, хоть и мелкий.– Ты меня точно уронишь.– Нет!– Я дойду сама. Спасибо.– Нужно что-нибудь взять с собой, – сказал Пит.Он протиснулся в ванную боком, чтобы не задеть Чери.Она повернулась и шагнула к столику.Пит задержался перед пустой ванной. Бикини висели на кранах. Он задумался, как ей удалось их снять.Скорее всего снимать легче, чем надевать.Он повернулся к аптечке. Зеркало запотело, и только в самом низу на стекле осталось чистое место. Он увидел в нем отражение своего живота и плавок. Плавки были свободные, но оттопыривались они вполне очевидно.А если Чери заметила? Как она могла не заметить?! Он покраснел, открыл шкафчик, достал оттуда пластиковую бутылочку с перекисью водорода, банку с бинтами и коробку с пакетиками неоспорина. Удерживая все это в одной руке, он взял с другой полки новую пластиковую коробку с ватными шариками. Поставил ее на край раковины и потянулся за марлей.– Помочь? – спросила Чери.Она стояла, прислонившись к столику и опираясь правой рукой о его кафельную поверхность. Край столика врезался в ее бедро. Пит поднял глаза и посмотрел ей в глаза.– Джеф мне поможет, – сказал он.– Конечно. Чего помочь?Чери взглянула на Джефа и улыбнулась.– Иди сюда и помоги мне донести все эту ерунду.– Уже иду. – Джеф проскользнул мимо Чери: – Очень извиняюсь.Пит заметил, как оттопырились плавки Джефа.О Боже, подумал он. Мы оба здорово облажались. Это просто безумие.А чего тут безумного?! В наличии имеется парочка сексуально озабоченных подростков и красивая девушка, которая стоит перед ними голая.Причем девушка просто суперская. Или была бы суперская, если бы ее так не отделали. Черт, она все равно суперская. – Вот, возьми, – сказал он и протянул Джефу коробку с ватными шариками, марлю и пластырь. – Думаю, этого хватит.– А ножницы? – спросил Джеф.– Ой, да. – Пит шагнул к столику и нервно улыбнулся Чери. – Они здесь.– Я тебе не мешаю? – спросила Чери.– Нет. Нет. Все нормально. Просто они лежат здесь, в ящичке.Он посмотрел на ящичек, который располагался в опасной близости к бедру Чери. Пит очень старался, чтобы его взгляд не блуждал где не нужно.Он остановился, не доходя до столика пару шагов, протянул руку и выдвинул ящик. Он смотрел в ящик, но просто не мог не видеть голый живот Чери. Ее мокрая кожа сияла в капельках воды.Не смотри туда, сказал он себе. Я не смотрю! Сосредоточенно роясь в ящике, он все-таки краем глаза увидел, как кудрявые мокрые волосы у нее на лобке липнут к розовой коже.Он нашел ножницы и высоко поднял их над головой:– Есть!Он задвинул ящик.– Ну что, мы идем? – спросила она.– Идем.Она оторвалась от столика и повернулась к двери. У нее на бедре остался красный отпечаток от острого края. Он был глубже и темнее остальных ран, разбросанных у нее по спине, по бедрам и ногам.Пит обернулся и встретился взглядом с Джефом.Джеф поднял брови.Пит сердито покачал головой.Они вышли в коридор вслед за Чери. Джеф обогнал ее и сказал:– Я пойду впереди и открою тебе дверь.– Спасибо.Но Джеф не спешил бежать открывать дверь. Он остановился в паре шагов впереди и обернулся к Чери:– Ну, как ты? Нормально?– Получше.Намного лучше, подумал Пит. Она хромала, она была вся напряженная, но при всем том она держалась на ногах значительно тверже, чем раньше.После темного коридора гостиная показалась особенно светлой.Пит вдруг заметил, что раны у нее на спине складываются в определенный рисунок. Как будто среди беспорядочных ссадин, порезов и синяков, кто-то нарисовал у нее на спине некий секретный код из десяти – двенадцати узких полос. Алой губной помадой. Только эти полосы были блестящими и кровоточили.У Пита встал в горле комок.– Господи, – пробормотал он.Чери чуть повернула голову, но не обернулась.