https://wodolei.ru/catalog/sushiteli/elektricheskiye/ 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Достань нож, говорю.– Вот, нашел.Квен достал складной нож, вытащил лезвие, встал и подошел к Бренде.– Подвинься и ляг на пол, – велел ей Тоби. Скрипя зубами и содрогаясь от боли, она опустилась на пол. Тоби смотрел, как по ее телу стекают капельки пота, как чуть подрагивают ее маленькие груди. Когда она легла, грудь почти исчезла – теперь Бренду можно было бы принять за мальчишку, если бы не небольшие мягкие холмики на том месте, где у мальчишек обычно плоско, и не слишком крупные соски.Квен раздвинул ей ноги и присел между ними.Фрэн приподнялась на локтях, чтобы посмотреть, что происходит.Квен сунул лезвие под потертую джинсу на левом бедре Бренды и обернулся к Тоби.– Ничего, если я ее немного порежу?– А ты хочешь?– Ну да вообще-то.– Давай, мне плевать.Бренда тоже оторвалась от пола и приподнялась на локтях. Как Фрэн, только стройная и красивая. Она посмотрела Квену в глаза и прошипела:– Только попробуй порежь меня, извращенец говняный, я тебе этот нож вставлю в задницу.Он рассмеялся и принялся пилить шорты.Тоби наблюдал за тем, как расходилась ткань под лезвием.Фрэн тоже смотрела не отрываясь. И выражение у нее было какое-то странное. Она вроде бы улыбалась.Бренда тоже следила за движениями ножа. Она не дергалась и не вскрикивала. Похоже, Квен ее не трогал. Она его напугала. Ремень она не носила. Когда Квен перепилил пояс, разрезанная штанина сползла с бедра и упала на пол. Быстрое движение лезвия – и Квен распорол трусики.Потом он взялся за другую штанину.Разрезал пояс. Вторая штанина тоже упала на пол.Когда он ей резанул по трусикам, она подпрыгнула и завизжала. Из глубокого пореза на бедре хлынула кровь.– О-па. Извини.Он взялся левой рукой за пояс изрезанных шорт и потянул их вниз. Шорты упали, как джинсовый лоскут, соединенный лишь узкой полоской ткани на шве между ног. Квен резко дернул. Полоска разорвалась, и он отшвырнул шорты в сторону. Потом потянул за трусики. Когда они выскочили из-под Бренды, она застонала.Стоя на коленях у нее между ног, Квен уставился на пушистые золотистые волосики в том самом месте.Тоби тоже смотрел туда. Он тихо стонал, ему хотелось ее до боли.Квен повернул голову и улыбнулся ему.– Что дальше, босс?– А чего ты сам хочешь?– Смеешься, что ли?– Хочешь ей вставить?– Смеешься? Но... сейчас твоя очередь. Давай лучше ты первый. Ты же хочешь быть первым, да? То есть если ты вдруг не хочешь, то я завсегда пожалуйста, но все-таки...– Можешь начинать.– Правда? – Конечно. Но сначала дай ей нож.– Что?! – Ты же порезал ее. Видишь кровь?– Да, но...– Она говорила тебе, что она сделает, если ты ее порежешь.– Но она же у нас в плену! - Он рассмеялся совершенно безумным смехом. – Какая разница, что она скажет.– Для меня есть разница. Мы с Брендой договорились, типа заключили сделку. Теперь мы партнеры. Так что давай ей нож. – Тоби направил пистолет Квену в лицо.– Ты серьезно?– Очень серьезно.– Она сказала, что вставит его мне в задницу!– Ну, – усмехнулся Тоби. – Надо было подумать об этом раньше. Когда ты ее резал.– Блин.– Или нож от нее, или пуля от меня. Выбирай.Квен неуверенно посмотрел на Бренду. Она лежала, опираясь на локти.– Ты же не сделаешь этого, правда?Она молча смотрела на него.– Ну... мы же друзья. Я был вынужден все это делать, ты же понимаешь.– Я понимаю, – сказала Бренда.– Ты его вставишь мне в задницу?Она покачала головой.– Нет.– Обещаешь?– Обещаю. Ты ни в чем не виноват. Джек заставил тебя.– Ну да, – сказал Квен. – Меня принудили.Он робко протянул ей нож.