Привезли из магазин Водолей ру 

новые научные статьи: пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   действующие идеологии России, Украины, США и ЕС,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пит огляделся. Поблизости не было никого.Шерри ждала, стоя рядом с машиной. Ее свободная рубашка развевалась и хлопала на ветру. Это была яркая гавайская рубашка Пита, которую родители привезли ему из Мауи в прошлом году. Он ее надевал всего пару раз. Хотя ему нравилось легкая ткань, гладкая и шелковистая на ощупь. Но для него эта рубашка была слишком яркой: ядовито-красная. И вся в цветочек. Однако на Шерри она смотрелась просто супер. Невозможно было понять, есть ли что-нибудь под рубашкой. И только когда ее задирал ветер, были видны черные трусики от бикини.– Джеф, – сказала она, – может, ты сбегаешь и проверишь, заперта дверь или нет. Просто подергай за ручку, а потом возвращайся. В дом не входи.– Хорошо. – Он убежал, не теряя зря время.– Мне кажется, их нет дома, – сказала она Питу.Хотелось бы верить, подумал он, но вслух сказал только:– Мне тоже.– Они почти каждые выходные куда-нибудь ездят. Мама с папой ненавидят сидеть в доме. – Она поморщилась. – А вот Бренда – наоборот. Она любит дома сидеть и ненавидит куда-то ездить.Вернулся Джеф и доложил:– Дверь заперта.Шерри кивнула. Теперь ей стало немного полегче.– Давайте обойдем дом.Они подошли к воротам. Она потянулась за задвижкой, но вдруг замерла и застонала от боли.– Я открою, – сказал Пит.– Ничего, я сама, – сказала Шерри и открыла ворота.Они прошли во двор. Джеф закрыл ворота. Они медленно пошли по дорожке. Шерри шла чуть впереди. Пит с Джефом, бок о бок – следом.Слева тянулась живая изгородь из секвойи. В соседнем доме играла музыка. Что-то похожее то ли на Энью, то ли на саунд-трек из «Титаника». Из дома родителей Шерри не доносилось ни звука. Боже, а если они там лежат мертвые?! Скорее всего их нет дома, твердо сказал себе Пит.Потом он представил себе, как они входят в дом и видят сцену кровавой бойни. Шерри рыдает и бросается ему в объятия. Он ласково обнимает ее и прижимает к себе. Она плачет. Ее лицо – горячее и влажное – прижимается к его шее. Она бьется в судорогах, ее плечи трясутся; Она бьется в истерике и прижимается к нему грудью.Потрясающе. Если Тоби зарубил ее семью, у меня будет маза с ней пообниматься.Он тряхнул головой.– Что такое? – спросил Джеф.– Ничего. А что, если наши желания способны творить реальность? Не будь идиотом. Мало ли что человеку захочется... хоть луну с неба... но такие желания никогда... Я не хочу, чтобы это случилось. Не надо. Я этого не просил. Если кто-нибудь слышит меня сейчас, я не хочу. Понятно? А что, если желание нельзя взять назад? Полный бред. Пит увидел, что стекло в задней двери разбито. У него внутри все оборвалось.. Чего ты так дергаешься? Мы же знали, что он был в доме. А теперь мы узнали, как именно он сюда проник. Успокойся. Шерри, прихрамывая, подошла к двери. А если он все еще в доме?! – Подожди, – окликнул ее Пит громким шепотом.Она остановилась и обернулась к нему.– Я пойду первым.Она кивнула.– А я с тыла прикрою, – прошептал Джеф.Пит вытащил револьвер из-под рубашки. Это был его револьвер, личный. Ему его подарили на день рождения, на тринадцать лет. Хотя разрешение было выписано на отца. У тебя трезвая голова, сказал отец. Теперь эта штука принадлежит тебе. Храни его возле кровати – на случай, если кто-нибудь заберется в дом. Только постарайся не застрелить кого-нибудь не того – меня или маму, например. Это был «рэйджер синг-сикс», револьвер двадцать второго калибра с шестью патронами в барабане. И его убойная сила была значительно меньше по сравнению с Шерриным тридцать восьмым, который сейчас наверняка был у Тоби с собой. Но перед тем как выйти из дома, Пит поменял барабан. Теперь в его револьвере был барабан от «магнума», заряженный сверхмощными патронами двадцать второго калибра.