– Тебя кто-то порол? – Что? - выпалил Джеф.– У нее на спине... как будто ее пороли. Джеф уже почти дошел до двери, но вернулся, чтобы посмотреть. Он встал рядом с Питом и покачал головой:– Блин.– Чем тебя били, Чери?Она обернулась, посмотрела на них и сказала:– Ш-ш-ш.Они замолчали.Она что-то услышала? – подумал Пит, напряженно прислушиваясь.– Что такое? – прошептал Джеф.– Шшшерри, а не Чери.– Что? – переспросил Джеф.– Ага! Я понял! – воскликнул Пит. – Ее зовут Шерри!– Да.– Не Чери? – уточнил Джеф.– Шшшерри, - сказал Пит.Шерри кивнула, едва заметно улыбнулась, отвернулась и захромала в сторону стеклянных дверей.– Я открою, – сказал Джеф, бросившись вперед.Переложив коробку с ватой в левую руку, он отодвинул дверь в сторону.Шерри вышла на свежий воздух и пошла к столику у бассейна. Пит и Джеф топали следом.– И чего теперь? – спросил Пит.Она покачала головой, оттащила от стола одно из кресел, повернулась к нему спиной, согнула колени, схватилась руками за алюминиевые ручки и медленно опустилась на пластиковое сиденье. Она уселась на самом краешке и не стала разваливаться.– Давайте все сюда, – сказала она.Они подошли к ней.– Начнем с... перекиси водорода, – сказала она. – Намочите вату. Обработайте... все открытые раны.Мы не сможем обработать все раны, подумал Пит. Если ты будешь сидеть.Но решил не говорить об этом вслух.– Запросто, – сказал Джеф.– Хорошо, – сказал Пит.Это круто, подумал он. Мы опять будем к ней прикасаться.– Потом... Я не знаю. Посмотрим, нужны ли бинты. Где-то нужны, я думаю. – Она подняла глаза и улыбнулась. – Ребята... Вы такие милые.Пит почувствовал, что краснеет. В который раз.– Мы просто хотим помочь, – выдавил он.– Нам очень хочется тебе помочь, – сказал Джеф.– Я знаю... это тяжело. Простите меня.– Ты ни в чем не виновата, – сказал Пит. – Так что не извиняйся.– Вот-вот, – согласился Джеф. – И ничего нам не тяжело. Мы даже рады.Пит сердито взглянул на него.– Чему тут радоваться?– Просто... старайтесь, чтобы все это вас... не смущало. Ладно? – сказала Шерри.– Джефа ничем не смутишь.Она посмотрела Питу в глаза.– И ты тоже не смущайся, ладно? Это нормально, когда... ну, понимаете, когда вы смотрите на меня в таком виде. И трогаете меня. Блин, у вас же просто нет выбора.Он попытался улыбнуться.– Похоже, что нет. Учитывая обстоятельства.– Так что... не переживай из-за этого. И то, что вы... ну, ты понимаешь, что вы возбуждаетесь... это тоже нормально.Пит покраснел так сильно, что ему показалось, что у него от лица пошел дым.– Это нормально, – повторила Шерри. – Хорошо?– Хорошо, – пробормотал он.– Ну что, вы готовы? – спросила она.– Кто спереди, кто сзади? – спросил Джеф.Шерри встала с кресла:– Делите. Глава 40 Тоби долго плескался под душем. Потом он оделся и пошел искать Сида.Шторы в комнате брата были задернуты, и поэтому там было сумрачно, хотя на улице солнце светило вовсю. Сид развалился в кресле перед телевизором со стаканом «Кровавой Мэри» в руке. На экране обмазанный маслом, блестящий качок демонстрировал со сцены свои мощные мускулы под аккомпанемент песни: «Мачо Мэн».На парне в «ящике» были узенькие белые плавочки. Сид был в плавках под пятнистого леопарда. У Тоби вдруг все внутри похолодело, но он все-таки выдавил из себя:– Когда займемся машиной?– Иди на фиг, – ответил Сид.– Но...– Не видишь, я занят.– Мы, что, так и оставим машину там?– Я не собираюсь из-за тебя портить себе день.– А может, ты просто дашь мне ключи? Я схожу заберу машину...– Иди ты к черту. Убирайся отсюда и оставь меня в покое.– Ты обещал.– Ни хрена я не обещал.– Сид! – Еще одно слово, и я точно порву тебе задницу.Тоби замолчал и пошел к выходу.– Мешок с салом хренов, – пробормотал Сид.Внутри у Тоби все перевернулось внутри. Но он промолчал и вышел из комнаты.