Она резко села, схватила Квена за член, как за ручку, чтобы удержать его на месте, когда он пытался увернуться, и полоснула ножом по горлу. Глава 59 Квен захрипел.Кровь хлестанула из раны прямо на Бренду.Фрэн завизжала.Тоби радостно закричал:– Молодец, Бренда крошка!Бренда отпустила Квена и упала на пол. Кровь из горла Квентина лилась на нее густым алым дождем, текла по лицу, груди и животу.Квен схватился рукой за разрезанное горло и вскочил на ноги. Вытянул свободную руку вперед и шагнул к Тоби.– Помоги, – выдавил он. – «Скорую».Тоби ухмыльнулся и кивнул.– Ага. Уже бегу.– Пожалуйста!Когда Квен подошел совсем близко, Тоби отступил назад.– Бога ради, помоги ему! - закричала Фрэн.Она вскочила на ноги.Тоби навел на нее пистолет.Она завизжала.– На пол!– Нет! Не надо! Пожалуйста! Квен схватил Тоби за рубашку и с отчаянной мольбой посмотрел ему в глаза.Тоби ударил его по ноге. Квен начал падать, все еще держась за рубашку Тоби. Оторванные пуговицы покатились по полу. Потом Квен отпустил рубашку и рухнул на мраморный пол. На рубашке остался кровавый след.Тоби посмотрел на Фрэн. Она стояла на коленях и всхлипывала. Она вертела головой и выпученными от ужаса глазами смотрела то на Квена, то на Тоби, то на Бренду. Снова – на Квена, и снова – на Тоби.Тоби взглянул на Бренду. Залитая кровью, вся в поту, она лежала на спине, глядя в потолок. Ее грудь поднималась и опускалась в так неровному сбивчивому дыханию. Руки лежат вдоль тела, ноги слегка раздвинуты.– Похоже, с ним ты справилась, – сказал Тоби.Она как будто его и не слышала.Квен дернулся.Неслабо хлещет, подумал Тоби и хмыкнул.– Зачем ты его? – кричала Фрэн, обращаясь к Бренде. – Зачем?! Господи, это же Квентин! Ты убила его!Бренда не отрываясь смотрела в потолок.– Сука ты мерзкая! Ты всегда была мерзкой сукой! Он был таким классным парнем, а ты убила его!– Я все сделала правильно, – пробормотала Бренда, по-прежнему глядя в потолок. – Я просто его отпустила.– Отпустила его? – Отпустила, – очень спокойно сказала Бренда. – Он никчемный.– Никчемный?! Как ты можешь говорить такое?! Он же человек! – Никчемный мусор. Без него мир стал лучше.– Нет! Бренда повернула голову и спокойно посмотрела в глаза Тоби.– И станет еще лучше, когда сдохнешь ты. Тоби расплылся в довольной улыбке.– Ты удивительная. Ты – сокровище. Вы с Шерри... Вау! Вы настолько похожи. Только у нее сиськи побольше. Я не говорю, что лучше, просто побольше.– Что ты там собирался делать... давай ты просто заткнешься и сделаешь, что собирался.– Хорошая мысль.Свободной рукой он расстегнул нижние пуговицы на своей рубашке. Потом стянул рубашку с плеч и швырнул ее на пол.И шагнул к Бренде.– А я? - спросила Фрэн.– А, да. Еще ты. – Он направил на нее пистолет.– Нет! Подожди! - Она выставила руку вперед, как будто рукой можно было защититься от пули. – Нож! - завопила она. – У Бренды нож! У него внутри все оборвалось.Он резко развернулся.Бренда так и лежала на спине. Ножа, которым она полоснула Квена, не было видно нигде.– Ладно, – нахмурился Тоби. – Где он?Она подняла забрызганные кровью брови.– Кто?– Ты прекрасно меня понимаешь. Где нож?– Спасибо, Фрэн. Обязательно было вякать?– Пошла ты, Бренда.– Он же забыл о ноже, пока ты ему не напомнила.– И что?Бренда мрачно взглянула на Тоби.– Когда у тебя такие друзья, враги уже ни к чему.Тоби хмыкнул.– Сейчас ты у меня получишь.От злости он глотал слова, и Бренде послышалось: "Сейчас ты меня получишь".– Я уже поняла, что тебя получу, хочу я того или нет. К слову сказать, не хочу.– Ну, отдавай нож.– У меня его нет.– Я думал, мы заодно.– Мы заодно. Я не знаю, где он. Он у меня выскочил из руки, когда я ударила Квена.