И все-таки у него преимущество. Обязательно нужно выстрелить первым и попасть точно в цель. С первого раза. Боже. Надеюсь, его здесь нет. Пряча «рэйджер» за спиной, он подошел к двери и взялся за ручку левой рукой. Ручка легко повернулась. Он открыл двери и положил палец на затвор револьвера, приготовившись передернуть его и выстрелить.Битое стекло на полу в кухне.Никого нет.Он вошел в дом. Осколки стекла захрустели у него под ногами.На кухне вроде бы никого.Шерри вошла следом, стараясь не наступать босыми ногами на стекло. Джеф вошел в кухню последним и закрыл за собой дверь.– Подождите, – прошептала Шерри.Она подошла к шкафу, достала два длинных кривых ножа и протянула один из них Джефу.– Ладно, пошли. Только быстро. Это невыносимо.Пит посмотрел ей в глаза.Белки залиты кровью. Кожа вокруг бесцветная и опухшая. Но все равно в них читался ужас. Она боялась, что Тоби убил всю ее семью.Он сам весь обмирал от страха. Но он понимал, как ей должно было быть больно. А если бы это были мои родители?.. – Послушай меня, – прошептал он. – Оставайся здесь. – Он повернулся к Джефу: – И ты тоже.Судя по всему, они приготовились спорить, но Пит не стал дожидаться. Он выхватил револьвер из-за спины, развернулся и пулей вылетел из кухни.– Идем, – услышал он голос Шерри. – Прикроем его со спины. Только сначала меня догоните. Он пробежал через столовую и прихожую и ворвался в гостиную, повсюду ища глазами или изрезанные окровавленные трупы, или Тоби. Но в доме не было никого: ни живых, ни мертвых. Когда Шерри и Джеф вышли из гостиной, он уже подбегал к лестнице.– Пока никого, – выдохнул он и припустил вверх по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки.Наверху тоже не было ни души.Он бегал из комнаты в комнату, заглядывая за диваны и кресла, опускался на колени, чтобы заглянуть под кровати, распахивал двери стенных шкафов. Он проверил обе ванные комнаты, отодвигая в сторону занавески и заглядывая в ванны.Ничего.Ни крови. Ни мертвых тел.И никаких признаков Тоби. Даже если он был здесь, в доме, он не оставил после себя никаких очевидных следов.Задыхаясь, Пит вернулся обратно к лестнице. Шерри и Джеф стояли внизу и смотрели на него снизу вверх.– Никого, – объявил он и начал спускаться. По дороге он опустил револьвер. Он так и не взвел курок. Он переложил револьвер в левую руку, вытер потную правую руку о джинсы и глянул на свой большой палец. На подушечке остался красный волнистый след – так сильно он давил на затвор.– Никого? – переспросила Шерри.– Вроде бы... никого.– А Тоби? – спросил Джеф.– Не-а.– Может, прячется где-нибудь.– Может быть. Поднимись и сам посмотри, если хочешь.Джеф покачал головой.– Да ладно.Пит спустился вниз. Шерри развернулась, прошла в гостиную и остановилась у столика с телефоном.– Наверное, здесь он прослушал мое сообщение, – сказала она.Огонек индикатора входящих сообщений не мигал. Шерри протянула руку к кнопке обратной перемотки.– Подожди, – сказал Пит. – Лучше не трогай, может, остались его отпечатки пальцев.– Это не важно, – сказал она. – Суда не будет.Она нажала на кнопку. Ничего не произошло.– Что такое...Она открыла крышку автоответчика.Пит думал, что увидит внутри кассету.Видимо, Шерри тоже так думала.– Блин, – пробормотала она. – Он ее забрал.– Зачем? – спросил Джеф.– Чтобы никто не прослушал, что я сказала о нем. – Она закрыла крышку и посмотрела на Пита. – Скорее всего он уехал, как только ты сказал ему адрес.