И пошел искать Дону.Обычно в это время, если Доне не надо было бежать по делам, она загорала у бассейна.Тоби вошел в гостиную. Шторы раздвинуты, комната залита лучами солнечного света. Он подошел к стеклянным дверям и выглянул на улицу.Дона лежала на животе на одном из шезлонгов.Тоби открыл дверь, вышел из дома, бесшумно задвинул ее за спиной и молча направился в сторону Доны.Дона развязала лифчик, чтобы на спине не осталось полосок. На ней были только зеленые купальные трусики. Наверное, она намазала спину маслом для загара. Коричневая кожа блестела. Если бы не многочисленные синяки, она бы выглядела просто супер. Как пятна грязи, сизые кровоподтеки красовались у нее на руках, на груди и на левом бедре.Тоби присел рядом с ней.Голова Доны была повернута в его сторону. Он видел ее правый глаз. Глаз был закрыт.– Дона? – тихонько позвал он. Веко дернулось, и глаз открылся.– Уходи, Тоби, – сказала она хриплым голосом, как это бывает со сна.– Послушай, Сид разве не говорил, что сегодня утром он сделает дубликат ключей?– Я не знаю. Не впутывай меня в это дело. Уходи. Тебе нельзя здесь находиться.– Это и мой дом тоже.– Если Сид тебя здесь застукает, он побьет нас обоих.– Пусть он катится к черту.– Ты давай катись к черту, ладно? – Она подняла голову с подстилки и злобно взглянула на него. – Я серьезно, Тоби. Когда я здесь загораю, я должна быть одна. И ты это знаешь. Он не хочет, чтобы ты на меня смотрел. И, если честно, я тоже.– Я никому ничего не делаю, – сказал он.– Я здесь не для твой радости. Я – девушка Сида, а не твоя. Так что давай, катись отсюда.– Мне казалось, что ты неплохо ко мне относишься.Она сердито надула губки:– Слушай, иди отсюда, пока он тебя не застукал.– Он не застукает. Он качков смотрит по телику.– Мне плевать. Убирайся.– Это ты должна убираться. Почему ты с ним живешь, если он постоянно тебя избивает?– Он не постоянно меня избивает. И вообще, это не твоего ума дело.– Если бы ты была моей девушкой, я бы тебя никогда не бил.– Но я не твоя девушка, Тоби. Так что...– Я бы с тобой обращался очень хорошо.– Конечно. Только я никогда не была бы твоей девушкой, Тоби.– Почему нет? – спросил он.У него внутри все сжалось, потому что он уже знал ответ, еще до того, как она сказала:– Посмотри на себя в зеркало.– Очень приятно. – Он был раздавлен ее ответом.– Ну, так ты собираешься уходить?– Да. Разумеется. Прости, что я тебя побеспокоил.Дона молча опустила голову на подстилку и закрыла глаза.– Пока, – сказал Тоби.Она не ответила.Утром Тоби оставил пистолет Шерри в фургоне, чтобы не вносить его в дом. А сам фургон он бросил на стоянке в нескольких кварталах отсюда.Ему не хотелось туда тащиться.Кроме того, ему не хотелось, чтобы соседи услышали выстрелы.Поэтому он вошел в дом, взял связку ключей, быстро вышел на улицу и открыл гараж. Нашарил рукой выключатель. Над головой зажужжала флуоресцентная лампа, зажегся свет.Машин в гараже не было.В день, когда хоронили родителей, Сид отогнал «мерседес» и «мустанг» на зады гаража, а сам гараж переделал в гимнастический зал с новейшими тренажерами и зеркальными стенами.Но верстак он оставил на месте.Порой ему нравилось поработать над чем-нибудь, кроме собственной мускулатуры.И он очень гордился своим набором инструментов.По пути к верстаку Тоби взглянул на себя в зеркало.Зрелище было просто омерзительное. Я – мешок с салом хренов, все правильно. Неудивительно, что все меня ненавидят. На верстаке стояла новая Сидова дрель, Black&Decker последней модели на двенадцативольтовой батарее. Из патрона торчала маленькая пузатая отвертка.Тоби повернул патрон и вытащил отвертку.