Тоби посмотрел на Фрэн.– Это правда?Она покачала головой.– Нет. Я все видела. Он у нее. Я думаю, он под ней.– Спасибо за дружескую поддержку, – пробормотала Бренда.– Хочешь оказать мне услугу, Фрэн? Подойди и возьми нож.– Да, Фрэн. Иди и возьми его.Она покачала головой.– Не-а. Ни за что. Ты ударишь меня, как Квентина.– Зачем бы я стала тебя ударять? – спросила Бренда.– Потому что ты – сука.Бренда вздохнула:– Господи, Фрэн. А я думала, мы друзья.– Да, конечно.– Я думала, мы хорошие друзья.– Да, конечно. А может быть, ты ошибалась. Ты не всегда права, Бренда. Я знаю, ты думаешь, что ты всегда права, но это не так. Ты считаешь, что ты – совершенство, а все остальные – просто придурки никчемные. Мусор, как ты говоришь.– Большинство, да, – сказала Бренда. – Но тебя я такой не считала.– Он, девочки, девочки, девочки, – сказал Тоби, улыбаясь и качая головой.– Бакстер не был придурком, – тихо сказала Бренда.Тоби увидел, что она плачет.Он повернулся к Фрэн и прицелился ей в лоб.– Иди и бери нож.– Но...– Или ты хочешь, чтобы я выпустил пулю в твою рожу уродскую?Она закусила губу. Ее подбородок задрожал.– Кто знает? – продолжал Тоби. – Может быть, Бренда и не ударит тебя ножом.Фрэн поднялась на ноги и сказала:– Ты же не дашь ей меня убить, правда?– Почему же не дам?– Потому что. Потому что я тебя предупредила. Я сказала тебе, что нож у нее. Если бы я промолчала, она могла бы тебя убить. Я спасла тебе жизнь.– Да, может быть. Спасибо.– Значит, ты типа передо мной в долгу, правильно?– Ну конечно. Знаешь что, Фрэн? Подойди к ней, возьми нож, и я тебя отпущу.– Правда?– Отпустит он, как же, – сказал Бренда.– А ты заткнись, – рявкнула Фрэн. – Не думай, ты здесь не самая умная.– Я тебя отпущу, честное слово, – сказал Тоби.– Вернись на землю, – хмыкнула Бренда. – Ты же свидетель, Фрэн. Он не даст тебе уйти. По крайней мере живой.Тоби подошел к Фрэн и прижал дуло ей к носу.– Иди и бери нож.– Хорошо.Он опустил пистолет и отступил в сторону. Фрэн вытерла слезы и опасливо двинулась в сторону Бренды. Тоби смотрел, как дрожат и трясутся ее жирные, дряблые ягодицы.– Жиртрест как он есть, – заметил он.Она оглянулась, взглянула на него с обиженным видом и встала над Брендой:– Дай мне нож.– У меня его нет.– Есть. Я знаю, что есть.– И где, ты думаешь, она его прячет? – спросил Тоби.– Наверное, за спиной.– Ну, так сунь туда руку и возьми его.Она начала присаживаться на корточки.– Ты загораживаешь мне обзор.– Извини. – Она встала, обошла Бренду с другой стороны. – А так?– Так нормально.Она опустилась на колени у бедра Бренды, положила руки себе на ноги и угрюмо процедила сквозь зубы:– Перевернись.Бренда пристально посмотрела на Фрэн. Уголок ее рта чуть дернулся, но она не перевернулась.– Сейчас, разбежалась.– Пожалуйста.– Я бы убила его, Фрэн. Я бы его убила. Если бы ты не влезла.– Он хотел в меня выстрелить.– Зачем ты сказала ему про нож? Это был наш последний шанс.– Не такой уж и шанс, – сказал Тоби. – Нож против пушки? Дохлый номер, по-моему.Бренда посмотрела на него.– Если ты так считаешь, оставь нож мне.– Фрэн, забери его.– Перевернись, – повторила Фрэн.– Попробуй меня заставить.Фрэн выставила вперед трясущийся подбородок.– Только не пытайся что-нибудь выкинуть.– Быстрей! - рявкнул Тоби.– Уже беру.Фрэн положила левую руку на бедро Бренды, потом наклонилась пониже и попробовала просунуть правую руку Бренде под спину.Бренда резко рванулась, села и ударила Фрэн кулаком по лицу.– ДА! - закричал Тоби.Фрэн отлетела назад. Из разбитого носа потекла кровь. Ее грузная голая задница тяжело шлепнулась на пол. Через секунду раздался звонкий стук черепа об пол. И тут же – короткий пук.