– Стало быть, он уже там, – сказал Джеф.Шерри кивнула.– Может быть, мы еще успеем его застать. Если он там задержится...– Ты не хочешь оставить записку родителям? – спросил Пит.– Тоби сюда уже не вернется. Поехали.– Ты можешь остаться здесь, – сказал Пит.Джеф злобно зыркнул на него.– Здесь будет безопаснее. Твои, наверное, уже скоро вернутся домой и...– Нет, – сказала она. – Я не о своей безопасности беспокоюсь. На меня мне уже наплевать. Пойдем через переднюю дверь. Так будет быстрее.Они двинулись к двери. Джеф спросил:– Не хочешь взять пистолет? У твоих должен быть.– А им что останется?– Если Тоби все равно не вернется...– Я не буду брать у отца пистолет. Он ему может еще пригодиться. Мало ли что случится.Пит открыл дверь левой рукой. Когда Шерри и Джеф вышли наружу, он сунул пистолет под рубашку, прижал его локтем к груди, вышел из дома и закрыл за собой дверь.– И потом, – сказала Шерри, – у нас уже есть пистолет. – Она улыбнулась Питу. – Больше нам ничего не нужно. Глава 52 Окно «мерседеса» медленно опустилось, водитель улыбнулся Бренде. Вид у него был смущенный.– Привет, – сказал он. – Мне бы надо помыть машину.– Тогда ты приехал туда, куда нужно.Он покраснел и принялся рыться в бумажнике.– Пять долларов? – пробормотал он.– Ага. Мы собираем деньги на новый компьютер для кружка журналистики.Он протянул ей пятидолларовую купюру. Бренда заметила, что у него дрожат руки.– С тобой все в порядке? – спросила она.– Угу. Все отлично.– Боишься, что мы ее поцарапаем? – спросила она, прекрасно понимая, что дело не в этом.Она знала, в чем дело.Этот парень был мужским вариантом Фрэн. Всю жизнь он терпел унижения, пренебрежительное равнодушие и насмешки от каждой знакомой – и незнакомой – красивой девушки. И сейчас он краснел и трясся, потому что он боялся Бренду.– Это отцовская машина. – Он опять покраснел и добавил: – Можешь хоть всю ее исцарапать.Приятели Бренды все еще возились с гигантским «сабербеном», так что спешить было некуда.– Ты ведь не в Фэйрвью учишься, да? – спросила Бренда.– Не-а.– Я так и думала. Я тебя в школе ни разу не видела.– Ну да.– А ты еще в школе учишься или уже закончил? – спросила она.– Ага, в школе. В Фостере.– Правда?! Моя сестра часто преподает в Фостере. На заменах.– В Фостере? – переспросил он.– Да. Она английский преподает.– Так, может, я ее видел.– Возможно.– Прикольно. А как ее зовут?– Гейтс. Шерри Гейтс.– М-м-м, – Он нахмурился и покачал головой. – А какая она? Как выглядит?– Ну, типа как я. Но ростом повыше и покрасивее. Ей двадцать пять.Он улыбнулся.– Знаешь, наверное, она у меня была. Она заменяла мистера Чемберса?– Ой, я не знаю, кого она заменяла. Но она много рассказывала о работе в Фостере.– Это, наверное, она. Вы с ней и вправду очень похожи.– Скорее всего она.– Мир тесен, да?– Точно, – сказала Бренда. – Надо будет сказать ей, что я встретила одного из ее учеников. Она приколется.– Да. И передай от меня привет.– А как тебя зовут?– Джек. Джек Банди.– Приятно познакомиться, Джек, – сказала она и услышала, как завелся двигатель «сабербена». – А я Бренда. – Она взглянула на блестящую, голубую машину, которая медленно проехала вперед и остановилась. Команда «протирщиц» – четыре девушки в бикини – набросилась на нее с тряпками в руках. – Кажется, мы готовы заняться тобой, – сказала Бренда. – Не подкатишься чуть вперед?Он кивнул.– А мне потом вылезать или можно остаться в машине?– Как хочешь. Как тебе удобнее. Но окно лучше поднять, иначе водой обольем.Он усмехнулся.– Спасибо за предупреждение.