А на ее место вставил сверло диаметром примерно в полдюйма и длиной дюйма в четыре. Туго закрутил патрон. Покачал сверло. Оно держалось прочно. Он улыбнулся.Положил дрель на верстак. Дрожащими руками стянул с себя всю одежду. На крючке над верстаком висел перочинный нож. Тоби снял его, вытащил ногтем стальное лезвие – острое как бритва – длиной в дюйм и положил нож на верстак рядом с дрелью.В шкафу Тоби нашел садовые перчатки. В основном это были старые мамины перчатки, которые были слишком малы для Тоби. Но он обнаружил и несколько пар побольше. Обычно их надевал отец, когда шел копать ямки для кустов, и Тоби их тоже несколько раз надевал, когда отец заставлял его хоронить животных. Ты убил их, больной придурок, ты и хорони. Больной придурок, подумал Тоби. Классное прозвище для родного сына.– А теперь угадайте, кто будет смеяться последним, – сказал он вслух, надевая на руки большие матерчатые перчатки.Потом взял в руки нож и дрель.Он был абсолютно голый, не считая перчаток.На обратном пути он еще раз взглянул на себя в зеркало.– Больной придурок за работой, – сказал он своему отражению.Он улыбался, но его губы дрожали. Казалось, он весь дрожит, хотя в зеркалах этого не было видно. В зеркалах он выглядел спокойным и нисколечки не встревоженным.– Это просто безумие, – сказал он и хихикнул.Тоби открыл дверь в дом и сразу услышал музыку и голоса из телевизора. Он пошел прямиком в комнату Сида. Его ноги дрожали. Прежде чем переступить через порог, он спрятал руки за спину.Сид так и сидел, развалившись в кресле. В своих пятнистых плавках под леопарда, с «Кровавой Мэри» в руке. Он оторвал взгляд от экрана, обернулся к Тоби и с удивлением вытаращился на него.– Ты что, с дуба рухнул? – спросил он резко.– Да нет. Просто подумал, что ты, может быть, у меня отсосешь, – сказал Тоби.– ЧТО?!– Давай, возьми его, крошка.– Да я тебя просто убью, уродец ты жирный! - заорал Сид.Он грохнул стаканом о столик, вскочил на ноги и бросился к Тоби.Тоби спокойно его поджидал.Он заметил, что в глазах брата мелькнуло сомнение. Наверное, странно ему, что я стою и вроде бы не боюсь. А может, пытается угадать, что у меня за спиной. Но сомнение – если оно и было – длились всего лишь секунду, а потом злобная ярость вновь захватила Сида целиком. Ярость и непрошибаемая самоуверенность. Потому что, в конце концов, что этот маленький жирный гаденыш сделает против него, воплощения силы и ловкости?!Сид зарычал и протянул к Тоби обе руки, готовясь его схватить.Тоби вытащил из-за спины дрель и нажал на выключатель. Дрель пронзительно завизжала. Тоби поднял ее повыше и вонзил четырехдюймовое сверло Сиду в глаз.Сид взвыл, точно раненый зверь, врезался в Тоби и сбил его с ног.Тоби рухнул на пол, Сид упал на него.Сверло так и осталось у Сида в глазу.Тоби надавил пальцем на выключатель.Пронзенный глаз дрожал, как желе, и брызгался буквально в дюйме от лица Тоби. Дрель продолжала визжать.Сид бился с такой зверской яростью, что Тоби больше уже не мог удерживать дрель неподвижно. Она дергалась из стороны в сторону, раззенковывая глазное гнездо. Через секунду от глаза уже ничего не осталось. Кровь хлестала из раскромсанной дырки, заливая и дрель, и лицо и руки Тоби.Выключатель стал скользким от крови. Палец Тоби все-таки соскочил. Дрель затихла.Сид тихонько скулил и дрожал.Тоби медленно вытащил сверло из залитой кровью глазницы.– Ну, как тебе яблочки? – спросил Тоби.Сид молчал.– Я задал тебе вопрос, – сказал Тоби.Сид ничего не говорил, только дергался и выл.– Что такое? У тебя бананы в ушах?Так и не дождавшись ответа, Тоби воткнул четырехдюймовое сверло в левый глаз Сида и нажал на выключатель. Инструмент заработал, Тоби медленно надавил на сверло.Сид забился и заорал. Глава 41 Шерри опять, села в кресло, чтобы Питу было удобнее смазывать ей голову перекисью водорода.