Тоби расхохотался.Бренда изогнулась и метнула нож.Нож полетел в Тоби, вращаясь в воздухе.Тоби быстро прицелился. Выстрел раздался в тот самый момент, когда нож врезался ему в лоб. Глава 60 Звук выстрела оглушил Бренду. Она почувствовала, как воздух у самой ее щеки странно задергался и засвистел. И в тот момент, когда она сообразила, что ей повезло и пуля пролетела мимо, голова Джека дернулась от удара.Нож ударил его по лбу рукояткой и отскочил в сторону.Джек выбросил руку с пистолетом вперед, надеясь, что успеет выстрелить еще раз, но потом понял, что целится слишком высоко, и сделал неловкий шаг назад.Он сделал всего один шаг и тут же упал спиной на ковер. Бренда почувствовала, как затрясся пол. Ей подбросило голову. Пистолет выскочил из руки Джека, проскользил по полу и остановился примерно в метре от его руки.Бренда потеряла нож из виду в тот момент, когда он отскочил ото лба Джека.Она судорожно огляделась, но ножа не нашла.Может быть, он завалился за чье-то тело.Ладно, пистолет всяко лучше, решила она. Доберись до него, и все будет отлично. Но ей придется пройти мимо Джека, который вроде бы лежит без сознания.И долго он так пролежит, интересно?Она услышала стон, и у нее засвербело в животе от страха, но потом она поняла, что это стонет Фрэн, а не Джек.Фрэн лежала на спине, подняв колени в воздух и обеими руками держась за лицо. Руки были в крови. Господи, это же я ее так долбанула. Бренде стало нехорошо. Почему я ее просто не отпихнула? Вовсе незачем было бить ее по лицу. Ладно, с Фрэн мы потом разберемся, подумала Бренда.. Она пошла против меня, и мне пришлось защищаться и сделать ей больно. Теперь она мне не помеха, и мне нужно успеть добраться до пистолета, пока Джек не очнулся.Бренда стиснула зубы, переместила почти весь свой вес на здоровую ногу, повернулась и встала на левое колено. Дрожа всем телом, уперлась руками в мраморный пол.Как-то мне плоховато.Впечатление было такое, что боль от раны в правой ноге разошлась по всему телу.К черту. Плевать на боль. Доберись сначала до пистолета, а потом будешь думать о всех болячках.Волоча за собой раненую ногу, Бренда на четвереньках поползла в сторону Джека.Казалось, ползти было слишком далеко. Как же это все весело. Впрочем, ползти оказалось не так уж и сложно. Бренда даже подумала, что, может быть, стоит попробовать встать.Да. Наверное, стоит. Встать на одну ногу, прыгнуть вперед и упасть. Нет, падать мне больше нельзя. На сегодня падений уже достаточно.Все будет хорошо. Я доберусь, обязательно доберусь.От боли и напряжения ее всю колотило. Пот лил с нее ручьями, заливал глаза, капал с мочек ушей, с кончика носа, с подбородка, с грудей. В глазах щипало, ладони были влажными и липкими.Ее правая рука проскользила вперед по мрамору; она больно стукнулась локтем о пол и вскрикнула.Стоя на локте и колене, она вытерла правую руку о повязку на бедре. Как вытереть левую руку, ей придумать не удалось. Я уже почти добралась до ковра. Там будет легче. Мягко и сухо... Передвигаться по ковру будет легче, но там и до Джека ближе. Надеюсь, он не притворяется. Она приподнялась. Мрамор под правой рукой был сухим и прохладным, под левой – влажным и скользким.Осторожнее, сказала она себе, и поползла вперед.