Она отошла в сторону и махнула ему рукой, мол, давай проезжай вперед. Как только «мерс» остановился, Ральф принялся поливать его из шланга. Вода хлестала в лобовое стекло, забрызгивая всех, кто стоял рядом. Но никто не пытался отойти подальше.Джек остался в машине.Бренда подумала, что он там упарится.Хотя ничего с ним не будет, решила она. У него наверняка есть кондиционер.– Ты его знаешь? – спросила Фрэн.– Да нет.– Ты с ним долго болтала.– Не так уж и долго.– Довольно долго.– Он знает мою сестру.– Правда?– Он учится в Фостере.– Богатый...– Наверное. Ну и Шерри работала у них на заменах.– Он милый, – сказала Фрэн.У Джека было широкое, оплывшее лицо, и поэтому он был похож на младенца-переростка. Бренда навряд ли бы назвала его милым.Впрочем, у каждого свои понятия.– Да, довольно приятный, – сказала она Фрэн.– Как его зовут?– Джек. Хочешь с ним познакомиться?Фрэн сделала большие глаза.– Нет. Ни за что.Бренде показалось, что Фрэн покраснела. То есть покраснела еще больше. Она и так была красной весь день – из-за жары и солнца.Ральф выключил шланг.Бренда присела и подхватила свое ведерко.– Ты будешь мыть ветровое стекло, – предложила она.Фрэн рассмеялась.– Ни за что!– Давай попробуй. В худшем случае он просто тебя не заметит. Но с другой стороны, а вдруг ты его очаруешь.– Да ну на фиг.Они вместе подошли к «мерседесу».– У тебя получится, – сказала Бренда. – Расстегни кофту.– Я вся прямо горю.– Вот и классно. Покажи ему, как ты горишь...– Я другое имела в виду, и ты это прекрасно знаешь.Бренда весело рассмеялась:– Да ладно тебе. Вперед, на мины. – Она прошла со своим ведерком к задней части автомобиля. Бакстер уже поливал водой крышку багажника. Бренда присела и принялась тереть тряпкой заднюю панель.Фрэн встала у капота и начала задирать кофту, открывая полоску белой кожи на животе. Что на ней, интересно? Бикини? Может быть, это была и не самая замечательная идея. Хотя... почему нет? Джек тоже толстенький. Вдруг они созданы друг для друга. Но вместо того что снять кофту, Фрэн просто вытерла ею лицо, причем задрала ее достаточно высоко, чтобы на пару секунд продемонстрировать всем желающим нижнюю часть своих белых грудей.Бренде стало нехорошо. Господи Боже! Фрэн это сделала специально? Прямо у всех на глазах? Она что, рехнулась? Или рехнулась, или уже отчаялась. Или ей очень сильно понравился этот мальчик Джек. Или она просто не поняла, как высоко задрала кофту. А может, она забыла, что у нее под ней ничего нет. Как можно такое забыть?! Интересно, кто-нибудь еще видел грудь Фрэн, подумала Бренда.Джек видел? Будет прикольно, если в этот момент он как раз отвернулся в другую сторону. Фрэн присела, потянулась к ведерку и вынула из него мокрую тряпку. Потом склонилась над капотом, вытянула руку и... прижалась правой грудью к ветровому стеклу прямо напротив Джека. Что на нее нашло?! Бренда уже начала всерьез опасаться за подругу. Может быть, ей надоело, что никто не обращает на нее внимание. Вот она и решила того... обратить? Закончив протирать ветровое стекло, Фрэн принялась мыть капот. Бренда встала на ноги, чтобы лучше видеть. Но Фрэн ничего такого не демонстрировала и не извивалась ужом на капоте. И не смотрела в сторону Джека. Ей, наверное, стыдно. Джек, похоже, за ней наблюдал. Бренда не видела, куда он смотрит, но он сидел лицом вперед. Конечно, он смотрит на нее. Она перед ним все свои сиськи вывалила. И теперь он надеется, что она повторит представление. Но Фрэн вроде бы не собиралась его завлекать. Она терла свою часть капота, а Квентин с другой стороны – свою. Потом Фрэн присела, чтобы вымыть переднюю панель.Через пару минут все отошли в сторону, и Ральф принялся поливать «мерс» из шланга. Смыв все мыло, он убрал шланг в сторону и махнул Джеку рукой, чтобы тот проезжал вперед.