– Что тут с тобой делали? – спросил он.– Дубиной били.– Нормально.– Я думала, он меня пристрелит... но все-таки не пристрелил. Почему-то.Пит отодвинулся, уступая место Джефу, который подошел, чтобы смазать ей рану неоспорином.Шерри дернулась, когда он провел пальцем с мазью по ране.– Осторожнее, – сказал Пит.– Все в порядке, – сказала Шерри. Пит сел перед ней на корточки, намочил еще один ватный шарик в перекиси и протянул руку к ее лицу.– Я встану, – сказала она, – так будет удобнее.– Да, наверное. – Пит отступил назад.Шерри взялась руками за подлокотники кресла. Она медленно оттолкнулась, вздрогнула и поморщилась. Потом отпустила кресло и сделала несколько шагов вперед, прихрамывая, как старуха.– Легче сказать, чем сделать, – сказала она, выпрямляясь.– Все нормально? – спросил Пит.– Нормально. Давай, я готова.– Я тоже, – сказал Джеф, который стоял рядом с баночкой неоспорина в руках.Так нечестно, подумал Пит.– Слушай, Джеф, – сказал он. – Может, сначала мы вместе ее обработаем перекисью?– Давай ты будешь перекисью, а я – за тобой с этой кашицей. Как конвейер. Вот сволочь. Ладно, не стоит заострять на этом внимание, подумал он. Шерри может догадаться, почему я хочу мазать ее этой мазью.– Ладно, уговорил.– Ты первый, я – за тобой. Блин! – Хорошо, – повторил он. – Давай так.Он подошел к Шерри и принялся обрабатывать ссадины у нее на лице, макая ватные шарики в перекись. Потом он смазал ей шею и плечи, потом – верх спины. Когда он заканчивал с определенным участком, Джеф его смазывал мазью. Трогая ее всю. Пит старался не обижаться. Джеф здесь вообще посторонний. Если бы он не приперся сегодня утром, она могла бы достаться мне одному. Да, конечно. Только вся штука в том, что он-то ее и нашел. Если бы он не пришел – и не завел бы всю эту возню с моей книгой, – я бы вообще никогда не узнал, что она лежит там, за домом. И еще неизвестно, что бы с ней тогда сталось. Она могла там умереть. Пит вдруг обнаружил, что он пригнулся и пристально смотрит на левую грудь Шерри. Помимо синяков, на ней было много кровавых царапин.– А как... э... здесь? – спросил Пит.Она посмотрела вниз.– Давай.– Точно?– Ага. Давай.Джеф кашлянул и сказал:– Если туда попадет инфекция, это будет погано.Пит покосился на него.– Хочешь, я сделаю? – спросил Джеф.Пит промолчал, опустил голову и капнул перекисью водорода на новый ватный шарик. Смазал царапины на груди Жидкость шипела и пенилась, соприкасаясь с ранами. Пит протер сосок, чувствуя его напряженную твердость через мягкий комочек ваты.Потом он присел пониже и осмотрел глубокий кривой порез под грудью. Кровь из него не текла, но на вид он был глубже всех остальных ран.– Парень работал бритвой? – спросил он.– Ножом.Джеф присел рядом, взглянул на рану и покачал головой:– Ну и ну.– Но он не очень глубокий, – заметил Пит.– Он просто хотел... привлечь мое внимание.– Придурок гребаный, – пробормотал Джеф.Пит осторожно провел по порезу ватным шариком, потом сдвинулся в сторону и принялся обрабатывать другую грудь Шерри.– Кто это сделал? – спросил он.– Один парень.– Мы догадались, – сказал Джеф.– Твой знакомый? – спросил Пит.– Типа того.Пит покосился на Джефа, который трогал ее сосок кончиком пальца, намазанным жирной мазью. Боже! – Попадись он мне, я его просто убью, – сказал Джеф.– И я тоже, – сказал Пит.– И я, – сказала Шерри.– Порвем ему задницу, – сказал Джеф.Закончив с грудью, Пит перешел на живот и бока.– Ты знаешь, как его зовут? – спросил Джеф.Пит присел на корточки и заглянул Шерри между ног. Там было несколько кровавых ссадин. Нужно ли спрашивать разрешение? Ты же знаешь, что она скажет, сказал он себе.Просто делай, что должен.