Она пристально наблюдала за Джеком, часто-часто моргая, потому что глаза щипало от пота. Он лежал на спине, раскинув голые ноги в громадных ботинках. Его мягкий опавший член завалился налево и уныло белел посреди темных кудрявых волос. Теперь он был маленьким и скукоженным, а не толстым и крепким, как раньше. Этой штуковиной он ничего мне не сделает, подумала Бренда. Если, конечно, он снова не встанет. Она вдруг вспомнила, как Квентин впихивал свой член во Фрэн, как Фрэн кричала от боли, и плакала, и просила его остановиться, а потом вдруг застонала, обняла его, начала двигать бедрами в такт его толчкам, как будто бы ей это нравилось. Как такое может нравиться? Это же дико больно, когда в первый раз. Все говорят, что должно быть больно. Может, Фрэн притворялась. Может, кровь потом появилась по каким-то другим причинам. Тем более, как может нравиться, когда тебя насилуют?! Даже если тебе приятно... тебе все равно должно быть противно и мерзко.Хотя... Квентин безумно нравился Фрэн. Она просто с ума по нему сходила. Всегда говорила, что он красивый, а однажды призналась, что она иногда мечтает, как они с ним... это самое. Так что, может быть, все это воспринимается по-другому, когда тебе нравится парень. Или она совсем головой повернулась. Мне бы уж точно было противно, если бы такая вот гадость воткнулась в меня, подумала Бренда. Если именно так и делают детей, то я – пас, большое спасибо.Ее рука опустилась на мягкий, сухой ковер в нескольких дюймах от правой ноги Джека.Теперь все будет хорошо. Только бы он не очнулся.Его громадный живот колыхался, приподнимаясь и опускаясь в такт дыханию. Голова повернута в сторону, рот открыт, глаза закрыты. В центре лба налилась красная шишка, как будто ему под кожу сунули шарик для пинг-понга.Здорово я его приложила, не без злорадства подумала Бренда. Он точно в отрубе. Но это не значит, что он будет лежать так вечно. Ползти по ковру было значительно легче. Кажется, у меня получится! Если он не очнется в ближайшие пару секунд. Но он не очнется так скоро, потому что я сильно его ударила, и он отрубался конкретно, и это все-таки не кино из тех идиотских фильмов, где плохой парень всегда хватает девчонку в самый последний момент. Кроме того, она видела, как его глазные яблоки двигаются туда-сюда под веками. Он еще не пришел в сознание. Я успею. Должна успеть. Пистолет был уже совсем рядом. Если Джек очнется, просто бросайся и хватай пистолет. Это и вправду был пистолет Шерри – или точно такой же. Что он сделал с Шерри?! Как только он оклемается, я заставлю его говорить... Судя по всему, пистолет был заряжен, взведен и готов к работе. Не убивай его. Разве что в крайнем случае... Опираясь на левое колено и правую руку, она потянулась вперед, взяла пистолет и закричала от боли, ужаса и отчаяния, когда кто-то схватил ее за правую лодыжку и дернул. Боль прокатилась по всему телу. Бренда упала набок – прямо на Джека. Но он же валяется без сознания! Она обернулась.Фрэн?!Фрэн сидела на корточках и, вцепившись двумя руками в лодыжку Бренды, тянула ее на себя.– Что ты делаешь?! Фрэн ничего не ответила, даже не подняла глаз. Она продолжала тянуть Бренду к себе. Ее тяжелые груди свисали чуть ли не до самого пола и болтались из стороны в сторону.– Отпусти, идиотка!– Пошла ты, – рявкнула Фрэн.– Что с тобой происходит?! В чем дело?!– В тебе. Все дело в тебе.Стащив Бренду с ковра, Фрэн поднялась на ноги и поволокла ее по холодному мраморному полу.– Он же очнется!– И хорошо.Фрэн швырнула ногу Бренды на пол.Кроссовок смягчил часть удара, но все равно дикая боль пронзила раненую ногу. Бренда дернулась и выгнула спину, выставив живот кверху.Фрэн с размаху села на нее, шлепнувшись задницей прямо ей на живот и прижав ее к полу.У Бренды было такое чувство, будто на нее обрушился потолок. Она пыталась вдохнуть, но не смогла. Она дернулась и захрипела.– Нравится? – спросила Фрэн.