«Мерседес» проехал чуть-чуть вперед и остановился. На него набросилась команда «сушительниц-протирательниц». Они вертелись вокруг машины, смеялись, болтали друг с другом, ложились на капот и прислонялись к окнам самыми интересными местами.– Ты глянь на них, – буркнула Фрэн. – Эти меня точно затмят. Теперь Джек обо мне и не вспомнит.– А может, вспомнит, – сказала Бренда.– Они все такие худые, а я просто корова жирная.– Успокойся. – Бренда похлопала ее по спине. – Тебя он не скоро забудет.– Думаешь, нет?– Парни такое не забывают.Фрэн сердито взглянула на подругу:– Какое такое? – А то ты не знаешь.– Ну чего?– Вот это. – Бренда задрала свою футболку и вытерла ею лицо. – Минус лифчик.– Что?! – Ты показала ему свои сиськи.– Я не показывала.– Может быть, не специально, но... – Бренда пожала плечами.Фрэн в ужасе вытаращилась на нее.– Скажи, что ты пошутила.Бренда покачала головой.– О Господи.Похоже, это действительно получилось случайно. Судя по тому, как смутилась Фрэн. Бренда расхохоталась.– Ничего смешного.– Извини.– Это было, когда я вытирала лицо?– Сразу после того, как я сказала тебе, чтобы ты сняла кофту.– Я не могла ее снять. У меня под ней ничего нет.– Теперь мы все это знаем.– О Боже. – Фрэн опустила голову. – Мне что-то нехорошо.– Эй, все в порядке. По-моему, никто этого не заметил. Только я одна.– А Джек?– Даже если он их и видел, все равно он уедет через две-три минуты. – Бренда взглянула на «мерседес». Все девочки, кроме Трейси, уже закончили свою работу. Трейси протирала заднее стекло. – Смотри. Они почти закончили.Фрэн даже не обернулась, даже не взглянула.– Много было видно? – спросила она.– Не очень. Да не напрягайся ты так. Даже если Джек видел все, это не страшно. Он не знает, кто ты. И вы с ним вряд ли когда-нибудь встретитесь еще раз.Фрэн повернулась к «мерсу».Трейси закончила свое стекло и, вертя тряпкой, вернулась к своим подругам.Окно с водительской стороны опустилось.– Готово, – крикнула Стефани. – Прощай, красавчик.– Вот сука, – пробормотала Фрэн.– Ага, – согласилась Бренда.Они наблюдали за тем, как черный, отмытый до блеска «мерседес» выехал на улицу, притормозил, постоял пару секунд на месте, повернул направо на Фэйрвью.Когда он проезжал мимо них, Бренда увидела Джека через открытое правое окошко.– Господи, – пробормотала Фрэн. – Он на нас смотрит.– На тебя.Он притормозил, повернул направо и въехал на парковочную площадку.– Он возвращается, – сказала Бренда.– О Господи.– Может, хочет еще раз взглянуть.Фрэн пихнула ее локтем.Ральф, Квентин и Бакстер посмотрели на них, потом – на приближающуюся машину, потом многозначительно переглянулись.Бакстер нахмурился.Квентин кашлянул.Ральф выразительно посмотрел на Бренду и пропел:– У кого-то появился дружо-о-ок.Бренда улыбнулась и показала большим пальцем на Фрэн.Фрэн скривилась.– Нет уж, большое спасибо, – сказала она.Машина остановилась перед Брендой и Фрэн. Парни отвернулись, изображая полное безразличие. Глава 53 Джек выглянул из окна и улыбнулся сначала Бренде, потом Фрэн. Потом он вновь перевел взгляд на Бренду:– Привет, я вернулся.– Привет. Это моя подруга Фрэн. Фрэн, это Джек.– Привет, Джек.– Привет, Фрэн. – Он кивнул и покраснел. – Тут дело такое... вы так хорошо работали... – Он явно ужасно смущался. – Я вот подумал... вы не моете машины типа на дому?– В каком смысле? – спросила Бренда.– У нас дома еще три машины.– Три?!Он улыбнулся и покачал головой.– Мои родители... у них кругом одни машины, куда ни глянь.Фрэн рассмеялась.– Их бы надо помыть, – объяснил Джек. – Ну... если вам нужно еще заработать. Если я буду возить их сюда, это займет целый день. И я тут подумал... может быть, мы бы подъехали к моему дому... а я вас потом отвезу обратно.