Он капнул перекисью на новый шарик, вытянул руку и осторожно смазал рану. Шерри дернулась.– Извини, – сказал он. – У тебя там какие-то порезы.– Да... он кусал меня.– Здесь?!– Ага.Пит застонал.– Ну и дела, – пробормотал Джеф.– Продолжай, – сказала Шерри.Пит провел влажным шариком по мягким краям раны и подумал: О Господи. Мне даже не верится, что я действительно это делаю. И она мне разрешает. Закончив с ранами там, он занялся правым бедром.Джеф занял его место.Пит украдкой наблюдал за ним.Шерри поежилась и сказала:– Я не помню... как его зовут. Не помню.– Кто бы он ни был, я его убью.Шерри слегка наклонилась вперед и потрепала Джефа по голове.– Спасибо, – сказала она. – Но я... сама разберусь. Глава 42 Тоби долго стоял под душем, пока не смыл с себя всю кровь. Потом он выключил воду и вылез из ванной. Он не стал вытираться. Вода струилась по его распаренному телу.Он подошел к столику, хмуро взглянул на дрель – всю в крови, – потом перевел взгляд на нож.Нож был еще вполне чистым.Он взял его и прошелся по дому. Проходя мимо спальни он глянул на Сида, лежащего на полу. Под его головой расплылась омерзительная лужа. Что мне с ним делать? – Начинать надо с самого главного, – пробормотал он. Прошел в гостиную, раздвинул стеклянные двери и вышел на улицу.Дона так и лежала на животе на шезлонге у бассейна. Она подложила руки под голову. Лицо по-прежнему было повернуто влево, в сторону Тоби.Он подумал, что она, наверное, спит. Если бы она не спала, она бы сейчас уже орала. Да. Точно спит.Пряча нож за спиной, он медленно пошел к ней. Ее левый глаз был закрыт. Они оба закрыты, а то бы здесь уже было ТАКОЕ. Ее лифчик по-прежнему был развязан. И теперь, когда ее руки лежали у нее под головой, Тоби мог рассмотреть ее голые бока вплоть до самых зеленых трусиков. Ему была хороша видна ее левая грудь.Он присел рядышком, чтобы рассмотреть получше. Ее гладкая, загорелая кожа блестела от масла и пота. Дона дышала ровно и глубоко. Тоби решил, что она спит. Он потянулся ножом к ее бедру, осторожно просунул кончик лезвия под пояс трусиков и тихонько поднял его. Нож был острым как бритва, и ткань сразу же разошлась.Теперь весь бок был голый.Дона спала.Тоби встал, обошел шезлонг, присел и разрезал пояс с другой стороны.Снова встал. Зажал нож в зубах, наклонился и осторожно убрал трусики, обнажив ягодицы. Она даже не шелохнулась.Затем сделал шаг назад и глубоко вздохнул.Просто фантастика, подумал он.Сердце бешено колотилось в груди. Во рту пересохло. Твердый пенис болел.Что дальше?Он подошел к ней слева. Присел и зажал нож в зубах. Дона вроде бы не проснулась.Он взял свисавшую до самого пола веревочку лифчика и осторожно привязал ее к алюминиевой трубке шезлонга.Потом взялся за раму двумя руками. На старт... Внимание... Он рванул за раму, приподнял шезлонг и сбросил Дону на пол. Она испуганно закричала. Ее зеленый лифчик остался на подстилке. Подушка начала было падать вместе с Доной, но Тоби успел ее удержать. Дона ударилась о бетон.Тоби отбросил шезлонг и подушку в сторону.Обнаженная Дона лежала на полу, лохмотья изрезанных трусиков болтались на ее правом бедре. Выражение ее лица говорило о том, что она не понимает, что происходит, но ей это не нравится. Она заморгала, повернулась к Тоби и ошалело уставилась на него.Тоби вытащил нож изо рта.Она в ужасе отпрянула.– Эй! – сказала она. – Ты чего?– Теперь ты – моя девушка, – сказал Тоби. – По крайней мере на час-другой.– СИД! – закричала она.Тоби ударил ее под дых, чтобы она замолчала.Потом сел ей на живот.Она извивалась и билась, пытаясь вздохнуть. Тоби нравилось, как ее скользкое от масла тело корчится под ним. А больше всего ему нравилось, как болтаются ее груди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я