Сосульки мокрых волос липли к ее окровавленному, потному лицу.У Бренды не хватило дыхания, чтобы ответить.– Ну, кто из нас теперь в заднице, а? – Фрэн наотмашь ударила Бренду по лицу. – Где твои умные речи? Где твое остроумие? – Она ударила еще раз. – Кто из нас теперь круче?Она схватила Бренду за грудь.– Вот это, что это такое?! У тебя же тут ничего нет! У тебя же не сиськи вообще, а прыщи, как у парня. У тощего парня. И сама ты – тощая, мерзкая дрянь! А меня все обзывают жирной! Я – жирная и страшная и никому не нужна, а ты типа у нас потрясающая красотка, глиста худосочная! Но все хотят только тебя, а я – отвратительная корова. Им противно ко мне прикасаться. Их от меня тошнит. Никто не хочет меня целовать, и никто никогда не полюбит такую корову, как я. И в тот единственный раз, когда мне повезло... в первый раз и, может быть, последний в моей поганой вонючей жизни... ты убила его!Она больно ущипнула Бренду за соски.Бренда дернулась, закричала и удивилась, что может кричать.Она снова могла дышать, хотя и с трудом.– Хватит, – прохрипела она. – Пожалуйста.– Ты убила его.– Он тебя изнасиловал. – И что? – Фрэн отпустила левый сосок и еще раз ударила Бренду по лицу. – Ты убила его и ты бы позволила Джеку убить меня, лишь бы у тебя остался этот гребаный нож. – Он валяется без сознания, Фрэн. Мы еще можем спастись! Но только в том случае, если ты с меня слезешь.– А зачем нам спасаться? – спросила Фрэн.– Я еще жить хочу.– Хрен тебе, а не жить!– Это верно, – сказал Джек.У Бренды все внутри оборвалось.– Теперь ты довольна, Фрэн? – пробормотала она.Фрэн посмотрела на нее с улыбкой на залитом кровью лице:– Безумно довольна.– Вы тут так замечательно забавлялись. Не хочу вам мешать, – сказал Джек. – Так, значит. Всем оставаться на месте, обеим. Фрэн, помучай ее еще. Глава 61 – Она должна быть где-то здесь, – сказала Шерри, когда они подъезжали к «СПИД-ди-Марту». – Прошлой ночью вон там стоял фургон Дуэйна. Тоби потом пересел в него, значит, его машина должна быть где-то рядом.– А какая у него машина? – спросил Пит.– Синий «мустанг».Шерри повернула направо, на улицу Аэродром.– Как вон тот? – спросил Джеф.– Где?– На той стороне. На углу.Шерри повернула голову, наклонившись вперед.– Похоже, – сказала она.Проехав мимо «мустанга», она развернулась, припарковалась сразу за ним, заглушила двигатель, нагнулась, прижавшись плечом к рулю, и подняла с пола устройство для блокировки руля в виде пластиковой дубинки с двумя металлическими штырями.– Можно я это возьму на секундочку? – спросила она.– Да, пожалуйста.– Вы оба ждите меня в машине. Пит, тебе лучше сесть за руль. Поставь машину перед «мустангом», сидите спокойно и внимательно смотрите по сторонам. Если появятся копы, уезжайте, как будто бы вы тут вообще ни при чем и меня знать не знаете.– Конечно, – сказал Пит. – Мы так вот просто уедем и бросим тебя одну.– Я серьезно. Я не хочу, чтобы вас еще и арестовали в придачу.– Мы тебя не кинем, - решительно заявил Джеф.– Вполне вероятно, что машина даже не заперта, – сказала Шерри. – Но, может быть, и заперта. Тоби говорил, что у него стоит сигнализация. Если так, то она включится, когда я разобью стекло. Развопится на весь квартал. Хотя на сигнализацию никто особого внимания не обращает. А копы... они что-то такое заметят, только если будут проезжать мимо. Поэтому я не думаю, что у нас будут проблемы, на самом деле. Но если вдруг что, уезжайте без меня. Можете остановиться где-нибудь неподалеку и присмотреть за обстановкой.– Давай сначала посмотрим, нет ли поблизости копов, – предложил Пит. – Хотя бы проверим, нет ли их в «СПИД-ди-Марте».