– Не пойдет, – решительно заявила Бренда.– Ну, ладно. Я просто спросил.– Нам нужно быть здесь. Мы не можем бегать по всем домам.Тем более по домам незнакомых парней. Скорее всего он нормальный парень, но никогда не скажешь наверняка. А вдруг он какой-нибудь псих. – Я заплачу больше, – сказал Джек. – Пятьдесят баксов, нормально?– За три машины? – Фрэн посмотрела на Бренду. – Это же куча денег. И сейчас вроде работы мало.– Подожди, Джек. – Бренда помянула Фрэн за рукав и оттащила подальше от «мерседеса».– Забудь об этом, – сказала она подруге. – Мы не поедем к нему домой. Мы о нем ничего не знаем.– Мне показалось, я ему понравилась.– Может быть. Наверняка. – И мне он нравится.– Я уже поняла.– Понимаешь, в чем дело. Если мы скажем «нет» и он уедет, я, может быть, больше уже никогда его не увижу.– Так какие проблемы? Скажи ему, как тебя зовут, и дай ему свой телефон.Фрэн поморщилась.– Не могу.– Задрать перед ним кофту ты можешь, а дать телефон не можешь...– Я не задирала кофту.– А что это было тогда?– Это случайно так получилось.– Ну так и дай ему свой телефон как бы случайно.– Не могу. Это будет уже очевидно.– Ну да. Не то что задрать...Фрэн пихнула ее локтем. Уже второй раз.– Эй. Полегче на поворотах.Фрэн наклонилась к самому уху Бренды и прошептала:– Понимаешь, в чем дело. Если мы поедем к нему мыть машины, у меня будет возможность с ним поговорить и все такое. Мы могли бы получше узнать друг друга. Может, он даже попросит у меня телефон.– Разреши ввести тебя в курс дела: смерть во цвете лет и могилка на обочине.– Разреши ввести и тебя в курс дела, мисс Всезнайка: кто не рискует, тот не пьет шампанского.– Оно того не стоит, – сказала Бренда.– Для тебя не стоит.– И для тебя тоже. Я знаю, он выглядит как нормальный парень, но по внешнему виду судить нельзя. А вдруг он какой-нибудь псих-маньяк?– Никакой он не псих. Он абсолютно нормальный. Не считая того, что я, кажется, ему нравлюсь. Давай же, Бренда. А вдруг это моя судьба.– Давай сделаем одну штуку, – сказала Бренда.– Какую?Ничего не ответив, она развернулась и пошла обратно к машине. Джек улыбался, увидев, что они возвращаются.– Каков приговор? – спросил он.– Еще не знаю, – сказала Бренда. – Где ты живешь?– Знаешь, где школа Фостер?– Да.– Я живу буквально в нескольких кварталах оттуда. Но я же вас отвезу, так что вам не придется искать.– И отвезешь нас назад, когда мы закончим?– Конечно.– Три машины за пятьдесят долларов.– Ага.– Заманчиво.– Ну, так договорились? – спросил он.– Единственная проблема, что вдвоем с Фрэн мы провозимся слишком долго. Может, возьмем с собой пару ребят?Джек улыбнулся.– Конечно, давайте возьмем. Так всем будет легче.– Ребята! – крикнула Бренда. – Подойдите сюда на минутку.Ральф, Бакстер и Квентин подошли к ним.– Что такое? – спросил Ральф.– Никто не хочет съездить по вызову? У Джека дома три машины. Он заплатит нам пятьдесят баксов, если мы их помоем.– Ты хочешь, чтобы мы все поехали? – спросил Бакстер.– Кому-нибудь нужно остаться здесь и держать оборону, – сказал Ральф.– Ты у нас на шланге, – сказала Бренда. – Хочешь остаться?– Угу.– А вы как, ребята? – спросила Бренда у Бакстера с Квентином.– Я поеду, – сказал Бакстер.– Я тоже, – сказал Квентин.– То есть нас четверо?– А они? - спросил Бакстер, кивнув в сторону «сушильщиц».– Они не поедут, – отрезала Фрэн. – Только их нам и не хватало.– Пусть они остаются. А если тебе вдруг понадобится помощь, то пусть двое моют с тобой машины, а двое на сушке стоят, – сказала Бренда Ральфу.– Это если подъедут еще клиенты, – сказал Ральф.– Еще подъедут, – сказал Бренда.– Надеюсь. Мы еще не заработали намеченной на сегодня суммы.