– В «СПИД-ди-Марте» всегда есть копы, – сказал Джеф.– Не всегда, – возразил Пит. – Но когда я переставлю машину вперед, у нас будет хороший обзор стоянки. Если появятся копы, я посигналю.– Договорились. – Шерри улыбнулась Питу и похлопала его по ноге. – Счастливо.Она вылезла из машины. Пит перебрался на водительское сиденье, захлопнул дверцу и включил двигатель.Шерри прошла мимо «мустанга», глядя прямо перед собой и делая вид, будто эта машина ее совершенно не интересует. Она обошла «мустанг» спереди и шагнула на тротуар.Пит медленно проехал вперед, к перекрестку. На стоянке у «СПИД-ди-Марта» стояло около десятка автомобилей. Две машины как раз выезжали. Народу тоже было мало. Покупатели заходили в магазин и выходили из магазина. Нищий сидел в засаде. С бульвара Робертсон сворачивал большой грузовик.Патрульных полицейских машин поблизости не наблюдалось.– Вроде бы все нормально. – Пит притормозил на углу.– Все замечательно, – согласился Джеф. – Полиции нет и в помине.– Надо внимательнее следить за перекрестком.– Ты следи за перекрестком, а мне и так есть за чем последить.Пит обернулся через плечо. Джеф сидел, вывернув шею, и смотрел на улицу через заднее стекло.– Ты посмотри на нее.Пит быстро глянул, что происходит на перекрестке и переключил все внимание на зеркало заднего вида, в котором отражалась Шерри с «дубинкой» в руках. Она как раз подошла к водительской дверце «мустанга».Она наклонилась и заглянула в окно. Потом выпрямилась и обернулась к машине Пита. Ветер дул ей прямо в лицо, трепал ее короткие волосы и раздувал полурасстегнутую рубашку. Впечатление было такое, что под рубашкой на ней было больше бинтов, чем купальника. Крохотный лифчик чернел на загорелой коже, бинты походили на белые облака. Белая повязка у нее на бедре была чуть ли не в два раза больше, чем черный треугольник трусиков между ног.Она кивнула в сторону их машины и медленно повернулась кругом, как будто оглядывая окрестности.– Если она пытается выглядеть естественно, то у нее получается неубедительно, – заметил Джеф.– Ага.– Господи, ты посмотри на нее.– Я смотрю.– И просто подумай, что она с нами. – Мне до сих пор трудно в это поверить, – согласился Пит.– И мы ей нравимся. – Ага.– Вау.– Ага.– Такой день может вообще никогда больше не повториться, старик. Надеюсь, ты все записываешь.– Потом запишу. Не хочу упустить ни единого...– Началось.Шерри наклонилось, взмахнула «дубинкой» и ударила по стеклу «мустанга». Сирена завыла так, что у Пита все внутри перевернулось. Шерри просунула руку в окно. Через мгновение дверца распахнулась.Пит заставил себя оторваться от зеркала.И посмотреть, нет ли на улице полицейских машин. Пока все нормально. Но как говорится, лучше перестраховаться. Он взглянул на стоянку у «СПИД-ди-Марта». Люди ходили туда-сюда, но никто вроде бы не обращал внимания на сигнализацию.– Блин, блин, блин, – зачастил Джеф.– Ты чего?– Почему она так долго?– Пока все в порядке.Пит посмотрел на зеркало и увидел, что дверца «мустанга» закрыта.– Где она?– Внутри, сидит на пассажирском сиденье.– Неплохая идея.Дверца «мустанга» вдруг распахнулась. Шерри вылезла из машины и выпрямилась в полный рост. У нее на плече висела джинсовая сумочка, в правой руке она держала листок бумаги. Она отошла от машины, захлопнула дверцу босой левой ногой и заковыляла в сторону тротуара.– Ну давай же, быстрее! Чего она там копается?– Может быть, она просто не может идти быстрее, – сказал Пит. – Еще пару часов назад она вообще не шевелилась.– Блин, ну да. Мы же думали, что она вообще мертвая.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я