– Ну, мы сейчас заработаем целых пятьдесят баксов. А у Фрэн, может быть, появится бойфренд. Она подошла поближе к машине Джека.– Мы вроде готовы. Возьмешь четверых?– Конечно.– Не откроешь багажник? Забросим туда ведра и тряпки.– Не нужно ничего брать с собой. У меня все есть дома.– Точно?– Конечно. Давайте садитесь, и едем.Фрэн обежала машину и распахнула правую переднюю дверцу.– Ничего, если я сяду вперед?– Конечно, садись. Все равно я хотела сесть сзади.– Ладно. Отлично. Спасибо. – Фрэн плюхнулась на сиденье.Бренда открыла заднюю дверь, влезла в салон и сдвинулась в середину. Квентин забрался в машину следом за ней, а Бакстер обошел машину и сел сзади с другой стороны.Джек обернулся к ним и улыбнулся:– Все готовы?– Ага, – сказала Бренда.Квентин и Бакстер кивнули.– Только вы пристегнитесь. На всякий случай.Они пристегнулись.Джон повернулся к Фрэн:– Как ты?– Отлично, – просияла она.– Тебе, наверное, жутко жарко в этой кофте.Она тихонько рассмеялась, и ее красное лицо стало еще краснее.– Да нет, нормально.– Я сделаю попрохладнее.В машине и так уже было вполне прохладно. Кондиционер работал вовсю. Бренда даже слегка озябла. На ней ведь не было кофты – одна футболочка. А Бакстер с Квентином были и вовсе в одних плавках.Джек наклонился вперед и протянул руку к кондиционеру. В машине задул настоящий ветер. Джек выпрямился на сиденье, нажал на газ и тронулся с места.Квентин помахал рукой команде «сушильщиц». Девчонки рассмеялись, и одна из них показала ему палец.– Очаровательные девушки, – сказал он.– Хорошо, что они не поехали с нами, – сказал Бакстер. – А то я бы чокнулся.Джек притормозил у выезда со стоянки и свернул на бульвар Фэйрвью.– У тебя здесь собрались самые сливки, – сказала Бренда.– Все остальные – из ученического совета, – объяснила Фрэн. – А мы хотели, чтобы в мойке машин участвовали только ребята из школьной газеты...– То есть мы, – сказал Квентин.– И Ральф, – добавил Бакстер.– Но ученический совет – в каждой бочке затычка, – продолжала Фрэн.– Бикини-бригада, – сказал Квентин.– Эй, – Бренда тихонько шлепнула его по ноге, – я тоже в бикини.– Ты совсем не такая, как эти, – сказал Бакстер.Она повернулась и посмотрела ему в глаза.Он вспыхнул и пожал плечами.– Спасибо, – сказала она.– Этот совет уже всех достал, – продолжала Фрэн, – вечно во все суются. И изобретают эти дурацкие правила, которым все должны следовать.– Ненавижу правила, – сказал Джек.– Ага, и я тоже. Но больше всего я ненавижу, что они заберут половину всего, что мы заработали.– Это нечестно, – сказал Джек.– Конечно. Но правила устанавливают они.– Это не то что нечестно, это вообще мерзопакостно, – заметил Джек.– Вот именно. Почему мы и не любим этих девчонок. Они все из ученического совета.– И это только одна из причин, – сказала Бренда.– К тому же они – красотки, – добавил Квентин. – И вообще все из себя крутые.– Не такие уж они и крутые, – сказал Бакстер.– Да нет, они очень крутые.– Ни фига.Бренда улыбнулась Бакстеру. Он считает, что я – красивее, но стесняется это сказать. Она похлопала его по ноге.Его кожа была прохладной и влажной.Она посмотрела на него. Он весь покрылся гусиной кожей. И у него дрожал подбородок. Квентин тоже стучал зубами. Похоже, ребята замерзли конкретно.Бренде было немного полегче. Все-таки она была в футболке и джинсовых шортах. Но и она тоже покрылась гусиной кожей и дрожала мелкой дрожью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Загрузка...
научные статьи:   закон пассионарности и закон завоевания этносазакон о последствиях любой катастрофы,   идеальная школа,   сколько стоит доллар,   доступно о деньгах  


загрузка...

А-П

П-Я